Monthly Archives: Декабрь 2019

Как вернуть выведенные активы должника
В преддверии банкротства должники начинают спешно выводить активы. Первая сделка чаще комом: делается неподготовленной, с аффилированными лицами, не по рынку или вообще без денег. Риски ее оспаривания слишком велики. Решение должника — цепочка новых сделок, в результате которых имущество приземлится у приобретателя с имиджем «добросовестного».

Для арбитражного управляющего (АУ) и кредиторов задача обратная — заблокировать передачу эстафетной палочки. В противном случае пока оспариваешь одну сделку, имущество будет перепродано еще трижды. Решить эту проблему могут обеспечительные меры. Наложить запрет регистрационных действий и все, активы в ловушке: не продать, не переоформить, если только сжечь, чтобы не досталось никому. Проблема в том, что обеспечительные меры накладывают крайне редко.

Об оспаривании сделок мы говорили неоднократно и во всех деталях. Например, здесь.

Поэтому в этой статье расскажем, на что обратить внимание кредиторам и АУ, чтобы свести бег за имуществом к нулю. Должникам тоже не помешает ознакомиться: понимание тактики врага — ключ к победе (пример ниже).

Что такое обеспечительные меры

Учитывая, что нас читают не только юристы и асы банкротства, коротко вводим в курс дела. Спецы, переходите к следующему блоку.

Обеспечительные меры (ОМ) — специальные временные ограничения, которые накладываются для исполнения судебного решения. Сюда входит арест, запрет регистрационных действий, передача спорного имущества на хранение и т.д. — в общем, полный арсенал мер, которые обеспечат сохранность спорного имущества и помогут исполнить требование кредитора.

Чтобы наложить обеспечительные меры, нужно доказать суду что:
  • непринятие мер затруднит исполнение судебного акта или
  • есть риск причинения вреда или утраты этого имущества.

Если говорить по-простому, надо доказать, что ответчик по иску будет избавляться от имущества, чтобы уклониться от погашения долга. И в доказывании этого момента и кроется главная проблема, с которой сталкиваются кредиторы.

Т.е. просто так взять и наложить запрет нельзя: для этого нужны веские основания, которые важно еще и доказать. К примеру, то, что к компании предъявлена сотня судебных исков, еще не значит, что обеспечительные меры на ее активы и счета будут наложены на автомате. Нужно доказать, что если не арестовать транспорт, он будет выведен из конкурсной массы… Если не арестовать счета, деньги будут потрачены… И так далее, вы поняли.

Варианты развития событий

На примере.

У ООО «Ромашка» есть красивый особняк рыночной стоимостью 100 млн. рублей. На горизонте замаячило банкротство, а вот с особняком расставаться собственнику бизнеса ну никак не хочется: зря что ли так усердно работал?

Бенефициар по рекомендации спецов проворачивает цепочку сделок. За 11 млн рублей (экономию на налогах никто не отменял, да и 100 млн в кармане не у каждого валяются) особняк уходит по договору купли-продажи от «Ромашки» к Покупателю 1. От него — к Покупателю 2. И вот у особняка уже очередной владелец — Покупатель 3.

Затем «Ромашка» падает в банкротство. Назначается АУ. Он получает выписку из ЕГРН, видит сделку, заказывает рыночную оценку отчужденного имущества, сравнивает цифру 100 из отчета с 11 из договора купли-продажи, щурит глаз: «ну все ясно с вами, ребята», и вступает в борьбу.

Собственно, у АУ есть следующие способы вернуть особняк:

Способ 1. Оспаривание сделок по цепочке

АУ оспаривает сделку с Покупателем 1. Но к этому все морально готовы. Правда, некоторые наивные граждане думают, что если у Покупателя особняка уже нет, то и вопрос отпадет сам собой: раз нечего возвращать, значит и взятки гладки.

Но это так не работает. Если имущества нет, то суд обяжет Покупателя 1 вернуть Должнику рыночную (!) стоимость недвижимости. Ту самую стоимость, которая указана в отчете об оценке: 100 млн рублей. И выдаст на эту сумму исполнительный лист.

В свою очередь, Должник должен будет отдать «Покупателю» полученные в свое время 11 миллионов. Но так как «Ромашка» находится в банкротстве, то «Покупатель» со своими требованиями будет включен в реестр кредиторов. Или за реестр. Все зависит от того, установит ли суд в действиях «Покупателя» сговор с «Ромашкой» на причинение ущерба кредиторам или нет. В любом случае, свои деньги он вряд ли увидит.

Далее АУ подает на банкротство Покупателя 1, чтобы получить 100 миллионов за счет его личного имущества. А заодно оспаривает все его сделки, в том числе и по отчуждению недвижки в пользу Покупателя 2. Таким образом, АУ может получить исполнительный лист к следующему покупателю и также начать его банкротить. Затем снова оспаривать сделки и так далее.

Учитывая, что суды по банкротству и оспариванию сделок могут длиться годами, имущество всегда будет на шаг впереди. В итоге либо АУ будет вечно бегать за конечным покупателем, либо через несколько лет АУ упрется в добросовестного покупателя особняка, сделку с которым будет невозможно оспорить.

Такой вариант возврата имущества явно с изъяном. А потому используется редко. Но когда надо покошмарить родственников неопытного должника, это то, что доктор прописал.

Способ 2. Виндикационный иск

Одновременно с иском к Покупателю 1 (либо сразу после того, как суд выигран) АУ подает виндикационный иск к конечному приобретателю. В нашем случае — к Покупателю 3. Таким образом, разом ставится под сомнение вся цепочка сделок: с покупателями 1, 2, 3 и т.д. В рамках этого иска АУ требует вернуть ему имущество из чужого незаконного владения.

Если АУ выиграет виндикацию, на руках у него окажется 2 судебных акта:

  1. о взыскании 100 миллионов с Покупателя 1
  2. об истребовании особняка у Покупателя 3.

Согласно позиции ВС, исполнение одного из судебных актов погасит второй судебный акт: это чтобы не было двойного взыскания. Так, если будут выплачены 100 миллионов, недвижку не тронут, и наоборот.

На практике же происходит то же, что и с первым вариантом развития событий: к моменту, как АУ выиграет виндикационный иск, особняк уже у покупателя 456. Все тот же бег по кругу.

Решить проблему могли бы обеспечительные меры, но вот беда: суды требуют доказательств необходимости применения мер. Нет оснований — нет ОМ.

Разбор практики

В августе 2018 года компания «СК Сибирь» была признана банкротом. В поле зрения АУ попала сделка по продаже автомобиля Ленд Крузер. Компания продала автомобиль Елене, а Елена продала его Кристине. В 2019 АУ обратился в суд с просьбой:
  • вернуть авто в конкурсную массу;
  • если не удастся вернуть, взыскать сумму стоимости автомобиля на момент продажи.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам свежую практику с отказом применения обеспечительных мер в банкротстве:


Поняв, что к моменту вынесения решения суда автомобиль может перекочевать в другие руки, АУ обратился с заявлением о принятии обеспечительных мер в отношении транспорта. Как он это объяснил:
  • арест авто позволит избежать последующих расходов на его розыск;
  • автомобиль — штука опасная, при неправильной эксплуатации может резко потерять свою стоимость;
  • отсутствуют подтверждения поступления денежных средств в кассу «СК Сибирь» за покупку автомобиля. Значит, что-то здесь нечисто.

Суд посчитал, что доказательств наличия угрозы неисполнения судебного акта нет, оснований для принятия обеспечительных мер недостаточно, и отказал в ходатайстве. Собственно, автомобиль все еще катается по просторам России.

Как доказать необходимость ОМ

Варианта два.

Первый. В ходатайстве о наложении обеспечительных мер пишите стандартную ерунду о статусе-кво сторон и рассчитываете на то, что суд все сделает за вас. Говорят, что иногда кому-то действительно везет.

Второй. Четко, грамотно и по делу обосновываете свои подозрения о том, что ответчик будет предпринимать попытки к выводу активов.

Как это сделать?

Если отбросить в сторону заведомо незаконные способы, о которых мы тут в «Игумнов Групп» совершенно ничего не знаем и, конечно же, не используем и вам не рекомендуем (типа размещения липовых объявлений на Авито от имени ответчика о продаже своего имущества), то остаются следующие варианты:

Сроки сделки. Обратите внимание суда, с какой частотой заключались сделки с имуществом. Если перепродажа происходит каждые месяц-два, ставится под сомнение наличие реального желания владеть активом. А значит, есть риск очередного выбытия имущества, что помешает исполнению судебного акта.

Кому продано имущество. Задача — показать аффилированность или заинтересованность покупателей и продавцов активов. Если отбросить откровенно глупые сделки с кровными родственниками, это могут быть коллеги, партнеры по бизнесу, одноклассники, друзья детства или даже любимый продавец яблок из ларька за углом. На нашей практике был случай: АУ был настолько замотивирован найти связь между участниками сделки, что мониторил их соц. сети и проверял время поездок. Кстати, всплыло, что ребята гоняли в какую-то поездку в одном купе. В общем, кто хочет, тот всегда найдет.

Стоимость. Как в случае с особняком, продать имущество стоимостью 100 миллионов за 11 — как минимум странно. Учитывая, что сейчас покупателям ставится в вину непринятие мер по выяснению причин столь заниженной стоимости, есть все основания поставить под сомнение добросовестность продавцов и покупателей. Если от них будет только «эээ…ну…ммм…деньги были нужны», считай дело в шляпе.

Цели покупки. Согласитесь, будет странно, если фирма по продаже цветов приобретет оборудование для пошива одежды, после чего перепродаст его айти-стартапу с офисом 6 на 6 и одним сотрудником в штате.

Пользование имуществом. Если бизнес-центр продан уже в шестой раз, а в нем все еще руководит тот же управляющий, которые еще и платит отопление и электричество по «старым» договорам и не торопится их перезаключать, в такую ситуацию даже самый прожженный альтруист не поверит.

Разбор практики с применением ОМ

Имея долгов на 2,8 млн. рублей в мае 2018 г. гражданин Туманов обратился с заявлением о признании его банкротом. В рамках процедуры АУ обнаружил, что еще в 2017 г. между Тумановым и Долматовым были заключены соглашения об отступном, согласно которому к последнему перешли 3 объекта недвижимости: земельный участок, дом и жилое строение.
Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам свежую практику по обеспечительным мерам в банкротстве:


В октябре 2019 г. АУ начал оспаривать указанные сделки, а в декабре обратился с заявлением в суд с просьбой принять обеспечительные меры в виде запрета регистрационных действий с указанным имуществом.

В обоснование своей позиции АУ сообщил, что ОМ требуются для недопущения причинения ущерба должнику и его кредиторам. Стоит заметить, что в данном случае была оформлена только одна сделка, а не цепочка.


Суд встал на сторону АУ, посчитав, что имеется риск утраты имущества, и соответственно причинения вреда кредиторам.

А как быть должникам

Зачем все это знать должникам? Сейчас покажем на пальцах.

Компания «Покупатель» купила у компании «Продавец» здание стоимостью 300 миллионов рублей в центре одного мегаполиса. Стороны были знакомы друг с другом задолго до сделки, и ничего не предвещало беды. Поэтому официально по договору прошло лишь 20 млн, остальное заплатили наличными напрямую бенефициарам.

Но что-то пошло не так, и через полгода «Продавец» подал заявление о своем банкротстве, а у «Покупателя» появился реальный шанс расстаться с новым приобретением.

«Покупатель» обратился к фантастическим тварям спецам, обитающим в Галактике Андромеды. Эти спецы занимались защитой активов и досконально знали механизмы оспаривания сделок и другие нюансы банкротного законодательства.

Так как первоначальная сделка однозначно была оспоримой, а «Продавец» находился вне зоны влияния, консультанты выбрали единственно правильную стратегию по спасению актива: безукоризненно оформить цепочку сделок, чтобы конечный приобретатель однозначно попадал под понятие «добросовестный».

Для этого конечный владелец должен соответствовать как минимум трем критериям:
  • не иметь аффилированности с Продавцом;
  • купить здание по рыночной цене;
  • сделать реальный прогон денег по безналу.

Если с первым и третьим условием проблем не возникало, то продажа здания по рыночной цене была абсолютно не реализуема по двум причинам:
  • во-первых, у Покупателя не было 300 млн руб.;
  • во-вторых, с этой суммы вылазили такие налоги, что мама не горюй. Их размер убивал экономический смысл проекта.

После того, как спецы прописали цели, требования и ограничения проекта, был разработан план действий, который в итоге и был реализован в жизнь. Вот что из этого получилось:

Первый этап: продажа имущества

Для начала имущество было продано «Посреднику». Чистота сделки здесь не имела значения: главной задачей было вывести недвижимость с «Покупателя», на которого вот-вот могли наложить обеспечительные меры. «Посредник» перевел за здание 21 млн рублей, а «Покупатель» заплатил налоги и грамотно обнулил расчетные счета.

После этого надо было решить проблему с легализацией рыночной цены. Повторюсь, прогнать все 300 млн за один раз не было возможности. А гонять эти деньги по кругу маленькими партиями не позволял размер всплывающих налогов.

Единственный выход: «Добросовестный» должен купить здание по «рыночной» цене в 23-24 миллиона. Вот только как добиться обоснования, что эта цена рыночная? Как заплатить в 15 раз меньше рынка так, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что именно столько здание и стоит?

