Monthly Archives: Октябрь 2018

Как уйти в банкротство и остаться «живым»

Опубликовано: Октябрь 25, 2018 в 10:57 пп

Категории: Без рубрики

В данной статье мы не будем изучать саму процедуру банкротства: из каких этапов она состоит, кто такой арбитражный управляющий, когда открывается реестр кредиторов и что это за орган управления «собрание кредиторов»? Я подразумеваю, что читатель, заинтересовавшийся данной статьей, уже имеет общее представление о процедуре банкротства. Если вам эта тема знакома, тогда переходим к обсуждению того, как именно надо готовиться к банкротству.

«Анализируем это»

На что необходимо обратить внимание в первую очередь? Это совершенные сделки перед подачей заявления на банкротство.

В законе о Банкротстве (ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)») есть глава III.1, которая посвящена оспариванию сделок должника. В данной главе предусмотрены основания и сроки, в период которых возможно оспорить совершенные должником сделки. Не буду описывать в подробностях данную главу (об этом подробно можно почитать здесь), приведу лишь самые популярные основания для оспаривания сделок:
  • отсутствие равноценного встречного исполнения по совершенной сделке (как часто бывает на практике, перед банкротством компании с активами, демонстрируется аттракцион неслыханной щедрости, в рамках которого все ликвидные активы распродаются с «молотка» по «бросовой» цене да еще и «своим людям»). Разбор подобного кейса можно почитать здесь.
  • сделка совершена с целью причинения имущественного вреда кредиторам (приведу простой пример: при наличии задолженности перед кредитором должник выплачивает участникам/учредителям дивиденды, при этом у должника не остается ни имущества, ни денег для погашения требований кредитора). Подробней о таких схемах здесь.
  • сделка совершенна с предпочтением (проще говоря, одному заплатили, а про другого, стоящего в очереди, забыли). Пример того, как это бывает, можно почитать здесь.

По срокам данная глава предусматривает возможность оспорить сделки должника, совершенные до трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления. Чем меньше срок между совершенной сделкой и принятием заявления о банкротстве, тем проще эту сделку оспорить. 

Один шаг до ошибки

Недавно к нам обратился клиент за консультацией. Диспозиция была следующая: в отношении его компании имеется решение Арбитражного суда о взыскании 20 миллионов рублей. Клиент категорически не согласен с данным судебным актом и обжалует его во всех возможных инстанциях. С учетом того, что его довольно профессионально «развели» на деньги, по морально-этическим соображениям желания платить, мягко говоря, не было никакого.

Единственным верным решением, по собственному мнению клиента, было инициирование процедуры банкротства его компании. Юридический отдел был готов подготовить все необходимые документы для введения процедуры несостоятельности.

Имея немалый опыт в таких делах, мы посоветовали нашему клиенту не торопиться с подачей заявления на банкротство. Как говорится в одной популярной поговорке, спешка ни к чему хорошему не приводит. Со своей стороны мы предложили провести предбанкротный анализ деятельности компании. Целью данного заключения было выявление рисков потенциальной возможности, во-первых, оспаривания совершенных сделок, во-вторых, привлечения к субсидиарной и уголовной ответственности руководителей и учредителей Общества и, наконец, иных непредвиденных неблагоприятных ситуаций. Получив положительный ответ на наше предложение и контакты главного бухгалтера, мы приступили к работе.

«Анализируй то»

Получив в бухгалтерии отчетность за последние три года, выписки по движению денежных средств и личные комментарии главного бухгалтера, мы увидели нелицеприятную картину. Руководствуясь нехитрой логикой, компания в период судебных тяжб начинает сворачивать свою деятельность. Активно распродает имеющееся оборудование своим аффилированным структурам, а из полученных денежных средств выплачивает дивиденды участнику за последние три года. В общей сложности дивидендами было выплачено более 130 миллионов рублей. Последние платежи были совершены в пределах двух-трех месяцев до вступления в законную силу решения арбитражного суда о взыскании 20 миллионов рублей.

Подготовив предбанкротное заключение, мы в очередной раз встретились с нашим клиентом. Основываясь на сделанном анализе и наших рекомендациях, клиент сделал абсолютно правильный вывод о том, что введение процедуры банкротства не привело бы к поставленным целям. Скорее наоборот, помогло бы недобросовестному кредитору с минимальными усилиями заполучить финансы клиента.

