Monthly Archives: Август 2018

Как отобрать личное имущество у поручителя по займам

Опубликовано: Август 30, 2018 в 12:49 пп

Категории: Без рубрики

Многие наши клиенты впадают в легкий шок, когда узнают, что сделки можно оспаривать в течение 10 (десяти) лет с момента их совершения.

В отличие от вас, наш любимый читатель, они просто еще не знакомились с ликбезом о специальных возможностях банкротного законодательства. Иначе они бы уже знали о том, как «разворачиваются» сделки, совершенные за месяцза полгодаза 12 месяцев и за три года до банкротства, и могли бы легко предположить, что законодатель на этом не остановится.

Справедливости ради отметим, что чем дальше сделка от момента банкротства, тем больше усилий надо приложить, чтобы ее разломать. Не исключение и сделки, совершенные за десять лет до банкротства. Для разбора того, как это бывает на практике, возьмем конкретный случай, когда физическое лицо заранее спрятало личные активы.

Безнадежный долг

История поручительства Коноваловой Таляны могла бы закончиться 30 мая 2011 года. В этот яркий солнечный день она проиграла последний суд по взысканию с нее 23 млн рублей. И с этого момента Таляна начала активно готовиться к исполнительному производству и прятать личные активы.

Уже через пару дней – 1 июня 2011 года – она переоформила бытовую технику, мебель и все остальное домашнее имущество на свою дочь. Сделка была оформлена в виде договора дарения. Одновременно выводилась недвижимость и денежные средства.

Как и планировалось, возбужденное исполнительное производство результата не дало. Кредиторы ничего не нашли и остались без денег.

Принятие закона о банкротстве

К несчастью Таляны, спустя 4 года заработал закон о банкротстве физических лиц. Кредиторы получили новый инструмент для взыскания долгов, которым не преминули воспользоваться.

21 октября 2015 г. Арбитражный суд Тюменской области получил заявление кредитора о банкротстве Коноваловой. А еще через год арбитражный управляющий подал несколько исков о признании недействительными сделок по выводу активов Таляны.

Так как между датой совершения сделок (июнь 2011г.) и принятия судом заявления о банкротстве (октябрь 2015г.) прошло более 4 лет, то арбитражный управляющий не мог применить специальные нормы, предусмотренные ст.61.2 и 61.3 закона о банкротстве: по ним давно истек трехгодичный срок исковой давности. Зато к действиям должника, отлично подходили ст.10 и 168 Гражданского кодекса РФ.

В чем суть?

Если коротко, то статьи 10 и 168 ГК РФ говорят о том, что сделки, совершенные со злоупотреблением правом ничтожны.

Если подробней, то:

  1. Под злоупотреблением правом законодатель понимает действия, направленные на причинение ущерба, а не на извлечение финансового (хозяйственного) результата.
  2. Ничтожность сделки означает то, что она изначально считается недействительной в силу закона. И факт недействительности сделки не зависит от желания участвующих в ней сторон.


Оспаривание сделок

Исходя из вышеуказанного, позиция арбитражного управляющего была проста и логична: движимое имущество отчуждалось в пользу аффилированных лиц, в данном случае – дочери. Сделка совершалась при наличии судебного акта о взыскании 23 млн рублей. При этом Должник никаких денег за имущество не получил, т.к. был заключен договор дарения, и продолжал пользоваться якобы отчужденными активами.

Все эти действия были направлена не на реальную передачу указанных предметов, а на причинение ущерба кредиторам путем уклонения от возврата долга. А значит Должник злоупотребил своими правами, сделку необходимо признать ничтожной и вернуть обратно все выведенное имущество.

Методы защиты

Юристы Таляны пытались обороняться. Но их действия были настолько несуразны, что их можно объяснить только нехваткой времени для прочтения закона о банкротстве.

Например, они сделали обратный договор дарения имущества и на этом основании пытались прекратить рассмотрение иска. Но при создании такой схемы не было учтено, что банкрот считается пораженным в правах и не может покупать/продавать имущество и принимать подарки. В подобных сделках его имени полномочен действовать только арбитражный управляющий.

Естественно, такие «талантливые» аргументы ответчика сразу же были отметены судом как мнимые (совершенные лишь для вида).

Срок давности 3 года

В свою защиту юристы Таляны не забыли заявить самый главный довод о пропуске срока исковой давности.

По их мнению, срок исковой давности составляет 3 года с момента совершения сделки. И этот срок истек в июне 2014 года, в связи с чем сделка не подлежит оспариванию.

Вот здесь и кроется главная ошибка, о которой забывает большинство Должников и Покупателей имущества: срок исковой давности действительно составляет 3 года, но начинает он течь не с момента, когда была совершена сделка, а с даты, когда лицо, оспаривающее сделку, узнало или могло узнать о нарушении своих прав. И это принципиальный момент.

Логично, что арбитражный управляющий (лицо, оспаривающее сделку), не мог узнать о нарушении прав кредиторов ранее своего назначения на банкротную процедуру. И вся судебная практика исходит их этой предпосылки. Таким образом, трехлетний срок начинает течь с момента введения процедуры банкротства. Это в общем случае. В частном же случае, управляющий может доказать, что информацию о наличии сделки он получил гораздо позже и срок должен быть сдвинут.

Так и произошло в случае с Коноваловой Таляной. Арбитражный управляющий принес письмо, из которого он узнал о сделке дарения имущества лишь 13.07.2016, а значит срок исковой давности заканчивается в 2019 году.

