Monthly Archives: Январь 2020

Субсидиарная ответственность без банкротства
Недавно мы уже рассказывали обо всех возможных способах привлечения к субсидиарке. Если в вашем случае нормы Гражданского кодекса и закон об ООО точно мимо кассы, у вас остается закон о банкротстве.

Собственно, к субсидиарке можно привлечь и без введения банкротной процедуры или уже после нее. Только вот беда: такие иски кредиторы чаще всего проигрывают. Это связано как с нарушением алгоритма предъявления требований, так и с проблемой доказывания вины реального КДЛ. О том, как надо делать правильно, и пойдет речь ниже.

Как это работает?

О том КОГО можно привлекать к субсидиарке непосредственно в банкротстве, ЗА ЧТО и КАК — мы подробно писали вот здесь. Тех же самых лиц и по тем же самым основаниям можно привлекать и без банкротства (юридически правильно будет говорить «вне рамок дела о банкротстве»). Но вот алгоритм действий будет уже другой.

В общем случае, поведение кредитора зависит от текущего состояния Должника и строится по одному из следующих сценариев:

1) Должник не находится в банкротстве и «живой» (числится в ЕГРЮЛ)
В этом случае вы просуживаете свои требования. Имея на руках вступившее в законную силу решение суда, подаете заявление о банкротстве Должника. Суд просит вас внести на депозит сумму, покрывающую банкротные расходы, или предоставить соответствующее гарантийное письмо. Вы осознанно и целенаправленно отказываетесь от этой прекрасной возможности. Суд прекращает рассмотрение дела «в связи с отсутствием финансирования». Готово! У вас появилось право подавать заявление о привлечении к субсидиарке насоливших вам лиц.

2) Банкротство должника идет полным ходом
Если процедуру запустил сам должник или иное третье лицо (не вы), то тут критически важно, чтобы суд учел ваши требования, пока банкротство не завершилось. Для этого вы подаете в Арбитражный суд заявление  о включении своего долга в реестр требований кредиторов (или за реестр). После рассмотрения ваших требований и публикации соответствующего судебного определения у вас появляется право подавать на субсидиарку. Это можно делать как непосредственно в банкротной процедуре, так и после ее завершения / прекращения.

Для дальнейшего повествования важно понять, в чем отличие «завершения» от «прекращения».

В первом случае — «завершение» — банкротство заканчивается в связи с проведением всех необходимых мероприятий. Это значит, что все существующие долги компании списываются, а в ЕГРЮЛ вносится запись о ее ликвидации.

Прекращение же процедуры означает, что банкротство отменяется и компания восстанавливается в том же юридическом статусе, в котором она была до его начала, и может продолжать вести свою деятельность.

А дальше варианты для медленных (или просто богатых) кредиторов:

3) Банкротство должника завершено
Когда вы наконец-то собрались «потрясти» своего должника, выяснилось, что его банкротство уже завершено: на сайте Арбитражного суда висит соответствующее определение. Естественно, ни в какой реестр требований вы не заявлялись. В этом случае надо поднять правую руку вверх и со словами: «Да и хер с ним…», резко бросить ее вниз. После чего, с чистой душой и спокойным сердцем, можно продолжать заниматься делами, от которых вы не могли оторваться до сего момента.

4) Банкротство должника прекращено
Опять же, к моменту, когда вы проснулись, должник успел начать банкротство, но не успел его закончить: суд вынес определение о прекращении производства по делу. В этом случае проверяем ЕГРЮЛ. