Monthly Archives: Ноябрь 2019

Защита личных активов: соглашение о разделе имущества
Ранее мы уже рассказали про один способ изменить режим собственности супругов ― брачный договор (БД). В той же статье мы разобрали азы того, как это работает. Чтобы не повторяться, освежить знания можно там.

Сегодня мы поговорим про соглашение о разделе имущества. Поскольку основания для оспаривания соглашения такие же, как у брачного договора, мы сделаем акцент на различиях этих двух документов. Напомним, наша цель ― защита имущества от внешних охотников, а не от самого супруга.

Как это работает? В любых стремных ситуациях вы идете к нотариусу, он заверяет соглашение о разделе имущества, это соглашение вы относите в регистрирующие органы (например, Росреестр), и на его основе новым собственником ваших активов становится ваша супруга (или супруг). Готово. А теперь все тоже самое в деталях.

Что это вообще такое

Соглашение о разделе имущества(Соглашение или СОРИ) ― это документ, с помощью которого можно распорядиться нажитыми активами и определить, кому из супругов они будут принадлежать.

В отличие от БД, соглашение обязательно должно устанавливать четкие границы: либо прописываются доли каждого супруга в конкретном имуществе, либо устанавливается раздельный режим собственности. При этом доли все еще могут быть 50/50, главное это указать. Обтекаемые формулировки, что все нажитое ― общее, использовать не получится. Только конкретика, только хардкор.

Заключить соглашение можно после вступления в брак, в процессе развода или уже после расторжения брака. При этом осенью 2019 года Верховный суд разрешил включать в соглашение о разделе как имущество, нажитое в браке, так и личное имущество каждого из супругов, нажитое до брака. Долгое время по этому вопросу не было однозначной практики, поэтому некоторые нотариусы наотрез отказывались заверять такие соглашения. Теперь потенциальный должник может сделать личное имущество совместным и обезопасить как минимум 50% от претензий кредиторов и АУ.


Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту ниже:


В соглашении можно прописать, кому принадлежат квартира, машина, дачный участок и бизнес. Касательно бизнеса нужно написать название компании, а также размер доли и как будет распределяться прибыль компании ― это в принципе поможет как в защите личных активов от кредиторов, так и в случае развода.

Цена вопроса

Соглашение нужно заверить у нотариуса. Это поправка в законе появилась относительно недавно, раньше заверять нужно было только БД.

По вопросу размера пошлины за нотариальное заверение имеется ряд споров. Дело в том, что в отличие от брачного договора, в налоговом кодексе не прописан размер пошлины отдельно для соглашения о разделе имущества. По этой причине с одной стороны может взиматься плата в размере 500 рублей, как равноценного БД документа, с другой ― поскольку отдельно пошлина не прописана, соглашение можно отнести к договорам, которые подлежат обязательному удостоверению. В таком случае пошлина за заверение договора о разделе имущества обойдется в 0,5% от суммы сделки, но не менее 300 рублей и не более 20 000 рублей.

Само соглашение можно составить самостоятельно: готовые шаблоны из интернета никуда не делись. Однако, чтобы соглашение решало поставленные задачи ― защищало активы от кредиторов ― нужно предусмотреть нюансы судебной практики по оспариванию подобных сделок. Цена детальной проработки у людей с подобным опытом начинается от десятка тысяч рублей и доходит до десятка тысяч у.е. Но этот опыт вы можете приобрести и самостоятельно. Пару-тройку лет в юридическом консалтинге, и вы наверняка будете в теме.

В случае регистрации соглашения в Росреестре каждому из супругов нужно будет оплатить ещё госпошлину в размере 1000 руб.  Рекомендуем с этим вопросом не затягивать: был кейс, когда супруги заключили соглашение о разделе имущества в 2010 г., а вот сам переход прав собственности зарегистрировали только через 5 лет,  когда у должника уже были признаки неплатежеспособности. Ну вы поняли, к чему это привело.

БД vs СОРИ

Для наглядности я составила таблицу, чтобы можно было понять различия между брачным договором и соглашением о разделе имущества.


Брачный договор Соглашение о разделе имущества
Срок заключения До или в период брака Во время или после расторжения брака
Регистрация Обязательно нотариальное заверение Обязательно нотариальное заверение и регистрация в Росреестре
Стоимость нотариального заверения Фиксировано 500 рублей 0,5% от суммы сделки, но не менее 300 рублей и не более 20 000 рублей (или 500 руб. если повезет с нотариусом).
Что учитывает Имущество и имущественные права, в том числе по содержанию одного из супругов, распределению дохода каждого из супругов Только имеющееся имущество
Какое имущество можно указать Имеющееся и в будущем приобретаемое. Как личное имущество, приобретенное до брака, так и появившееся в браке. Только имеющееся. Как личное имущество, приобретенное до брака, так и появившееся в браке.
Срок исковой давности для оспаривания Исчисляется с момента расторжения брака Исчисляется с момента подписания соглашения и регистрации в росреестре




Для защиты личных активов мы в «Игумнов Групп» чаще склоняемся к заключению соглашения о разделе имущества. Дело в том, что срок исковой давности и по БД, и по соглашению начинает течь с момента фактического раздела имущества. По крайней мере, к такой позиции чаще всего склоняются суды. При этом, если зарегистрировать в Росреестре имущество по соглашению о разделе имущества, фактический раздел произойдет в этот момент, даже если супруги ещё не развелись. При подписании же БД срок начнет течь только с момента развода, ведь в период брака определяется только режим собственности, а фактический раздел происходит позднее.

Разбор практики

В сентябре 2019 года Верховный суд вынес определение по делу, в котором супруги с целью защиты имущества использовали комбо из брачного договора, соглашения о разделе имущества и договора дарения. К теме о том, что много хорошего ― тоже нехорошо. Дело не наше, но мы решили разобрать его как пример «как делать НЕ надо».

Супруги Петр и Евгения проживали в Самаре. Петр был директором компании «НПВ», у супругов был дом, квартира, земельный участок и даже водоем ― в общем, семья не бедствовала. Поскольку никаких контактов с Петром у нас нет, что в действительности произошло ― мы не знаем. Поэтому судим только по материалам дела.

Будучи директором компании, Петр назначил себе заработную плату в несколько миллионов, взял у компании 4 млн, да ещё и сделал отчуждение имущества в пользу другого ЗАО на сумму 105 миллионов ― все это в период 2012-2013 г.