Для обычных юристов это нерешаемая задача.

Умные юристы сделают отчет об оценке с выходом на эту денежную сумму (жаль, что он будет оспорен при проведении независимой судебной оценки в рамках виндикационного иска).

А талантливые спецы проведут публичные торги с возможностью участия неограниченного количества участников. В результате подобных торгов будет установлена реальная рыночная цена недвижимости. И как вы понимаете, весь сок в том, что эта цена не превысит 24 миллиона.

Какие всплыли проблемы

Публичные торги — идеальный способ определить действительную рыночную стоимость имущества. У него есть только 2 существенных минуса:

  1. Обычно подобные торги организуются по довольно топорной схеме: например, здание продается в Москве, а публикация о торгах размещается в «Вестнике села Гадюкино». Цель: не дать потенциальным покупателям ни единого шанса узнать о торгах. Такие методы давно нашли свое отражение в судебной практике. А потому на раз оспариваются в суде. А значит, следом слетает и весь схематоз.
  2. Для того, чтобы торги не слетели и вся задумка не ушла коту под хвост, торги реально должны быть публичными: информация должна размещаться в СМИ по месту нахождения имущества, выбранное СМИ должно иметь немаленький охват (для Москвы это от 50 000 просмотров) и другие нюансы по мелочи. Отсюда закономерно вытекает второй минус: на торги могут заявиться реальные желающие купить объект по цене 50-100-150-200 млн рублей.

Вот такая жесткая вилка, в которую тем не менее можно вписаться, если руки растут из плеч:
  • Чтобы здание не ушло посторонним лицам, в положении о торгах прописывается страховка: возможность «Посредника» в любой момент отказаться от заключения договора (без штрафных санкций, но с возвращением задатка). Так как «Посредник» — это коммерческая организация, она не подпадает под законодательство, регулирующее гос.закупки, и такой пункт вполне легитимен и работоспособен.
  • А вот с первой задачей требуется ювелирная точность и грамотный расчет. Надо выбрать такое СМИ, чтобы и охват аудитории был огромный, но при этом в эту аудиторию не попали платежеспособные граждане, способные приобрести коммерческую недвижимость. Тогда и торги будут неоспоримы, и участие в них примут только «свои» желающие.

Второй этап: торги

Дальше началась рутинная организационная работа.

Сначала надо обосновать начальную цену торгов. Оценщик не смог выйти на нужные 22 млн без явных нарушений ФЗ «Об оценочной деятельности». А так как заведомо оспоримый отчет оценщика — это не тот результат, который нужен Заказчику, то было решено потратиться еще на техническую экспертизу здания.

Техническая экспертиза выявила ряд дефектов в конструкции. И на основе этого официального документа оценщик уже смог абсолютно легитимно выйти на нужную стартовую цифру.

Одновременно с этим делались другие, незначительные, по мнению дилетантов, мелочи: создавался официальный сайт «Посредника» с презентацией продаваемого здания, прописывалось положение о торгах, анализировались СМИ на соответствие вышеуказанным критериям, перезаключались договора с арендаторами на «Посредника», на него же переводились контракты с ресурсоснабжающими организациями, регистрировалось свежее юридическое лицо «Добросовестный» и т.д.

Параллельно «Посредник» готовился к последующей ликвидации через процедуру банкротства, чтобы обрубить возможность раскручивания сделок по цепочке (см.выше).

Когда все было готово, в выбранном СМИ и на сайте «Посредника» была размещена информация о торгах со ссылкой на полный комплект сопровождающих документов. После истечения отведенного месяца на информирование всех желающих, в торгах приняло участие всего 2 кандидата. Один их них с существенным отрывом предложил цену в 24 млн рублей и выиграл.

Вскрытие конвертов было надлежащим образом запротоколировано с ведением видеозаписи. Что закрывало потенциальные вопросы о реальности происходящего.

После регистрации договора-купли продажи и уплаты всех налогов на «Посредника» подал заявление о банкротстве его единственный кредитор, который и забрал себе оставшуюся часть денег, вырученных «Посредником». После чего «Посредник» был вычеркнут из ЕГРЮЛ.

Как и следовало ожидать, АУ в рамках банкротного дела удалось успешно оспорить первоначальную сделку по продаже здания «Покупателю» за 20 млн.

Когда к «Добросовестному» было заявлено требование о применении обеспечительных мер, суд не нашел оснований для их наложения. Логично, что суд не нашел и оснований для удовлетворения виндикационного иска. Добросовестность «Добросовестного» не вызвала сколь-либо обоснованных сомнений.

Ссылок на вынесенные судебные акты не дадим, т.к. дело происходило в другой Вселенной и никакого отношения к нашей компании не имеет. Подобные схематозы в России не приветствуются, мы ими не занимаемся и вам не советуем! Это же наверняка незаконно!

Выводы

1. Ни один суд не одобрит обеспечительные меры, если не подтвердить их обоснованность;
2. Даже виндикационный иск к конечному владельцу активов не гарантирует успеха: пока суд рассматривает дело, имущество может уйти дальше;
3. Для применения обеспечительных мер применимы те же доводы, которые помогают при оспаривании сделок;
4. Детально анализируйте сделки: когда, в какие сроки, с кем, по какой стоимости, были ли реально перечислены деньги и не связан ли должник все еще с этим имуществом;
5. Понимание методов работы кредиторов позволит должнику подготовиться к банкротству заранее. По ссылке рассказываем к кому стоит обращаться.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Субсидиарная ответственность директора

Опубликовано: Декабрь 19, 2019 в 2:42 пп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,

Субсидиарная ответственность (СО) — не только гемор для руководителя бизнеса, но и способ защиты его интересов. Все зависит от того, на какой стороне — кредитора или должника — вы находитесь в текущий момент времени.

В этой статье мы собрали для кредиторов пошаговое руководство, как привлечь к субсидиарке. А должникам — как не оказаться в роли жертвы. Поехали.


Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов,
подпишитесь на рассылку
Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Откуда вообще взялась СО

Раньше можно было открыть юр. лицо, провернуть пару незамысловатых схем в духе «набрать бабла, упасть в банкротство», а затем прикрыть лавочку без ущерба для кармана. Времена меняются. Сейчас в субсидиарку можно затянуть даже уборщицу, если доказать, что именно мойка полов привела к убыткам кредиторов. Что уж говорить об учредителях и бухгалтерах. Но об этих господах подробно поговорим в следующий раз, сегодня разберемся с директорами.