Откуда 10 лет?

Получается, что сделка может быть оспорена фактически по прошествии любого времени. И чтобы хоть как-то ограничить этот срок, законодатель прописал, что в любом случае срок для оспаривания сделки не может составлять более 10 лет с момента ее совершения. Таким образом, если вы неграмотно вывели свои активы, то переживать и бояться за них надо всего лишь десять лет (а не три года, как вам говорил знакомый юрист).

Результаты

Как вы уже поняли, суд согласился с доводами арбитражного управляющего и признал недействительными все сделки Коноваловой Таляны. В том числе по дарению имущества, купли-продажи машино-мест в паркинге и отчуждению денег несовершеннолетнему ребенку. Все вышестоящие инстанции оставили ситуацию без изменений.

Чтобы скачать судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Выводы для должника

На самом деле, оспорить сделки по признаку «злоупотребление правом», не такая уж простая задача. Но шансы остаться без имущества тем не менее есть. Особенно если вы застряли в 90-х и думаете, что в законодательстве с тех пор ничего не изменилось.

Ну и конечно же мы, как всегда, просим вас не заниматься схематозом – это же наверняка незаконно!

Выводы для кредитора

На «живом» примере вы только что узнали, как можно возвращать имущество, выведенное должником в течение последних 10 лет. Какие еще причины вам нужны, чтобы обратиться в «Игумнов Групп»? Берите телефон в левую руку, ручку – в правую и прямо сейчас звоните и записывайтесь на встречу.

P.S.

А в следующей статье мы сведем всю информацию об оспаривании сделок в одну кучу и поговорим подробней о сроках исковой давности. Там столько нюансов, что суды сами периодически путаются в них. Но мы умеем объяснять сложные вещи даже ребенку, так что все будет наглядно и понятно.
Как вернуть недвижимость, проданную 3 года назад

Опубликовано: Август 23, 2018 в 1:05 пп

Категории: Без рубрики

Мы уже не раз говорили о том, как должники спасают свои активы. И что с этим делать кредитору.

Например, в части №1 мы рассказали, как можно вернуть деньги, списанные налоговой по инкассо за месяц до банкротства должника. В части №2 – как восстановить требования к контрагентам по дебиторской задолженности, погашенной полгода назад. В части №3 – как оспариваются сделки по продаже автотранспорта, совершенные в последний год деятельности компании.

В этот раз мы разберем схематоз с недвижимостью: как продавец может вернуть свои активы, если сделка по отчуждению была совершена 3 года назад. Для примера возьмем свежий кейс, дошедший до Верховного суда, и разберем его внутреннюю кухню. Питерцам описанная ситуация будет особенно близка и понятна. 

Проверка ЦБ

В марте 2013 года Центральный банк РФ завершил проверку деятельности банка «Советский». В результате у кредитной организации был выявлен риск ликвидности, в связи с чем Банку рекомендовали увеличить уставной капитал. В противном случае ЦБ грозил отзывом лицензии.

Не желая терять банковской бизнес, акционеры во главе с Ласкиным Кириллом приняли решение последовать полученным рекомендациям и передать Банку недвижимость рыночной стоимостью 700 млн руб.

Бизнес-центр класса «А» «Монблан» находится в Питере по адресу Большой Сампсониевский проспект, д. 4-6. В 2013 году юридически он был оформлен в собственность ООО «Синергия Инвест». Но фактически уже находился в распоряжении Банка: тот занимал практически все здание.


Учитывая, что владельцами банка «Советский» и компании «Синергия Инвест» были одни и те же люди, сделка по передаче здания в собственность Банка не несла никакого риска. Бизнес-центр перекладывался из одного кармана в другой, оставаясь в руках одной группы бенефициаров. 

Утрата актива

Увеличение уставного капитала провели в 2 этапа. Сначала Ласкин К. Г., будучи ген.директором «Синергия Инвест», продал сам себе здание по договору купли-продажи, а затем уже от имени физического лица подарил бизнес-центр своей кредитной организации. После этого Банк провел оценку рыночной стоимости «подарка» и увеличил чистую стоимость активов, исполнив рекомендации ЦБ в полном объеме.

На этом история могла бы закончиться, и мы бы никогда не стали свидетелями создания талантливой (по сути) и не очень грамотно воплощенной (по факту) схемы по «отжиму» здания «старыми» владельцами. Но спустя 2 года в ситуацию снова вмешался Центральный Банк РФ, который начал санацию банка «Советский».

В октябре 2015 года контроль прежних акционеров над Банком был утрачен. А вместе с потерей контроля пришло понимание утраты коммерческой недвижимости рыночной стоимостью почти 1 млрд рублей. 

Разработка схемы



Мы достаточно часто работаем с представителями банковской сферы по различным вопросам (в последнее время все чаще по защите личных активов и субсидиарной ответственности) и не понаслышке знаем, что эти ребята не зря свой хлеб едят. В том плане, что с мозгами у них все в порядке и решения из безвыходных положений они находить умеют.
Так и в этой ситуации банкиры придумали достаточно простую и предельно эффективную схему возврата недвижимости, внезапно оказавшейся под «чужим» контролем. Зацените:

1. Для того чтобы вернуть активы, необходимо оспорить сделки по их отчуждению: сначала признать недействительной сделку купли-продажи имущества между ООО «Синергия Инвест» и Ласкиным К.Г., а затем в порядке виндикации истребовать бизнес-центр у Банка.

