Monthly Archives: Июнь 2019

Защита директора от субсидиарной ответственности

Опубликовано: Июнь 27, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А40-27915/2017
Размер проблемы: 7,5 млн руб.
Начало проекта: июль 2018
Внедрение: 11 месяцев
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 115 н/часов
Темп: размеренный
Результат: выигран суд, определение засилено в кассации
Стоимость: шестизначная, в рублях

Компания «ФАРКОН» занималась строительством. И последние годы дела шли из рук вон плохо, в полном соответствии с экономическими спадом в стране. Бывший директор компании обратился к нам, когда банкротство уже вошло в завершающую стадию — конкурсное производство, — а его самого стали привлекать к субсидиарке.

Нас рекомендовал знакомый адвокат корпоративной практики — и правильно сделал. Субсидиарка — это особый жанр со своими тонкостями, о которых коллега мог не знать. Зато мы каждый месяц завершаем по 3-4 суда по субсидиарной ответственности и накопили серьезный опыт.

Плюсы проекта
Ответственный клиент.
Клиент повел себя очень грамотно и сохранил не только бухгалтерские документы, но и вообще все, что относилось к делу.

В Москве.
Мы любим путешествовать по России и выигрывать суды в других городах. Но выигрывать в Москве приятнее: уже вечером можно отметить с коллегами.

Проект с «нуля».
Мы были первыми юристами, к которым обратился клиент. Не пришлось исправлять чужие ошибки: можно было сразу все сделать правильно.

Один ответственный за результат.
Мы были единственными, кто представлял интересы клиента. Когда мы сами принимаем решения и несем за них ответственность, все получается просто и эффективно.

Запас времени.
Пусть небольшой, но запас у нас был: за 5 дней мы успели приготовиться к первому заседанию.

Знакомая тема.
Субсидиарка — это наша тема. Каждую неделю к нам обращаются клиенты-субсидиарщики, обеспечивая непрерывную практику. Вот, почитайте, как мы отбились от субсидиарки в 5 млн.
Минусы проекта
Практика против нас.
Непередача документов арбитражному управляющему — самое распространенное и простое основание для привлечения к субсидиарке. В большинстве подобных случаев суды удовлетворяют требования управляющих.

Профессиональное нападение.
Заявление против нашего клиента подал арбитражный управляющий — профессионал в сфере банкротства и субсидиарки. Это опытный противник, который знает все нюансы.


Погнали!

Это мы только пишем весело, а работаем как настоящие зануды. Любой проект для нас начинается с методичного ознакомления с материалами как обособленного спора по субсидиарке, так и основного банкротного дела. Знаем, что многие коллеги не совсем понимают, зачем надо рыть так глубоко, но мы много раз видели, как мелкие детали помогали выиграть дело и не экономим время на погружении в тему.

Вот что выяснилось в ходе «раскопок»:

Общая сумма долговых претензий от восьми кредиторов составляет 7 411 836,61 руб. Конкурсный управляющий в своем заявлении указал два основания для привлечения нашего клиента к субсидиарной ответственности.

  1. Непредоставление бухгалтерских документов.
  2. Неподача заявления о банкротстве в месячный срок.

Что это означает на практике?
  • Первое основание — самое распространенное в делах о субсидиарке. До недавнего времени привлечь по нему было элементарно: достаточно было формальных оснований — факта непередачи документов. В декабре 2017 года ситуация изменилась: Верховный суд выпустил постановление, которое обязывает суды исследовать причинно-следственную связь между непередачей/искажением документов и наступлением убытков у кредиторов.
  • Второе основание: неподача заявления о банкротстве в месячный срок с момента возникновения признаков неплатежеспособности. Чтобы привлечь по этому основанию, надо обосновать

а) дату наступления неплатежеспособности (вплоть до конкретного дня) и

б) сумму долгов, которые организация набрала после этой даты. Только они вменяются в субсидиарную ответственность по этому основанию.

Исходя из этого, мы стали строить свою позицию.

Позвони мне, позвони

Довольно быстро выяснилось, что наш клиент неоднократно пытался передать документы арбитражному управляющему, но тот каждый раз был то занят, то в командировке, то в суде…  В итоге гендир плюнул, запаковал бухгалтерскую отчетность в конверт и отправил на адрес арбитражного управляющего. А по поводу остальных документов, отправил смс из разряда: «как доки потребуются — обращайся, они тебя ждут».