В конце 2013 г. супруги заключили брачный договор и соглашение о разделе имущества, а еще через 3 месяца распределили имущество между внуками по договорам дарения (ох уж эта неистребимая вера в то, что у детей ничего отобрать не могут!).

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебные акты по этому делу:


А в октябре 2014 г. «НПВ» была признана банкротом. Тут-то и всплыли все зарплаты Петра, не возвращенные деньги и отчужденное в пользу ЗАО имущество. На фоне имевшихся перед компанией долгов финансовый управляющий обратился с заявлением о признании банкротом и Петра ― директора компании. А мы же помним, что при банкротстве под обстрел может попасть имущество обоих супругов. 

Так и что же было не так с соглашениями супругов? Ведь они заморочились и подали всю цепочку сделок под соусом «у нас были благие намерения»: сначала друг с другом разобрались, затем внукам раздарили. Вроде бы молодцы, НО. По факту это дело оказалось показательным с точки зрения допущенных ошибок. Давайте их разберем:

Признаки неплатежеспособности. На момент заключения сделок ― 2013 и 2014 г. ― у «НПВ» уже были долги. Поскольку, будучи директором компании, Петр совершал невыгодные для компании сделки, именно на нем лежит ответственность за эти долги. Наличие признаков неплатежеспособности на момент подписания договоров ― одно из главных оснований для оспаривания сделок в процедуре банкротства.

Заинтересованные лица. По закону супруг, дети и внуки являются заинтересованными лицами, а значит, отчуждение имущества в их пользу попадает в поле зрения финансового управляющего в первую очередь.

Качество имущества. Петр передал супруге почти все ликвидное имущество: дом, квартиру, участок и водоем. Ранее мы уже разбирали, что имущество между супругами должно быть распределено равномерно, в том числе и по ценности. Суды с большим подозрением относятся к вселенской любви, когда почти все принадлежит только одному из супругов. Сильный перевес как в долях, так и в качестве активов может стать основанием для признания соглашения недействительным. Кстати, роль может сыграть место прописки супруга и качество единственного жилья ― будьте внимательны.

Дата подписания. И брачный договор, и соглашение о разделе были подписаны в один и тот же день, а затем в апреле были подписаны договоры дарения на внуков. Сделки о разделе имущества должны выглядеть естественно, а значит и подписаны не в один день. Не путать заключение соглашения и регистрацию в Росреестре ― здесь-то как раз медлить не стоит. Более того, финансовый управляющий рассматривает сделки за 3, а иногда и 10 лет до банкротства. В общем, тут было без шансов.

На что обратить внимание

Часть критериев, по которым соглашение о разделе имущества может быть признано недействительным, совпадает с брачным договором. По этой причине мы не будем их сильно расписывать, а сконцентрируемся на пунктах, которые различаются:

Мнимость сделки. Если недвижимость оформлена на одного из супругов, а фактически ею пользуется другой, у оппонентов могут возникнуть весомые аргументы в пользу того, что сделка была заключена только для вида.

Признак неплатежеспособности. На момент заключения соглашения не должно быть никаких финансовых проблем ни у супругов, ни у бизнеса. Одна просрочка или неоплаченный долг, и финансовый управляющий зубами вцепится.

Регистрация документа. Чтобы соглашение о разделе имущества имело реальную силу, важно зарегистрировать его в Росреестре. При этом не забываем про фактор, что соглашение должно быть составлено, как и зарегистрировано, в период, когда у сторон не было признаков неплатежеспособности ― грустный опыт по этой теме мы уже описали выше. Лучше сделать это сразу после заверения у нотариуса: так это дело точно не уйдет в долгий ящик и вы не провороните тонкую грань, когда на горизонте уже будут все признаки «денег нет, но вы держитесь».

Размер долей и качество активов. Раздел имущества должен происходить равномерно, т.е. нельзя ущемлять права супруга, когда один получает все, а другой ― ничего. Даже если вы действительно готовы отдать супруге последнюю рубашку, не стоит забывать о себе. Равномерно распределите имеющиеся активы с учетом качества и стоимости. А уже потом думайте, что делать со своей частью.

Выводы

1. В соглашении о разделе имущества можно указывать только имеющееся по факту имущество.
2. Из-за неточностей в законодательстве, пошлина за заверение договора может различаться у разных нотариусов.
3. Регистрируйте права собственности на имущество в Росреестре сразу после нотариального заверения соглашения.
4. Соглашение о разделе имущества работает лучше брачного договора, когда: нужна оперативность; вы браке уже слишком долго для того, чтобы брачный договор выглядел логичным; в ближайшее время вы не планируете разводиться или совершать новые приобретения.
5. Чтобы соглашение о разделе имущества не слетело при первой же атаке кредиторов, оно должно быть составлено с учетом судебной практики по оспариванию подобных сделок. Вы знаете к кому лучше обратиться за 100% вариантом.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Защита личных активов: брачный договор
В прошлой статье мы разобрались, как создать неделимый фонд, в котором можно спрятать имущество от кредиторов, приставов, налоговой и других охотников. В этот раз разберем, как в защите личного имущества поможет брачный договор (БД).

Как это работает? В представлении многих наших знакомых примерно так: вас начинают привлекать к субсидиарке; вы берете супругу и бежите к нотариусу; он заверяет брачный договор, по которому супруге достается все, а вы становитесь новоиспеченным бомжом к огорчению своих кредиторов. «Оно и логично: у нее же остаются дети!» ― вечером убеждаете сами себя, попивая виски из хрустального бокала.

Так ли все просто? И действительно ли кредиторы настолько тупы и бессильны? Об этом я расскажу вам ниже, а пока оговорка: мы будем разбирать БД именно в контексте защиты активов от кредиторов. Если же имущество нужно защитить от супруга, эффект будет обратный. Кстати, недавно мы уже рассказывали, что может происходить с имуществом при банкротстве одного из супругов ― это так, для общего понимания перспектив.

Что это вообще такое

По умолчанию все имущество, нажитое в браке, является совместной собственностью супругов. Это правило распространяется на машины, квартиры, дачи, бизнес, акции, патенты, иные объекты интеллектуальной собственности и другие материальные и нематериальные активы. Они принадлежат супругам в равных долях: каждому по половине и неважно, на кого это оформлено.

Исключение из правила ― унаследованное или подаренное имущество. Но если что-то было унаследовано одним из супругов, а другой супруг потратился на содержание этого актива, к примеру, сделал капитальный ремонт квартиры, он будет иметь право на компенсацию этих расходов.

