Monthly Archives: Май 2019

Как мы выиграли кассацию по субсидиарке на 15 млн

Опубликовано: Май 30, 2019 в 8:00 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А40-154708/2015
Размер проблемы: 14,7 млн
Начало проекта: ноябрь 2018
Внедрение: пока 8 месяцев
Сложность: 5/5
Трудозатраты: пока 67 часов
Темп: ускоренный
Результат: выиграна кассация, дело отправлено на новое рассмотрение
Стоимость: шестизначная, в рублях


Компания «Лоджистик Центр» занималась перевозками товаров по Москве. Бизнес шел хорошо, но в 2016 году ее признали банкротом. И дело было не в финансовых проблемах, а в интригах. Вот какую историю рассказал нам бенефициар этой компании.

Учредителем  и единственным участником «Лоджистик Центр» являлось юридическое лицо «Трейд Сервис». Его интересы представляла Елена для простоты изложения далее будем называть ее бенефициаром бизнеса.

Для ведения операционной деятельности в дочерней структуре Елена привлекла наемного менеджера Владимира. Он вступил в должность ген. директора «Лоджистик Центр» и приступил к работе, закатав рукава.

Но работа на дядю быстро наскучила и в 2014 году гендир приступил к активным действиям. Сначала зарегистрировал юридическое лицо со схожим названием «Лоджистик». Затем перевел туда все товарно-материальные ценности, включая товарные запасы и парк автомобилей благо его полномочия по уставу не были ограничены. А параллельно поработал над созданием долгов перед своими дружественными структурами, чтобы иметь козырь в рукаве на случай возможной войны.

Когда бенефициар понял, в чем дело, было уже, мягко говоря, поздновато. Тем не менее, Елена отважно кинулась в бой: назначила себя новым директором «Лоджистик Центра» и попыталась возродить компанию. Но это было не просто: бизнес был выжжен до основания: ни бухгалтерских документов, ни дебиторки, ни активов. Да еще и клиенты уведены. Логично, что Елена первым делом подала заявление в правоохранительные органы по факту хищения автотранспорта и ТМЦ. Было возбуждено уголовное дело по статье «Кража в особо крупном размере».

В ответ «Лоджистик Центру» прилетели иски о взыскании сумм задолженности от структур Владимира. Естественно, вся первичная документация была оформлена соответствующими датами и подписана непосредственно бывшим гендиром. Поэтому  с просуживанием этих долгов у Владимира проблем не возникло.

Далее последовало заявление о банкротстве «Лоджистик Центра». Арбитражный управляющий был свой человек. Он без стеснения выдал доверенность тем же лицам, которые ходили в суд и от бывшего гендира и от его «дружественных» кредиторов.

Исходя из грубости исполнения этой схемы, можно было бы предположить недостаток ресурсов у юридической команды Владимира, если бы не одно «но» в результате всех этих манипуляций нашим будущим оппонентам удалось добиться задуманной цели: Елену и единственного участника в лице ООО «Трейд Сервис» привлекли к субсидиарной ответственности по всем долгам, которые нагенерил Владимир за время своего управления компанией. Так сказать, обманутых кинули дважды. Красиво. И грустно.

После проигрыша суда Елена решила сменить юристов и обратилась за помощью в «Игумнов Групп». Ее впечатлил наш опыт в решении подобных конфликтов.

К этому моменту на подачу апелляционной жалобы оставалось всего 4 дня. Так что времени раскачиваться не было. Мы сразу оценили плюсы и минусы проекта:


Плюсы проекта
1. Наша любимая субсидиарка.
Мы накопили значительный опыт в этой теме. Он помогает работать быстрее и эффективнее. Других плюсов в этой ситуации не было.
Минусы проекта
1. Отсутствие материалов ознакомления.
У клиента не было никаких документов по которым бы мы могли нормально разобраться в сути судебного спора и подготовить качественную апелляционную жалобу. А ознакомиться с делом самостоятельно в оставшийся промежуток времени мы уже не успевали.

2. Начали без нас.
В первой инстанции дело вели другие юристы. Нам предстояло найти и исправить чужие ошибки. А переделывая чужую работу, сложно вытянуть результат на 5 баллов.

3. Горит!
На подготовку и подачу апелляционной жалобы у нас было всего 4 дня. Учитывая, что обычно работа у нас расписана по часам, минимум, на неделю вперед, требовалось пересмотреть приоритеты и сдвинуть в сторону другие проекты без потери контроля и качества.

4. Это апелляция, детка!
А значит новые доказательства не принимаются. Это сильно сужает круг возможных действий. Фактически мы были ограничены теми доводами и доказательствами, что в первой инстанции озвучили (или не озвучили) наши предшественники-юристы.

5. Профессиональное нападение.
Нашими оппонентами были арбитражный управляющий, который должен разбираться в субсидиарке по умолчанию, и команда юристов, которая уже подтвердила свои навыки, полученным результатом.

6. Презумпция вины.
Наша клиентка была последним ген. директором Должника. И на этом посту она проработала 2 года. Исходя из норм закона о банкротстве, ей по умолчанию вменялась презумпция вины за доведение до банкротства. Доказывать обратное должны были мы.

Начало

Обычно на ознакомление с материалами судебного дела + их анализ + подготовку развернутой апелляционной жалобы уходит 2 недели. Это при условии, что дело обычное, а не на несколько сотен томов, как это бывает в банковской сфере. И при условии, что к ознакомлению помощник тебя допустил как положено, на 5-ый рабочий день с момента получения ходатайства, а не тогда, когда он соизволил найти дело в закоулках судебной машины. С учетом нашей стабильно высокой загрузки плюсуем еще неделю на то, чтобы встроить проект в текущие дела без ущерба для других клиентов.