Тогда наш заказчик еще не знал, что его просто разводят. И расчет АУ понять можно: его бонус — это до 30% от суммы, которую получится взыскать с субсидиарщика. Такая схема оплаты часто провоцирует управляющих на подставы. Мы это называем «субсидиарным терроризмом».

Поведение управляющего в этой ситуации было недобросовестным: он сам уклонялся от получения документов и в то же время обвинял нашего клиента в их непередаче.

Чтобы помешать управляющему использовать это основание, мы плотно поработали с доказательствами своей позиции:
  • через нотариуса зафиксировали всю Whatsapp- и sms-переписку. Да-да, если все делать по уму, то любые электронные сообщения могут быть приняты судом как доказательства. Главное, чтобы они соответствовали требованиям законодательства;
  • подняли детализацию звонков клиента, где были десятки вызовов на контактный номер АУ;
  • собрали доказательства направления письма с бухгалтерской отчетностью от бывшего директора в адрес управляющего;
  • запарились и собрали все-все-все сведения, которые имели отношение к деятельности компании, включая первичные учетные документы. А потом повторно отправили на адрес управляющего письма и телеграммы: дорогой АУ, отзовись и забери документы.

Последнее мы сделали, чтобы использовать в нашу пользу мало кем замеченное мнение Верховного суда о том, что документы компании могут быть переданы и в ходе судебного процесса о привлечении к субсидиарной ответственности. В этом случае к ответчику не применяются презумпции закона о том, что требования кредиторов не были погашены из-за отсутствия документов. А значит вопрос с субсидиаркой по этому основанию переходит в плоскость доказывания убытков, вызванных их несвоевременной передачей. А это уже совсем другая история.

Причем мы действительно были готовы передать все сведения. В них не было ничего страшного: только реальные цифры, сделки и никаких нарушений.

Конечно, так бывает не всегда. Мы знаем случаи, когда первичные документы никому показывать нельзя. Такие дела удается выиграть, только если убедить суд, что непредоставление отчетности не повредило кредиторам.

Весомым доказательством нас снабдил и сам управляющий: в своем заявлении он ссылается на данные бух. отчетности, которую якобы в глаза не видел. Но ведь магию нельзя использовать вне Хогвартса, как же так?

Даты решают

Что касается второго основания, то в своем заявлении управляющий упустил ключевой момент: дату наступления неплатежеспособности. Именно с нее отсчитывается месячный срок, в который руководство компании должно подать заявление на банкротство. А если нет срока, то нет и просрочки.

Это косяк. Как видите, АУ — профессионал в сфере банкротств —  совершил ошибку. Такое случается, и довольно часто. И если даже профи может облажаться, то что уж говорить о людях, которые имеют дело с субсидиаркой впервые.

Вот, почитайте наш недавний кейс. Там мы использовали дату наступления неплатежеспособности как защиту против одного из кредиторов.

На первоначальном этапе нам было важно не раскрыть свою позицию, чтобы не дать АУ время исправить свои ошибки. Поэтому в предварительном судебном заседании мы поговорили ни о чем, а ставку сделали на молниеносное рассмотрение дела в первом заседании по существу. Для этого надо было доказать недобросовестность нашего оппонента как можно убедительнее и эффектнее, и не оставить ему шанса на отложение. Мы предусмотрели все варианты развития событий и подготовили к каждому аргументы и ходатайства.

Но арбитражный управляющий облегчил нашу задачу и до суда не дошел. Наверное, понадеялся на то, что его доводов хватит, чтобы убедить судью. Он ведь выбрал самое легкое основание для привлечения к субсидиарке. Видимо, до сих пор прокатывало. Или же просто испугался: за попытку подставить человека можно и по лицу получить.

Суд глубоко исследовал позицию и задал нам дал кучу вопросов. Спустя час неясных аспектов не осталось, поэтому суд вынес определение после первого же заседания — как и задумывалось. Оно было в нашу пользу: в привлечении к субсидиарке отказать. Управляющий остался с носом.

Оставьте свой e-mail, чтобы скачать определение суда первой инстанции.


И вновь продолжается бой

Апелляция — это дежавю: те же действующие лица, те же требования и те же доказательства, что и в прошлый раз. Не буду повторяться и сразу расскажу, что в этот раз было нового.

Во-первых, управляющий развил небывалую активность и, наконец-то, сгенерировал дату наступления неплатежеспособности. Благо в судебном акте были описаны все его ошибки.