Собственно, брачный договор ― это один из множества инструментов, который меняет режим собственности супругов. С помощью БД пропорция долей может стать не 50 на 50, как предусмотрено законом, а, к примеру, 10 на 90 или еще как. Для этих целей можно также использовать соглашение о разделе имущества, мировое соглашение или и вовсе делить все через суд. У каждого инструмента есть свои плюсы и минусы, своя специфика и область применения, но об этом мы расскажем в следующих статьях.

Какие возможности внутри

Для БД нам потребуются Михаил, его супруга Марина и их активы: 1 дом, 2 квартиры, 3 машины и прекрасный бизнес.

Брачным договором можно регулировать любые имущественные отношения супругов: не только как поделятся дома, машины и квартиры, но и доходы, расходы и содержание супругов в случае развода. Например, можно прописать выплату алиментов или компенсации за долю в совместно приобретенной квартире. Иногда это бывает чрезвычайно важно.

Брачный договор можно составить как до брака, так и во время. В первом случае договор вступит в силу только после регистрации брака.

Важный нюанс ― если какой-то долг возник у супругов до подписания брачного договора, о нем нужно уведомить кредиторов. К примеру, если Марина брала кредит до брака и до сих пор не выплатила, ее банк должен быть в курсе. В противном случае банк сможет оспорить БД в части или полностью. Это особенно актуально если в рамках БД будут как-то ущемлены права кредитора: допустим, Марина пообещает 90% зарплаты отдавать супругу в его личное пользование и затем перестанет платить кредит.

С помощью БД можно изменить предусмотренный законом режим совместной собственности ― это когда все по пополам ― и установить режим долевой или раздельной собственности. В случае раздельной собственности в договоре можно указать, что «кто что заработал и что купил, то тому и принадлежит».

При долевой собственности можно указать конкретные доли в имуществе, к примеру, что все имущество будет принадлежать супругам в соотношении 70 на 30, или прописать по каждому виду имущества персональное соотношение долей.

Также в брачном договоре можно прописать, кому будет принадлежать имущество, которое появится в будущем. К примеру: все купленные в будущем дома будут принадлежать Марине, а машины ― Мише.

Цена вопроса

Нотариальная пошлина за заверение брачного договора составляет 500 рублей (актуально на дату написания статьи).

Типовой брачный договор можно составить самостоятельно, скачав образец в интернете и подогнав его под свои требования. Если самодельный БД будет составлен с нарушениями законодательства, к примеру, в нем будет прописано, что ребенка в школу отвозит жена или муж смотрит футбол не чаще раза в месяц, нотариус не заверит такой договор. Или заверит. И он будет признан недействительным позднее. Тут уж как повезет с нотариусом.

Стоимость проработанного брачного договора колеблется в диапазоне от 5 000 рублей у ребят, которые скачают его из интернета за вас, и до 30 000$ у юристов из международных юридических компаний. Все зависит от объема имущества и опыта спецов: для грамотного составления документа потребуется хороший анализ имущественного и финансового положения супругов и знание всех возможностей законодательства по оспариванию подобных сделок (да-да, брачный договор ― это точно такая же сделка, как и отчуждение имущества по договору купли-продажи). Цена работ, кстати, указана без учета сторонних специалистов: оценщиков и нотариуса.

Основания для оспаривания

Для защиты активов брачный договор должен быть оформлен так, чтобы ни у кого мысли не возникало, что он составлен для сокрытия имущества. Или хотя бы, чтобы это нельзя было доказать.

Что хорошо ― сейчас оспаривание договора лежит на том, чьи права якобы ущемлены. Т.е. это не Мише нужно доказывать, что он без всякого умысла переписал все на Марину, а наоборот ― кредитору или арбитражному управляющему (АУ). В любом случае, чтобы оспорить сделку, звезды должны сойтись по следующим пунктам:

  1. сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  2. доказано, что этот самый вред был причинен;
  3. при этом супруг был в курсе, что договор был заключен с целью сокрыть имущество, а не из большой любви.

У нас есть отдельная статья о порядке оспаривания сделок в процедуре банкротства. В ней мы наглядно показали, какие сделки, когда и как могут быть оспорены. Поэтому сейчас не будем погружаться в детали.

Вот основные крючки, за которые цепляются при оспаривании брачного договора:

Мнимость сделки. Это сделка, которая совершена для вида, при этом фактически никто не исполняет ее условия. К примеру, наши ребята развелись, Марина согласно БД получила 2 квартиры, 2 машины и бизнес, но фактически всем этим имуществом пользуется бывший супруг. Чтобы доказать мнимость сделки в бой идет анализ банковских счетов, источников оплат по коммунальным платежам, слежка, съемки на видеокамеру, привязка оплат за парковку авто к конкретным номерам мобильных телефонов и т.д. ― короче, весь арсенал детективного расследования. Аналогично сделки оспариваются, когда имущество передается по доверенности или договору купли-продажи без фактического перевода денег.

Признаки неплатежеспособности. В момент заключения БД ни у одного из супругов не должно быть признаков неплатежеспособности. Если представить, что Михаил в рамках брачного договора переписал квартиры, дом и бизнес на Марину, а себе оставил лишь машину, а через 2 месяца суд принял заявление кредиторов о банкротстве Миши, то БД можно будет оспорить. Суды в такие совпадения не верят и правильно делают. Я бы тоже не поверила.

Дата заключения брачного договора. Ситуация, когда супруги прожили в браке 20 лет, потом на 21 году заключили брачный договор, а спустя некоторое время Михаил подает на свое банкротство, вызывает, как минимум, подозрения. Напомним, что в общем случае может быть оспорен БД, заключенный за 3 года до принятия судом заявления о банкротстве, а в некоторых случаях берутся сделки и за 10 лет. Пример? Пожалуйста!

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам свежую практику по оспариванию БД и соглашений о разделе имущества:


Срок возникновения обязательств. Если долги возникли до подписания брачного договора, исполнены они могут быть как за счет средств должника, так и за счет собственности супруги, прописанной в брачном договоре. Например, то, что переписали на Марину в рамках БД, может попасть под раздачу, если имущества Миши окажется недостаточно. Более того, важно учитывать, что, если долги возникли до момента раздела совместной собственности, нельзя, чтобы соглашение ущемляло права кредиторов. В том числе о подписанном соглашении нужно уведомить своих будущих оппонентов.