Итого: для полноценной работы в штатном режиме нужно три недели. У нас было 4 дня. Поэтому мы применили экстренный план: готовим жалобу на основе тех материалов, которые уже есть, и подаем в апелляцию, застолбив сроки. А потом отрабатываем по полной программе и дополняем нашу позицию через письменные объяснения.

Чем хороши письменные объяснения? Тем, что в отличие от отзыва (или жалобы) их не надо направлять сторонам по делу и не надо подавать в суд заблаговременно. Фактически, это устная речь оформленная в письменном виде. Документ достаточно зачитать от корки до корки и затем попросить суд приобщить к материалам дела непосредственно в судебном заседании. И что приятно, суд отказать в этом не может (по крайне мере, мы так думали до этого дела)  иначе получится, что он отказался выслушивать вашу устную речь.

В общем, письменные объяснения  это отличный инструмент, если вы хотите удивить своих оппонентов внезапно изменившейся тактикой или новыми доводами. Ну или подробно разжевать и дополнить то, что вы изложили ранее. Если вы раньше о письменных объяснениях ничего не слышали — пользуйтесь и не благодарите.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить соответствующую статью АПК в помощь:


Но вернемся к нашей головной боли. Из документов на руках у нас были только определение суда первой инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности и черновик апелляционной жалобы, подготовленный предыдущими юристами клиента. Это небольшое богатство мы по максимуму переработали и выжали все, что смогли.
Жалобу успели подать в апелляцию в последний день отведенного срока. После этого зашли на новый круг подготовки и направили ходатайство об ознакомлении с материалами судебного дела и запросили аудиозаписи всех судебных заседаний.

В предыдущих сериях

По результатам ознакомления мы выяснили самое главное: кто, зачем и почему.

В своем заявлении АУ указал 2 основания для привлечения нашего клиента (последнего директора) к субсидиарке:

  1. Непередача бухгалтерской отчетности арбитражному управляющему.
  2. Неподача заявления о банкротстве должника в месячный срок после выявления признаков неплатежеспособности компании.

По второму основанию солидарно привлекался и единственный участник Должника — компания «Трейд Сервис». Это делалось в  соответствии с новой редакцией Закона о банкротстве, которая фактически вменила владельцам бизнеса обязанность отслеживать финансовые показатели своих компаний.

Вот эти претензии и нужно было отбить. На тот момент мы еще не были знакомы с клиенткой.  Ее интересы представляли другие юристы, но у нас есть аудиозапись судебного заседания.  Вот, что там было.

Попытка номер раз

Коллеги вполне логично указали на то, что ответчица не передала управляющему документы только потому, что сама их в глаза не видела. Предыдущий директор ей ничего не передал. Но чтобы все свалить на Владимира, надо  привлечь его к участию в деле в качестве соответчика. Что и юристы клиента и попытались сделать, но вышло неубедительно и суд в удовлетворении этого ходатайства отказал.

Ок, тогда можно с другой стороны зайти.

По нашему опыту, если документов нет, то суд учитывает усилия, которые ответчик потратил на их восстановление.

Надо показать копии запросов, обращений и требований — вот, смотрите, мы искали эти документы, пытались восстановить и вообще сделали все возможное. Подобные доказательства у клиентки были, но в ход они не пошли, и вполне здравый довод не сработал.

Зато юристы заявили ходатайство об истребовании документов из уголовного дела, в чем суд обоснованно отказал. Чтобы заявлять такие ходатайства, нужно сначала доказать, что вы пытались сами получить материал, но получили отказ, поэтому и обращаетесь за помощью к судье. Получается, коллеги этого не знали.

По второму основанию они вообще никак не отбивались, что очень грустно. Ни одного возражения против указанной управляющим даты наступления неплатежеспособности или суммы вменяемой ответственности мы не услышали.

Это треш какой-то!

Учитывая все это, не удивительно, что определение первой инстанции было проигрышным ― нашу будущую клиентку привлекли по полной программе.

Судя по допущенным ошибкам, у наших предшественников не было опыта работы с субсидиаркой. Елена совершила распространенную ошибку: обратилась к юристам общей практики, а не к узкоспециализированным профи. Это все равно что идти к стоматологу, если у вас проблемы со зрением.

Попытка номер два

Разобравшись в сути дела, мы перешли к подготовке письменных объяснений  и сосредоточились на главном:

  1. Опровергнуть основания для привлечения.
  2. Подкрепить свою позицию аргументами и ссылками на материалы дела.
  3. Указать на те нарушения, которые допустила первая инстанция.

+ все что угодно, лишь бы убедить судей отменить решение первой инстанции и пересмотреть его. На всякий случай напомню: это апелляция, а значит, приобщить новые доказательства так же сложно, как встретить на улице единорога.

Основание 1: непередача отчетности.
Тут все понятно, не передали потому, что передавать было нечего. Мы довели до ума доводы предшественников: дополнили возражение ссылками на запросы и требования и указали на документы из МВД, которые свидетельствует о том, что прошлый директор вывел имущество, причинив вред кредиторам, а значит, был заинтересован в сокрытии отчетности.

Основание 2: неподача заявления о банкротстве компании-должника в месячный срок.
А вот тут интересно. Суд первой инстанции установил, что неплатежеспособность наступила в сентябре 2014. В этом месяце прошла камеральная проверка, которая выявила долги. Но долги-то относились к 2013 и 2014 годам. Мало того, само по себе наличие долга не означает, что вы ― банкрот.