Во-вторых, «проснулся» один из кредиторов, ВТБ. Банк пропустил суд первой инстанции, но зато подготовился ко второй.

По мнению ВТБ, передать документы управляющему — не право, а обязанность директора. Он должен был достать управляющего из-под земли и кинуть в него папками. Затем банк попытался отложить заседание: якобы в отсутствие управляющего дело рассматривать нельзя.

Мы на это возразили, что банк не представил отзыв заранее, а значит налицо нарушение процессуальных норм.

Отложение в апелляции тоже не входило в наши планы: обычно в таких случаях суд отменяет судебный акт первой инстанции. Мы указали на то, что управляющий подал ходатайство о рассмотрении дела в свое отсутствие, поэтому никаких оснований откладываться нет. Суд с этим согласился. Так мы не позволили ВТБ повлиять на исход дела.

Касательно доводов АУ о дате неплатежеспособности — здесь уже было все просто: апелляция рассматривает только те доказательства, которые были представлены в первом разбирательстве. Судебный состав нас услышал, и новую дату не стали принимать в расчет.

Апелляция оставила определение первой инстанции без изменений.

Оставьте свой e-mail, чтобы скачать определение суда второй инстанции.


И вот тут арбитражный управляющий почувствовал едкий запах горелого мяса — с такими выводами в судебных актах об его бездействии и недобросовестности, рукой подать до взыскания убытков с него лично. Естественно, без последнего рывка он нас отпустить не мог.

И снова здравствуйте

В кассации наши уважаемые оппоненты, управляющий и представитель ВТБ, решили схитрить. Напоминаю: до сих пор они обвиняли бывшего директора в том, что он не передал отчетность в ходе конкурсного производства, и эти доводы мы отбили. А теперь они указали на непередачу отчетности в процедуре наблюдения. Внезапно! Причем, указали хором: этот финт есть и в кассационной жалобе АУ, и в отзыве банка.

Хорошая попытка, ребята, но мимо. Если в первых двух инстанциях речь шла только о конкурсном производстве, то и кассация будет рассматривать только его —  никаких новых доводов и доказательств. Третья инстанция нужна для того, чтобы проверять, где накосячили первая и вторая, новые доводы и доказательства тут не принимаются. И мы с удовольствием напомнили об этом в суде.

Кассация с нами согласилась. Постановление апелляции оставили в покое, то есть без изменений. И правильно, жонглировать датами и переобуваться в воздухе — так себе приемы.

Оставьте свой e-mail, чтобы скачать постановление кассации.


Что в итоге

В этом деле было много «неизвестных»: неуловимый АУ, внезапно проснувшийся кредитор, три инстанции. И при этом действовать нужно было быстро: настоящий блицкриг.

В любом кейсе есть несколько веток, по которым может пойти суд. Приходится думать на много ходов вперед. Плюс надо быть готовым к тому, что соперники могут жульничать и быстро ловить их за руку. При этом еще стараешься «чувствовать» зал и угадать, что из твоих аргументов зайдет, а что — нет.

В общем, вы поняли, юрист «Игумнов Групп» — это микс из шахматиста, ниндзя и стендапера. Что и позволяет нам выигрывать суды, которые другие считают безнадежными. Если кто-то вам сказал, что ваш случай именно такой — вы точно наш клиент. Звоните!
5 мифов о субсидиарной ответственности

Опубликовано: Июнь 20, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

1. Мне это не грозит

Мы часто слышим, что кейсы по субсидиарке — это сказки, придуманные хитрыми юристами ради заработка. Окей, давайте просто посмотрим на цифры: по данным Федресурса, в прошлом году общий объем субсидиарки, на которую привлекли контролирующих лиц, составил 330,3 млрд. руб. Для сравнения, в 2017-ом было в 2 раза меньше. А в этом, 2019, году, требований уже подано выше триллиона. Для общего понимания — это больше годового бюджета Литвы или Сербии.

Субсидиарная ответственность появилась в нашем законодательстве не так давно, в 2009 году, и поначалу к ней действительно привлекали редко. Но с каждым годом количество кейсов растет. В этом заинтересовано, прежде всего, государство, Кредитор № 1.

Ради того, чтобы расширить круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарке, и продлить сроки для привлечения, в 2017 году даже переписали закон о банкротстве. Как видите, все очень серьезно, поэтому мы настоятельно рекомендуем каждому, кто занимается бизнесом, изучить тему субсидиарки и просчитать свои риски. Кстати, готовы вам в этом помочь.