Размер долей.  В одном из недавних банкротных дел АУ обратился с требованием признать БД недействительным, т.к. согласно его условиям стоимость имущества, отошедшего супруге в 13(!) раз превышала цену активов ее супруга-должника. Это к теме о том, что не получится все имущество записать на Марину, чтобы Миша потом разводил руками перед кредиторами со словами, что с него нечего взять. Аналогично ликвидности активов: если Миша оставит себе только доли в бизнесе, у которого одни долги, такую сделку тоже могут оспорить.

Уменьшение конкурсной массы. Сделка может быть оспорена, если условия БД приводят к уменьшению конкурсной массы и причиняют вред кредиторам. Пример: Миша оформил на себя кредит и сам его выплачивал, но на полученные деньги купил квартиру и записал ее целиком на Марину. Если докажут, что деньги пошли на нужды семьи, то брачный договор слетит, как минимум, в части этой квартиры.

Как бывает на практике

Попытки защитить имущество с помощью БД и прочих соглашений с супругом достаточно часто накрываются медным тазом. Вот один из таких примеров: Ирина Трефилова была участником общества «Искра Авигаз», в том числе замещала главбуха и зам. гендира. В марте 2014 г. общество оформило кредит на несколько миллионов, по которому Ирина выступила поручителем. А в апреле 2016 года Ирина заключила брачный договор с супругом, согласно которому в единоличную собственность Олега перешли 4 кирпичных здания, гараж, подземная автостоянка, земельный участок, 3 квартиры, одна из которых 6-комнатная.

В феврале 2017 года судом было принято заявление о признании «Искра Авигаз» банкротом ― начиная с 2014 года долгов у общества накопилось на сотни миллионов, а платежи сходили на нет. Учитывая, что было доказано, что Ирина была контролирующим должника лицом (КДЛ), да еще и выступала поручителем по кредиту, в апреле 2018 кредиторы добрались и до нее. Тут и всплыл ее брачный договор, в котором почти все имущество было оформлено на супруга. В этом деле оснований для оспаривания БД была целая куча:
  • как главный бухгалтер Ирина знала о долгах «Искры», а значит, БД был заключен с целью сокрыть личное имущество от кредиторов;
  • договор заключен менее, чем за 3 года до принятия судом заявления о личном банкротстве;
  • доли супругов были распределены непропорционально.

Арбитражный суд признал БД недействительным. Попытки оспорить решение ни к чему не привели. С доводами суда согласились все инстанции, включая Верховный суд, который подтвердил, что у судов были все основания для оспаривания БД и восстановления режима совместной собственности.

По итогу имущество было выставлено на торги. После того, как все будет продано, супругу отдадут его законные 50% от суммы вырученных денег, а остальное пойдет на расчеты с кредиторами.

Срок исковой давности

Если уж пошла речь об оспаривании брачных договоров, то нельзя не упомянуть один мега-важный момент: в течение какого срока его можно оспорить?

Предположим вполне реальную ситуацию: супруги заключили брачный договор, живя в браке. Муж, понимая в какой стране он делает бизнес, прописал, что в случае развода жене отходит все совместно нажитое, а ему ― остается дырка от бублика.

Спустя 5 лет на мужа-бизнесмена поступает заявление о привлечении к субсидиарке. Он срочно разводится, запуская механизм раздела имущества. А вскоре кредиторы начинают его банкротить как физическое лицо. Вопрос: можно ли оспорить брачный договор? И вернуть имущество? Напоминаю: брачный договор заключался, когда долги бизнеса даже не отсвечивали на горизонте, и с тех пор прошло 5 лет.

Правильный ответ: можно.

Если вкратце резюмировать судебную практику, то срок исковой давности в подобных кейсах начинает течь с момента, когда супруг узнал, что он лишился права на все совместно нажитое имущество. А этот момент совпадает с фактическим разделом имущества, начавшимся по условиям брачного договора только после расторжения брака.

Чтобы получить подобный судебный акт, оставьте почту здесь:


И вот финансовый управляющий, действующий от имени мужа и в интересах его кредиторов, спокойно подает заявление о признании брачного договора недействительным как создавшего крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с супругой. А бизнесмен бежит с претензиями к горе-юристам, которые сделали ему «очень качественный» брачный договор за целых 10 000 рублей.

Что важно учесть

Да, защитить личные активы ― это не учебник открыть за ночь до экзамена. Здесь важно понимать и семейное законодательство, и банкротное, и общие тренды в развитии судебной практики. И тогда сделать это становится вполне возможным. Вот на что стоит обратить внимание:

Признак неплатежеспособности или недостаточности имущества. Любые сделки по защите активов желательно заключать еще до появления признаков несостоятельности у вас или вашего бизнеса. Если же так получилось, что на горизонте уже видны трудности, не нужно сломя голову все переписывать на супруга. В этом случае важно проанализировать стоимость имеющихся активов и разделить их между супругами так, чтобы условия брачного договора не вызывали сомнений.

Уведомление кредиторов. О подписанном соглашении важно уведомить кредиторов. Это нужно сделать как касательно уже имеющихся обязательств, так и возникающих в будущем. В дальнейшем кредитору будет сложнее сказать, что он не согласен с условиями БД ― его же предупредили. Раз тогда ничего не сказал, пусть и позднее не возникает.

Дата заключения договора. Суд вправе признать недействительным БД, составленный менее, чем за 3 года до принятия судом заявления о банкротстве. А в некоторых случаях и за 10 лет. Более того, сейчас есть практика, что суды по-разному смотрят на договоры, заключенные до вступления в брак, через пару месяцев или спустя несколько лет. Чтобы было как можно меньше вопросов, лучше заключать БД до вступления в брак или сразу после регистрации. Чем раньше заключен договор, тем выше его надежность в глазах суда.

Распределение долей. Учитывая, что кредиторы и АУ бьются за справедливость, переписать все на супругу, включая обе почки, не получится. Точнее, такую сделку суд в один щелчок признает недействительной. Важно учесть, чтобы у обоих супругов было имущество и ничьи интересы не были ущемлены. Мы не можем озвучить универсальное соотношение долей, к которому не придерется суд ― каждый случай индивидуален. Зато можно обратиться в «Игумнов Групп», и мы проанализируем ваши активы и составим договор индивидуально для вашей ситуации.