2. При надлежащем оформлении сделки провернуть такое в рамках норм Гражданского кодекса малореально, а вот по специальным основаниям закона о несостоятельности вполне возможно. Но для этого необходимо запустить на банкротство продавца имущества – «Синергия Инвест» – иначе нужное законодательство применить невозможно.

3. Следующая сложность: с момента совершения сделок прошло уже почти 3 года. А значит их можно оспорить только по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 ФЗоБ. Для этого сделки по отчуждению здания должны быть квалифицированы судом как совершенные с целью причинения ущерба кредиторам.

4. Как же переделать чисто коммерческую сделку, направленную на увеличение чистых активов Банка на сделку, совершенную с целью причинения ущерба? Для этого необходимо «организовать» ряд событий, который органично впишется под предусмотренный состав:
  • Во-первых, сделка «Синергии Инвест» по продаже бизнес-центра должна причинить вред кредиторам этой организации.
  • Во-вторых, покупатель по сделке в лице Ласкина К.Г. должен знать о намерении Продавца причинить ущерб.

5. С первым пунктом все складывалось удачно: в свое время здание было продано всего лишь за 35,4 млн рублей, что примерно в 20 раз ниже реальной рыночной стоимости бизнес-центра. А значит, при наличии кредиторов ущерб подразумевается по умолчанию.

6. Организация второго пункта, к удаче наших героев, тоже не требовала особых усилий: Кирилл являлся одновременно и покупателем здания и ген.директором компании-продавца. А значит являлся аффилированным лицом, обладающим информацией об истинных мотивах Продавца.

7. Оставалось решить вопрос с кредитором, который мог бы начать банкротство «Синергии Инвест» и заявить о причинении ему ущерба (путем отчуждения должником здания аффилированному лицу по заниженной цене). А таких кредиторов у «Синергия Инвест» не было.

8. Единственный, кому Продавец был должен денег, был участник (учредитель) компании. Но такие долги в процедуре банкротства признаются корпоративными и даже не включаются в реестр. А если ты не попадешь в реестр требований, то и заявить о причинении ущерба невозможно: твоего долга как бы не существует.

9. Эта проблему решили по-другому: участник переуступает долг не аффилированному лицу по договору цессии. И тогда появляется реальный кредитор и все пазлы складываются в единую картину.


Реализация схемы



После завершения этапа анализа ситуации и разработки схемы пришла пора внедрять теорию в практику: участник «Синергия Инвест» переуступил долг не связанному с ним юридическому лицу «Таурус». После чего новый кредитор заключил с уступчивым должником соглашение об изменении подсудности на третейский суд. А третейский суд максимально быстро (надо же успеть подать иск к Банку, пока не истекли 3 года) вынес решение о взыскании 212 млн рублей.

Одновременно «Синергия Инвест» начала процедуру ликвидации, что дало возможность компании «Таурус» миновать процедуру наблюдения и сразу ввести конкурсное производство. Конкурсный управляющий мгновенно нашел всю необходимую информацию об аффилированности Продавца, Покупателя и конечного Владельца бизнес-центра, о заниженной цене и прочих существенных моментах и подал судебный иск. Ожидаемо были заявлены 2 требования:

  1. о признании недействительным договора купли-продажи между генеральным директором «Синергия Инвест» Ласкиным К.Г. и гражданином РФ Ласкиным К.Г. и
  2. об истребовании здания из незаконного владения банка «Советский» (акционером и членом совета директоров которого на момент сделки являлся тот же Ласкин К.Г.)

Итоги



Дальше была небольшая мясорубка с кучей пояснений, доказательств и заинтересованных лиц, которую описывать в деталях не имеет смысла. Подведем лишь итоги:
  • Суд первой инстанции отказал в признании сделки недействительной
  • Апелляция, напротив, признала сделку недействительной и постановила истребовать бизнес-центр из владения банка «Советский» в пользу первоначального владельца ООО «Синергия Инвест».
  • Кассация отменила постановление апелляции и вернула в силу определение суда первой инстанции
  • Верховный суд сделал свои выводы по поводу всей этой ситуации. Но, в итоге, также отказал в отмене сделки. Бизнес-центр остался у новых хозяев банка «Советский».

Так почему же идеальная схема, созданная в полном соответствии с теорией законодательства о банкротстве, не «выстрелила»?


Разбор ошибок



Схема не сработала по одной единственной причине: суды нашли аффилированность «Таурас» с должником «Синергия Инвест». А значит все стороны действовали совместно и были заинтересованы в отчуждении имущества в пользу Банка. А так как других кредиторов у Должника нет, то и ущерб никому не причинен.

К подобным выводам суды смогли прийти благодаря тому, что аффилированность может доказываться не только по формальным признакам (через корпоративное участие), но и по поведению лиц, нацеленному на достижение общего результата. И этот момент наши герои, похоже, не учли. Иначе как можно объяснить следующие ошибки:

  1. Кредитор «Таурус» выкупил требования к Должнику в 2015 году. В это время у «Синергия Инвест» уже не было никаких активов, за счет которых могли бы быть погашены долги. Покупать требования к заведомо неплатежеспособному юридическому лицу не имеет экономического смысла.
  2. Подсудность на третейский суд изменена по соглашению сторон непосредственно перед подачей иска и свидетельствует о видимости спора. При этом кредиторы не предъявляли никаких требований ровно до той поры, пока Ласкин К.Г. не утратил контроль над банком «Советский».
  3. Должник в суде не возражал по поводу требований «Таурус».
  4. Генеральным директором «Таурус» в течение 6 лет являлся Афонин О.С., который после этого являлся руководителем и ликвидатором ряда компаний, подконтрольных Ласкину К.Г.
  5. «Таурус» находился по тому же юридическому адресу, что и ряд других организаций, подконтрольных Ласкину К.Г.