2. С меня нечего взять

Еще одна распространенная ошибка — недооценивать умственные способности кредиторов и управляющих. К первому судебному заседанию большинство субсидиарщиков действительно подходят под определение «гол как сокол». Но стоит только поднять их сделки за последние несколько лет, как открывается удивительный мир дач, машин и яхт… Грамотный управляющий все это найдет и оспорит, когда дело дойдет до банкротства физического лица.

Еще один пример того, что «нечего взять» — понятие относительное — это ситуация с единственным жильем должника. До недавнего времени считалось, что оно неприкосновенно. Но в конце 2018 года ВС вынес определение по делу Анатолия Фрущака, и оказалось, что единственное жилье может быть включено в конкурсную массу, например, если должник злоупотребляет правом.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы скачать Определение ВС по этому делу:


Как видите, у кредиторов достаточно возможностей, чтобы взыскать долги даже с тех, у кого на первый взгляд нет вообще ничего. Поэтому поверхностного взгляда тут недостаточно, нужна глубокая экспертиза:

Пункт 1: вы приходите к нам на консультацию.

Пункт 2: юристы «Игумнов Групп» проверяют ваши активы и сделки до того, как этим займутся кредиторы.

3. Моя хата с краю

В любой компании есть люди, которые принимают решения, и люди, которые получают профит. Наемные гендир и главбух рулят бизнесом, а бенефициары и учредители получают часть прибыли, оставаясь в стороне. Или, наоборот, у фирмы номинальный директор, который ничего не знает о реальном состоянии дел. Если компания обанкротится, то все эти ребята окажутся в одной лодке. Название лодки — КДЛ.

Контролирующим должника лицом последняя редакция Закона о банкротстве признает и гендира, и главбуха, и номинала. А еще акционера, учредителя и вообще кого угодно, если этот кто-то мог отдавать распоряжения должнику или получить выгоду от его недобросовестных действий.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить статьи Закона о банкротстве, касающиеся КДЛ:


То есть, КДЛ может быть и физлицо, и юрлицо, если выяснится, что компания-должник была зависима от другой организации.

А этот абзац мы хотим посвятить всем номиналам страны. Нет, суд не освободит вас от субсидиарки только потому, что вы руководили компанией формально, а на деле ничего не решали. Согласно позиции Верховного суда, номинал должен отвечать по долгам бизнеса наряду с другими КДЛ. Возможно, часть ответственности удастся снять, если вы раскроете информацию о теневых бенефициарах бизнеса. Но это не точно.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить Постановление Пленума ВС:


Чтобы вас признали КДЛ, вообще не обязательно работать в компании-должнике или иметь с ней деловые отношения. Вы можете быть другом или родственником директора. Или бывшего директора. Простор огромный: по сути, любой совершеннолетний гражданин РФ — потенциальный КДЛ.

4. Нас не догонят

«Раз дело о банкротстве завершено, то привлечь меня к субсидиарной ответственности уже нельзя» — эту мудрую мысль я слышал не меньше ста раз. И ни разу мне не смогли объяснить, откуда она взялась.

В этой статье мы разбираем сроки исковой давности подробно и с упоением. Краткое содержание такое:

В общем случае подать заявление можно в течение трех лет с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать об обстоятельствах для привлечения КДЛ к субсидиарке.

С процедурой банкротства этот срок коррелирует слабо, но связь все же есть. Управляющий обязан опубликовать сообщение о банкротстве юрлица в «Коммерсанте». Считается, что в этот момент все заинтересованные стороны о нем извещены, и с этого момента отсчитывается трехлетний срок. Итого: допустим, через год после публикации в Коммерсе банкротство завершилось. У кредиторов есть еще как минимум 2 года, чтобы вас привлечь.

5. Ответственность разделят по справедливости

Многие потенциальные должники почему-то думают, что им могут вменить в ответственность только сумму убытков, которые они лично причинили компании своими действиями или бездействием. Все не так просто.

По разным основаниям — разный размер субсидиарки.

1. Если привлекают за неподачу заявления в месячный срок, то суд должен определить сумму долгов, которую набрал каждый отдельный гендир за время своего руководства компанией. Вменить в субсидиарку можно только их. Еще придется учесть состав участников Общества на дату наступления признаков неплатежеспособности — по новым правилам они солидарно разделят ответственность своих директоров.