Выводы

1. А стоит ли вообще вступать в брак…? :)
2. Брачный договор желательно заключать еще до момента возникновения признаков неплатежеспособности;
3. О заключении БД нужно уведомить как имеющихся кредиторов, так и будущих;
4. Не стоит переписывать все имущество на одного супруга;
5. Потратить 1-2% от стоимости активов на их защиту ― это нормально. Не жмитесь и наймите нормальных профессионалов;
6. Если вы все-таки пошли по пути брачного договора, то есть смысл сразу запустить его исполнение путем расторжения брака;
7. Честно говоря, нам в «Игумнов Групп» больше нравятся другие инструменты по защите личных активов. О них и поговорим в следующих статьях.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Оспаривание платежей банку при банкротстве
Ранее мы уже разбирали, как происходит оспаривание так называемых сделок с предпочтением, совершенных в течение 6 месяцев до принятия судом заявления о банкротстве. Почитать об этом можно здесь и здесь.

После этого мы получили массу вопросов из разряда: «а можно ли как-то обхитрить банк? К примеру, вернуть деньги, которые были уплачены ему по кредиту?». И мы решили продолжить наш убойный цикл статей по оспариванию сделок при банкротстве и рассмотреть этот вопрос.

Эта статья пригодится конкурсным кредиторам, арбитражным управляющим, самим должникам и просто очень сообразительным людям, жаждущим больших денег.

Как было раньше

Для начала надо принять тот факт, что уплата процентов и возврат основного тела кредита банку является обычной сделкой. Точно такой же сделкой, как покупка недвижимости или уступка права требования по договору цессии. Соответственно, такая сделка вполне оспорима. И в свое время это было крайне выгодным и прибыльным бизнесом.

Как это работало: представим, что собственник ООО «Ромашка» надумал выйти из надоевшего бизнеса, но перед этим легонечко заработать на пенсию.  Легонечко — это миллионов 200-400-600 и более, в зависимости от привычного уровня жизни и текущих оборотов бизнеса.

Для этого «Ромашка» оформляла кредит в банке. Далее эти деньги переводились юридическим лицам. Основание — якобы покупка товара или чего-то иного по роду деятельности компании. На этом некоторые неопытные бизнесмены и останавливались, имитируя последующий отказ контрагентов от своих обязательств и невозможность взыскать отправленные им деньги. За что и получали уголовные дела по факту мошенничества.

Но те, кто заранее озаботился юридической поддержкой от профи по работе с долгами, делали хитрее: деньги через несколько технических компаний загонялись на счета более-менее живых организаций, которые покупали у нашей «Ромашки» ее мифический товар. И, естественно, оплачивали его. Таким образом, условные 200 миллионов заемных денег падало обратно нашей «Ромашке».

Параллельно с этим волшебством «Ромашка» активно работала над созданием «дружественного» кредитора — ООО «Тюльпанчик». Долг рос как на дрожжах и за несколько месяцев разувался, например, до 800 миллионов. После чего «Тюльпанчик» обращался в суд за его взысканием и получением испол. листа. Все это время «Ромашка» платила проценты по кредиту, имитируя свою добросовестность и отсутствие умысла на неуплату кредита.

По какой-то «неведомой» причине поступление 200 млн «Ромашке» совпадало с моментом когда Арбитражный суд выносил решение о взыскании 800 млн в пользу «Тюльпанчика». Но так как решение еще не вступило в законную силу, «Ромашка» могла распоряжаться полученными 200 млн так, как ей было удобно. И будучи «добросовестным плательщиком кредита» она пускала всю свою выручку на погашение кредита перед банком.

Далее объяснять надо? Или уже понятно?

Через пару месяцев «Тюльпанчик» засиливал свой судебный акт в апелляции и сразу подавал заявление на банкротство «Ромашки». Заявление подавалось с указанием не менее дружественного арбитражного управляющего (АУ). АУ анализировал фин. положение «Ромашки», находил платеж по кредиту на 200 миллионов, после чего ставил банк перед фактом, мол, ребята, вы 200 миллионов получили, а о других кредиторах не подумали.

Поскольку Банк наверняка знал о долге «Ромашки» перед «Тюльпанчиком» на момент возврата тела кредита (а он наверняка знал, если юристы были действительно профи), то сделка по списанию денег в пользу Банка квалифицировалась как сделка с предпочтением. И по действующим на тот момент законам 200 миллионов возвращались в конкурсную массу, а Банк включался в реестр требований. В нашей ситуации реестр кредиторов состоял из «Тюльпанчика» и Банка, совокупная задолженность 1 миллиард.

Далее поступившие 200 миллионов распределялась согласно долям кредиторов: 160 миллионов уходило к «Тюльпанчику» и 40 миллионов возвращалось банку. По итогу мы имеем довольный «Тюльпанчик» и облапошенный Банк. Вероятность в такой ситуации довести дело до уголовной ответственности приближалась к нулю. Если, конечно, собственник бизнеса не был настолько туп, чтобы в последний момент сэкономить на юристах.

Как работает сейчас

Расцвет таких схем пришелся на конец нулевых.  Потом терпение банков лопнуло. И началось активное лоббирование своих интересов, которое отразилось в постановлении Пленума ВАС, который постановил исключить презумпцию знания кредитора о неплатежеспособности должника.

С этого момента обязанность доказывания того, что банк был в курсе финансовых проблем должника, стала головной болью стороны, оспаривающей сделку, а не банка. Пока не доказано обратное, считается, что банк даже мысли не допускал, что у его клиента проблемы и кто-то еще может претендовать на этот платеж.

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам выдержки из закона по оспариванию сделок с предпочтением:


Постановление Пленума Верховного Арбитражного суда положило начало внесению изменений в ряд законов, что круто развернуло исход по оспариванию сделок с банками в банкротных делах. После всех метаморфоз расклад сил резко перевесил в пользу кредитных организаций. В какой-то момент стало казаться, что платеж по кредиту вообще невозможно оспорить и вот почему:

Хозяйственная деятельность. По действующему закону платежи, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности организации, нельзя считать сделкой с предпочтением. При этом к обычной хозяйственной деятельности можно отнести почти любой платеж: список открыт.

Более того, некоторые суды относят к хозяйственной деятельности даже платежи по кредитам физиков, хотя непонятно, какая хозяйственная деятельность может быть, например, у молодой мамочки Галины, которая следит за детьми и готовит ужин любимому мужу.

Срок и размер платежа. Нельзя оспорить платеж, который поступил в установленные кредитным договором сроки и размере. Вот прям так, черным по белому написали.

Неплатежеспособность. Для оспаривания сделки важно доказать, что на момент получения платежа банк был в курсе неплатежеспособности должника. Как мы и писали выше: теперь не банк должен доказать, что знал, а наоборот —заинтересованная в оспаривании сторона должна объяснить, как и откуда кредитор мог знать, что у клиента есть проблемы.