Кроме того, «Таурус» являлся единственным кредитором «Синергия Инвест». Таким образом, не был продуман страховочный механизм на тот случай, если он «вылетит» из реестра требований.

Все эти моменты по отдельности не имеют особого значения, но в совокупности дают суду «картинку» того, что же на самом деле произошло. И в данном случае этого было достаточно, чтобы сделать вывод о подконтрольности обеих компаний (должника и кредитора) одной группе бенефициаров, а значит и о наличии у кредитора всей необходимой информацией об истинных мотивах сделок. И, как следствие, отсутствие ущерба от продажи здания.

Чтобы получить все судебные акты по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:



Выводы для должника

На самом деле, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы придумать ту или иную схему. Достаточно почитать наш блог более внимательно, и вы будете знать большинство существующих схематозов.

А вот сработает та или иная схема – это зависит от качества ее реализации, от мелких деталей, на первый взгляд не имеющих особого значения, от качества оформления документов и наличия времени для тщательной подготовки. Но все эти нюансики, частности и мелочи начинаешь понимать только после того, как проиграешь с десяток судов, «проиграть которые было невозможно».

Так что можно смело сказать, что причина «залетов» должника – слишком маленький отрицательный опыт. Или, как альтернативный вариант, экономия на юристах с соответствующей специализацией.

Да и вообще мы не рекомендуем должнику заниматься подобными схемами. Это же наверняка незаконно! 

Выводы для кредитора

Если активы «уходят», значит это кому-то нужно. И вышеуказанное определение Верховного суда отлично демонстрирует, что сделки можно оспаривать не только с аффилированными лицами, но и, на первый взгляд, с добросовестными приобретателями. Просто надо знать, куда рыть.

Облегчающими обстоятельствами для оспаривания сделок в трехгодичный период является смена должником своего местонахождения в преддверии сделки или сразу после нее, искажение или сокрытие правоустанавливающих документов и бухгалтерской отчетности, продолжение фактического пользования имуществом и т.д.

Например, не так давно мы проиграли процесс, потому что не смогли убедить суд, что ежегодное продление займа в течение последних 12 лет не является доказательством того, что наш Клиент знал о неплатежеспособности своего визави на момент получения имущества в счет зачета существующих обязательств.

Так что судебная практика сейчас разнообразная, веселая и, в основном, в пользу кредиторов. Поэтому если вы точно уверены, что у вашего должника когда-то были активы, за счет которых он мог бы погасить свой долг, смело ввязывайтесь в драку. Легко не будет, но оно того стоит. «Игумнов Групп» вам в помощь. 

Выводы для покупателей активов

Каковы шансы, что в следующий раз имущество будут «отжимать» у вас? И что вы сможете выиграть эту войну?

Даже в вышеуказанном примере ситуация могла развернуться совсем по-другому, если бы в реестр включился еще один кредитор. Например, налоговая с парой тысяч рублей требований. В этом случае суды уже не могли бы сказать, что нет никакого ущерба кредиторам, т.к. они аффилированы с Должником. И возможно решение судов было бы совсем другим, и новые хозяева Банка остался бы без актива…

Что уж говорить про те случаи, когда Продавец заранее готовит «своего» кредитора и продумывает рейдерские схемы по возврату свежепроданной недвижимости?

В общем, покупка любого имущества по цене ниже рынка – самый первый (но не последний) индикатор возможных проблем.

Здесь бы я посоветовал Покупателю не жалеть шестизначную сумму в рублях и обращаться за сопровождением сделок в «Игумнов Групп», чтобы потом не потерять уже большую на порядки цифру. Но вы же все равно будете делать бизнес по-русски? Так что лучше приходите, когда получите первый судебный иск. Будет страшнее, очень нервно и существенно дороже. Но мы же так это любим! 

P.S.

Если вы купили/продали активы больше 3 лет назад и сейчас спокойно покуриваете в сторонке, думая, что истекли сроки давности и до них уже точно добраться невозможно, то спешу вас «обрадовать»: вы сильно отстали от жизни. Потому что сейчас сделки можно оспорить и в течение 10 лет. Да-да, именно столько придется трястись над выведенными активами должникам, если они что-то сделали неграмотно. Что именно? Об этом и поговорим в следующей статье
Как не надо покупать автотранспорт

Опубликовано: Август 16, 2018 в 6:03 пп

Категории: Без рубрики

В части №1 мы разобрали, как оспариваются сделки, совершенные должником за месяц до своего банкротства. В части №2 мы поговорили о тех же сделках, но совершенных уже за полгода до принятия заявления о банкротстве.

Пришел черед поговорить о шансах кредитора вернуть имущество, выведенное должником за 12 месяцев до начала банкротства. Для примера возьмем простой и наглядный случай по продаже автотранспорта и разберем его последствия для должника и кредиторов. 

Велосипед или авто?