Большое заблуждение считать, что пока не начнешь банкротить основного должника — ООО или АО — вариантов дотянуться до руководителей особо нет. Это не так. Оснований для привлечения к субсидиарке гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Можно использовать:
  • Гражданский кодекс,
  • закон об Обществах с ограниченной ответственностью
  • закон о несостоятельности (банкротстве).

При этом везде есть свои нюансы. Разбираемся с каждым ниже.

Основания привлечения: по ГК

Столкнувшись с неисполнением обязательств, бизнесмен и по совместительству кредитор гуглит «субсидиарная ответственность», где ему выпадает статья 399 ГК.

С мыслью: «Так все же просто! Тут и юристом не надо быть!», новоиспеченный ас субсидиарки катает иск, что «ООО «Облачко» не платит ООО «Ромашка», привлеките к субсидиарной ответственности директора и учредителя «Облачка».

После наш ас вприпрыжку бежит в суд с иском и с твердой верой, что дело в шляпе. Суд рассматривает дело и отказывает в привлечении. А все почему? Суть в том, что статья 399 ГК лишь описывает понятие субсидиарной ответственности, а не способы и основания привлечения. Это как со словарем: из него можно узнать, что такое математика, но не теорема Безу и где ее применять.

На деле привлечь к субсидиарке по ст. 399 ГК можно только в одном случае: при наличии договора поручительства. Вообще договором поручительства может быть предусмотрена либо:
  • солидарная ответственность. В случае просрочки кредитор вправе предъявлять требования одновременно и к основному должнику, и к поручителю (параллельное взыскание).
  • субсидиарная ответственность. Требования к поручителю можно предъявить, только когда исчерпаны все меры по взысканию долга с основного должника. И доказательства невозможности взыскания с основного должника потребуется предъявить суду. Например, это может быть постановление судебного пристава о прекращении исполнительного производства. Только в этом случае суд взыщет долг с субсидиарного поручителя (последовательное взыскание).

Совет кредитору: если бы у вас был такой договор поручительства, вы бы сейчас не читали эту статью. А раз его нет — пожалуйста, не страдайте фигней и не смешите суды заведомо проигрышными исками. Статья 399 ГК вам тут не поможет.

Оставьте свой e-mail, и мы вышлем вам соответствующую практику, чтобы вы в этом убедились:


Совет должнику: как скинуть с себя оковы поручительства, мы подробно разбирали вот в этой статье.

Основания привлечения: закон об ООО

Еще одно основание для привлечения к субсидиарке вне банкротства — исключение юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего. Эта возможность прописана в пункте 3.1 статьи 3 закона об ООО.

На практике, юр. лицо признается недействующим в 2 случаях:
  • Если в течение 12 месяцев не сдавалась отчетность и нет движения денег по счетам. При этом важно совпадение обоих факторов. К примеру, если сдается нулевая отчетность, вопросов не будет.
  • если в ЕГРЮЛ более 6 месяцев имеется информация о недостоверности сведений. К примеру, налоговая выявила, что по юридическому адресу о «Ромашке» никто не слышал, внесла сведения о недостоверности адреса в ЕГРЮЛ, и ген.дир компании не успел актуализировать информацию по своему местонахождению в течение 6 месяцев.

В случае принудительного исключения ООО-шки из ЕГРЮЛ (не путать с добровольной ликвидацией!) кредитор шагает в суд с требованием взыскать долг напрямую с контролирующего должника лица (КДЛ).

Если кредитор — юридическое лицо, то обращаться нужно в Арбитражный суд. Если же физик — разбираться должен суд общей юрисдикции.

Мы проанализировали кучу судебной практики и обнаружили два интересных момента:

Во-первых, практики по этой статье реально мало. Пока мало.

А во-вторых, суды общей юрисдикции привлекают к субсидиарке гораздо чаще, чем арбитражные. Но в целом, средняя температура по больнице скорее в пользу должников, чем кредиторов. Опять же, пока.

Логика судов общей юрисдикции: добропорядочный руководитель, увидев проблемы в бизнесе, должен принять меры: либо уйти в официальную ликвидацию, либо в банкротство. Вместо этого директор бездействует, компанию принудительно закрывают, и кредиторы лишаются права предъявить свои требования в реестр (ликвидатору или конкурсному управляющему). Таким образом, вина директора заключается непосредственно в бездействии, в результате которого стала возможна принудительная ликвидация. «Вах, иди сюда, дарагой!».

Логика арбитражных судов: здесь такой фокус обычно не проходит. Арбитражные судьи будут требовать доказательства того, что должник предпринимал конкретные действия, которые стали причиной невозможности рассчитаться по долгам. Например, директор целенаправленно выводил активы или прятал дебиторку.

В связи со своей спецификой Арбитражные суды берут такую практику по аналогии с банкротным законодательством. Они говорят, что должны быть установлены вина конкретного лица в форме умысла или неосторожности и причинно-следственная связь между действиями директора и наступлением убытков у кредиторов. А то, что компания не сдавала отчетность и не имела движения денег по счетам, само по себе не могло стать причиной невозможности рассчитаться перед кредиторами. В общем, докажите умысел, тогда и будет за что привлекать.

Совет кредитору: если есть возможность выбора, то кредитуйте своих контрагентов от физического лица. В этом случае ваш иск пойдет в общак, и вы повысите шансы на возврат своих кровных.

Совет должнику: никогда, никогда, никогда не бросайте свою компанию. Элементарная сдача нулевой отчетности сэкономит вам кучу нервов и сделает юристов «Игумнов Групп» немного беднее (вряд ли).

Разбор судебной практики
по принудительной ликвидации

Директором и учредителем «Горизонт-инвест» была Ольга. В 2013 году она заключила договор с Натальей на оказание услуг по оформлению права собственности на квартиру.

Деньги Наталья оплатила, бокальчик за сделку подняла и ждала со дня на день решения проблемы. Но шли дни, недели, месяцы, а что-то квартира никак не оформлялась. Остатки терпения выкипели, и Наталья обратилась в суд за взысканием аванса. И в конце 2015 получила исполнительный лист к «Горизонт-инвест».

Оставьте свой e-mail и мы вышлем вам судебные акты с отказом и привлечением к СО:


А в августе 2016 г. исполнительное производство было прекращено по причине, да-да, исключения «Горизонт-инвест» из ЕГРЮЛ. Более того, принудительная ликвидация прошла еще в августе 2015 г. из-за отсутствия у компании движения денег по счетам и бух. отчетности на протяжении более 12 месяцев.

Наталья решила, что, имея непогашенные обязательства перед контрагентами, руководитель, действуя добросовестно и разумно, должен был подать на банкротство организации. Но не сделал этого. И в результате своего бездействия довел компанию до принудительной ликвидации, что само по себе является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности по статье 3 закона об ООО. И суд, не долго думая, с ней согласился. Бывший директор был привлечен на всю сумму корпоративного долга.