Плюс эти долги набрал предыдущий директор Владимир, а не наша клиентка. За 2014 год, когда она была директором, баланс у «Лоджистик Центра» положительный, а значит, компания была платежеспособной.

И последнее: АУ включил в субсидиарную ответственность все требования из реестра кредиторов и реестра платежей. Но по закону в субсидиарку по указанному основанию вменяются только те долги, которые были набраны после наступления неплатежеспособности. Если согласиться с датой, выбранной АУ, то это период с 03.09.2014 по 27.08.2015. То есть, вменить в субсидиарку можно было только часть требований, а уж никак не все. Это нарушение.

Со всем этим мы и пошли в апелляцию.  Основания для пересмотра были существенными, мы рассчитывали на победу.


Ожидание и реальность

Вот только апелляции в тот день было не до нас. Уважаемый суд отвел на выступление 30 секунд, сославшись на большую загрузку.

30 секунд, Карл!

На всякий случай поясню, что «скорость доверия» ― 120 слов в минуту. Именно в таком темпе психологи советуют говорить, если вы хотите удержать внимание аудитории. То есть, нам нужно было уместить все свои мысли в 60 слов. И мы очень старались. Но в любом случае, весь объем письменных объяснений почти на десяти листах мы озвучить не смогли.

После этого суд попытался отказать нам в их приобщении к материалам дела. С подобным мы сталкиваемся не в первый раз, поэтому в ход пошли отработанные доводы и ссылки на статьи действующего законодательства, которые обычно вызывают должный эффект. Но в этот единственный раз впечатления мы произвести не смогли. Позиция судьи была прямолинейна и логична: «Раз письменные объяснения расширяют доводы указанные в апелляционной жалобе, то это не письменные объяснения, а новая апелляционная жалоба, которая должна подаваться отдельно». Нам просто заткнули рот: «И не надо нас учить как закон применять!»

Если сказать мягко, то мы слегка офигели. И сделали выводы.

К сожалению, в тот день это было не последнее нарушение. Суд повторно отказал в привлечении соответчика: ой, надо рассматривать ходатайство, откладываться, а это так долго.

В итоге решение первой инстанции осталось без изменений. Мы не достучались до апелляции. Печально, но делать нечего — берем курс на кассацию.

Попытка номер три

Для кассации наша позиция практически никак не изменилась: осталось все то, что мы заявляли в апелляции +  мы указали на процессуальные нарушения, допущенные в первой и во второй инстанциях. Благо, было, что вспомнить: и определение об отказе в привлечении соответчика, вынесенное первой инстанцией в последний момент, без возможности его оспаривания, и повторный отказ во второй.

А еще в этом деле, как и во многих других, суд вынес решение о событиях 2013-2014 гг., опираясь на современный закон о банкротстве. Вот в этой статье мы подробно объяснили, почему так делать нельзя. Плюс еще одно нарушение, мы указали и на него.

…и это сработало!

Суд вдумчиво подошел к делу, разобрался во всех обстоятельствах, увидел ошибки. Честно говоря, мы не первый раз участвуем в кассации , но  такое отношение председательствующего судьи к делу и ее профессионализм нас приятно удивили. Человеческий фактор играет в суде очень важную роль и случается, что настрой судьи влияет на решение сильнее, чем доводы сторон. Здесь было не так: никакого предубеждения или спешки.

В итоге кассация закономерно отменила решение первой и второй инстанции и отправил дело на новое рассмотрение.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому кейсу


Вместо выводов

Дело пока не завершено, наоборот, начался новый виток его рассмотрения. Поэтому вывод пока только один: никогда нельзя опускать руки. Ну проиграли суд. Ну два. Не стоит отчаиваться ― если вы уверены в своей правоте, продолжайте бороться за то, чтобы вас услышали! И радость от такой победы втрое сильнее, скажу я вам.

Дата следующего заседания еще не назначена. Но мы уже сделали очень важную вещь: переломили ситуацию. To be continued.


 
Есть ли жизнь после субсидиарки

Опубликовано: Май 23, 2019 в 10:00 дп

Категории: Без рубрики

Это случилось. Вас привлекли к субсидиарной ответственности: первая инстанция, апелляция и кассация позади. Что теперь будет? Одно из двух: либо личное банкротство, либо исполнительное производство. Выбор остается за кредитором и зависит от его интересов.

Если кредиторы подозревают, что должник недавно вывел активы, и готовы за них побороться, оспаривая сделки, то, скорее всего, они выберут путь банкротства физлица. Такое право у них есть, причем с должника по итогу банкротства долг по субсидиарке не спишется.  Минусы для кредиторов: это долго и требует серьезных вложений.

Более осторожные и неторопливые взыскатели скорее выберут испол. производство и попробуют вернуть долг чужими руками, избежав затрат. В этой статье мы расскажем, как защитить свои интересы в испол. производстве.


Что за производство такое


 В общих чертах испол. производство работает так:

  1. Пристав получает исполнительный лист на сумму долга;
  2. Далее он старается узнать должника как можно лучше. Правда, больше всего его будут интересовать счета, квартиры и другие активы. Чтобы найти их, сотрудники ФССП рассылают запросы по банкам и реестрам;
  3. Все, что удалось найти, реализуется в пользу кредиторов. Половина зарплаты или пенсии должника идет туда же. Если ничего не нашлось, то исполнительное производство рано или поздно придется окончить. Увы и ах.

Это навсегда?