Зимой 2015 год житель Ростова-на-Дону решил прикупить себе средство передвижения. Выбирая между велосипедом и автомобилем, Александр остановился на четырехколесном чуде – оно и понятно: цена примерно одинаковая, а крутить педали в феврале – попа мерзнет.

Договор на 65 000 рублей был заключен с МУП «Красносадовское». Деньги переданы налом директору Новицкой О.И. Счастливый владелец уехал в поля на почти новом авто. А директор подумала: «гори оно все синим пламенем!» – и кутнула на полученную выручку: впереди у МУПа маячило банкротство, и вносить деньги в кассу не имело смысла. 

И все-таки велик!

Счастливым владельцем иномарки Александр пробыл недолго. Спустя год он получил требование от арбитражного управляющего о возврате авто в конкурсную массу МУП и узнал о том, что соответствующий иск рассматривается Арбитражным судом.

«Ну всё, бл*ть, приехали… Так и знал, что надо было велик брать!». И со словами «так не доставайся же ты никому!» Александр утилизировал к чертям свою ласточку песочно-бежевого цвета 2007 года выпуска. 

Суд

Арбитражный управляющий оказался занудный тип. На проведенный маневр он никак не отреагировал и продолжал что-то гнусавить про отсутствие оплаты и сделку по нерыночной цене. Александра аж коробило от его тупости и неспособности понять, что деньги то уплачены налом (налом, блин!) и нету у него никаких чеков об оплате. «Но я ж чеслово, платил!»

Потом этот кровопивец замутил еще какую-то судебную оценку рыночной стоимости отчужденного актива, и Александру стало совсем грустно. От обилия неизвестных слов тянуло в сон, а так как авто у него уже все равно не было, то Александр решил оставить конкурсного управляющего наедине с его проблемой. «Пускай побегает за мной, гад». 

Волшебный пендель

Об окончании мучений арбитражного управляющего Александр узнал от Сбербанка, списавшего с его карточки 111 590 руб., из них 96 590 ушло за авто, 6000 – госпошлина и 9000 списали за оценку, проведенную арбитражным управляющим.

«Два раза заплатил за одно и то же ведро! Да за такие деньги я мог байк на карбоне взять!»– ярость Александра не знала границ. И он сделал почти невозможное: восстановил сроки для подачи апелляционной жалобы, а затем добился отмены определения о взыскании с него рыночной стоимости авто и настоял на новом рассмотрении дела. 

Знания в обмен на деньги

В новом рассмотрении Александр уже был более внимателен и узнал много нового. Например, что в законе о банкротстве есть пункт 1 статьи 61.2 позволяющий оспорить сделку, совершенную в течение года до принятия заявления о банкротстве. Причем обязательным и единственным условием для отмены подобной сделки является ее заниженная цена (по сравнению с рынком на аналогичные товары и услуги). «Ничего другого доказывать не нужно! Вопрос только в цене! Екарный бабай!»

Такие сделки называются умными словами: «…с неравноценным встречным исполнением…» и подразумевается, что в результате их совершения кредиторы недополучили денег, которые должны были прийти должнику, если бы тот продал свои активы «в рынок». При этом не имеет значения, собирался ли покупатель причинять вред кредиторам или действовал добросовестно, ничего не подозревая.

Также Александр узнал, что рыночная цена определяется оценщиком, которого выбирает суд по ходатайству одной из сторон. И на «своего» утвержденного оценщика можно влиять. А результаты «чужого» можно оспаривать в соответствии с определенной процедурой, которую он благополучно проспал и тем самым согласился, что его авто стоит в полтора раза дороже, чем он за него заплатил.

А еще Александра ждало открытие, что в случае отсутствия автомобиля в натуре, он обязан вернуть его рыночную стоимость. Ту самую рыночную стоимость, которую ему навесили без его ведома и желания, пока он прятал голову в песок.

Бойцовский клуб

Но Александр не собирался без боя отдавать карбоновый велик: на носу был сезон подготовки к айронмену. Поэтому он за словом в карман не полез:

  1. Копеечная разница между реальной стоимость покупки в 65 000 и сделанной оценкой в 96 590 не стоит выеденного яйца и не могла причинить ущерба кредиторам. Машина ушла почти «в рынке», и небольшой люфт по цене вполне допустим.
  2. На мошенницу-директора, прогулявшую его «кровные», он сразу же написал заявление в правоохранительные органы. Ей хватило ума сознаться в хищении полученных денег. За что она и была привлечена к уголовной ответственности.

Эти доводы могли бы стать серьезной заявкой на победу, если бы Александр жил в Лондоне. Но наш суд объяснил ему, что в соответствии с Налоговым кодексом допустимым признается отклонение в цене до 20%. А у него разница между покупкой и оценкой аж 32,7%. Что однозначно говорит о получении более интересного актива за меньшие деньги, а значит речь идет о пресловутой сделке с неравноценным встречным исполнением.

С решением своих коллег, установивших факт получения денег бывшим директором, Арбитражный суд поспорить, конечно, не мог – работает преюдиция. Поэтому признал требования Александра о возврате уплаченных за авто 65 000 рублей и, как бы продолжая прикалываться над несчастным автолюбителем, постановил включить этот долг в реестр требований МУП.