Юрист юристу рознь

Общаясь со своими штатными юристами, руководитель не мог в полном объеме разобраться с нюансами и рисками в процедуре банкротства. Ни в коем случае я не хочу сказать, что юристы, работающие в компании нашего клиента, некомпетентны. Напротив, они хорошие профессионалы в своем деле и после общения с сотрудниками «Игумнов групп» довольно быстро стали вникать в нюансы банкротного законодательства. Надо понимать, что штатный юридический отдел «заточен» под решение корпоративных задач компании и не часто обладает знаниями специфики банкротного законодательства.

Оспорить сделку по выплате дивидендов при наличии неисполненного обязательства перед кредитором – это лишь вопрос времени. В действиях клиента формально прослеживается причинение имущественного вреда кредитору. С учетом выплаты дивидендов участнику компании в суде не составит особого труда доказать осведомленность последнего о намерении данной сделкой причинить вред кредитору.

Понимание того, что в результате признания сделки недействительной участник будет вынужден возвратить, как минимум, 130 миллионов рублей в конкурсную массу, из которых 20 миллионов получит кредитор, + придется оплатить судебные расходы и вознаграждение арбитражному управляющему, послужило весомым аргументом для изменения решения обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.

Итоги

Банкротство не всегда выступает панацеей от всех проблем. Для понимания того, ваш ли это рабочий инструмент или стоит поискать иное решение, мы рекомендуем провести предбанкротный анализ. А пока вы делаете выбор между качественной работой от «Игумнов Групп» и дешевым вариантом от знакомого юриста, давайте поговорим о следующем важном моменте, который нужно знать каждому начинающему банкроту. А именно о рисках привлечения к субсидиарной и уголовной ответственности.
Как взыскивают долги со строителей

Опубликовано: Октябрь 18, 2018 в 9:13 дп

Категории: Без рубрики

Семья Перевозчиковых владела строительным бизнесом с 2002 года. Работу работали в поте лица, налоги оптимизировали агрессивно, дивиденды выплачивали регулярно. Все было «как у людей», пока не пришла налоговая с выездной проверкой за 2010-11-12 годы. Был выявлен ряд схем по «оптимизации» налогообложения через компании-однодневки. Договориться не удалось, и в конце 2014 года «Гео-Строй» получил решение налоговой о доначислении НДС в размере 20,4 млн рублей + пени.

Глобальные тенденции

Если бы Перевозчиков Антон отслеживал российскую экономику и политику, то он заметил бы присоединение Крыма к России, падение цен на нефть, наложение санкций и смог бы предугадать дефицит бюджета и очевидные меры государства по его пополнению. А затем спланировал бы несколько вариантов работы со своей налоговой проблемой. Но Антон глобальными процессами не интересовался и поэтому рванул по единственному известному ему пути: в самый честный и гуманный суд в мире. Благо серьезный человек из телевизора уже неоднократно заявлял, что «пора перестать кошмарить бизнес».

Судебный процесс по оспариванию решения налоговой закончился предсказуемо. Компания «Гео-Строй» осталась должна своему родному государству. Ладно хоть уголовное дело не стали возбуждать в связи с отсутствием состава преступления. И то счастье!

Ура, ура, банкротство!

И тут бы Антону прийти в «Игумнов Групп» и спросить «чего мне дальше то делать, ребята?». Но на свою беду он не был с нами знаком и поэтому пошел по проторенной дорожке: на банкротство. По упрощенной процедуре.

Выбор, по уже сложившейся традиции, был сделан по накатанной: без анализа трендов в законодательстве, без нормальной предбанкротной подготовки, без анализа рисков субсидиарной/уголовной ответственности и без мер по их минимизации.