2. За непередачу или искажение бухгалтерской и корпоративной документации привлекают на общую сумму долгов компании. Гарантированно этот вариант светит последнему исполнительному органу, будь то директор или ликвидатор. Но могут привлечь и нескольких гендиров, сменявших друг друга в предбанкротный период — в этом случае привлечение будет солидарное. А вот участники могут выдохнуть — по этому основанию вас привлечь невозможно.

3. За действия или бездействия, которые причинили ущерб кредиторам, КДЛ привлекают солидарно на всю сумму долгов по реестру требований. Это правило работает даже в том случае, если КДЛ сделали неправомерных действий на рубль (например, продали дебиторку по стоимости ниже номинала), а общая сумма долгов миллионы — привлекут в итоге на миллионы.

Правда, в теории вы можете заявить о соразмерном снижении суммы ответственности пропорционально объему ваших правонарушений. Это значит, что вы признаете свои косяки и гарантированно получите субсидиарку, но в сниженном объеме. Выбирая между вариантами сдаться сразу или побороться, бизнесмены обычно склоняются ко второму. По крайне мере, наши клиенты — точно.

На практике определить, с кого сколько — непростая задача. Это вам не счет в ресторане разделить. Поэтому суды предпочитают привлекать нескольких соответчиков к субсидиарке солидарно на всю сумму требований кредиторов. В статье про главбухов мы уже рассказывали о таком кейсе. И посыл суда здесь понятный: сначала рассчитайтесь с кредиторами, а потом в отдельных судебных процессах можете разбираться между собой, определять конкретную степень вины и выставлять друг другу регрессные требования.

Это был далеко не полный список заблуждений, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

«Игумнов Групп» предупреждает: чем раньше вы перестанете верить в сказки, тем больше у вас шансов сохранить свои деньги.

Мы проводим сеансы разоблачения мифов и снятия лапши с ушей ежедневно с 9 до 18 по адресу Раушская набережная, ⅘, 3 этаж.
Вредные советы для потенциальных субсидиарщиков

Опубликовано: Июнь 13, 2019 в 8:00 дп

Категории: Без рубрики

Мы заметили, что люди ведут себя странно, когда их пытаются привлечь к субсидиарке. При этом большинство наступает на одни и те же грабли! Рассказываем о самых распространенных ошибках с помощью гифок.
Делайте так, и вас обязательно привлекут.

1. Не торопитесь.



Решайте проблемы только по мере их поступления. Пока вам не прилетел иск по субсидиарке, и беспокоиться не о чем. Может быть, его вообще не подадут.


2. Гори оно огнем


Вашу компанию банкротят? Первым делом уничтожьте ее документацию. Нет первичных документов нет проблем.


3. Клонируйтесь


Создайте организацию с похожим названием и переведите все активы бизнеса на нее. Готово, так их точно никто не найдет.


4. Проявите щедрость ― раздарите имущество


Иск по субсидиарке все-таки подали? Пора спасать личные активы. Раздарите всю свою недвижимость и другие ценности родственникам и знакомым, лучше всего несовершеннолетним детям. Только не стоит забывать, что это всего лишь формальность. Подарили авто теще продолжайте на нем ездить. Переписали квартиру на друга живите в ней как жили.


5. Верьте в правосудие


В суде разберутся и без вас. Пропустите заседание по своему делу, а заодно и срок для подачи апелляционной жалобы. Да, направлять в суд своего представителя тоже не нужно.


6. Не переплачивайте


Если вы все-таки обратились к юристу, ни в коем случае не выбирайте профи по субсидиарке. Это все ерунда и плата за бренд, юрист общей практики справится не хуже. Да тут же все очевидно, даже студент 100% выиграет.


7. Не раскрывайте все карты


Напустите туману, юристу вовсе не нужно знать обо всех ваших делах. Избегайте точных дат и сумм. Забыли рассказать о родственниках и наследниках? Ничего страшного, это лишние детали.


8. Обязательно расскажите юристу, как ему нужно работать



Вы точно знаете лучше, да и вообще любой, кто посмотрел пару фильмов про адвокатов, знает, как выиграть суд. Давайте побольше советов, контролируйте каждый шаг и не забывайте звонить хотя бы по 8 раз в день.


9. Сдайтесь



Проиграли в первой инстанции? Все, это конец. На апелляцию и кассацию даже рассчитывать не стоит, в интернете пишут, что это пустая трата денег.