Вот тебе и общество с ограниченной ответственностью.

Основания привлечения:
закон о банкротстве

По закону о банкротстве (глава III.2) оснований для привлечения много, разных и по-всякому. Не будем слишком углубляться, общие моменты мы детально описали здесь: стратегии налоговой по отжиму активов

А специфические нюансы можно почитать здесь: как избежать субсидиарной ответственности и здесь: исковая давность по субсидиарной ответственности.

Для занятых (ленивых) коротко повторим типовые основания:
  • сделки, причинившие имущественный вред кредиторам. Это касается сделок с предпочтением, подозрительных сделок — в общем, всего того, что мы не раз разбирали.
  • утрата или недостоверность бухгалтерских документов, влияющих на процедуру банкротства. Нет документов — непонятно, сколько у компании активов и как сформировать конкурсную массу. При этом, если и без документов понятно, как там дела у юрика, по этому основанию не привлекут. Но это же еще нужно доказать. Причем обязанность доказывания лежит именно на КДЛ.
  • нарушения, которые привели к задолженности, превышающей 50% требований кредиторов третьей очереди. Это основание — удел налоговой. К примеру, если в рамках камеральной или выездной проверки выявлена недоимка, которую не уплатили в установленный срок и которая, по итогу, составила 50% или более от общей суммы обязательств должника, то вина директора в причинении ущерба кредиторам предполагается. Ловите нашу статью, как не дать налоговой включиться в реестр кредиторов — болезней проще избегать, чем лечить.
  • утрата учредительных документов. Не будем засорять нашу статью всем списком документов — они перечислены в статье закона об ООО. Если оставите свою электронную почту в форме выше, скинем вам эту статью. Если из указанного списка не досчитаются документов, субсидиарки не избежать. При этом, как и с пунктом про бух. отчетность, если отсутствие этих документов не сказывается на процедуре банкротства, проблем не будет.
  • невнесение сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ. Список сведений для публикации больше, чем документов в пункте выше, но принцип тот же. Если нужен список сведений — пришлем, только оставьте почту в форме выше.
  • неподача заявления на банкротство в месячный срок. Если у ООО-шки дела идут плохо и на бумаге, и буквально, ген. дир обязан подать заявление на банкротство в установленный законом срок. Иначе — субсидиарка по вновь набранным обязательствам. При этом, есть грамотные и законные способы затянуть банкротство — говорим и показываем их здесь.

Директор в этом смысле вообще счастливчик, ведь его можно привлекать по 6 из 6 перечисленных оснований. Заметим, что тема с номинальными директорами и освобождением их от ответственности — отдельная история. Задавайте вопросы на почту или в комментариях — разберем и эту кухню.

В целом, закон о банкротстве регулирует субсидиарку жестче всего. Но шансы отбиться есть всегда. Примеры того, как это делают профессионалы можно почитать:

Или просто приходите к нам на встречу и мы расскажем все голосом.

Выводы

1. Привлечь к субсидиарке могут и без банкротства организации;
2. По гражданскому кодексу могут привлечь к субсидиарке только в случае наличия договора поручительства, в котором прописана данная ответственность;
3.В случае привлечения к субсидиарке по закону об ООО кредитору лучше идти в суд общей юрисдикции: там больше шансов на победу;
4. Гендиректор — главная мишень для привлечения к субсидиарке при банкротстве, так как к нему можно применить все 6 из 6 оснований;
5. Чтобы чувствовать себя спокойно при любом раскладе и не париться привлекут/не привлекут, лучше озаботиться защитой личных активов заранее, а потом уже, если появится нужда, втянуться в банкротство.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как заставить выполнять обязательства

Опубликовано: Декабрь 12, 2019 в 10:37 дп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,,

Кто в теме, тот знает ― получить судебное решение в свою пользу, это еще полпобеды. Главная сложность ― добиться исполнения этого решения.

Собственно, судебную неустойку приземлили в гражданском кодексе как раз, чтобы стимулировать ответчиков на скорейшее исполнение своих обязательств. А то статистика грустная: исполняется лишь каждое 4-ое решение суда.

С другой стороны, судебная неустойка ― это чуть ли не идеальная схема «как заработать миллион, не поднимая попы с дивана». Так, предъявит Маша грамотно составленный в суд иск с требованием к Пете передать документ, которого в природе не существует ― и все! Пока Петя думает, где достать документ, счетчик неустойки капает в пользу Маши, которая продолжает лежать на диване.

Но давайте помнить, что мы живем в России и сегодня деньги капают в карман Маши, а завтра уже Маша должна кому-то денег. Чтобы подковать себя на оба фронта, читайте материал ниже.


Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту ниже:


Что это такое

Судебная неустойка или астрент ― это сумма, которую должник должен оплатить в случае неисполнения решения суда. К примеру, в судебном акте написано, что ответчик должен снести шлагбаум. А он этого никак не делает. Если в судебном решении предусмотрен астрент, за каждый день просрочки нарушителю будет капать пеня. И так, пока он не исполнит требование. Хороша плетка, правда?

При этом, если законная неустойка присваивается с целью возместить кредитору понесенные убытки, то задача астрента (судебной неустойки) ― замотивировать нарушителя как можно скорее исполнить судебное решение. Т.е. это не само наказание, а этакие раскаленные вилы, которым будут жалить должника в зад, пока он не начнет что-то делать. Ну а в руках ушлых ребят это неплохая такая прибавка к основному доходу, если не его замена ― пример Пети и Маши тому подтверждение.

Астрент выражается в пени, которая будет начисляться, пока судебное решение не будет исполнено. В законодательстве термин «астрент» не используется: вроде и обид на французов нет, но и сам термин в таком виде не встретишь. Необъяснимо, но факт.

Назначаться судебная неустойка может в виде фиксированной суммы денег или процента от суммы долга. Астрент бывает ежедневным, еженедельным и ежемесячным, т.е. долг будет расти, пока требование не будет выполнено. Кредиторы, как и конкурсные управляющие, чаще топят за ежедневный: оно и понятно, так деньги капают каждый день, а значит, мотивация должника исполнить решение суда выше. Вилы, раскаленные вилы.

Как это работает

В ситуации, когда ответчик не исполняет требование истца, в частности кредитора или конкурсного управляющего, истец вправе потребовать в судебном порядке исполнить это самое обязательство под угрозой штрафа. Как говорится: «кошелек или дело».

Судебная неустойка актуальна для бизнесов, бизнесменов и партнеров по этому самому бизнесу, для заказчиков, исполнителей, подрядчиков, закадычных друзей, таких же, но врагов. Да блин, даже соседа можно поставить на счетчик, если получить решение суда с запретом на лай его собаки после 23:00. Учитывая, насколько несовершенна российская судебная система (нам ли не знать), получается, что любой кредитор сегодня (какой там завтра!) через час может оказаться в кресле должника.