Согласно закону, срок предъявления требований по исполнительному производству в гражданских делах ― 3 года.  Вот только не нужно думать, что через 3 года с вас уже ничего не смогут взыскать и вопрос с долгами по субсидиарке закроется сам собой. Это так не работает.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить фрагмент закона об исполнительном производстве, где разбираются сроки.




Трехгодичный срок прерывается каждый раз на то время, когда производство идет… А потом возобновляется заново! Например, вам предъявляют требования, возбуждают производство, и оно идет год. Потом завершается, так как у вас ничего не нашли. Спустя полгода кредитор может подать испол. лист снова. По факту прошло полтора года. А срок предъявления требований так и остался трехгодичным. Он попросту обнулился в момент возврата испол. листа заявителю.


Получается, что в реальности субсидиарка может растянуться на годы и даже стать пожизненной. Мало того, долги переходят на наследников вместе с унаследованным имуществом.


Живут же люди с субсидиаркой


Живут, конечно, причем годами. Но привычный образ жизни в таких условиях все-таки меняется. Пока кредитор имеет возможность возбудить испол. производство, должник фактически поражен в правах. Любое зарегистрированное на него имущество быстро попадет в руки ССП, а чтобы облегчить им задачу, на субсидиарщика можно наложить дополнительные ограничения. Например, для должника:
  • закрыт доступ к банковским счетам и картам. Субсидиарщику придется либо расплачиваться наличными, либо переходить на криптовалюту. Креативные должники могут обойти это ограничение и открыть банковские счета в мелких региональных банках, до которых приставы точно не доберутся, но мы такое вам советовать не будем. Если подобная история станет известной, не миновать возбуждения уголовного дела за «злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности»;
  • может быть закрыт выезд за рубеж;
  • да и с передвижениями по России могут возникнуть проблемы: у нас были клиенты, которых снимали с авиарейсов под предлогом того, что судебному приставу потребовалось взять показания. Законность подобных действий мы сейчас обсуждать не будем, но факт остается фактом;
  • есть проблемы с выходом на пенсию. По закону половину пенсионных отчислений отберут;
  • и с передачей собственности по наследству ― тоже. Хотите завещать квартиру близкому человеку? Пожалуйста, но только вместе с долгами. Каждый из наследников ответит по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему имущества.

Да уж, картина вырисовывается безрадостная. Но мы нашли пару лайфхаков и тактик защиты, которые могут сделать жизнь должника приятнее.


Лайфхак 1. Спасительная соломинка


Есть небольшой шанс, что срок предъявления требований все-таки будет пропущен. Он возобновляется каждый раз, когда исполнительный лист возвращается к кредитору. Пропуск возможен при следующих раскладах:

  1. Кредитор либо сам прекращает исполнительное производство и не возобновляет его три года, либо после полугодового перерыва не предъявляет исполнительный лист повторно в течение трех лет.
  2. Кредитор работает по исполнительному листу сам, минуя приставов.

Это может сработать, если кредитор расслабился и упустил время. Да, шанс на такую удачу невелик, но прецеденты случались.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить практику по прекращению испол. производства.




Лайфхак 2. Моменты радости

В законе есть один интересный нюанс. После окончания испол. производства возбуждать новое на следующий день нельзя. Придется подождать минимум полгода. Думаю, это сделано для того, чтобы судебных приставов не заваливали многократными подачами испол. листа сразу после того, как все мероприятия по нему отработаны.

Как бы там ни было, на эти полгода пристав обязан снять с должника все ограничения. А это значит, что вы сможете, например, спокойно съездить в отпуск за границу. Чтобы приблизить этот радостный момент, приставов можно поторопить. Для этого лучше всего подать жалобу на их бездейcтвие.  Пока убедительной судебной практики по обжалованию бездействия приставов в исполнительном производстве нам найти не удалось. Возможно, вы будете первым, кто ее сформирует.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить шаблон такой жалобы.




Полугодовая передышка ― неплохо, но маловато будет.


Лайфхак 3. Гасить со скидкой


Этот вариант даст вам как минимум передышку, а если повезет, то и шанс прекратить производство. Все просто: чтобы за вами не бегали приставы, заплатите. Наверное, вы сейчас подумали что-то типа: «Спасибо, Капитан Очевидность!» Нет, не обязательно тупо выплачивать всю сумму долга. Вместо этого его можно погасить… дебиторкой.

Долги сильно дисконтируются. За право получить чужой долг вы заплатите в разы меньше суммы этого самого долга. И да, это полностью легально: согласно закону «Об исполнительном производстве», на дебиторку может быть обращено взыскание.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить соответствующие статьи закона.




Сразу оговоримся, что вариант подойдет только для должников, у которых нет никаких активов и официального дохода ― в других случаях это не сработает.

План такой:

  1. Покупаете дебиторскую задолженность других юридических или физических лиц.
  2. Передаете приставу документы по дебиторке и убеждаете его, что чужой долг ― ваше единственное имущество.
  3. Пристав может либо ждать, пока долг по дебиторке не будет взыскан, либо реализовать вашу дебиторку с торгов в рамках испол. производства. Обычно с первого раза никто ее не берет. После этого ССП снижает цену и снова выставляет задолженность на торги. Если и после этого никто не выкупил ее, то дебиторку предлагают напрямую взыскателю в счет долга.
  4. Вариант 1: взыскатель соглашается, долг погашен, испол. производство завершено. Мы такого никогда не видели.
  5. Вариант 2: взыскатель отказывается. Имущество возвращается должнику, а испол. производство оканчивается. Возобновить его можно будет не раньше, чем через полгода, причем новое производство будет развиваться по тому же самому сценарию. Но да, возможность предъявить исполнительный лист у кредитора останется.

