Monthly Archives: Август 2019

Как мы спасли собственника полиграфической компании от субсидиарки
Дело: А54-3780/2018
Размер проблемы: 2 млн
Начало проекта: май 2018
Внедрение: 15 месяцев
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 160 н/часов
Темп: затянутый
Результат: выиграны суды двух инстанций ― апелляция и кассация
Стоимость: шестизначная, в рублях

Компания «Зебра» занималась полиграфией: печатала этикетки и рекламные буклеты на заказ.

Работа шла на арендованном оборудовании (это важно!), а бумага покупалась у проверенного поставщика с отсрочкой платежей. В таком формате бизнес успешно существовал многие годы, пережил финансовый кризис и приносил стабильную прибыль.

И вот в какой-то момент поставщик бумаги решил подмять компанию под себя. Собственник «Зебры», в свою очередь, с бизнесом расставаться не захотел. И бывший партнер, в прошлом военный, начал против него «боевые действия» ― подал иск о взыскании задолженности по отсроченным платежам. Арбитражный суд требования удовлетворил, вот только взыскать в испол. производстве удалось всего 90 рублей. Больше на счетах компании к этому моменту уже ничего не было.

А ведь бывшие партнеры могли просто договориться между собой, бизнес-то был прибыльный. Со временем должник бы расплатился с кредитором, как это происходило уже многие годы. Но тут дело с самого начала было не в деньгах, а в личных отношениях.


Очевидно, что следующая фаза войны ― банкротство типографии. А тут и новая редакция закона удачно подоспела!

По новым правилам кредитор может привлекать собственников и топ-менеджеров к субсидиарке и без банкротства. Для этого ему достаточно получить определение суда о прекращении процедуры в связи с отсутствием финансирования. Что и было сделано: кредитор сообщил об отсутствии денег на оплату банкротных расходов и попросил суд прекратить производство по делу «Зебры». А затем подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Клиент, получив иск, сразу обратился к нам. Он понимал, что в суде легко не будет, и искал для своей защиты проверенных, «битых» профи. Да, мы как раз такие.

Ознакомившись с материалами дела, мы получили следующую картину:

Плюсы

1. Мы первые
Клиент сразу обратился к нам за помощью, и исправлять ошибки предшественников в этом деле не пришлось.

2. Доверие клиента
Клиент в этом деле полностью положился на нас. Это позволило сосредоточиться на нашей основной работе, не отвлекаясь на лирические отступления и психологическую помощь. Отлично, мы ведь юристы!

3. Один стейкхолдер
Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

4. Знакомая тема
Наша любимая защита от субсидиарной ответственности: можем, умеем,  массово практикуем.

Минусы

1. Страшная месть
В данном случае дело с самого начала было не в деньгах: бюджет войны явно не соответствовал возможному профиту. Кредитор, прежде всего, хотел мстить бывшему партнеру за личную обиду. Отсюда логично вытекает второй минус.

2. Русские не сдаются
Кредитор был настроен, мягко говоря, решительно. Его не останавливали ни безуспешные попытки взыскать долг и обанкротить компанию, ни проигрыши в судах.

3. Заявили постфактум
Заявление о привлечении нашего клиента к субсидиарке кредитор подал уже после того, как прекратил банкротное дело. В последнее время так делают все чаще. Главная проблема ― разобраться во всех нюансах деятельности компании, которая завершилась еще несколько лет назад.

4. Профессиональный противник
Для защиты своих интересов кредитор нанял серьезную команду, поэтому во всех судах у нас шла нешуточная борьба.

5. КДЛ
Клиент являлся единственным участником и генеральным директором Должника с момента создания компании и до момента введения процедуры банкротства. А значит, признавался контролирующим должника лицом по умолчанию.

6. А у нас в Рязани…
Мы находимся в Москве, но выигрываем суды по всей России. Чтобы работать в других городах, нужны а) время, б) деньги. Это дело слушалось в Рязани, Туле и Калуге, так что нам пришлось искать помощников для ознакомления с материалами и выучить наизусть расписание поездов.

Кто кого и за что

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности было подано 07.05.2018, то есть вне рамок дела о банкротстве, которое завершилось в августе 2017 года из-за отсутствия финансирования.

В нем кредитор указал всего одно основание: неподачу заявления о банкротстве юрлица в месячный срок с момента наступления неплатежеспособности. По мнению кредитора, неплатежеспособной компания стала 25.01.2015, когда у нее появилась задолженность по аренде полиграфического оборудования. По закону, в течение месяца после наступления неплатежеспособности контролирующее должника лицо должно подать на банкротство компании. А все долги, набранные после этого срока, кредиторы могут взыскать с КДЛ.

Смотрите, как правильно делают оппоненты, ― в качестве основания для субсидиарки кредитор указывает обязательство не перед собой, а перед другим, более ранним, контрагентом Должника.


Едем дальше. Точная сумма иска ― 2 149 254 руб., это задолженность по платежам за поставки с 27.01.2015 по 26.11.2015 плюс проценты, плюс пошлина.

Причинами наступления неплатежеспособности оппоненты называют наличие задолженности за аренду типографского оборудования и на последующие действия Должника по расторжению этого договора. Без оборудования компания физически не могла осуществлять свою деятельность, а значит, эти действия и привели к невозможности рассчитаться с единственным кредитором! Заметьте, это тоже весьма неплохой ход!

В доказательство своей позиции заявитель ссылался на документы, собранные в рамках исполнительного производства. А там действительно было сделано очень много: и допрошены собственник типографии и арендодатель оборудования, и истребованы все документы между ними, и исследована масса других интересных моментов. В общем, кредитор ― молодец! Бился основательно, и чувствуется, что судебные приставы проявили рвение не пропорциональное своей зарплате.