Реальный пример: заявитель попросил банк вернуть ему исполнительный лист. Банк этого не сделал. Заявитель обратился в суд и получил 0,1% от суммы исполнительного листа за каждую (!) неделю раздумий Банка по поводу «отдавать испол. лист или нет». 0,1% ― это, если что, 32 млн руб. Тридцать два миллиона рублей в неделю! А теперь представьте, что ангажированный работник банка уже спустил исполнительный лист в шредер. Вот вам и нефтяная скважина!

Судебная неустойка будет действовать, пока не будет исполнен судебный акт. При этом каждый суд сам решает, давать ли должнику время на добровольное исполнение этого самого решения без штрафа или же впаять астрент с момента вступления судебного акта в законную силу ― практика разнится, так что универсального рецепта нет.

Мы регулярно встречаем ситуации, когда те же конкурсные управляющие требуют начислять неустойку с момента совершения нарушения. К примеру, если в процедуре банкротства ген. директор не передал документы, то арбитражный управляющий может топить, чтобы астрент присудили с момента, как он потребовал эти самые документы. Но такие иски не выдерживают критики.

При этом судебная неустойка присуждается строго для неденежного обязательства. Т.е. если в судебном акте идет речь о том, что должник должен снести самострой или предоставить документы, за неисполнение этого требования может быть предусмотрен астрент. Если же в судебном акте речь о взыскании с должника какой-то суммы, тогда истец вправе требовать возмещения убытков или начисления законной неустойки, но это уже совсем другая история и другие нормы закона.

Оставьте свою почту, и мы вышлем вам выдержки из закона по судебной неустойке:


Законом не определен четкий размер или диапазон минимума-максимума судебной неустойки. Чаще отталкиваются от цены вопроса и от того, какие суммы рассматриваются в рамках дела, но это не универсальное правило. Вот вы бы сами как поняли, какую сумму астрента назначить, если в законе буквально сказано: «денежная сумма, определяемая судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости». Вот и суды не врубаются, поэтому с чем истец обратиться, то и могут присудить, если вовремя не заявить свое «фи!» с просьбой о снижении неустойки. И вообще, в любой ситуации нужно требовать уменьшения размера, даже если речь о 200 рублях.

Про максимальную неустойку вы уже знаете: 32 млн. рублей в неделю, а вот минимальная сумма, которая нам попадалась ― 100 рублей в день. Если встретите более широкие диапазоны ― делитесь в комментариях, дополним цифры.

Чтобы стрясти неустойку, нужно собрать доказательства нарушений должника, написать исковое заявление и подать его в суд. Если ответчик ― юридическое лицо, подаем в Арбитраж, если физик ― в суд общей юрисдикции. Осталось выиграть дело и получить исполнительный лист.

Наша практика

Нашего клиента Вячеслава пытались привлечь к субсидиарке в связке с банкротством юр. лица, в котором он был гендиром. Дело вела я, сам кейс со всеми вкусными подробностями и деталями разобрала вот здесь ― история увлекательная, почитайте. Если коротко: привлекали Вячеслава к субсидиарке за непредоставление бух. отчетности и неподачу заявления на банкротство в месячный срок.

Ирония в том, что арбитражный управляющий запросил у Вячеслава документы, а затем сам же целенаправленно уклонялся от их получения. Кстати, мы уже подробно рассказывали и о других типичных нарушениях арбитражных управляющих. Собственно, хитровыдуманный АУ пытался привлечь Вячеслава за непредоставление документов, которые сам отказывался получать ― прям как Нео, уклоняющийся от пуль.

Затея АУ не увенчалась успехом, к субсидиарке Вячеслава не привлекли. Более того, в судебных актах было написано, что АУ фактически бездействовал. А этим самым бездействием ущемлялись права одного из кредиторов ― банка ВТБ.

Оставьте ниже свою электронную почту, и мы вышлем вам судебные акты по этому делу:


По итогу для управляющего нарисовалась такая картина: Нео (АУ) уворачивается от направляемых Вячеславом пуль (документов) -> эти «увороты» мы демонстрируем судам, вследствие чего АУ проигрывает иск по субсидиарке -> конкурсная масса не пополнилась, а в судебном акте чуть ли не прямым текстом написано, что АУ страдал херней. Такой микс нарушений делает из АУ потенциальную мишень по взысканию с него убытков.

Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, АУ начинает метаться и как из дробовика закидывать суды абсурдными исками. То ли с судами все совсем плохо, то ли он просто всех достал, но один иск все же пролез и достиг своей цели.

АУ потребовал предоставить ему документы, части из которых не существовало в природе. К примеру, он запрашивал бухгалтерскую базу компании-должника за 2018-2019 г. при условии, что Вячеслав занимал должность гендира аккурат до 01.03.2018. Даже не натренированным юриспруденцией глазам видно, что это бред.

И все же, суд удовлетворил иск, а последующие инстанции только головой кивнули и оставили определение без изменения. Малое, но утешение: хоть АУ и просил неустойку в размере 2 000 руб. в день, по итогу ее уменьшили до 500 рублей.

Теперь Вячеслав будет на счетчике, пока не представит базу, которой у него нет.

Как не встрять

Астрент ― норма относительно новая, затесалась в ГК только в 2015. И потому у большинства судей все еще возникает путаница, как ее применять. Да что уж там, бывалые юристы не всегда берутся использовать это оружие. Сложность есть как с определением размера астрента, так и с его уместностью. Вот на что стоит обратить внимание:

Вид обязательства. Судебная неустойка назначается в обеспечение только неденежного обязательства. Обращайте внимание, к какому судебному акту пытаются шить астрент ― в судах работают люди, суды тоже могут ошибаться.

Понижайте. Если промолчать, присудят астрент, который требовал кредитор: у судов нет права самостоятельно уменьшать размер судебной неустойки. Несмотря на принципы справедливости и бла-бла, судьи чаще опасаются брать на себя ответственность в этих вопросах и выступать «первопроходцами». При этом, заявив свои возражения, можно снизить размер астрент до минимума. Даже наш пример с двушки до пятисот в день ― разница ощутима.

Не расслабляйтесь. Если вы отбились от субсидиарки, еще не значит, что конкурсный не найдет, до чего еще докопаться. В банкротных делах это чаще всего как раз пункт с (не)предоставлением документов.

Если же вы все-таки встряли с судебной неустойкой, отмыться от нее можно через банкротство. Впрочем, как и от многих других долгов, если на то дело пошло. Главное ― сделать все грамотно, с учетом всех сроков по оспариванию сделок. Вы знаете, к кому обращаться за консультацией.