Так за несколько лет из позиции «можно оспорить любой платеж по кредиту» произошел поворот на 180 градусов, после чего порой стали возникать сложности с оспариванием сделок, которые открыто притесняли интересы остальных кредиторов.

Что может помочь оспорить сделку

В связи с внесенными в законы изменениями судебная практика разделилась почти аккурат в пропорции 50 на 50. Мы с коллегами регулярно работаем с такими делами и вот на что рекомендуем обратить внимание, чтобы увеличивать вероятность оспаривания кредитных платежей:

1 месяц до принятия заявления о банкротстве. В законе есть прямое указание, что Арбитражный суд вправе признать сделку недействительной, если она была совершена за месяц до принятия судом заявления о признании банкротом (или после такого принятия).

Последовательное погашение. Конкурсная масса распределяется между кредиторами согласно очередности. Сначала первая, потом вторая — ну вы поняли. У меня на практике был один интересный случай. ИП подал заявление на банкротство. За 5 месяцев до подачи заявления он внес платеж по кредиту, при этом за 3 месяца до подачи заявления его сотрудница ушла в декрет. Учитывая финансовое положение, ИП не выплатил ей пособие по беременности и родам.

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим определения судов с практикой судов с оспариванием и отказом в оспаривании сделок с предпочтением:


Несмотря на то, что долг перед банком возник раньше, сделка была оспорена, т.к. сотрудница входит во вторую очередь кредиторов, а банк — в третью. Т.е. важна строгая последовательность распределения денег между очередями. Если за 6 месяцев был платеж по кредиту, хотя еле-еле удаётся наскрести на первую или вторую очередь — есть основание для оспаривания. Более того, это касается даже тех случаев, когда платёж вносил не сам должник, а поручитель. Чувствуете, где есть пространство для креатива?

Очередность платежа. В рамках процедуры банкротства есть строгая очередность распределения конкурсной массы. При этом даже в рамках одной очереди должна быть определенная последовательность погашения. Если в течение 6 месяцев до банкротства должник внес оплату по кредиту, взятому в 2018 году, при этом проигнорировал обязательство, оформленное ещё 2016 году, такая несправедливость может служить основанием для оспаривания сделки. Некоторые суды соглашаются, что оплата более нового кредита и просрочка по старому обязательству ущемляет права последнего кредитора.

Размер платежа. Согласно закону вопросов не должно возникать к платежам, которые поступают строго в установленном договором размере. Если же должник досрочно погашает кредит, резонно возникает вопрос: «А почему на одного кредитора есть дополнительные средства, а на другого нет ничего?». Более того, на практике я вижу, что большинство банков не включаются в реестр кредиторов на сумму оспоренного платежа. Банки просто предпочитают не заморачиваться или же забывают. С юриками это реже срабатывает, а вот с физиками чуть ли не в 99 случаев из 100.

Дата платежа. Ряд судов признает сделку с предпочтением, только если кредит гасится ранее установленного срока. Условно, если до следующего платежа было 25 дней, а уже был новый платеж, на лицо очередное ущемление прав остальных кредиторов.

Осведомленность кредитора. В наше время кредитные организации сами регулярно мониторят своих клиентов через все открытые (и не очень) источники. ЕФРСБ, Бюро кредитных историй, банк данных исполнительных производств и т.д. Происходит это как с потенциальными заемщиками, так и с уже действующими клиентами. Актуальная информация помогает лучше формировать портрет своего клиента, чтобы своевременно предложить ему новые продукты или наоборот — успеть принять меры, чтобы взыскать долг. Учитывая объемы данных, с которыми работают кредитные организации, у АУ есть масса способов, чтобы доказать осведомленность банка о положении должника.

Выводы

1. Есть возможность оспорить платеж по кредиту, внесенный за 6 месяцев до введения процедуры банкротства.
2. По оспариванию сделок с предпочтением у судов нет единого мнения.
3. Иногда суды отказывают в оспаривании сделок, признавая даже платежи физ. лиц по кредитам обычной хозяйственной деятельностью.
4. Помочь оспорить платеж может дата и сумма платежа, нарушение очередности погашения, а также доказательство осведомленности банка о положении должника.
5. Оспаривание сделок — это не линейный процесс с понятным исходом, поэтому квалификация юристов решает всё. Вменяемых, с адекватным опытом и релевантной специализацией вы можете найти здесь.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как мы списали 2 ярда с уголовкой за мошенничество
Дело: А40 — 201299/2018
На кону: 2 миллиарда
Начало проекта: сентябрь 2018
Внедрение: 12 месяцев
Сложность: не без нее
Трудозатраты: более 200 н/часов
Темп: бодрый
Результат: списано 2 ярда
Стоимость: семизначная сумма, в рублях

Компания «Рассвет» занималась продажей электронной техники. В начале нулевых ее размах был сопоставим с небезызвестными «…дорадо», «…сила» и «…видео». Сеть быстро приглянулась конкурентам и инвесторам.

Дальше было много разных событий, в которых участвовали и уполномоченные президента, и владельцы крупнейших банковских структур, и высокие руководители силовых структур, и другие весьма интересные люди. Все достаточно подробно освещалось в СМИ, и сейчас нет смысла повторяться. Если будет желание, вы легко найдете всю информацию по фамилиям из судебных актов. Яндекс вам в помощь!


Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов,
подпишитесь на рассылку
Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Нас интересует лишь концовка этой истории: по итогу рейдерского конфликта Сергей не просто лишился своего бизнеса. Еще ему навесили 9 лет лишения свободы за мошенничество с банковским кредитом в размере 40 млн долларов, полученным от банка «Греческая буква». Эти деньги брало юр. лицо на операционную деятельность, а владелец бизнеса выступал поручителем. Понятно, что разорванная на куски и перепроданная компания кредит платить не смогла. Поручительство было просужено и долг повис на бывшем собственнике, к этому моменту отбывающем срок в местах лишения свободы.

Освободившись по УДО Сергей озаботился списанием 2 млрд личных долгов, которые никак не способствовали полноценной жизни. Поскольку мы не бегаем за всеми зайцами, а выбрали специализацию, в которой гордо носим звание «профи», об «Игумнов Групп» будущий клиент узнал из лучшего источника — сарафанного радио «Довольные клиенты». После беседы с Сергеем вот какая нарисовалась перспектива:

Плюсы
Честность
Клиент сразу раскрыл нам карты и рассказал об уголовном деле и своем имущественном положении. У нас была возможность просчитать все риски до того, как мы ввязались в проект.