Окей, гугл… то есть «Игумнов Групп», а как прекратить испол. производство навсегда?


Переговоры, уговоры и заговоры


По нашему опыту договориться с кредиторами ― единственный рабочий вариант. Это подходит для кейсов, которые действительно про финансы, а не про месть и манипуляции. Если ваш кредитор просто хочет денег, то мы советуем делать так.

  1. Подождите. Суд позади, время уходит, а кредиторы так и не добились выполнения своих требований? Отлично. Скоро они придут к мысли, что получить хоть часть денег лучше, чем не получить вообще ничего.
  2. Подождите еще немного. Пусть кредиторы сами сделают первый шаг и выйдут на вас с каким-нибудь предложением. По нашему опыту, любую инициативу должника по урегулированию долга кредитор склонен воспринимать как проявление слабости: «значит, ему есть чего бояться». Так что расслабьтесь и ждите. При запросе переговоров со стороны кредитора вы будете обладать более сильной переговорной позицией.
  3. Усильте свою позицию. Сделайте за кредитора его работу и подготовьте выписки из гос. органов об отсутствии у вас активов заводов, яхт и пароходов. Чем яснее оппоненты поймут, что с вас нечего брать, тем эффективнее пройдет ваша будущая встреча.
  4. Продумайте стратегию переговоров. Выясняйте подробности, проверяйте доводы, ломайте блеф оппонентов… Если вас путают юридическими терминами и понятиями ― возьмите на встречу профильного юриста. И не стесняйтесь уведомить кредитора о наличии у вас других кредиторов, также жаждущих вашего имущества, но многократно превосходящих по сумме требований вашего текущего оппонента. В общем, ничего нового ― обычные переговоры перед заключением крупной сделки.
  5. Предложите реальные условия и дайте кредиторам время подумать. Что такое реальные условия? У нас в практике был случай, когда мы выкупили долг своего клиента за 0,1% от номинала. Это успех, который не каждому удастся повторить. Но в целом вы можете рассчитывать на снижение суммы долга в 10 раз, если провели переговоры правильно.

Успех зависит от двух факторов: подготовки и реакции. Придется собрать бумажки о финансовом положении должника и методично изучить кредитора с его интересами и методами работы. А потом главное: держать удар и не поддаваться на провокации во время разговора.

Да-да, легко сказать, трудно сделать. Кстати, мы можем взять все это на себя: подготовим и проведем переговоры в ваших интересах. Вжух ― и Добби свободен!


 
Как мы спасли от субсидиарки учредителя телеком-компании

Опубликовано: Май 16, 2019 в 4:28 пп

Категории: Без рубрики

Дело: А40-194822/2015
Размер проблемы: 5 млн руб
Начало проекта: ноябрь 2018
Внедрение: 5 месяцев
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 84 н/час
Темп: нужно вчера
Результат: выигран суд
Стоимость: шестизначная, в рублях

Клиенты часто приходят к нам, когда уже все. Так было и в этот раз: компанию признали банкротом, управляющий подал заявление о привлечении экс-директора и учредителя к субсидиарке. Оба в суд не явились, и первая инстанция дала добро. Десятидневный срок обжалования прошел, определение суда вступило в законную силу. Казалось бы, конец, финальные титры.

Но нет, на этом этапе в дело включились юристы «Игумнов Групп».

Как только мы ознакомились с материалами, сразу же захотелось выиграть. В нас взыграло чувство справедливости, потому что история выглядела как настоящая подстава.

Лучше поздно, чем никогда

Вот смотрите: наша клиентка создала компанию, которая занималась поставками телеком-оборудования. Дела шли хорошо, и в какой-то момент она привлекла к управлению бизнесом наемного директора, а сама занялась другими проектами. Спустя пару лет ей прилетает субсидиарка. Причем узнала об этом она только тогда, когда суд уже вынес определение. Сначала извещения отправлялись по неправильному адресу, а потом, когда адрес наконец-то исправили, ответчицы не было в городе и она их не получила. Ну как так-то?!

Плюсы проекта
Никто не успел накосячить до нас.
Мы ― первые юристы, которых клиентка наняла для защиты своих интересов. Поэтому мы смогли сами придумать и воплотить стратегию с нуля. Исправлять ошибки за предшественниками не пришлось.

Доверительные отношения.
Да, мы умеем работать с разными людьми и всегда готовы обосновать свои действия, прояснить непонятные моменты и развеять сомнения. Но когда клиент доверяет юристу, работа идет намного эффективнее. В этом деле было именно так.

Наша тема.
Это, мягко говоря, не первый процесс по субсидиарке, с которым мы работаем. 
Минусы проекта
Нужно вчера.
Бывает, что времени мало, а бывает, что его нет совсем. В этом деле все сроки вышли еще до того, как мы включились в работу.

Сильный противник.
Нашим оппонентом был опытный арбитражный управляющий М.Ю. Василега. На его счету 300 процедур банкротства.

Это апелляция, детка!
Апелляционная инстанция рассматривает только те доказательства, которые были представлены в суде первой инстанции. А значит, никакие новые документы мы приобщить не могли. Это нешуточное ограничение.

Дальше ― больше. Управляющий привлек к субсидиарке и директора, и бенефициара бизнеса солидарно. В качестве оснований он выбрал 1) неподачу в срок заявления о банкротстве и 2) непередачу бухгалтерской отчетности. Но постойте, учредитель по закону никакую отчетность передавать никому не обязан. Он физически не имеет к ней доступа. Кроме того, суд в своих выводах опирался на современную редакцию закона о банкротстве, хотя обстоятельства дела относились к 2015 году, когда действовала другая редакция.