Готово! Теперь вы точно знаете, как стать субсидиарщиком.

А если у вас другие планы, то просто позвоните в «Игумнов Групп». Мы знаем, как избежать субсидиарной ответственности и не делаем тупых ошибок.
Как с главбухов взыскивают долги бизнеса

Опубликовано: Июнь 5, 2019 в 8:00 дп

Категории: Без рубрики

Главбух – не учредитель и не бенефициар бизнеса, а просто наемный работник, пусть и высокооплачиваемый. Такой же, как дизайнер или HR. Вот только в отличие от этих ребят, в случае банкротства компании он рискует собственным имуществом.

За что могут привлечь

Список обязанностей главного бухгалтера определяется законом о бухучете, трудовым договором и должностной инструкцией. Обычно он включает в себя:
  • организацию бухгалтерского учета деятельности компании;
  • составление отчетности на основе этого учета;
  • контроль за оформлением бухгалтерских документов.

Среди оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности одно напрямую связано с обязанностями главбуха — это искажение бухгалтерской отчетности и/или непередача ее арбитражному управляющему. По этому основанию к ответственности может быть привлечено только то лицо, на которое соответствующие обязанности были возложены приказом.

До лета 2017 привлекали, в основном, директоров. Но с 01.07.2017 все изменилось: законодатели расширили список КДЛ и в него впервые попали главные бухгалтеры.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить письмо ФНС с подробным комментарием о статусе КДЛ:



Одновременно увеличили срок для привлечения должников к субсидиарке. Вот в этой статье мы подробно разобрали изменения.

Итого: основанием для привлечения бухгалтера к субсидиарной ответственности могут стать как ошибки или нарушения в отчетности, так и участие бухгалтера в серых схемах. Вот, на что управляющий точно обратит внимание:
  • Не хватает ключевых документов бухгалтерского учета. Особенно плохо, если нет первичных документов, подтверждающих цифры, указанные в балансе (или обосновывающие изменение этих цифр от периода к периоду).
  • Бухотчетность содержит не всю информацию о хозяйственной деятельности компании. Часть сделок не отражена в учете.
  • Бухгалтерская отчётность была специально искажена, чтобы скрыть информацию о доходах и снизить налоговую базу.
  • Бухгалтер участвовал в выводе активов, фиктивном банкротстве, уклонении от выплат по кредиторской задолженности.

Выглядит довольно угрожающе. Теоретически у АУ есть масса возможностей привлечь главбуха к субсидиарке на значительные суммы даже за мелкие ошибки в отчетности.

Нет чека на ручку? Арифметическая ошибка? Просрочен платеж? ― отлично, привлекаем.

Но может быть, все не так плохо? Дальше мы посмотрим, как обстоят дела на практике.

Кого уже привлекли

Я порылся в кейсах по субсидиарке с участием бухгалтеров и отобрал самые интересные. Вот они.

Совмещение должностей

Банк «СахаДаймондБанк» признали банкротом в 2011 году. В 2017 АСВ обратилось в суд, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности его бывших руководителей – директора и главного бухгалтера.

АСВ удалось доказать, что в результате их совместных действий банк выдал несколько займов без обеспечения и потерял платежеспособность. Кроме того, из банка были выведены ценные бумаги на общую сумму 28,5 млн руб., и на распоряжениях об их переводе стояла подпись главбуха. Еще один немаловажный фактор ― главбух входил в совет директоров.

Этого оказалось достаточно, чтобы бухгалтера признали контролирующим должника лицом и привлекли к ответственности солидарно с бывшим директором. В этом кейсе сыграли роль два фактора:
  • бухгалтера поймали на выводе денег. Это не ошибка по невнимательности, а явный умысел;
  • главбух входил в совет директоров, а значит, речь идет не о наемном счетоводе, а об одном из руководителей банка. Поэтому неудивительно, что суд признал его КДЛ.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу


Степень вины

Это дело печально известного «Инкасбанка». Его основателя, Александра Гительсона, сначала посадили за мошенничество, а когда он отбыл срок, АСВ тут же предъявило иск по субсидиарке.

В качестве ответчиков по заявлению были указаны сам Александр Гительсон, как председатель совета директоров, а еще председатель правления банка Татьяна Лебедева и главбух Людмила Саморукова.