Работа «с нуля»
Дело было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную работу со старта. Без переделок и исправления чужих ошибок.

Один ответственный за результат
Клиент не планировал проводить многочисленные совещания и обсуждения. Нам изначально отдали проект на полном доверии и, как потом выяснится, практически без контроля за его ходом. Это сэкономило нам уйму сил и времени, которые часто тратятся на переубеждение инхаус-специалистов, далеких от банкротной темы.

Задача
Все, что касается банкротства —это наш профиль, а значит, мы знаем, как его готовить и с чем подавать. Если бы не «минусы проекта», мы бы отнесли задачи клиента к типовым. Такие мы решаем постоянно, потому не считаем нужным упоминать подобные кейсы в блоге.
Минусы
Уголовное дело
Долги, возникшие в результате совершения преступления через банкротство физлица, не списываются. На это есть прямое указание закона: п.4-6, ст.213.28 ФЗ «О банкротстве». И в этом мы видели основную проблему.

Мощный кредитор
«Греческая буква» один из крупнейших банков страны, поэтому надо ожидать серьезного сопротивления.

Личность клиента
В подобных проектах известность клиента и его бизнеса скорее минус, чем плюс. Большая публичность может создать предвзятое отношение к делу.

Сумма долга
2 ярда — это не 500 тыс. рублей займа. Такая сумма на 100% гарантировала пристальное внимание судейского аппарата. «На шару» тут не проскочишь.

Наличие имущества
Клиент располагал «бумажным» имуществом, арестованным еще в рамках уголовного дела. Его необходимо будет реализовывать на торгах. В целом, для решения поставленных задач это не критично. Просто увеличит издержки клиента и время на проведение банкротной процедуры.

Анализ ситуации

Работу по проекту мы начали со стандартной процедуры — анализа исходной ситуации и выработки стратегии. Из имущества у Сергея была только доля в квартире, которая выступала единственным жильем. Ни постоянного дохода, ни счетов в банке у него не было. При этом на бумаге за Сергеем числились 2 автомобиля, которые по факту уже давно отсутствовали. Это осложняло ситуацию, ведь, по сути, на публичных торгах нужно продать имущество, которого нет.

Но это полбеды. По закону долги, возникшие в результате совершенного преступления, не могут быть списаны в рамках процедуры банкротства. Значит, нам надо разобраться, как уголовное дело связано с имеющимся долгом. Вот здесь пришлось немного покопаться.

После изучения документов мы установили, что долг Сергея формально вытекает из договора поручительства. Он как физ. лицо и директор фирмы поручился за юр. лицо «Рассвет». И это хорошо. Долги по поручительству списываются легко и непринужденно — об этом мы говорили вот в этой статье.

Иск о взыскании убытков по итогам уголовного дела Сергею тоже не предъявлялся. И это тоже хорошо! Потому что убытки (так же, как и субсидиарка) в процедуре банкротства не списываются.

Оставалось продумать возможные контрдоводы будущих оппонентов. А они были логичны и предсказуемы:

  1. Иск о взыскании убытков не подавался лишь потому, что кредитор выбрал защиту своих прав через предъявление требования по договору поручительства. Подача иска об убытках в таком случае привела бы к двойному взысканию денежной суммы, что в рамках действующего законодательства не допускается.
  2. Требования к поручителю по факту возникли в связи с тем, что не исполнялся основной договор займа. Если бы этот договор от имени «Рассвета» заключал кто-то другой, а не Сергей, не было бы вопросов! Но договор займа заключал наш клиент, будучи ген.директором и бенефициаром бизнеса. И затем он был осужден за получение кредита с формулировкой «за мошеннические действия». И вот уже вырисовывается совершенно другая логическая цепочка! Получается, что долги Поручителя как физического лица были созданы в результате совершения этим же лицом преступления в ходе получения кредита на юридическое лицо.

Внести конкретику в ситуацию должны материалы уголовного дела. Но в приговоре картина для нашего клиента вырисовывалась плохая от слова «очень». Условно там было сказано, что Сергей совершил преступление, обманом получил кредит, а пострадавшей стороной выступает банк «Греческая буква» — главный кредитор. Т.е. наш клиент в качестве гендира берет займ, подкрепляет все это своим поручительством, а потом привлекается к уголовке за преступные действия.

Уже на этапе анализа стало понятно, что у нас пограничная ситуация, в которой одни и те же события можно трактовать по-разному. Вопрос: какую позицию мы сможем донести до суда.

Поскольку одни и те же обстоятельства дела можно трактовать двояко, у нас не было 100% гарантии, что нам удастся списать долг. Более того, судебная практика, которую мы проанализировали по аналогичным кейсам, складывалась не в нашу пользу. Нас обнадеживал только тот факт, что в РФ не прецедентное право, а значит, мы можем рисковать и пробовать вывернуть ситуацию в свою пользу.

Окончив анализ, мы договорились о встрече с клиентом. Мы честно рассказали, что с учетом двусмысленности уголовного дела, возможностей кредитора и суммы долга сказать, как на все это посмотрит суд, невозможно. В лучшем случае наши шансы на благополучный исход со списанием долга — 50 на 50. Это не звучит обнадеживающе, но это правда. Выбор за клиентом: готов он бороться или нет.

Сергей был удивлён нашей прямолинейности: мало кто готов выложить перед клиентом все карты и озвучить возможный риск поражения. В итоге мы начали готовиться к заседанию.

Этап банкротства

Процедура банкротства была введена в ноябре 2018 г. И на этом этапе все шло по плану. Первый положительный момент наступил, когда банк «Греческая буква» не включился в реестр кредиторов. Процедура прошла вообще без единого кредитора, которые были бы включен в реестр.

Некоторое время мы не понимали, почему «Греческая буква» игнорирует возможность участия в процессе. Сейчас большинство кредитных организаций на автомате проверяют своих клиентов через Единый Федеральный Реестр Сведений о Банкротстве (ЕФРСБ), чтобы в случае чего не проспать момент предъявления своих требований. А тут мы сами отправляем кредитору уведомления, а в ответ — тишина.

В ходе дела доброжелатели передали, что «Греческая буква» уже получила от нашего клиента «все, что им было нужно, и не планирует участвовать в процедуре». Этот момент значительно облегчал работу: кредитор фактически выбывал из игры по собственному желанию. Ещё на этапе анализа дела мы полагали, что нам предстоит битва на два фронта: с кредитором и с судом. С учетом безразличия «Греческой буквы» фактически нам предстояло работать только с судебной машиной.