Выводы:

1. Законная неустойка и судебная неустойка (астрент) ― это разные штуки, не путайте;
2. Цель астрента ― замотивировать должника как можно скорее исполнить судебное решение;
3. В законе не прописаны минимальные и предельные значения судебной неустойки;
4. Неустойку могут назначить в виде процента от суммы долга или фиксированной пени. Начислять могут ежедневно, еженедельно или ежемесячно;
5. Астрент ― это стимулирующая мера, а значит, начислять могут только за неисполнение решения суда в будущем, а не за нарушения в прошлом;
6. Чтобы уменьшить размер неустойки, нужно об этом заявить. Сама по себе она не уменьшится. Потребуется помощь ― зовите.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как защитить единственное жилье должника
Василий ― талантливый предприниматель. За 15 лет бизнес-деятельности он успел заработать на трешку в Южном Бутово. Но за столь успешный успех пришлось заплатить высокую цену: компании доначислили налогов на несколько десятков миллионов рублей, а потом Васю привлекли к субсидиарке на всю сумму.

Но Вася остался скалой спокойствия: единственное жилье не отберут! Об этом знает каждый! Тем более в квартире прописаны жена, дети и теща с собакой и рыбками.

Так ли это? В этой статье поговорим о возможностях Васи лишиться единственного жилья. И о том, как этому противостоять.


Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту ниже:


Варианты развития событий

На самом деле, у Васи есть всего два варианта действий. И оба не отличаются перспективами.

Вариант №1: ничего не делать.

В этом случае судебные приставы рано или поздно найдут квартиру. Но продать единственное жилье они действительно не могут. Чего не скажешь о наложении ареста.

После внесения в Росреестр запрета на рег. действия станет невозможным продать квартиру, передать ее в залог, подарить и т.д. Если Васю не устроит такой расклад, он может попытаться оспорить арест через суд. Неизбежным результатом станет проигрыш дела с одновременным улучшением навыков Василия по жонглированию юридическими терминами.

Но основная проблема ареста заключается не в том, что он абсолютно законен. А в том, что теперь судебный пристав физически не в силах прекратить исполнительное производство: у должника арестовано имущество, за счет которого теоретически можно рассчитаться с кредиторами. То, что это нельзя сделать в текущий момент, не означает, что квартиру нельзя будет продать через 10-20-30 лет: «Вдруг должник еще какую-то недвижку прикупит?!»

И вот Вася получает пожизненное исполнительное производство. Да, ему есть где жить. И это единственный приятный момент во всей истории. Потому что после смерти Василия наследники вместе с квартирой получат и его долги. Конечно, долги будут уменьшены до рыночной стоимости квартиры. Но это вряд ли обрадует наследников, которым теперь придется либо выставить недвижку на торги (если у них она будет не единственным жильем), либо гасить долг из своей зарплаты/пенсии.

Аналогично обстоит дело, если Васю начнут банкротить как физ. лицо. В этом случае единственное жилье так же не будет выставлено на торги, но при этом и долг по субсидиарке не спишется. И по завершении банкротства кредитор просто получит испол. лист и заново пропустит Васю через судебных приставов по вышеописанной схеме.

Таким образом, Василию, жизнерадостно утверждающему, что «единственное жилье не отберут», в конце надо добавлять «по крайней мере, при жизни».

Вариант №2. Срочно переоформлять квартиру!

С учетом описанного ранее шаг достаточно логичный. Квартира дарится детям и проблема с пожизненным арестом вроде бы решена!

Да, именно так и обстояло дело еще пару лет назад. Сделки по отчуждению единственного жилья никто не оспаривал, т.к. возвращать должнику недвижимость, обладающую иммунитетом, не окупало усилия: все равно с ним дальше ничего не сделаешь. Но законодательство не стоит на месте. Особенно когда дело касается интересов главного кредитора страны ― налоговой.

И вот в 2019 году кредиторы начинают банкротить Васю. Затем находят неграмотную сделку по выводу единственного жилья. Оспаривают ее, возвращая имущество должнику, и… вуаля! Квартира лишается иммунитета, включается в конкурсную массу и продается с торгов. А вырученные деньги распределяются между кредиторами.

Теперь поговорим, при каких условиях возможен этот вариант развития событий и как его избежать. Если вы решили пойти по первому варианту: не рисковать и осчастливить наследников долгами ― дальше можно не читать. Текст ниже только для азартных ребят, выбирающих сопротивление до последнего.

Почему могут взыскать

Мы внимательно изучили свежую судебную практику и выделили основные критерии, которые чаще всего приводят к лишению единственного жилья иммунитета и реализации его с торгов.

Неграмотное отчуждение квартиры

Это важнейший критерий. Если слетает сделка по отчуждению единственного жилья, шансы на последующее лишение иммунитета чрезвычайно высоки.

А как вы помните, в рамках банкротства физического лица могут быть оспорены сделки совершенные им даже за 10 лет до принятия судом заявления. Вот здесь мы наглядно показали, что и когда может оказаться в зоне риска.

Если сделка по отчуждению квартиры слетает, то дальше у суда включается простая логика: раз человек решил избавиться от единственного жилья, значит не больно-то оно было ему нужно. Значит, ему есть где жить. И вот недвижимость уже включается в конкурсную массу.

Пример из практики: 
в 2018 году Светлана дарит сестре свою единственную квартиру. А в феврале 2019 г. Светлана уходит в личное банкротство по инициативе кредиторов. В результате сделка дарения оспаривается, возвращенная должнику квартира лишается иммунитета и продается с торгов.

Причины:
  • суд установил, что сделка совершалась с целью уклонения от уплаты долга;
  • Светлана вместе с дочерью зарегистрировались в квартире только летом 2019 года, уже в разгар реализации имущества;
  • раз Светлана подарила сестре квартиру, значит, ей самой есть где жить ― не могла же она сделать такой щедрый подарок, а сама переехать на улицу.

Единственный вариант противостоять такому сценарию ― делать сделку так, чтобы оспорить ее было невозможно. Для этого перестаньте мнить себя богом от юриспруденции и обратитесь к тем, кто действительно в теме.

Место фактического проживания

Часто основанием для обращения взыскания на единственное жилье служит тот факт, что должник зарегистрирован в другом месте. К примеру, у должника в собственности квартира в Москве, но прописан он у родителей в Новосибирске.

В такой ситуации должнику нужно будет доказать суду, что он не проживает по адресу регистрации. И да, суду все равно на расстояние в 3 389 км. Если должник не сможет предоставить уважительную причину, по которой он прописан не в своей собственной квартире, суд определит место проживания по адресу регистрации и квартире в Москве придется помахать ручкой.