На практике это означает, что взаимозачёт требований не допускается, и Александр сначала должен выплатить МУП взысканную с него рыночную стоимость авто. Затем деньги будут распределены между всеми кредиторами пропорционально. И он – как один из нескольких кредиторов – получит свою копейку обратно (в счет уплаченных ранее 65 тыс.руб.). Жаль, что столь бодрое начало имело столь плачевный конец.
Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Выводы для покупателя

Итак, какие выводы мы можем сделать из этой ситуации? Самое хреновое – это оказаться Александром: ни велика тебе, ни авто, одни расходы да долги. И самое главное, что на его месте может оказаться любой желающий сэкономить. А кто из нас этого не любит? Но с Александром и так все понятно. 

Выводы для должника

Какие выводы для должника? Да такие же, как и в прошлых статьях на тему оспаривания сделок: должник может креативить и делать схемы, направленные на искусственное исполнение обязательств, снимая с себя ответственность. А затем отыгрывать их назад с помощью дружественных кредиторов в процедуре банкротства.

Причем надо отметить, что привлечение директора к уголовной ответственности, как в вышеуказанном случае – это крайняя редкость. Александру просто свезло, что он оказался физическим лицом, МУП – государственной конторой, а директор – не очень умным человеком, не продумавшим легенду своих действий.

Обычно же должники рисуют свои схемы заранее и крутят их без последствий. Но вам, конечно же, делать этого мы не рекомендуем. Это же 100% незаконно!

Выводы для кредиторов

Выводы для кредиторов тоже не отличаются оригинальностью: чем быстрее обратитесь в «Игумнов Групп», тем быстрее начнете банкротство, тем больше сделок оспорите и тем больше денег получите. Не спите и действуйте активнее. Мы работаем по будням с 9:00 до 18:00.

А для совсем медленных и/или не нуждающихся в деньгах мы подготовили еще одну статью: как оспорить сделки, совершенные за 3 года до банкротства. И если все вышеописанное было цветочки, то сделки в трехлетний период требуют уже основательного подхода и хорошей доказательной базы, только так получится поломать их. Об этом и поговорим
Как не следует гасить дебиторку

Опубликовано: Август 9, 2018 в 9:02 пп

Категории: Без рубрики

В прошлой статье мы поговорили о тех возможностях, которые дает нам законодательство об оспаривании сделок, совершенных за месяц до банкротства. Если вы еще ничего не знаете об этом, то рекомендуем начать с части №1. Лучше двигаться от простому к сложному.

Реальная к взысканию дебиторка – это не только ценный актив. Для группы взаимозависимых компаний она может стать канатом, который потянет на дно весь холдинг, если до нее доберутся кредиторы. Должники это хорошо понимают и в преддверии своего банкротства пытаются вывести дебиторку дружественных им компаний. Либо погасить ее.

Как это делать правильно – мы уже писали вот в этой статье. А сейчас в деталях поговорим о том, как ломать подобные выводы активов. При условии, что они совершенны не более чем за полгода до банкротства. А также поговорим о тех возможностях, которые открываются как для кредитора, так и для должника. Как бы странно ни звучало это утверждение для последних.

Чтобы все было яснее ясного, проиллюстрируем наши слова примером из свежей судебной практики. 

Подготовка схемы

«Фармацевты» были должны «Медикам» 58,7 млн рублей. И все бы ничего, но «Медики», в свою очередь, имели долги перед третьими лицами в размере более 750 млн рублей. И похоже с этими долгами компания справиться уже не могла. А в случае объявления себя банкротом у кредиторов были бы все возможности для взыскания дебиторки напрямую с «Фармацевтов». Вопрос надо было решать.

В ноябре 2015 года «Фармацевты» обращаются в суд с требованием о взыскании 161 млн рублей с «Медиков». В ответ «Медики» предлагают заключить мировое соглашение о взаимозачете, согласно которому долг «Фармацевтов» в размере 58,7 млн погашается в счет долга «Медиков» в размере 161 млн. Таким образом, дебиторка будущего банкрота погашается в полном объеме и при этом «Медики» еще остаются должны некоторую сумму денег.

Был ли в реальности у «Медиков» долг 161 млн перед «Фармацевтами» или он появился в результате креативной работы юристов мы не знаем, свечку не держали. Но что-то нам подсказывает, что взаимозачет требований (если они реальны) можно провести и без судебного спектакля. Простым письменным соглашением сторон.

А если говорить еще точнее, то весь этот цирк с просуживанием обычно делается только для того, чтобы «засилить» судебным актом определенные действия Должника перед будущим банкротством. И эти действия здесь хорошо видны: суд как бы проверил наличие долга в 161 миллион и своим определением погасил дебиторскую задолженность «Фармацевтов» в полном объеме. Теперь кредиторам «Медиков» ничего не светит. 

Война за дебиторку

С таким положением вещей кредиторы согласиться не могли. И после введения процедуры банкротства в отношении «Медиков» пошли в суд. Цель была проста и логична: отменить определение Арбитражного суда об утверждении мирового соглашения и восстановить требования к «Фармацевтам» на сумму 58,7 млн рублей.

В качестве основания для признания мирового соглашения кредиторы ссылались на пункт 3 статьи 61.3 закона о банкротстве: сделка, совершенная с предпочтением в полугодовой срок до банкротства.

В суде кредиторы пытались доказать, что заключение мирового соглашения направлено на сокрытие денежных средств. Но кассация сочла, что мировое соглашение не затрагивает их интересов и было заключено в полном соответствии с требованиями законодательства. 