В 2007-2008 г.г. они перевели на зарубежные счета Гительсона сотни млн долларов и еще на 1 млрд. руб. выдали необеспеченных кредитов. После того, как Гительсона признали виновным по уголовному делу, доказать это было нетрудно: работает преюдиция.


Основная сложность у АСВ возникла с тем, как разделить сумму субсидиарки между соответчиками.


Суд дважды привлекал всех троих ответчиков к субсидиарной ответственности, при этом сумма делилась пропорционально доказанной вине каждого: 5 млрд. взыскали с Гительсона, 5,9 млрд. — с председателя правления и 282 млн — с главбуха. Но кассация всякий раз возвращала дело на пересмотр.

На третий раз АСВ плюнуло и не стало делить ответственность. В новом заявлении оно попросило взыскать всю сумму с троих ответчиков солидарно. 20.03.2018 г. это требование было удовлетворено.

Вопрос ответственности главбуха действительно непростой. Он подчиняется руководителю компании и начальство при желании может на него надавить.  Тем не менее, в делах по субсидиарке главбуха обычно привлекают не на какую-то часть долга (например, только по сделкам, которые он визировал), а на всю сумму солидарно с директором.

На всякий случай поясню, что это значит: суд взыскивает с нескольких ответчиков общую сумму задолженности. Их всех будут трясти одновременно и каждый обнаруженный актив пойдет на погашение долга. Может случиться, что один соответчик погасит 100 %, а другой будет гол как сокол и ничего не потеряет. Солидарная ответственность увеличивает шансы кредиторов получить назад свои деньги, вот только для должников этот механизм справедливым не назовешь.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Убытки с пенсии

Не могу обойти стороной дело пенсионерки Галины Гавриловны Ахмадеевой. Она подрабатывала бухгалтером в ООО «Темп» по договору. В 2014 выездная налоговая проверка выявила нарушения в отчетности компании: они работали по системе ЕНВД, хотя в некоторые месяцы оборот превышал допустимый для нее лимит.

Ошибка могла быть ненамеренной ― ООО занималось перевозками, и им часто задерживали выплаты компенсаций за проезд льготников. Но по итогам проверки ФНС досчитала «Темпу» еще 2,7 млн руб. налогов.

Этим дело не ограничилось. На пенсионерку завели уголовное дело за уклонение от налогов, правда потом его закрыли по амнистии. И вот после всего этого ФНС подала заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего директора компании и главбуха Галины Гавриловны.

В действиях ответчиков суд не нашел оснований для субсидиарки, ведь ошибка в выборе системы налогообложения не является необходимым условием банкротства. Вместо субсидиарки с них решили взыскать убытки, т. к. своими действиями КДЛ все-таки нанесли вред кредиторам.

По поводу этих убытков пенсионерка обращалась в вышестоящие инстанции, вплоть до Конституционного суда. Это помогло лишь отчасти: из суммы, которую с нее взыскали КС исключил штрафы, но она осталась должна налоговой 5,7 млн.

В этом деле все закончилось хорошо. Галине Гавриловне удалось отбиться от убытков совсем недавно, в 2019 году. Апелляция признала, что пенсионерка не определяла действия должника, а лишь работала по представленным ей документам.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу


Но каждый раз надеяться на хэппи-энд было бы наивно. Вместо этого предлагаю осмотреться по сторонам и прикинуть, какие шансы у бухгалтеров пополнить ряды субсидирщиков.

Дальше ― больше

Не буду вас обманывать, пока бухгалтеров нечасто привлекают к субсидиарной ответственности. По этой теме даже нет никакой статистики, видимо, речь идет об очень маленьком проценте среди всех банкротных дел. Но не стоит забывать, что еще 5-7 лет назад такой же экзотикой была субсидиарка.

С 2017 года у кредиторов появилась возможность привлекать главбухов. И такой возможностью грех не воспользоваться, правда? После принятия нового закона обычно наступает небольшое затишье. Нужно время, чтобы разобраться в нюансах и наладить механизмы работы. Так вот, кажется, скоро это затишье для главбухов закончится. Уже есть понимание, за что и как их можно привлечь, кроме того сложилась практика, на которую суды будут опираться в будущем.

Бухгалтеров будут чаще привлекать к субсидиарке. Чтобы защититься, можно сделать одно их двух: поменять профессию или составить план по защите своего имущества с помощью «Игумнов Групп».

Если вы крутой бухгалтер и не хотите бросать любимое дело, мы ждем вас.


 
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.