Эти косяки сразу бросились нам в глаза, и стало ясно, что, во-первых, есть серьезные основания для пересмотра дела, а во-вторых, нужно проверить доводы управляющего о неплатежеспособности компании. Со слов нашей клиентки, финансовых проблем у фирмы не было. Но прежде всего нужно было убедить суд в том, что по этому делу должен быть восстановлен срок подачи апелляции. Без этого все остальные доводы никто бы не стал слушать. А восстановить сроки обжалования ― та еще задача! Шаблонных подходов тут нет и быть не может

Как выиграть время

Подать апелляцию можно в течение 10 дней с того момента, как суд первой инстанции вынес определение в полной форме. В нашем случае прошел почти месяц, причем для этого пришлось работать на сверхзвуковых скоростях! Мы подали ее через 3 дня после первой встречи с клиенткой.

Как же восстановить срок? Есть официальный перечень оснований, которые ВС считает уважительными. Среди них:
  • тяжелая болезнь апеллянта,
  • задержка в отправке апеллянту копии судебного решения,
  • неразъяснение судом порядка обжалования…

… и все в таком духе, нашего случая нет. Значит, нам предстояло опираться на субъективные доводы, разъяснять специфику и убеждать суд в своей правоте. Мы сделали упор на два довода:

1. Клиентка не была извещена о времени и месте судебного разбирательства. В тот момент, когда суд направил извещение, она была на отдыхе в другой стране.

Но слов недостаточно, нужны доказательства. Мы разыскали документальные подтверждения поездки: вместе с ходатайством о восстановлении срока направили в суд копии почтовых отправлений и справку из отеля с конкретными датами пребывания, чтобы никаких сомнений не было ― наша клиентка не получила извещение и никак не могла защитить свои права.

2. Процесс в первой инстанции шел с нарушениями. Применялись некорректные основания, а в своем определении суд вообще опирается на нерелевантную редакцию закона о банкротстве. Поэтому решение первой инстанции можно и нужно пересмотреть! Все это мы расписали в апелляционной жалобе и дополнении к ней. Подробности ― ниже.

Что такое подстава и как с ней бороться

В своем заявлении управляющий не указал конкретную дату наступления неплатежеспособности, но сослался на то, что заявление о признании компании банкротом должно было быть подано не позднее 26.03.2015. Все долги, набранные после наступления неплатежеспособности, вменяются в субсидиарную ответственность. Дату управляющий обосновал тем, что обнаружил у компании-должника «АТ Лайн» задолженность по аренде перед контрагентом.

Смотрим внимательно на договор аренды. Он был заключен 01.10.2014 и действовал до 30.04.2015. В договоре прописан график платежей за каждый месяц. Оплата за март должна была пройти 20.03.2015, то есть до наступления неплатежеспособности, а за апрель деньги были внесены авансом — еще 31.10.2014. Итого: после предполагаемой даты возникновения неплатежеспособности, 26.03.2015, никаких новых обязательств не возникло, а значит, в субсидиарку вменять нечего.

И еще один момент: само по себе наличие долга не является основанием для признания должника неплатежеспособным. Сумма задолженности перед арендодателем 5 млн. А в балансе «АТ Лайн» за 2015 год указаны активы общей стоимостью 23,6 млн. В основном это дорогое оборудование. Компания не только была в состоянии заплатить по счетам, но и выходила в прибыль.

Внимание, вопрос: куда исчезло это оборудование? Думаю, туда же, куда и директор «АТ Лайна», который не явился ни на одно судебное заседание и, кажется, не очень обеспокоен субсидиаркой в 5 млн. Ну, по сравнению с 23 млн, которые стоит оборудование, — это действительно копейки. Забегая вперед, скажу, что управляющему до сих пор не удалось обнаружить эти активы.

Второе основание управляющего, непередача отчетности, и вовсе не касается нашей клиентки. Передавать отчетность управляющему в случае банкротства компании обязан гендир, точка.

Оставьте здесь свой e-mail, чтобы получить соответствующие параграфы закона о банкротстве. 


Скорее всего, управляющий включил этот пункт в заявление в расчете на директора, но суд, привлекая солидарно двоих ответчиков, не стал разделять для них основания. 

Лирическое отступление



В дополнении к своей апелляционной жалобе мы сделали еще одну интересную вещь ― указали, что считаем неправильным применять к событиям 2015 года правовые нормы 2018. Когда речь идет о материальном праве, нужно брать ту редакцию закона, которая действовала в 2015. В этой статье мы подробно объяснили, почему так думаем.

В этом деле мы ничего не выигрывали от замены одной редакции на другую. Расчет был другим:
  • во-первых, это красиво. И правильно;
  • во-вторых, указав на нарушение, допущенное судом первой инстанции, мы скорее убедим апелляционный суд в необходимости пересмотра дела;
  • а в-третьих, если суд согласится с нашими доводами, появится прецедент, на который мы можем ссылаться в будущих делах.


Решение суда и бесплатный совет
Первым вопросом, который должен был рассмотреть суд, было восстановление сроков. Если бы наши доводы подкачали, то на этом бы все и закончилось. 

Но нам удалось доказать главное: суд первой инстанции вынес решение с многочисленными нарушениями, а ответчица была лишена возможности защитить свои права. Вот поэтому сейчас нужно разобраться во всем как следует

Дальше было уже легче. Мы сумели отбиться по всем пунктам, потому что, черт возьми, опирались на логику.