Резюме: оппоненты действуют достаточно грамотно, творчески и активно. По крайней мере, нет очевидных ошибок и недоработок. А значит, нас ждут интересный процесс и возможность посостязаться с сильным противником! Но мы не были бы узкопрофильными юристами по субсидиарке, если бы сразу не заметили здоровенную брешь в аргументации соперников. Сейчас расскажу по порядку.
Раз ошибка, два ошибка

В одном заявлении были нарушены и материальные, и процессуальные нормы права. Бинго!

1. Во-первых, право подавать на субсидиарку вне процедуры банкротства у кредиторов появилось только с июля 2017, а обстоятельства, которые выступают основанием для привлечения, относятся аж к 2015 году. В тот момент закон не позволял кредиторам такого.

В соответствии с нормами Конституции, закон не имеет обратной силы. К обстоятельствам прошлого должны применяться нормы закона, который действовал тогда. Вот тут мы подробно разбираем этот принцип. Получается, что сама подача заявления на субсидиарку была незаконна.

А если говорить точнее, то процессуальные нормы права дали кредиторам возможность подавать заявление вне рамок дела о банкротстве, при условии, что банкротная процедура была прекращена после 1 сентября 2017 года. Между тем, наши оппоненты не до конца поняли этот момент и совершили стратегическую ошибку ― прекратили банкротное дело 17 августа 2017 года. Им не хватило всего 2 недели, чтобы дальнейшая подача заявления о субсидиарке стала легитимной.

Это первое нарушение.

2. Дата наступления неплатежеспособности в заявлении не была обоснована объективными факторами. А между тем, в 2015 году компания вела активную предпринимательскую деятельность и чувствовала себя прекрасно. Это подтверждается и положительным балансом, и многочисленными операциями по счету.

Кроме того, мы нашли несколько платежей в пользу кредитора, совершенных после даты, которую он указывал в качестве момента возникновения признаков неплатежеспособности. Возникла нелепая ситуация: оппоненты говорят, что компания неплатежеспособна, а компания в это время перечисляет им деньги.

Что касается задержки платежей арендатору оборудования, то он получил свои станки обратно и не предъявлял никаких претензий ни к компании, ни к ее директору. По бухгалтерии указанная задолженность не значится. Судебного акта о ее взыскании не имеется.

Кстати, сомнения вызывает не только дата наступления неплатежеспособности, но и то, что наш клиент своими действиями довел фирму до этого состояния. По нашему мнению, расторжение договора аренды оборудования наоборот было экономически обосновано, т.к. снимало финансовую нагрузку на компанию, которая к этому моменту уже не имела торговой выручки.

Вооружившись этими железобетонными доводами, мы пошли выигрывать суд. И… попали в какое-то болото.

Обычно судьи специализируются на определенных вопросах и понимают законодательство в этой области достаточно хорошо. В этом же процессе все было вязко, тяжело и муторно. Мы разжевывали каждую запятую, суд откладывался, оппоненты высказывали свое мнение, суд откладывался, мы ссылались на судебную практику, суд откладывался, оппоненты приносили практику в свою пользу и… суд снова откладывался.

Копеечное и заведомо выигрышное дело растянулось на 8 месяцев ― как суд на миллиарды по банкирам. Вроде уже и школьнику было понятно, кто тут молодцы, а кто мимо проходил, но мы продолжали ездить и ездить в Рязань.

Наше терпение иссякало, клиент нервничал, суд пытался понять, о чем идет речь, пока не наступил первый рабочий день нового 2019 года. В этот день суд прекратил мучения и привлек нашего клиента к субсидиарке. Хотя вообще-то даже вопрос об этом не должен был подниматься, согласно нормам процессуального права. Печально, но… во всем этом было два жирных преимущества:

  1. У нас на руках были все основания для подачи апелляционной жалобы. Более того, удовлетворив заявление кредитора, суд допустил еще одно нарушение и таким образом снабдил нас новым доводом.
  2. Клиент нам доверяет. Несмотря на проигрыш в первой инстанции он не стал метаться по рынку и остался с «Игумнов Групп». Это бесценно.

В общем, мы сразу засели за апелляционную жалобу, нечего тянуть.
Второй шанс

Чем хороша апелляция? Она разбирает нарушения, допущенные в первой инстанции. То, что доктор прописал для нашего случая.

В жалобе мы подробно расписали свои претензии: снова указали на даты, к которым относятся события дела, и на дату подачи заявления. Сослались на доказательства платежеспособности клиента – баланс, выписку по счету, а также письменное заявление от арендодателя об отсутствии претензий.

Кроме того, мы задействовали финансового аналитика и проанализировали состояние «Зебры» в тот момент, когда, по мнению кредиторов, наступила неплатежеспособность. Финансист изучил всю бухгалтерию компании и не нашел признаков банкротства. Готовую аналитическую записку нам удалось приобщить к материалам дела.

Апелляция не принимает новые доказательства, но у нас-то не новый документ, а выводы, сделанные профи на основе уже представленных суду материалов. Да, да, мы тоже умеем играть красиво! ))


В подготовке к апелляции мы продемонстрировали 146 % занудства. И это сработало. Суд вдумчиво анализировал материалы дела: 3 (!) судебных заседания. И нам, и нашим оппонентам выделили достаточно эфирного времени, чтобы аргументировать свои позиции. В общем, все действующие лица уже были в теме и смогли сконцентрироваться на главном.

Апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в привлечении нашего клиента к субсидиарке, ограничившись взысканием с него символических 3000 руб. госпошлины за рассмотрение жалобы.

Судебный акт нас приятно удивил: на двадцати страницах суд подробно отразил наши доводы и расписал, почему нельзя применять современные нормы законодательства к эпизодам прошлого, а также подтвердил, что нельзя считать компанию неплатежеспособной просто потому, что у нее есть долги. Хотелось подписаться под каждым словом, аплодируем стоя. Чтобы понять объем проделанной работы, рекомендую почитать постановление апелляции, т.к. формат кейса не позволяет мне расписать весь тот объем информации, что был нами изучен и заявлен в суде.

Чтобы получить текст постановления, оставьте свой e-mail здесь:

]
Но этим дело не закончилось. Кредитор по-прежнему жаждал крови и не собирался сдаваться.
Истина в последней инстанции

Одним из оснований для обращения в кассацию стал тот факт, что суд второй инстанции приобщил к материалам дела нашу аналитическую записку. По мнению кредитора, это нарушило его права. Вот так поворот!

Оппоненты каждый раз выискивали, за что бы зацепиться: то расторжение договора аренды, то долг перед другим контрагентом, то вот эта приобщенная в апелляции аналитика.

Не буду утомлять вас историей о том, как шел процесс. Долго и очень занудно, если честно. Скажу только, что кассация никакого нарушения на увидела и справедливо указала на то, что аналитическая записка — это просто анализ уже имеющихся доказательств. Решение второй инстанции осталось в силе, а наш клиент благополучно избежал субсидиарки.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Эпилог

Самое удивительное во всей этой истории ― то, что она началась на ровном месте. Люди много лет работали друг с другом и поднимали неплохие деньги, все бизнес-процессы были отлажены, платежи регулярно падали со счета на счет.

А потом вжух ― и сразу приставы, банкротство и перспектива субсидиарки. Так тоже бывает. Поэтому если у вас в бизнесе все хорошо, то, во-первых, мы за вас рады, а во-вторых, советуем подготовить план по защите активов. Вдруг впереди черная полоса, как у нашей «Зебры»?

Для начала достаточно прийти на консультацию в «Игумнов Групп» ― узнаете, как сохранить свои деньги, а бонусом получите шикарный вид на «Зарядье» и Кремль.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Комбо: субсидиарка и ипотека. Как сохранить недвижимость? Многие думают, что ипотека и субсидиарка — вещи далекие друг от друга. Мол, ипотека — это между мной и банком, поэтому другие кредиторы не могут претендовать на залоговую недвижимость.

На самом деле нет. Забрать ипотечную квартиру за долги вполне реально. Более того, это можно сделать даже если это жилье — ваше единственное.
Варианты

Если ничего не делать и ждать, то после получения исполнительного листа, кредиторы пойдут по одному из двух вариантов:  либо они начнут вас банкротить, либо возбудят исполнительное производство. Вот что будет происходить дальше:

1. Банкротство.

В случае вашего личного банкротства, банк будет вынужден предъявить свои требования по кредиту и включиться в реестр требований кредиторов. В противном случае долг перед ним будет списан автоматически при завершении банкротства, чего банк допустить никак не может.

Далее, квартира оценивается и выставляется на торги по правилам Закона о банкротстве.  80 % вырученной суммы заберет себе банк, до 7 % уйдет на гонорар управляющего, а остальное поделят между собой кредиторы. Все, финита ля комедия. Вы перебираетесь жить в картонную коробку (или на яхту — тут уж кому как повезло).

Чтобы получить выдержки из Закона о банкротстве по торгам, оставьте свой e-mail здесь:


2. Исполнительное производство.

Здесь все интереснее.

Чтобы претендовать на имущество, находящееся в залоге у банка, кредиторы должны сначала пойти в суд. И попросить обратить взыскание на залоговое имущество. Так как приоритетным правом получения денег от продажи квартиры по умолчанию обладает банк, то суд должен будет проверить экономическую обоснованность подобного хода. А именно: останутся ли деньги на выплату кредиторам, после того как банк заберет свою долю (тело кредита + проценты).

Отсюда очевидный вывод: чем больше денег вы успели погасить банку, тем выше шансы, что суд примет решение о реализации квартиры на торгах. То, что ипотечное жилье является вашим единственным — никого волновать не будет.

С судебным актом об обращении взыскания на предмет залога, кредиторы бегут к судебному приставу и тот выставляет квартиру на торги по правилам ФЗ “Об исполнительном производстве”. Чтобы получить эти нормы закона на почту, оставьте свой e-mail здесь:


Что делать?

Единственная рабочая стратегия по спасению ипотечного жилья — это его грамотное переоформление на третье лицо (ключевое слово — “грамотное”). А для этого надо дружить не только с головой, но и с банком.
Платить, нельзя задерживать

Чтобы дружить с банком, достаточно платить по кредиту в полном объеме и без опозданий. Это простое правило осложняется тем, что на ваши банковские счета могут наложить обеспечительные меры. Ходатайство об этом обычно подают одновременно с иском по субсидиарке (убыткам / взысканию долга / поручительству и т.д.). Вполне вероятно, что суд удовлетворит эти требования и ваши банковские счета заморозят. Поэтому лучше заранее продумать, как вы будете вносить платежи по ипотеке.

Платить банку надо в любом случае. Просрочка, после которой на ипотечную недвижимость можно обратить взыскание, прописана в кредитном договоре. После ее истечения квартиру могут забрать.