Верховный суд

Следующим этапом был Верховный суд. И тот смог уделить делу больше внимания. В результате было установлено, что:

  1. Сделка по заключению мирового соглашения была совершена за 2 месяца до принятия заявления о банкротстве «Медиков».
  2. На момент совершения сделки к должнику уже было предъявлено требований на сумму более 782 млн рублей. Информация была в открытых источниках и «Фармацевты» могли достоверно знать об этом из электронной картотеки арбитражных дел.
  3. «Фармацевты» получили больше денег от Должника, чем они могли бы получить в ходе конкурсного производства.

Де-юре, в преддверии банкротства «Фармацевты» сначала должны были отдать «Медикам» 58,7 млн рублей, а потом получить из этих денег долю в счет частичного погашения своего долга в размере 161 млн. Причем эта доля должна быть пропорциональна требованиям всех остальных кредиторов. Вместо этого «Фармацевты», де-факто, единолично забрали себе 58,7 млн рублей ни с кем не поделившись.

Налицо сделка с предпочтением в пользу одного из кредиторов перед другими. Верховный суд отменил определение первой инстанции о заключении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Теперь кредиторы «Медиков» имеют возможность предъявить требования о взыскании 58,7 млн с «Фармацевтов», а те, в свою очередь, обязаны заявить свой долг в размере 161 млн рублей ко включению в реестр требований. И еще далеко не факт, что они смогут его включить, в банкротных делах суды обязаны подробно исследовать обстоятельства возникновения задолженности. В отличие от общего порядка, когда для признания долга достаточно согласия ответчика. 

В чем нюанс?

В прошлой статье мы уже использовали это выражение: «сделка с предпочтением». Так в чем разница между сделкой, совершенной за 1 месяц, и сделкой, совершенной за 6 месяцев до банкротства?

Сходство заключается в том, что и ту и другую сделку признают сделанной с предпочтением, если в результате ее совершения один из кредиторов получил больше, чем он мог бы получить в процедуре банкротства. Таким образом, и сделку, совершенную за месяц, и сделку за полгода до банкротства можно оспаривать.

Разница же в том, что для признания сделки недействительной в первом случае достаточно доказать единственный факт: один из кредиторов получил предпочтение в удовлетворении своих требований (например, обеспечил свои обязательства залогом, получил отступное в приоритете перед другими кредиторами и т.д.).

А во втором случае – сделка в течение полугода до банкротства – уже нужно доказать, что кредитор не только получил предпочтение, но еще и знал о неплатежеспособности должника. При этом по умолчанию подразумевается, что он знал о плачевном состоянии своего контрагента, если являлся аффилированным или заинтересованным лицом. 

А если аффилированности нет?

Как оспорить сделку, если аффилированность оппонентов не прослеживается? В этом случае нужно доказывать, что, действуя добросовестно и разумно, получатель по сделке мог с определенной степенью достоверности предположить неплатежеспособность своего визави.

Таким путем пошли кредиторы наших «Медиков»: они взяли информацию из общедоступных источников о наличии и сумме требований к Должнику и сочли, что «Фармацевты» могли изучить их и допустить неплатежеспособность «Медиков». А затем, действуя добросовестно и разумно, могли попросить сделать взаимозачет только в части, пропорциональной общим требованиям. А оставшуюся сумму своего долга вернуть Должнику.

Да, да, и мы уже это слышали: «Где они таких должников то видели, чтоб сам отказывался от уменьшения своего долга?» Знаем, что звучит не по-русски, но вполне в рамках судебной логики. 

Возможности для должника

Зная эти особенности законодательства, должник может сделать массу выводов. Например, мы краем уха слышали небылицы о собственниках крупного и среднего бизнеса, которые погашали существенные долги, одновременно снимая личное поручительство и выводя из-под залога имущество только затем, чтобы через 3-4 месяца уйти в банкротство по инициативе другого кредитора. Который затем оспаривал возвраты займов, как сделанные с предпочтением, и возвращал все уплаченное обратно должнику. Естественно, с последующим пропорциональным распределением между всеми кредиторами. Но вам мы ни в коем случае не рекомендуем таким заниматься. Это же наверняка незаконно! 

Возможности для кредитора

У кредитора все проще: никакого креатива не требуется. Надо лишь технично и грамотно сделать 2 вещи:

  1. Быстро подать заявление на банкротство, чтобы застолбить дату, от которой будет отсчитываться срок для оспаривания сделок. При этом желательно не накосячить, потому что заявления, возвращенные заявителю в связи с допущенными нарушениями, не являются принятыми к производству, а значит автоматически сдвигается и дата, от которой отсчитывается нужный срок.
  2. Грамотно подготовить заявление об оспаривании сделок и принять меры к наложению обеспечительных мер, чтобы имущество не «уехало» дальше.

И с первой, и со второй задачей вы можете обращаться в «Игумнов Групп». Что-что, а оспаривать сделки, совершенные в полугодовой период, проблем для нас не составляет.

Гораздо интереснее обстоит ситуация с имуществом, с момента выведения которого прошел уже год. Об этом мы и поговорим в следующей статье
Как взыскать с налоговой уплаченные налоги

Опубликовано: Август 2, 2018 в 9:10 пп

Категории: Без рубрики

Заплатить все налоги и спать спокойно – это разве выход для бывалого бизнесмена? Гораздо интереснее заплатить налоги, потом забрать деньги обратно, вывести на свое дружеское юридическое лицо и затем потратить их на себя любимого. И все это сделать так, чтобы не возникло претензий со стороны фискальных и правоохранительных органов. Вот эта задачка поинтересней будет! И она отлично решается инструментами, которые дает банкротное законодательство.