Результат 1: с нашей клиентки не взыскали ничего, и вся сумма долга осталась висеть на гендире. Справедливость восторжествовала. Апелляция отменила определение первой инстанции, постановление вступило в законную силу ― все танцуют!

Результат 2: если мы разбираем обстоятельства прошлого, то применять надо ту редакцию закона о банкротстве, которая действовала в соответствующий период. А не современную ― и теперь это зафиксировано в судебном решении. А значит, в будущих делах мы можем на него ссылаться. Это действительно важно, потому что весь прошлый год суды лихорадило и устойчивой позиции по данному вопросу в практике не было. Надеемся, что теперь будет. И мы своей работой этому поспособствовали.

Оставьте здесь свой e-mail, чтобы получить судебные акты по этому делу


А теперь обещанный совет. Он касается всех акционеров, бенефициаров и участников. Контролировать бизнес, стоять над душой у гендира, проверять отчетность, перепроверять и сомневаться ― ваши святые обязанности. Примерно так написано в законе о банкротстве.

А если вдруг вы этого не сделаете, то на вас будет очень удобно повесить всех собак. Именно это случилось с нашей клиенткой. Получается, у вас два варианта: постоянно дергаться и заработать нервный тик — или прийти в «Игумнов Групп» на консультацию, чтобы разобрать риски и составить план по защите личных активов.

И да, к нам можно прийти в последний момент. А можно даже позже. Мы знаем несколько юридических способов вернуться в прошлое и исправить его
Бриллианты навсегда?

Опубликовано: Май 2, 2019 в 11:45 дп

Категории: Без рубрики

Есть мнение, что драгоценности и драгметаллы – грамотная инвестиция в будущее. В отличие от денег, они не обесцениваются, да и приставам проще найти счета, чем тайник с сокровищами. Посмотрим, как обстоят дела на практике.

Что говорит рынок

«Золото никогда не падает», ― говорили они. Вот график цен на золото в долларах за последние 10 лет: серьезное падение было не так давно, в 2016-м. Причина ― то ли избрание Трампа, то ли финансовая реформа в Индии. И хотя с тех пор котировки потихоньку растут, золото уже не назовешь беспроигрышным вложением.





Источник: https://goldprice.org

Бриллианты золота не слаще: в 2015 году цены на алмазы обновили четырехлетний минимум.


Что касается украшений, то в качестве инвестиций можно рассматривать только эксклюзивные произведения, которые имеют историческую или культурную ценность. Ширпотреб с годами точно подешевеет, но и вещи с историей могут не оправдать ожиданий инвестора.


Например, в 2016 году бриллиантовое ожерелье с застежкой-бантом, которое принадлежало императрице Екатерине II, попытались продать на Sotheby’s. К сожалению, никто из покупателей не предложил больше оценочной стоимости в 5 млн долл. «Ну и ладно, не больно-то и хотелось», ― подумал владелец колье и снял его с торгов до лучших времен. Аукционные дома отмечают моду на ту или иную эпоху или дизайнера. Если вещь не в тренде, придется терпеливо ждать подходящего момента для продажи. На это могут уйти десятилетия.





Ну, не знаю — по-моему, отличное колье. Фото: www.bradshawjewelers.com

И тут мы подходим к самому интересному: чтобы выгодно продать ценную вещь, нужно, прежде всего, ее сохранить. От воров и пожаров спасут сейф и сигнализация, а как быть с приставами, если они вдруг придут описывать ваше имущество? Или вас вдруг начнут банкротить? Чтобы понять, в каких случаях ваши драгоценные активы могут забрать за долги и как этому помешать, обратимся к закону.


Что говорит закон


Четкого определения предметов роскоши закон не дает. Как правило, к ним относят вещи, которые позволяют реализовать повышенные требования к комфорту и не являются необходимыми для удовлетворения базовых потребностей. Это предметы искусства, транспортные средства премиум-класса, меха и, конечно, драгоценности.


Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» делит последнюю категорию на драгоценные металлы и драгоценные камни, а также выделяет ювелирные изделия ― то есть предметы, изготовленные из драгоценных металлов и их сплавов, имеющие пробы не меньше минимальных.


И все это при банкротстве включается в конкурсную массу. То есть драгоценности и предметы роскоши, которые принадлежат должнику, можно продать, чтобы расплатиться с кредиторами.


Чтобы убедиться в этом, оставьте свой e-mail здесь. Мы пришлем вам соответствующую статью закона о банкротстве.




Единственное исключение ― личные ордена и награды должника. Но только личные, дедушкин орден у вас могут отобрать.


«И все же, по сравнению с недвижимостью, банковскими счетами, машинами и яхтами, драгоценности кажутся более удобным активом. Серьги и часы не надо нигде регистрировать, а значит, их легко спрятать. К тому же, в шкатулку жены приставы не полезут, ведь она не имеет никакого отношения к моему бизнесу», ― примерно так рассуждают потенциальные субсидиарщики.


Жаль их расстраивать, но на самом деле нет. Давайте разбираться.


Семейные реликвии


Все драгоценности, приобретенные в браке, считаются совместно нажитым имуществом. Если одного из супругов привлекают к субсидиарке, то из семейного имущества выделяется его доля, которая и будет взыскана судебными приставами (или включена в конкурсную массу при банкротстве физлица-субсидиарщика).


Взыскать эту долю можно либо в натуре, либо деньгами. В браке неважно, на кого были оформлены предметы роскоши. За долги одного из супругов их могут отобрать у пары. Итого: дарить жене бриллианты ― круто, но спасти имущество таким образом не удастся.