Чтобы обойти аресты на счетах, у должника есть следующие варианты:

  1. Взять в банке справку о том, что ваш счет используется для погашения обязательств по договору ипотеки. Если представить ее в суде или отправить в ФССП, то существует некая вероятность, что именно этот счет арестовывать не станут.
  2. Все в том же банке узнать реквизиты ссудного счета. Это специальный счет, на котором лежат средства по вашему ипотечному договору. Он не клиентский, снять с него вы ничего не можете, а вот платить ― пожалуйста. Именно поэтому аресты на ссудные счета не распространяются. Это российское ноу-хау и банки с иностранным капиталом ссудные счета недолюбливают и не используют. Так что этот способ подойдет не всем.
  3. Деньги по ипотеке можно вносить и непосредственно на корреспондентский счет банка. Реквизиты этого счета есть и в договоре ипотеки, и на сайте банка. Единственное условие: в графе «назначение платежа» нужно  указать номер своего договора. Иначе деньги зависнут.
  4. Платить через доверенное лицо. Все просто: кто-то из ваших близких гасит вашу ипотеку из своего кармана. В случае ареста вашего расчетного счета, они также могут кидать деньги на ссудный или корреспондентский счет.

Сделайте предложение

Чтобы защитить недвижимость, ее нужно перевести с субсидиарщика на кого-нибудь другого.

Тут возможны 2 варианта действий в зависимости от того, 1) может ли новый собственник полностью погасить ипотеку или 2) будет оплачивать кредит частями в соответствии с ежемесячным графиком платежей.

Рассмотрим оба сценария.
Гасим целиком

Ситуация: новый собственник имеет достаточную сумму денег, чтобы погасить ипотеку целиком.

В этом случае все просто: новый собственник заключает договор займа с нашим ипотечником (для простоты назовем его Субсидиарщиком). В договоре прописываем, что исполнение договора осуществляется путем перечисления денег на расчетный счет в банке-залогодержателе. И фиксируем обязанность Субсидиарщика подать соответствующее заявление в банк о погашении ипотеки.

Также в договоре займа прописываем правила перехода прав на предмет залога от банка к новому собственнику. Нюансов там много, но после совершения 4-5 подобных процедур вы будете знать их все как пять пальцев. Если такое количество попыток для вас слишком большая роскошь, то можно обратиться в “Игумнов Групп”.

Естественно, мы по умолчанию подразумеваем, что перед всеми этими процедурами был внимательно изучен кредитный договор и ограничений на реализацию этой схемы не выявлено (нет запрета на досрочное погашение ипотеки и т.д.).

По итогу, если все сделано правильно, третье лицо становится новым кредитором и владельцем закладной. И оно обладает всеми правами залогодержателя: может обратить взыскание на предмет залога, может получить квартиру в качестве отступного, может требовать ее реализации через торги судебных приставов, а может дождаться банкротства Субсидиарщика и претендовать на свои 80% от суммы продажи по итогам банкротных торгов. В общем, способы последующего переоформления квартиры на нового собственника можно выбирать разные — в зависимости от запущенности ситуации и запаса свободного времени.

Чем-то этот вариант похож на обычную цессию: по факту, банк продает свои права требования вместе с закладной. И верно, зачем крутить-мутить, когда можно просто заключить договор цессии с банком?

Дело в том, что ни один банк не продаст вам “живой” кредит.

Во-первых, сделка цессии  по законодательству требует одобрения коллегиального исполнительного органа кредитной организации — правления банка и, как вы правильно понимаете, ради ваших 20-40-60 млн эти занятые люди вряд ли изъявят желание тратить свое время.

Во-вторых, Новый собственник не является кредитной организацией, а значит не может исполнять ряд свойственных банку обязанностей. Например, вести ссудный счет. А между тем, эти права и обязанности должны передаваться в полном объеме в рамках цессии. Получается сделка изначально идет с пороком. И если на продажу невозвратных кредитов ЦБ еще как-то закрывает глаза, то отчуждение по цессии обслуживаемого долга — нашего регулятора точно не обрадует. А потому все известные мне банки на цессию не соглашаются и предпочитает схемы, схемки и схемочки.

Но это уже детали для тех, кто чуть глубже в теме. Суть первого варианта понятна, переходим ко второму.
Гасим ежемесячно

Ситуация: новый собственник не имеет суммы денег для единовременного погашения ипотеки.

В этом случае, потребуется ввести нового собственника в кредитный договор в качестве созаемщика. Без желания банка этого не сделать. И здесь, помимо знания юридических тонкостей вопроса, потребуются еще навыки ведения переговоров. Нужно будет считать деньги и показывать банку выгоды и риски.

Хуже всего обстоит ситуация у ипотечников, которые уже погасили большую часть ипотеки — в этом случае банк понимает, что даже 80% от суммы реализации квартиры в банкротстве, хватит на погашение оставшегося хвоста по долгу. Ну и смысл ему тратить время на переговоры и схематозы? Проще дождаться вашего банкротства и забрать свое.

Гораздо сильнее переговорная позиция у ипотечников, которые погасили не более 30% суммы кредита. В этом случае, вырученных денег от продажи квартиры на торгах может не хватить на покрытие остатка долга. И банку гораздо интереснее сохранить ситуацию “как есть” — с ежемесячным получением денег по ипотеке, пусть и от третьего лица.

Как бы то ни было, переговоры с банком придется вести в любом случае. И будет хорошо, если у вас есть пониманием того, как в банке принимают те или иные решения: на что можно давить, а про какие аргументы лучше забыть. Опять же, если такого опыта у вас пока не было, то услуги  “Игумнов Групп” — это то, что доктор прописал.