В этой статье поговорим об оспаривании сделок, совершенных в течение месяца до принятия судом заявления о банкротстве. И о тех возможностях, которые могут получить как должники, так и их кредиторы, если задействуют голову. Для этого разберем один типичный пример.

Начало

В мае 2011 г. компания «Стройком» уже предвидела будущее банкротство. Другим невозможно объяснить причины заключения договора с антикризисной компанией о выявлении признаков преднамеренного банкротства. И не случайно задолженность за оказанные услуги составила ровно 300 000 руб. – минимальную сумму, необходимую для введения процедуры. Далее, согласно законам жанра, задолженность была закреплена судебным решением и отложена до момента «Х».

Час икс наступил 12 апреля 2012 года. В этот день в банк поступило первое инкассовое поручение о списании налоговой задолженности с расчетного счета «Стройком». А на следующий день Арбитражным судом было принято заявление антикризисной компании о банкротстве строителей. 

Оспаривание сделки

Спустя год конкурсный управляющий попросил суд обязать налоговую вернуть в конкурсную массу все списанные деньги. А заодно признать сделки в виде банковских операций по инкассовым поручениям недействительными.

В обоснование своей позиции управляющий сослался на пункт 2 статьи 61.3 закона о банкротстве. Логика этой нормы достаточно прозрачная: при наличии нескольких кредиторов имеющиеся у должника деньги и имущество должны распределяться между всеми взыскателями строго пропорционально объему их требований и в соответствии с очередностью, установленной законодательством. Приоритетное погашение долга одному из кредиторов ведет к ущемлению прав остальных взыскателей.

Подобные приоритетные выплаты называются сделкой с предпочтением и могут быть легко оспорены при условии, если они совершены в течение месяца до принятия судом заявления о банкротстве (или после его принятия). Таким образом, ключевым моментом во всей этой истории является дата выхода определения Арбитражного суда о принятии к рассмотрению заявления о признании должника банкротом. 

Возражения налоговой

Налоговая на требование управляющего возразила, что на момент списания денег не могла знать о неплатежеспособности должника и о факте принятия заявления о признании должника банкротом. Кроме того, объем списанных денег составил менее 1% от стоимости имущества должника, и само списание проходило в рамках обычной хозяйственной деятельности. Таким образом, налоговая действовала в рамках своих полномочий, права должника и кредиторов не нарушены, списание денег не подлежит отмене. 

Позиция суда

Суд с доводами налоговой не согласился. И указал на то, что уплата налогов, сборов и таможенных платежей относится к оспоримым сделкам. Для признания их недействительными достаточно установить обстоятельства, указанные в пункте 1 статьи 61.3 закона о банкротстве. И в данном конкретном случае эти обстоятельства установлены в полном объеме: налоговая получила больше денег, чем она могла бы получить при пропорциональном распределении денег между всеми кредиторами в процедуре банкротства. Другие моменты значения не имеют.

Касательно довода налоговой о законном исполнении своих полномочий, суд ответил, что действия ФНС не оспариваются и не являются предметом рассмотрения настоящего спора.

В запасе у налоговиков оставался последний аргумент: не подлежат оспариванию сделки, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности должника и не превышающие 1% стоимости его активов. Но и тут суд не поддержал ФНС и отметил, что списание денег с расчетного счета носило принудительный характер и было сделано без волеизъявления должника. А потому об обычной хозяйственной деятельности не может быть и речи. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


В итоге, налоговая вернула все списанные по инкассо деньги. Сумма, конечно, была смешная, но в нашем случае это не имеет особого значения. Нам важнее понять принцип работы этого механизма. 

Возможности для должника

И какие из этого примера может сделать выводы должник? Разные. Например, если наш должник будет креативным хитрецом, он может придумать схему, когда уже уплаченные налоги возвращаются в конкурсную массу и затем распределяются среди всех кредиторов, подавляющее большинство которых совершенно случайно оказываются «дружественными». Формально здесь и предъявить будет нечего: состав уголовного правонарушения отсутствует, т.к. все налоги изначально были уплачены. Ну а риски субсидиарной ответственности возможно планировать заранее и контролировать в процессе. Но таким схематозом мы вам заниматься не рекомендуем – это же незаконно! 

Возможности для кредитора

На раз-два оспариваются не только прямые денежные платежи в пользу отдельных кредиторов при наличии других, но и сделки залога имущества в пользу отдельных взыскателей и иные сделки по обеспечению исполнению обязательств должника. Также «быстрый» кредитор может оспорить сделки взаимозачета, отступного, цессии и так далее.

Поэтому вышеуказанный пример – это тонкий намек, почему не стоит тянуть с решением о банкротстве своего должника. Пока вы ведете вязкие переговоры и надеетесь на лучшее, уходят сроки по сделкам должника. А значит и перспективы вернуть свои «кровные».

Но если вы упустили свой «звездный» час и не успели обратиться в «Игумнов Групп» – ещё не все потеряно. Сделка может быть оспорена и в том случае, если она была совершена за пол-года до банкротства. Но придется попотеть чуть больше и доказать дополнительные обстоятельства. Об этом мы и поговорим в следующей статье

Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.