Оставьте свой e-mail, чтобы получить на почту текст закона.




Единственный способ сделать это ― заранее заключить брачный контракт, в котором будут прописаны специальные условия для подарков. Например: все подаренные мужем драгоценности принадлежат жене и являются ее личной собственностью. Главное, не увлекайтесь: если договор получится очевидно не выгодным для одного из супругов, управляющий сможет его оспорить. И уж точно надо быть крайне осмотрительным в его составлении, когда процесс привлечения вас к субсидиарке идет полным ходом.


Как они узнают


Это только кажется, что драгоценности нельзя отследить:


1. Крупные покупки редко оплачиваются наличкой. Все-таки, времена спортивных сумок, набитых купюрами, прошли. А раз есть банковская транзакция, значит, управляющий сможет ее увидеть в выписке, которую банк обязан ему предоставить. Обычно АУ анализируют сделки должника, совершенные за 3 года, предшествующих банкротству.


2. Этот пункт для любителей заграничного шопинга. Во-первых, все выплаты по Tax free документируются. Следы таких покупок можно проследить и через много лет. Во-вторых, дорогие вещи, купленные за рубежом, придется задекларировать. Если вы летите самолетом, то декларация потребуется при общей стоимости покупок от 10 000 евро. Для других видов транспорта лимит еще ниже: 500 евро.


Пассажирскую таможенную декларацию, или ПТД, заполняют прямо на границе. Не стоит обольщаться — мол, достаточно снять с вещей бирки, и никаких проблем с таможней не будет. Если в результате досмотра у вас найдут незадекларированные ценности, то вам грозит в лучшем случае штраф, в худшем ― уголовная ответственность. Поэтому про декларацию лучше не забывать, и грамотный управляющий точно поднимет декларации из ваших отпусков.


3. Часто людей губит собственное тщеславие. Мы не раз наблюдали, как спрятанные украшения появляются в инстаграме хозяйки, где их видят не только умирающие от зависти подружки, но и довольные кредиторы.
Все еще думаете, что успеете спрятать предметы роскоши в надежном месте и никаких проблем не будет? Вот история про надежное место.


В 2013 году приставы арестовали за долги коллекцию из 160 украшений, принадлежавшую экс-владельцу сети ломбардов. Как нетрудно догадаться, ювелирка была основным активом должника. Драгоценности хранились не дома, а в банковской ячейке. Это не помогло — все вещи были выставлены на продажу.


Вот еще несколько свежих кейсов.


При обыске в доме бывшего главы Карелии Андрея Нелидова приставы изъяли медали, драгоценности, часы и другие безделушки. Всего получилось 17 наименований. Скорее всего, эти вещи продадут, чтобы выплатить штраф в 27,5 млн, к которому суд приговорил Нелидова.


В Иркутске пристав буквально снял с должника часы, когда тот отказался отдавать другое имущество. Видимо, мужчина слишком оживленно жестикулировал рукой в часах.
А вот наш собственный печальный опыт: приставы арестовали имущество жены должника, проигнорировав брачный договор, в котором русским по белому было написано, что это ее личные вещи. И хотя потом нам удалось доказать в суде, что арест был незаконным, вещи до сих пор никто не вернул.


Моя прелесть


Как видите, надежной инвестицией предметы роскоши не назовешь. Но мы в «Игумнов Групп» не даром специализируемся на защите личных активов. Дальше речь пойдет о том, как сохранить драгоценности, если вы уже в них вложились.


Вот четыре главных совета:


1. Заключите брачный договор, если состоите в браке или собираетесь его зарегистрировать. Пропишите в нем, кому принадлежат ценные вещи. Да, это срабатывает не всегда: выше мы привели кейс, в котором брачный договор проигнорировали и драгоценности просто разворовали. Тем не менее, грамотно и своевременно составленный договор увеличит ваши шансы сохранить активы. А если дело дойдет до развода, договор тем более пригодится.


При составлении брачного договора надо учитывать, что это обычная сделка, которая может быть оспорена как по банкротным основаниям (в течение 3 лет), так и по гражданским нормам (срок исковой давности до 10 лет). Важно принимать в расчет не только требования семейного законодательства, но и условия оспаривания подобных сделок. Для проработки брачного договора выбирайте профильного юриста, у которого есть опыт в обеих областях указанного права, или просто приходите в «Игумнов Групп».


2. Опередите приставов и реализуйте драгоценности сами. Важный момент: чтобы сделки не оспорили, они должны быть реальными. Необходимые условия ― платежеспособность покупателей и рыночные цены.


3. Не храните ценные вещи дома. Первым делом приставы нагрянут по адресам вашей регистрации и фактического проживания. Они обязательно заглянут во все дома, которые вам принадлежат.


Банковская ячейка тоже не подойдет, потому что банк обязан передавать управляющему информацию о ваших активах. А вот квартира любимой тети ― отличный вариант, тетя не обязана открывать приставам. Так что любителям роскоши настоятельно рекомендуется поддерживать хорошие отношения с родственниками и друзьями.


Ну а если вы не собираетесь изменять своей привычке жить в роскоши в окружении антиквариата и предметов искусства, то смотрите следующий пункт.


4. Приходите к нам, чтобы составить индивидуальный план защиты предметов роскоши. Каждый, кто разбирается в драгоценностях, знает, что в мире нет двух абсолютно одинаковых бриллиантов: даже при одинаковой огранке чистота у них разная и характеристики будут отличаться. То же самое и с кейсами по защите личных активов ― повторов нет. Мы предлагаем «ювелирную» работу с законами. Никаких ctrl+c ctrl+v.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.