Сюда же можно отнести и трудоустройство. Если в период проведения процедуры банкротства должник не трудоустроен, суд может решить, что должнику нет разницы, где жить, а значит, решение будет в пользу места регистрации, а не фактической собственности.

Здесь сыграет еще тот факт, что банкротство проходит в регионе регистрации должника.

Раз должник может жить по месту регистрации, суд может включить в конкурсную массу единственную недвижку и плевать ему на расстояния и удобства. При этом, если должник пропишется в «единственном жилье» и начнет в нем жить незадолго до принятия судом заявления о банкротстве, вердикт вряд ли будет другим. Пример Светланы тому подтверждение.

Нежелание содержать единственное жилье

Даже если должник проживает и прописан в одной и той же квартире, потопить корабль может… коммуналка. К примеру, если появится подтверждение, что расходы на содержание имущества несет другой человек, суд может расценить это как нежелание содержать жилье. В результате на должнике повиснет клеймо недобросовестного собственника ― в общем, продолжение вы знаете.

Пример из практики: Виталий фактически проживал и был прописан в квартире в Москве, в которой он владел ½ доли. При этом у него была ¼ доли в квартире в Ульяновске. Долгов у Виталия было много, не платил он по ним долго, что логично привело к банкротству. Несмотря на прописку и фактическое проживание в московской квартире, именно эту долю включили в конкурсную массу и выставили на торги.

Причины:
  • коммунальные платежи с 2014 года оплачивал владелец второй половины доли. Раз должник не платил за квартиру, значит, он не особо в ней нуждается;
  • Виталий не был трудоустроен, а значит, по мнению суда, ему без разницы, где жить: в Москве или в Ульяновске;
  • Доля в Московской квартире была оценена в 8 417 000 руб., в то время как доля в квартире в Ульяновске ― в 475 000 руб. Получается, после реализации доли в московской квартире можно будет погасить большую часть долга, а значит, это поможет соблюсти баланс интересов между кредиторами и должником.

Оставьте ниже свою электронную почту и мы вышлем вам судебные акты по делам, которые разобрали в этой статье:


Левая прописка

В попытках сохранить жилье, особенно дорогостоящее, должники начинают прописывать в квартиру всех кого ни попадя: родителей, бабушек, сестер, двоюродных теть, сводных братьев. Короче, не надо так. Суд может расценить это как злоупотребление правом, и, как результат, банкротом-то признают, а долги не спишут. Этот критерий обычно срабатывает в комплекте с другими. К примеру, когда есть 2 квартиры, но себе хочется оставить более дорогую.

Проживание в нежилом помещении

Честно говоря, я не знаю, на что рассчитывают люди, которые пытаются выдать за единственное жилье сарай, офис или магазин. Но, судя по судебной практике, таких интеллектуалов хватает, и поэтому мы не можем пройти мимо.

Пример из практики: семья владела участком, на котором расположились жилой дом и нежилое здание. Нежилое помещение частично переоборудовали в детскую, где проживал сын должника. Один из супругов был втянут в процедуру банкротства. Суд посмотрел на это дело и принял решение включить нежилое здание в конкурсную массу.

Причины:
  • несмотря на полностью оборудованное помещение, перевод из нежилого в жилое не был задокументирован;
  • несовершеннолетний ребенок был прописан в жилом доме, а значит, ему было где жить (логично, попробуй пропиши кого-нибудь в сарае).

С этой категорией недвижимости вообще все просто. По закону жилым считается недвижимое имущество, которое отвечает санитарным и техническим правилам и нормам. Перевод нежилого помещения в  жилое производится органом местного самоуправления. Просто поклеить обои и обставить помещение мебелью недостаточно. Нужно еще обратиться в органы администрации, чтобы недвижимость была на бумаге признана жилой. Если это не было сделано заблаговременно, можно паковать вещи.

Как обезопасить свое жилье

Только грамотная работа с активами. Если вы уж решились бороться за единственное жилье, то делайте это грамотно. Забудьте про сделки дарения. В том числе и несовершеннолетним детям. Заплатите денег и привлеките профильных юристов. Если денег нет, читайте наш блог и делайте правильные выводы. В любом случае, второго шанса у вас не будет, поэтому любые сделки с недвижимостью должны быть безупречными.

Проживание и содержание квартиры. Важно проживать и быть зарегистрированным в той квартире, которую нужно сохранить. Причем важно начать это делать заблаговременно, а не когда на горизонте замаячит банкротство. Более того, чтобы у суда было меньше оснований сомневаться, своевременно оплачивайте все коммунальные платежи и прочие расходы на содержание жилья. Даже если обычно эта обязанность лежит на других собственниках или проживающих, хотя бы раз в полгода проводите платежи со своих счетов: если вдруг появятся подозрения, вы сможете предоставить выписку со счета, что платежи вы производили. Ну и никаких долгов. Еще бы хорошо и работать в том же городе, где жилье, чтобы уж наверняка.

Важно! Если же вы пошли от обратного и квартира была заблаговременно и, главное, грамотно (!) отчуждена в пользу кого-то из близких, ни в коем случае не нужно в ней жить, хранить свои вещи и уж точно нельзя быть в ней прописанным. Чтобы вернуть имущество в конкурсную массу, в бой идут арсеналы детективного расследования, включая проверку видеокамер и выезды по адресам. Если попадетесь, сделку по отчуждению недвижки оспорят в момент.

Документальное оформление. Если делали перепланировку ― официально ее зарегистрируйте. Если нежилое помещение сделали жилым ― обратитесь в администрацию, чтобы это задокументировать. Важно не только сделать его пригодным для проживания в соответствии с санитарными и техническими нормами, но и официально все это дело оформить. Без этого недвижке можно помахать платочком.

Имущество супругов. Мы как раз недавно разбирали, что в защите имущества важную роль может сыграть супруг. Грамотно составленный брачный договор или соглашение о разделе имущества поможет сохранить как минимум половину имущества. Напоминаем, что Верховный суд недавно разъяснил, что супруги могут разделить не только совместно нажитое в браке, но и имущество, появившееся до брака. Главное оформить все документы как можно раньше и соблюдать «справедливое» распределение долей, без чрезмерного перевеса в сторону одного из супругов. Это чтобы суд не докопался.

Выводы

1. Прописывайтесь, живите и платите за недвижимость, которую хотите сохранить. Делайте все, чтобы у суда не было сомнений в важности и нужности для вас этой недвижимости.
2. Чтобы сохранить нежилое помещение в качестве единственного жилья, нужно оформить его как жилое через органы администрации.
3. Не забываем, что в сохранении недвижимости могут помочь близкие, в том числе супруг. Главное ― озаботьтесь этим моментом заранее, особенно если есть что терять.
4. Если у вас остались вопросы или нужно грамотно защитить активы ― вы знаете куда обращаться


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.