После того, как все вопросы с банком согласованы и документы готовы к подписанию — необходимо их внимательно изучить. Подводных камней там всегда хватает. Например, банк может проталкивать вариант с последующим возникновением у созаемщика прав залога — а это не тот вариант, который может устроить человека, желающего перевести квартиру на себя целиком.

После того, как все документы согласованы и подписаны, вопрос можно считать решенным на 50%. Официальный созаемщик платит деньги по ипотеке и вправе требовать их получения в регрессном порядке с основного должника. А значит у нашего субсидиарщика появляется “дружественный” кредитор со своими правами. И чем больше он платит, тем больше он “дружественный”. ))

Осталось решить вопрос с переходом права собственности на жилье на нового собственника (он же — созаемщик). Здесь без согласия банка, опять же, не обойтись, но если вы дошли до этой стадии, то это уже не проблема.

Варианты переоформления квартиры на созаемщика можно использовать разные. Главное, чтобы сделка делалась с пониманием возможных рисков ее последующего оспаривания. Так что дарение исключено. А в остальном все зависит от вашей фантазии и юридической подкованности.
Альтернативный вариант

Чтобы ипотечная недвижимость перешла на другого человека, не обязательно подписывать соглашение о замене лица в обязательстве. Иногда достаточно просто оформить развод с супругом/ой.

С точки зрения закона, все совместно нажитое имущество делится при разводе. А вот в каких пропорциях — это возможность для творческого подхода. К примеру, если дети после развода остаются с женой, то она может требовать приоритета при разделе жилья. В том числе и ипотечного.

Здесь тонкий момент в том, чтобы банк не заявился в бракоразводный процесс и не потребовал выдела доли одного из супругов с целью обращения на нее взыскания. А такое право у него есть в соответствии с семейным кодексом. Чтобы получить ссылку на соответствующую статью, оставьте свой е-мейл здесь:


Сделка «зашаталась»

Не стоит думать, что остальные кредиторы придут в восторг от такого поворота событий. Их шансы получить деньги тают на глазах. Если вы успели выплатить больше 30 % ипотеки и убедили банк пойти на замену должника или заключили соглашение о разделе имущества при разводе, то интересы кредиторов могли пострадать. А значит, основания для оспаривания этих сделок налицо.

Помимо причинения ущерба кредиторам, самостоятельным основанием для отмены сделок могут стать такие мелкие на первый взгляд детали, как отсутствие доказательств передачи денежных средств (оспаривание по безденежности), неграмотно составленный пакет документов с банком (нарушение требований законодательства в части формы и содержания соглашений), нарушение правил внесения денежных средств третьим лицом и т.д.

Добиться того, чтобы сделка устояла, достаточно просто. Надо заранее знать все нюансы, на которые суд обращает внимание при рассмотрении подобных дел и позаботиться о том, что они у вас не вылезли. Подробнее об оспаривании сделок можно почитать здесь.
Титры

Это был тизер защиты ипотечной недвижимости при субсидиарке. За полной версией приходите в «Игумнов Групп» на личную консультацию. Она будет платной, потому что в отличие от кино, мы не собираем лучшие моменты в рекламном ролике, а наоборот оставляем самые действенные приемы для личных встреч с любимыми клиентами.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как выявить нарушения арбитражных управляющих

Опубликовано: Август 8, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,,

По закону арбитражный управляющий обязан действовать в интересах кредиторов и делать все, чтобы пополнить конкурсную массу. На деле бывает всякое. Когда АУ выполняет свою работу некачественно, страдают и должники, и кредиторы.

Столкнувшись с нарушениями, можно возмущаться и заламывать руки, а можно добиться штрафа, дисквалификации или даже взыскания убытков с управляющего. Вот главные «грехи», за которые можно наказать АУ.
1. Медлительность

Время от времени управляющий должен отчитываться о своей деятельности. Причем делать это нужно в строго оговоренные сроки. Рассмотрим процесс банкротства по порядку:

  1. Первым делом АУ предстоит опубликовать сообщение о введении наблюдения. На это дается 10 дней с момента его утверждения временным управляющим.
  2. Затем следует первый официальный отчет, который сдается по итогам этой процедуры: управляющий готовит пакет документов и отчет о финансовом положении компании, а затем представляет эти данные собранию кредиторов. На собрании им предстоит решить, как быть дальше: вводить процедуру банкротства или нет. Чтобы все участники собрания успели ознакомиться с документами, управляющий должен предоставить им материалы для ознакомления минимум за 5 дней до собрания.
  3. Но это только начало. Следующий пункт обязательной программы ― арбитражный суд. Не менее чем за 5 дней до заседания по делу АУ должен закинуть в суд протокол прошедшего собрания кредиторов и все его материалы.
  4. Если в отношении должника введена процедура конкурсного производства, то управляющий обязан дать об этом объявление в «Коммерсанте» не позднее чем через 10 дней с момента своего назначения.
  5. Затем он также должен будет предоставлять кредиторам периодические отчеты. Срок для ознакомления всегда один ― 5 дней.