Единственное, на что хватило ума – это сделать своего кредитора на 500 000 рублей и начать ликвидацию, чтобы миновать процедуру наблюдения и сразу перейти в конкурсное производство с «дружественным» арбитражным управляющим. «Дешево, надежно и, главное, все так делают», – наедине с собой Антон был очень убедителен

Хитрый план

Все шло по плану, пока «лояльный» арбитражный управляющий не подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

«Ты что ж, рыбий глаз, делаешь? Я за что деньги плачу?!» – возмущался Антон, не желая вникать в сумбурные объяснения «друга по вызову» о том, что с него взыщут убытки, если соответствующее заявление не будет подано.

Сошлись на компромиссе: арбитражный управляющий закидывает «пустое» заявление, а Антон выигрывает его. В этом случае и овцы целы, и волки сыты: к управляющему не подкопаться, а остальные кредиторы лишаются права подачи повторного иска. Вопрос с субсидиаркой будет закрыт навсегда.

Неожиданные препоны…

Но что-то прям не везло Антону в последнее время: как все началось наперекосяк с налоговой проверки так и продолжало развиваться… «Пустое» заявление арбитражного управляющего суд принимать отказался, обязав его расписать конкретные основания для привлечения к субсидиарной ответственности и представить соответствующие доказательства.

Делать нечего, заявление надо дополнять… В его основу легли 2 основания:

  1. Действия/бездействия бывшего генерального директора Перевозчикова Антона по уклонению от уплаты налогов в 2010-2012 гг., которые привели к причинению ущерба кредиторам.
  2. Неподача заявления о банкротстве в месячный срок с момента возникновения долга перед налоговой.

Первый довод подкреплялся решением налоговой о доначислении суммы НДС по итогам выездной проверки, а также судебным актом, вынесенным в пользу налоговой по итогам судебной активности Антона.

Второй был заявлен лишь для разнообразия, т.к. компания имела положительный баланс и была прибыльной на дату окончания налоговой проверки. А потому факт возникновения неплатежеспособности будет легко опровергнут ответчиком в лице Антона.

…и неучтенные обстоятельства

Единственное, что не было принято во внимание в этой чудесной схеме – это то, что решение налоговой, вступившее в законную силу, имеет преюдициальное значение (обстоятельства, в нем установленные, не подлежат повторному исследованию и считаются доказанными), а также тот факт, что налоговая имеет больше 50% в реестре требований кредиторов. Второй фактор стал иметь огромное значение после внесения поправок в части субсидиарной ответственности в июле 2017 года: в таких случаях вина лица, причинившего убытки, считается установленной.

Ну и Антон, конечно, чересчур всерьез воспринял слова о «пустом» заявлении. Поэтому в суд качественный и обоснованный отзыв он не представил. Вместо этого Антон был «на расслабоне» и ждал от арбитражного управляющего честно оплаченного результата. А напрасно.

Справедливый суд

Суд не захотел напрягаться и самостоятельно искать глубоко закопанную истину. Особенно при наличии решения налоговой, установившей факт неправомерного уклонения от уплаты налогов. И не долго думая, привлек Антона к субсидиарной ответственности, оставив вопрос о точной сумме его личного долга открытым до момента окончания всех расчетов с кредиторами «Гео-Строй» (по новым правилам закона о банкротстве).

Но уже сейчас можно смело предположить, что Антон залетит на 30 с лишним миллионов – именно такую сумму его компания должна налоговой и «дружественным» кредиторам, включенным в реестр.

Проблемы утопающего

После такого поворота Антон сразу «просветлел» и нешуточно подготовился к апелляции: он сменил юриста и заявил кучу доводов в пользу своей невиновности. Например о том, что заявление о привлечении к субсидиарке, поданное в суд 30 июня 2017 года не подлежало рассмотрению по новым правилам (принятым в июле 2017 года).

Также он представил свои аргументы о том, что сумма возникшего долга перед налоговой не могла стать причиной неплатежеспособности его компании, т.к. предприятие располагало основными средствами и дебиторкой, значительно превышающей сумму долга.

И добил свою позицию тем, что не доказана причинно-следственная связь между действиями руководителя и появлением задолженности.

Если последний довод был ни о чем и легко бился решением налоговой о выявленных обстоятельствах уклонения от уплаты налогов, то первые два момента могли бы сыграть важную роль, если бы были заявлены в суде первой инстанции. Но поздно пить боржоми, когда почки отвалились – апелляция не сочла нужным выполнять работу первой инстанции и погружаться в новые доводы по делу. Проще оставить ситуацию без изменения.