Итак, все рутинные банкротные мероприятия проведены, подошло время завершать процедуру. Мы подаем ходатайство о списании всех имеющихся долгов, в том числе тех, которые не были включены в реестр требований кредиторов.

Судебное заседание №1

Судья сразу обратила внимание на 3 аспекта:
  • Сумма долга;
  • Отсутствие кредиторов;
  • Почему не реализовано имущество.

Мы решили не усложнять и емко расставили все по полочкам: сумма долга вытекает из договора поручительства, кредиторы не явились, несмотря не уведомления, имущество не реализовано, потому что нет требований кредиторов, а значит, некому выплачивать деньги в случае реализации.

Судья не верила глазам и все проконтролировала: отправлены ли уведомления, размещены ли публикации в СМИ, точно ли канцелярия ничего не перепутала…

Несмотря на то, что с нашей стороны все было по-пацански четко, судья отложила заседание и, более того, потребовала, чтобы «Греческая буква» представила свою позицию по вопросу завершения банкротной процедуры, и сказала помощнику, чтоб направил определение об этом в их адрес.

Судебное заседание №2

На второе заседание «Греческая буква» тоже не явилась. Несмотря на все старания, кредитор продолжал упорно игнорировать процедуру. Ни документов, ни представителя… Нонсенс для дел с банковским участием!

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам судебные акты по этому делу:


Тогда судья стала копать глубже: «2 млрд висит, кредитор за них не борется —странное дельце у вас, товарищи». Понятно, что на этой почве наше ходатайство о списании долга судья восприняла крайне негативно. Во время заседания нам прямым текстом сказали, что все эти обстоятельства выглядят очень подозрительно и суд хочет разобраться в этом деле. Судья отложила судебное заседание и обязала нас представить приговор по уголовному делу и справку о погашенной судимости. Наши попытки «замолчать» эти документы провалились.

Судебное заседание №3

Мы понимали, что, если просто отдадим судье приговор в том виде, в котором он есть, исход будет плачевным. Поэтому мы подготовили развернутые пояснения с учетом той информации, которая всплывет из представленных документов. И в самом приговоре, который составлял более 180 страниц, стикерами промаркировали ключевые моменты, свидетельствующие в пользу нашей позиции.

А еще мы понимали, что судья хочет понять всю историю вопроса. А вернее, возможные риски для своей карьеры в случае вынесения того или иного решения. И мы предоставили эту возможность. В ходе судебного заседания мы неформально рассказали всю историю: как Сергей был собственником крутого бизнеса и как этот бизнес был утерян в результате рейдерского захвата. И про первого следователя рассказали, того самого, которого поймали на взятке в 3 млн долларов. И про второго, который довел дело до конца, до реального срока. И даже рассказали, что из неофициальных источников доподлинно знаем, что «Греческая буква» участвовать в процедуре не хочет и не будет: ей это буквально неинтересно.

Судя по тому, что нас слушали внимательно, не прервали и ни разу не перебили — хотя вся рассказанное нами было из разряда слухов и, по большому счету, даже не относилось к существу рассматриваемого вопроса — информация нашла своего адресата. Но какие выводы из нее сделаны — нам оставалось лишь догадываться.

После того, как картинка по уголовному делу была прояснена, судья углубилась в анализ действий Сергея в ходе банкротного дела: уклонялся ли должник от своих обязательств, всю ли информацию нам предоставлял и была ли информация достоверной. В общем, уточняла все нюансы, которые могли показать недобросовестность нашего клиента, а значит, привели бы к отказу в списании долгов.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам основания для отказа в списании долгов гражданина по итогам процедуры банкротства:


Это стандартные вопросы для банкротных дел, и нам нечего было скрывать. Сергей с самого начала откровенно сообщил нам все нюансы своего прошлого, а также предоставил полную и достоверную информацию о своем материальном положении. В защиту позиции о списании долгов мы настаивали на своем судебном опыте, в том числе попытались приобщить судебную практику, которую мы нашли с некоторой натяжкой, в пользу нашей ситуации. Но судья тут же ознакомилась с судебными актами, после чего отрезала, мол, ребята, это не ваш случай, не надо мне тут под дурачка всякую макулатуру подсовывать.

После этого судья взяла паузу и объявила перерыв на неделю. Это могло значить только то, что финишная прямая не за горами, вопрос только как мы её пересечем: на щите или со щитом.

Судебное заседание №4

В заключительном судебном заседании, суд снова уточнил нашу позицию по поводу списания долга. И мы снова разжевали каждую строчку уголовного дела, объяснили причину долга и провели водораздел между займом, который получало юридическое лицо, и поручительством, которое было связано с физическим лицом.

Но было видно, что мнение судьи уже сформировано и процедура отрабатывается лишь формально. Через 10 минут суд удалился для вынесения решения. И потянулось вязкое ожидание.

В такие минуты я начинаю внутренний диалог со Вселенной и трансерфю, чтобы все получилось. Это единственное, что мне остается делать, сидя в тихом и почти пустом зале.

Не знаю, что сработало в этот раз: наш доводы и аргументы или трансерфинг, но мы победили! Судья объявила о завершении банкротства и о списании долгов. Ура!

Итоги

Обычно самое главное в банкротстве — доказать, что у должника действительно тяжелое финансовое положение, он не может исполнить требования кредиторов (при этом у него не было умысла не возвращать деньги).

В этом же деле нам нужно было отделить зерна от плевел, а точнее — уголовное дело от текущей процедуры банкротства. Благо в этот раз правосудие не подвело, и с заседания мы вышли с +1 свободным от долгов гражданином, у которого жизнь началась с полноценно белого листа.

Что еще нас порадовало, так это то, что мы получили окончательное решение и закрыли вопрос навсегда. Так как никто не включился в реестр требований кредиторов, то и некому обжаловать вынесенный судебный акт. Вот такой приятный бонус за несколько месяцев терпения и скрупулезной работы!

Выводы

1. Юрист — как врач: чем подробнее вы опишите симптомы, тем точнее вам поставят диагноз. Предельная честность — залог успеха.
2. Юристы могут лишь сказать вам о перспективах дела, но бороться или сдаться на старте — решение только за вами.
3. У нас не прецедентное право. Любые неясности в законодательстве можно трактовать в свою пользу.
4. Уголовное дело — не приговор для списания долгов в рамках банкротства, если вы в руках профессионалов.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.