Если управляющий затянул и предоставил отчет, скажем, за 4 дня до дня Икс при сроке в 5, то это уже готовое основание для жалобы в Росреестр. Сделать это можно дистанционно, отправив жалобу Почтой России. Наказанием за такой проступок обычно бывает штраф 25 тыс. руб. А если за год таких штрафов наберется два и более, то можно уже говорить и о дисквалификации управляющего на срок от полугода до трех лет. С отстранением от ведения всех процедур, естественно.
2. Невнимательность

Хорошие управляющие получаются из зануд, параноиков и перфекционистов. В этой работе много тонкостей и скучных деталей, про которые при всей кажущейся незначительности нельзя забывать. Например, в законе дотошно прописано, что именно обязательно нужно указать в публикациях по делу о банкротстве. Например:
  • название должника, его адрес, сведения о государственной регистрации юрлица;
  • данные о суде, в котором будет рассматриваться дело;
  • ФИО и данные самого управляющего;
  • наличие заявлений о признании сделок должника недействительными;
  • наличие жалоб на действия;
  • стоимость имущества должника, которое удалось найти;
  • расходы на проведение процедуры банкротства;
  • выводы о наличии признаков фиктивного банкротства;
  • источник расходов на проведение процедуры.

Когда хоть что-то из этого отсутствует, можно подготовить жалобу, а в случае, если отсутствует информация критически важная для кредитора, то есть даже шанс взыскать с управляющего убытки.

Кстати, придраться можно не только к сообщению о банкротстве, но и к любой другой информации, которую опубликовал АУ. Например, к объявлению о проведении торгов. Вот пример из практики: в объявлении не был указан e-mail, и суд признал, что это нарушает права неограниченного круга лиц на получение полной информации о процедуре банкротства. В данном случае обошлось малой кровью ― АУ отделался предупреждением.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебный акт по этому кейсу:


3. Лень

Управляющие ― тоже люди, и часто им бывает в лом делать свою работу как следует. Например, управляющий обязан вносить сведения о процедуре в ЕФРСБ. В системе можно создать сообщения «о собрании кредиторов», «о результатах инвентаризации имущества должника» или «о получении требований кредитора». А можно выбрать раздел «Иное» и свалить все в одну кучу, в которой никто ничего не найдет. Это банальная лень. А еще это нарушение вашего права на доступ к информации. Подобные действия АУ тоже можно обжаловать, практика уже есть.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебный акт по этому кейсу:


4. Забывчивость

Если у арбитражного управляющего возникли проблемы с памятью, то это тревожный звоночек. Он может тупо не опубликовать объявление по рассеянности. А может, например, «забыть» оспорить сделки. На такой случай есть действенное лекарство: закон позволяет обжаловать не только действия, но и бездействие управляющего.

За такой проступок управляющего могут привлечь к административной ответственности. А если кредиторы понесли от его бездействия урон, можно взыскать с АУ убытки.


Последнее особенно актуально, когда из-за склероза управляющего истек срок для предъявления требований третьим лицам. Вот тут мы подробно разбираем сроки.
5. Жадность

Работа управляющего предполагает не только заработок, но и расходы, причем довольно серьезные. Согласно Закону о банкротстве, управляющей обязан каждый год страховать свою профессиональную деятельность минимум на 10 млн руб. Это нужно для того, чтобы в случае чего покрыть убытки от деятельности нерадивых АУ.

Проверить, продлена ли страховка, можно с помощью запроса в саморегулируемую организацию АУ. Он обязан предоставлять туда копию страхового полиса. Также ежегодно АУ должен предоставлять СРО справки об отсутствии судимости и об отсутствии дисквалификации. Если хоть чего-то из этого нет, то управляющий не может вести процесс. По уставу его должны исключить из СРО и снять со всех процедур, вот только заставить руководство СРО следовать уставу бывает непросто. Но мы в «Игумнов Групп» знаем, как это сделать.
6. Скрытность

Часто управляющий ведет параллельно несколько процедур в разных городах. Тут и запутаться недолго. Во время подготовки этого материала мне попался на глаза смешной кейс: дело слушалось в Красноярске, компания-должник работала там же. Собрание кредиторов тоже должно было пройти в Красноярске. Но место для предварительного ознакомления с материалами этого собрания АУ назначил в Чите. Внезапно!

Между этими городами больше 2000 км. Конечно, никто из кредиторов не смог туда добраться и толком ознакомиться с материалами собрания. Очень удобно: делай что хочешь и не получишь в ответ никаких возражений. На подобную наглость управляющего пожаловались сразу несколько кредиторов. В ходе разбирательства АУ попытался оправдаться: дескать, он-то был готов в любой момент прислать материалы на e-mail, но никто не просил. Тем не менее арбитражный суд увидел в его поведении нарушение. Причем это нарушение не было единственным. Печальный для управляющего итог ― дисквалификация на полгода.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебный акт по этому кейсу:


7. Притворство

«Я не могу, у меня лапки» ― очень удобная позиция. Часто арбитражные управляющие действуют именно так. Точнее, бездействуют. Приведу еще один забавный пример из практики, на этот раз в духе «Денискиных рассказов»: управляющий берет больничный и не является на судебное заседание. Ок, никаких проблем. Вот только на заседание по другому своему делу, которое назначено на тот же день, он приходит. Получается, что вся история с больничным ― уловка, чтобы затянуть дело. Вы уже знаете, что делать в таких случаях? Правильно, жаловаться. В Росреестр, а заодно в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих.


Шесть работающих решений

Теперь, когда мы разобрались, за что можно пожаловаться на АУ, предлагаю выяснить во всех подробностях, как сделать это правильно. Возможные пути нейтрализации управляющего:

1. Жалоба в Росреестр.
Да-да, формально за управляющими присматривает именно это ведомство. Пожаловаться можно лично, а можно отправить письмо с уведомлением на адрес ближайшего к вам отделения. Самый технически продвинутый вариант ― e-mail на адрес 00_uddfrs1@rosreestr.ru, это почта центрального отделения в Москве. Но не факт, что получится быстрее, чем бумажным письмом.  Главное ― грамотно составить жалобу с указанием конкретных пунктов Закона о банкротстве, которые управляющий нарушил. В этом вам поможет наша таблица.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить таблицу с обоснованием жалоб на АУ:


Далее сотрудники Росреестра проверяют жалобу и, если она обоснована, то возбуждают административное дело и передают его в арбитражный суд. Тот выносит решение о привлечении к административной ответственности и определяет меру наказания в зависимости от тяжести проступка.