Попытки Антона выиграть суды в кассации и Верховном суде также закончились фиаско.

Чтобы получить судебные акты по этому делу оставьте свой e-mail здесь:


Выводы

Их несколько.

Во-первых, качественная предбанкротная подготовка решает все. Запускать банкротство без нее – выйдет себе дороже. Как ее сделать? Самый простой вариант – обратиться в «Игумнов Групп».

Во-вторых, вступившее в законную силу решение налоговой о взыскании N-ой суммы налогов по итогам проверки – это очень и очень высокая вероятность залета на субсидиарку. И здесь сначала надо думать о защите своих личных активов, а не о банкротстве. Если вам говорят другое – не верьте.

Ну и в-третьих, готовиться к суду по субсидиарке надо всегда конкретно, обстоятельно и своевременно, а не когда вам уже скипидаром намазано.

И с первым, и со вторым, и с третьим вопросом вы можете смело обращаться в «Игумнов Групп». Ну а куда же еще?
Как снять обременение с бывшего имущества должника

Опубликовано: Октябрь 11, 2018 в 9:22 дп

Категории: Без рубрики

В прошлых статьях мы обсудили, как кредиторы взыскивают свои долги, отбирая у должника активы, выведенные им за 1 месяц, за 6 месяцев, за год, за 3 года и за 10 лет до своего банкротства. А затем свели всю информацию по оспариванию сделок в единую таблицу.

Если вы хотите получить эти знания «скопом», то оставьте свой e-mail, и мы пришлем их вам в одном удобном письме:


Если бы должник, переоформив свои активы на нового владельца, затем сел на попу ровно и никак не препятствовал оспариванию этих сделок, это было бы слишком просто и скучно. Согласны?

Поэтому сегодня мы сделаем следующий логичный шаг в своем повествовании: к чему готовиться кредиторам? И что делать добросовестному покупателю спорных активов, если началась борьба за это имущество?

Новая линия обороны

На самом деле очевидно, что новый собственник (вне зависимости от того – добросовестный он или «карманный») не будет спокойно сидеть и дожидаться пока у него отберут приобретенное имущество. Поэтому, как только появляется риск оспаривания сделок, начинается активное строительство очередного рубежа обороны. Чаще всего новой линией Маннергейма становится:

  1. Либо цепочка сделок по многократной продаже бывших активов должника с целью формирования у последнего приобретателя имиджа добросовестного владельца.
  2. Либо активы заводятся в залог третьему лицу: даже если сделка будет оспорена, у залогодержателя сохранится преимущественное право на получение денег, вырученных от его последующей реализации.

В результате многолетнего опыта работы «Игумнов Групп» в банкротной теме у нас сложилось впечатление, что второй вариант воспринимается должниками прямо как панацея от всех проблем. Этакая гарантия полной безопасности выведенных активов. Из разряда: «Зачем мне юристы? Сейчас выведу имущество на неаффилированное лицо, а потом заведу их в залог, и дело в шляпе. Тут же все очевидно!». Чем заканчивается такая святая наивность мы сегодня и разберем.

Спасение пентхауса

Компания «Регион» до последнего планировала «разрулить» ситуацию со своими долгами. Понимание безысходности ситуации появилось только тогда, когда от одного из кредиторов в суд поступило заявление о признании банкротом. Не имея денег на полное погашение задолженности, было принято решение «спасать все, что можно!».

Самым ценным активом компании был двухэтажный пентхаус в относительно новом доме на Коровинском шоссе (Москва), общей площадью около 500 кв.м и рыночной стоимостью под 90 млн рублей. Он то и был переоформлен на нового собственника по договору купли-продажи.

По всей видимости, Должник понимал, что сделка, совершенная после принятия заявления о признании его банкротом, будет оспорена с высокой степенью вероятности. Поэтому потенциальный покупатель пентхауса взял кредит для его приобретения. Таким образом он сразу обременил выкупленную недвижимость ипотекой в пользу Банка.

Со стороны вся схема выглядела логично и красиво: Покупатель берет кредит в Банке и на эти деньги покупает квартиру. Банк становится залогодержателем. Если сделка будет оспорена и недвижимость вернется к Должнику-банкроту, то Банк будет включен в реестр как залоговый кредитор с последующим получением 80% от суммы денег, вырученных по итогам продажи пентхауса на торгах.

Для усиления надежности этой схемы Покупатель заключил брачный договор, согласно которому купленная квартира в случае развода отойдет супругу. Как вы понимаете, расторжения брака ждать долго не пришлось, и меньше чем через год недвижимость (вместе с ипотекой) была переоформлена на бывшего мужа.

Ход кредиторов

Вполне ожидаемо, что сделку купли-продажи пентхауса конкурсный управляющий в итоге оспорил. Этому способствовала и дата заключения договора купли-продажи (после принятия заявления о банкротстве), и сумма сделки, и отсутствие оплаты со стороны Покупателя, и непередача документов бывшим директором, что было расценено судом как попытка скрыть информацию об отчужденной квартире и другие факторы. Но к этому все были готовы.

А вот желание кредиторов снять обременение с пентхауса и погасить запись об ипотеке стало для Должника полной неожиданностью. Ведь в этом случае Залогодержатель не смог бы претендовать на получение денег от реализации предмета залога.

Позиция суда

Согласно мнению Верховного суда признавая сделку недействительной, суд обязан решить вопрос о судьбе залога. Для этого он должен установить один-единственный факт: является ли Залогодержатель добросовестным лицом? Или, выдавая кредит, Банк знал о возможности признания сделки недействительной? В этом случае Залогодержатель заранее понимает, что он получает имущество под обременение от лица, не являющего реальным собственником. А значит автоматически берет на себя все риски и потенциальные убытки, связанные с утратой предмета залога.

К такому развитию событий Должник не готовился. Поэтому конкурсный управляющий моментально нашел информацию о том, что Должник и Банк находятся под контролем одного и того же физического лица.

Кроме того, выяснилось, что Банк обслуживает все расчетные счета Должника. А значит, выдавая кредит Покупателю, Банк заведомо знал о наличии арестов на счетах по исполнительным листам и об отсутствии движения денежных средств у Должника. Следовательно, будущий Залогодержатель располагал информацией, что имущество будет приобретаться у компании, имеющей признаки неплатежеспособности. Тем самым Банк взял на себя риск утраты предмета залога в связи с тем, что имущество будет получено под обременение от ненадлежащего собственника, и не может считаться добросовестным Залогодержателем.

Результат

В результате пятиминутной работы конкурсного управляющего по сбору бумажек из ЕГРЮЛ и с сайта Банка о его бенефициарах вся сделка ценой 86,5 млн рублей полетела коту под хвост. Вот так банкир удачно сэкономил на юристах! Ах, молодца!

Единственное, что спасло Должника от моментальной потери недвижимости, так это то, что конкурсный управляющий поленился как следует подготовиться к суду и не запросил из Росреестра информацию о текущих собственниках пентхауса. Только в судебном процессе выяснилось, что квартиры у Покупателя уже нет, так она ушла бывшему супругу по брачному договору.

Только по этой причине суд не смог забрать квартиру в натуре и постановил взыскать с Покупателя её денежный эквивалент в размере 65,7 млн рублей (сумма согласно оценочной экспертизе). Одновременно суд лишил Банк предмета залога, определив погасить запись об ипотеке и признав обременение отсутствующим.

Чтобы получить судебные акты по этому делу, оставьте свой e-mail здесь:


Победить нельзя проиграть

Тут бы Должнику возрадоваться: задуманный результат достигнут! С Покупателя все равно брать нечего. Банку предмет залога не особо и нужен. А пентхаус, как и планировалось, остался у конечного покупателя.

Но не так-то все просто!

Оказывается у конкурсного управляющего и кредиторов сохраняется право подать новый самостоятельный иск об истребовании недвижимости у конечного владельца. В случае его удовлетворения появится два отдельных судебных решения: одно о взыскании денежной суммы с первого Покупателя, а второе – об истребовании объекта недвижимости из чужого незаконного владения. В зависимости от того, какое решение суда будет исполнено первым, другое подлежит прекращению.