Кстати, обращаться в Росреестр надо по месту нахождения Должника ― если АУ ведет несколько банкротств в разных регионах страны, то придется писать отдельную жалобу по каждому Должнику и подавать ее в местное подразделение Росреестра.

2. Заявление в арбитражный суд.

Росреестр занимается только жалобами по формальным основаниям: нарушение сроков или регламента. Если ваш случай сложнее и требует вдумчивого подхода, то лучше сразу идти в арбитраж. Усилий и времени понадобится больше. Приготовьтесь к составлению позиции, хождению по заседаниям и отложениям.

Если суд признает вашу правоту и найдет в работе АУ нарушение, то дальше все зависит от того, как вы сформулировали просительную часть вашей жалобы. Здесь бывают варианты: можно либо просить суд отстранить арбитражного управляющего от ведения процедуры, либо обязать его совершить какие-то действия, от которых он ранее уклонялся.

А можно просто ограничиться признанием его действий/бездействий незаконными. Чтобы далее выходить на взыскание убытков или возбуждение административного делопроизводства через Росреестр, возвращаемся в пункт 1.

В общем, жалобы в Арбитражный суд более тонкий инструмент, использование которого зависит от исходной ситуации и ваших целей в конкретной процедуре.

3. Иск на взыскание убытков.

Если от действий управляющего пострадали интересы кредиторов, можно претендовать на возмещение убытков. В отличие от простых смертных, привлечь управляющего к субсидиарке нельзя. Единственная возможность получить с него деньги ― это взыскание убытков.

Мы недавно рассказывали, чем убытки отличаются от субсидиарки. Вкратце: чтобы выбить убытки, нужно много-много конкретики. Обязательно распишите, какими своими действиями АУ довел вас до убытков и почему виноват именно он. Это особенно хорошо заходит, если АУ не оспорил какие-либо сделки или «забыл» взыскать дебиторку.

Звучит просто, но на деле привлекаемый всегда может найти оправдание. Поэтому лучше посоветуйтесь с юристами, прежде чем подавать на убытки. Например, с нами. Мы знаем, как отрезать АУ пути к отступлению.

4. Жалоба в саморегулируемую организацию, членом которой является АУ.

Так себе способ. СРО получает от управляющих членские взносы и всегда становятся на их сторону. Плюс СРО подчиняются Минюсту, который видит в каждом нарушении управляющего косяк СРО. Конечно, в таком случае организация не заинтересована в том, чтобы выносить сор из избы. Это примерно как жаловаться папе на сына. Но иногда срабатывает.

5. Жалоба в прокуратуру.

Прокуратура перенаправляет жалобы в СРО и в Росреестр, но в ее конвертах эти документы выглядят более убедительно. По ним точно отработают и дадут ответ.

6. Возбуждение уголовного дела.

Абсолютно рабочий и самый эффективный инструмент для игроков с серьезными ставками и соответствующими бюджетами. Для остальных эффекта от подачи жалобы в Росреестр или в суд будет больше.

Чтобы привлечь управляющего, надо думать как управляющий, а еще лучше ― самому им стать.


Если у вас нет времени на перевоплощение, приходите к нам на консультацию. В «Игумнов Групп» работают юристы с опытом АУ, мы знаем эту кухню изнутри.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как взыскивают долги с ритейлеров Последние несколько лет стали для розницы проверкой на прочность. Реальные доходы россиян падают вот уже 5 лет, естественно, что люди стараются экономить. Поэтому обороты магазинов увеличиваются медленно и в основном за счет роста цен, а не продаж. Выигрывают только крупные сети (этим вообще ничего не страшно) и дискаунтеры (им чем хуже, тем лучше). Над всем остальным ритейлом нависла угроза банкротства. А где банкротство, там и субсидиарка.

Мы знаем, как ритейлеры на нее попадают и что нужно сделать, чтобы с вами такого не случилось. Пункт первый: осмотреться по сторонам и разобраться в ситуации. Давайте посмотрим, кого уже привлекли, потому что учиться на чужих ошибках ― по-прежнему неплохая идея. Мы подобрали для вас самую свежую и интересную практику.
Кого уже привлекли:
автомобильный бизнес и кулинария

Вот, например, сеть салонов «Км/ч». Ребята работали в 18 городах России, продавали в основном авто массового сегмента: Uz-Daewoo, Chevrolet, Skoda, Volkswagen и др.

Проблемы у бизнеса начались в 2016 году, когда последствия кризиса 2014-го проявили себя в полный рост. Сначала обанкротилась их дочерняя структура, а в 2017 году дело дошло и до основного бизнеса. Компанию признали банкротом, а управляющий поспешил обратиться в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя «Км/ч» к субсидиарке. Дожидаться завершения конкурсного производства он не стал, вероятно, опасался, что активы выведут. В иске значилось только одно основание ― непередача документации АУ.

Суд первой инстанции с управляющим согласился и привлек бывшего директора. Апелляция это решение засилила. Вот только пока непонятно, на какую сумму его привлекли: это выяснится после того, как завершится конкурсное производство. Сейчас требований в общей сложности на 5,2 млрд.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Что можно сделать в такой ситуации? По-моему, наступил идеальный момент для переговоров с кредиторами. О том, как это делать правильно, можно почитать здесь.

Еще один свежий пример. Компания НТС торговала продуктами питания в Новосибирске, в частности под брендом «Бахетле». В 2012 году по итогам выездной налоговой проверки ей досчитали налогов на 108 млн, а заодно штрафов и пеней на полмиллиона. Плюс вскрылись фиктивные сделки.

За эти нарушения руководителя и учредителя компании привлекли к субсидиарке. Определение суда почти полностью основывалось на актах проверки ФНС. Совсем недавно, в 2019 году, прошла апелляция по этому делу, ничего не изменилось.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Если вы уже прочитали несколько наших статей, то без труда увидите в обоих делах типичные элементы кейсов по субсидиарке. Основания для привлечения не отличаются от тех, по которым привлекают, например, строителей или владельцев автосервисов. Но в каждой сфере, будь то банковский сектор или сельское хозяйство, есть своя специфика. Особенности субсидиарки ритейлеров:

  1. У ритейлеров много контрагентов и запутанная система обязательств. С момента признания должника банкротом до завершения формирования конкурсной массы может уйти несколько лет. Как правило, иски о привлечении к субсидиарке подают заранее, не дожидаясь окончания формирования конкурсной массы.
  2. В отличие от банков, привлекают обычно только гендира или только учредителя. Структура бизнеса в сфере ритейла подразумевает строгую вертикаль. Субсидиарку обычно взыскивают с верхушки этой вертикали, минуя бухгалтеров, замов и менеджеров среднего звена. Поэтому ответственность обычно ложится на 1-2 КДЛ, среди которых основной ответственный ― гендир.
  3. У торговых компаний есть еще одна особенность ― их достаточно легко готовить к банкротству вследствие мобильности их активов. И в отличии от строителей, многие такой возможностью пользуются. Поэтому случаев привлечения к субсидиарке у ритейлеров значительно меньше, чем на самом деле могло бы быть.

Кого могут привлечь в ближайшее время:
продуктовые сети

Сейчас в числе вероятных кандидатов в субисидиарщики среди ритейлеров ― бывший гендир сети «Я любимый». Сама сеть супермаркетов обанкротилась в 2018 году из-за проблем с ассортиментом и в том же году перешла в собственность конкурента Billa. Пока долгов набралось 4 млрд. Из них 2,7 компания должна Сбербанку и аффилированной с ним компании.

Заявление о привлечении еще не подано, но бывший директор уже значится ответчиком по банкротному делу. В ходе конкурсного производства АУ запросил финансовые документы компании и, скорее всего, попытается найти в них признаки преднамеренного банкротства. Ну а если документы ему не передадут, то это уже готовое основание для субсидиарки.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Похожая ситуация ― банкротство новосибирского ритейлера «Холидей». Юрлицо владеет двумя сетями: дискаунтером «Холди» и магазинами натуральных продуктов «Фермер-центр». Если верить аналитикам, то как раз эти форматы должны сейчас переживать подъем и генерить прибыль. Получается отличный пример из области «ожидание vs реальность»: не всегда глобальные экономические тренды работают в конкретной ситуации. Как раз за такие инсайты мы и любим разборы практики.
Кого хотели привлечь, но не смогли:
«Юлмарт»

А теперь самое интересное. Предлагаю посмотреть на дела, в которых ритейлеров пытались привлечь, но что-то пошло не так. Самый свежий пример ― «Юлмарт». Сразу оговоримся, что в данном случае речь не о классической субсидиарке, а об убытках.

Несмотря на то, что доля онлайн-покупок каждый год растет, у крупного интернет-магазина возникли финансовые сложности. В 2016 году компания взяла кредит в Сбербанке ― 1 млрд. руб. Срок возврата еще не подошел, однако уже через несколько месяцев банк потребовал свои деньги обратно, а не получив их, попытался привлечь бенефициаров к возмещению убытков. Сумма иска — это сам кредит плюс проценты.

Кто прав, кто виноват разбирались два года во всех инстанциях. Первую и вторую банк проиграл, но не сдался и пошел в Верховный суд. ВС отправил дело на повторное рассмотрение. И вот в феврале 2019 кредитор снова проиграл в апелляции. Все суды сходятся в одном: своими действиями бенефициар «Юлмарта» не нанес убытков кредитору, долг он планировал отдать. Все, что случилось после этого ― обычные коммерческие риски, которые принимают на себя все участники бизнеса.

Фактически банк попытался получить долг с бенефициаров, минуя процедуру банкротства юрлица. То есть взыскать субсидиарку под видом убытков. Хитрость не удалась.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Вместо выводов

Тут не будет упорядоченных выводов с циферками: 1, 2, 3. Мы подняли практику с одной стороны и аналитику с другой ― быстро стало понятно, что они противоречат друг другу.
С одной стороны, дискаунтеры и ритейлеры растут, с другой ― именно их руководители и бенефициары попадают на субсидиарку и убытки. Выглядит курьезно, но жизнь полна таких неожиданностей. А жизнь ритейлера — тем более. У магазинов часто сотни поставщиков и десятки кредиторов. А еще нужно дружить с вендорами, помнить об акциях, не тормозить с сезонными предложениями и рулить маркетингом. И чтобы помидоры на прилавке были всегда свежими.

Если вы ритейлер, то поручите защиту активов «Игумнов Групп» и занимайтесь только своим бизнесом.

Мы проведем анализ того, что уже есть, проверим ваши сделки за несколько лет, изучим кредиторов и предложим стратегию защиты, которая не подведет. Ну а вы в это время порвете рынок ?.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.

Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.

Подписаться на рассылку

Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.

Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.