Учитывая, что суд уже погасил обременение и установил недобросовестность всех участников сделки, какова ваша версия? Какой результат судебного процесса о виндикации пентхауса наиболее ожидаем?

Выводы для залогодержателя

Жизнь залогодержателей становится, определенно, все веселей и разнообразней! Раньше как было: выдал кредит, получил залог и уверен в возврате своих инвестиций. А сейчас, чтобы не остаться без денег, придется как следует проработать сделку и погрузиться в законодательство до уровня квалифицированного юриста. Но о рисках залогодержателей мы уже писали вот в этой статье, не будем повторяться.

Выводы для кредитора

Кредиторы – это наше все! Именно так считает государство, преследуя свои меркантильные интересы по сбору налогов. Именно благодаря государственной поддержке у кредиторов практически нет шансов остаться без своих денег. Тем не менее, многие бизнесмены умудряются проигнорировать огромные возможности законодательства, нанимая для защиты своих интересов юристов широкого профиля, студентов или просто идиотов. Или, что еще безнадежней, пытаются во всем разобраться сами. Хотя куда уж проще: достаточно заключить договор с «Игумнов Групп» и ваша проблема будет решена.

Выводы для должника

Очевидная информация: секретных схем по спасению вас и ваших активов уже не существует. Все возможные шаги известны, прописаны и отражены в судебной практике. Сейчас вопрос может идти только о том, насколько качественно можно внедрить ту или иную схему: учтены ли все подводные камни, хорошо ли прописаны документы, продуманы ли все ходы и возможные действия оппонентов и т.д. Только такая нудная и кропотливая работа может дать хороший результат.

Но если вы ищете волшебные рекомендации из разряда «сделай раз-два-три», способные моментально решить все ваши проблемы, не звоните в «Игумнов Групп», нам нечего вам предложить. Да и вообще, мы не рекомендуем вам заниматься схематозом – это же, наверняка, незаконно!

P.S.

Наша сага по оспариванию сделок из 7 частей подошла к концу. Если вы ничего не поняли, не расстраивайтесь: очевидно, судьба подкидывает вам повод позвонить в «Игумнов Групп». А если вам все ясно как божий день, то мы тем более будем рады видеть вас среди наших клиентов.
Контролируемое банкротство через договор оказания услуг

Опубликовано: Октябрь 4, 2018 в 9:35 дп

Категории: Без рубрики

Ранее мы уже не раз рассказывали о схемах, которые используют недобросовестные должники для создания «дружественных» кредиторов. Так были разобраны схемы создания задолженности через:

Сегодня мы поговорим о схеме создания «дружественного» долга по договору оказания услуг.

У любой компании, каким бы бизнесом она не занималась, имеются заключенные договоры на оказание услуг. Кто-то покупает бухгалтерское и юридическое сопровождение, кому-то требуются услуги по покраске офиса или клининговые услуги, а кто-то вкладывается в рекламу и консалтинг. В любом случае, договор оказания услуг вполне легитимен и в случае наличия реальной задолженности включиться в реестр требований должника не должно составлять проблем. Все ли так просто? И как используют такую схему должники – мы расскажем в данной статье.

Документы – есть, сделки – нет

И сегодня мы начнем с конца. А именно с Постановления арбитражного суда кассационной инстанции, которое отменило судебные акты первой и апелляционной инстанций о включении в реестр требований кредиторов задолженности в размере 65 миллионов рублей и отправило дело на пересмотр. Основания следующие:

  1. Наличие в деле оригиналов документов – Договора и актов оказания услуг, актов сверки – не достаточно для установления реальности сделки;
  2. Договор оказания услуг не исследовался на предмет его мнимости: то есть суд должен предположить, что договор мог быть подписан лишь с целью искусственного создания задолженности, а не с целью реально оказывать услуги;
  3. Не была исследована возможность фактического оказания такого объема услуг исполнителем;
  4. Не была исследована достоверность оказания услуг;
  5. Не установлен факт отсутствия аффилированности сторон договора.

Итак, наличия лишь хорошо составленных документов недостаточно для включения в реестр требований кредиторов. А значит включить в реестр требования, вытекающие из Договора оказания услуг совсем не просто.

Скачать Постановление суда можно тут:


Предыстория

Договор оказания специфических услуг, а именно услуг по предпосевной обработке почвы с использованием собственных препаратов, был заключен между обществом «Новая Нива», исполнителем, и кооперативом «Салганский». В рамках данного договора «Новая Нива» с апреля 2012 года по ноябрь 2013 года обрабатывала чернозем кооператива от сорняков, а «Салганский» полтора года не оплачивал работу исполнителя. Потом обработку земли прекратили, однако денежные средства в размере 65 миллионов рублей «Новой Ниве» видимо не были нужны, потому как с требованием о возврате долга, с иском в суд Нива не обращалась. Однако она тоже не сидела сложа руки, а попросту переуступила задолженность по цессии. Новый кредитор тоже решил взысканием не заниматься и переуступил долг еще раз компании «АгроКапиталИнвест».

В марте 2016 года в отношении кооператива «Салганский» была введена процедура банкротства. И конечно же первым в очереди в реестр оказался «АгроКапитал». Суд первой инстанции и апелляция требование о включении в реестр удовлетворили. Однако, как нам уже известно, кассация отменила включение и отправила дело на повторный анализ.

Следует отметить, что временный управляющий и представители кредиторов – Сбербанка и налоговой – активно возражали против включения требований.

Кустарников – нет, сделка – есть!

Пока суть да дело – апелляция и кассация рассматривают жалобы – в процедуре банкротства происходят изменения. В реестр включаются еще кредиторы, проводится собрание и водится конкурсное производство. Временный управляющий, который вел активную борьбу с требованиями, с должности снимается, а конкурсным управляющим назначают иное лицо.

Суд первой инстанции снова берется за рассмотрение требования. К делу привлекается первоначальный кредитор – «Новая Нива», который предоставляет дополнительные доказательства фактического исполнения услуг: договоры поставки удобрений, товарно-транспортные накладные, путевые листы, договоры аренды транспортных средств, оплату контрагентам поставленных товаров. Данные документы подтверждают факт исполнения.

Конкурсный управляющий тоже проводит огромную работу: при проведении инвентаризации имущества кооператива он осматривает земельные участки и устанавливает, что на период осмотра – февраль 2017 года – участки находятся в удовлетворительном состоянии, не заросли кустарником и порослью, что свидетельствует об их удовлетворительном состоянии. Правда здорово? Интересно, а пару метров снега для осмотра участка конкурсный не забыл разгрести? Судом этот факт почему-то не установлен.

Также суд не установил факта аффилированности между сторонами сделок. Точнее «доказательств аффилированности у суда не имеется».

Ну и собственно вывод Арбитражного суда Нижегородской области однозначен: требования кредитора на 65 млн рублей снова включены в реестр.

К сожалению, судебный акт далее не оспаривался. Меньшинство кредиторов видимо перестали активничать. А жаль! Интересно было бы посмотреть, что бы написала вышестоящая инстанция на довод конкурсного об отсутствии порослей )).

Скачать Решение суда можно тут:


Вывод и наши рекомендации

Включить в реестр требования, основанные на Договоре оказания услуг, можно. Для этого нужно обратить внимание на следующие моменты:

1. Договор на оказание услуг должен быть заключен в письменном виде, за подписью генерального директора, с указанием всех необходимых условий, как то: наименование услуги, срок оказания услуги, результат оказания услуги, порядок расчетов.

2. К договору должен быть подписан акт о результатах оказанных услуг, должен быть выставлен счет на оплату, проведен Акт сверки.

3. Кредитор должен иметь доказательства, что услуги им были оказаны:
  • письменные заключения, иски, балансы и т.д. Актуально для договоров оказания юридических, бухгалтерских, оценочных, аудиторских услуг;
  • договоры поставок, товарные накладные, доказательства оплаты поставщикам;
  • заключения экспертов, например, для подтверждения факта оказания услуг по ремонту помещения.

4. И конечно, лучше не заключать такие договоры с аффилированными компаниями. Вопросов возникнет еще больше.

Итак, если вам нужно включиться в реестр по договору оказания услуг или, наоборот, исключить из реестра аффилированного кредитора, обращайтесь в «Игумнов Групп». Банкротство – это наша специализация!
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.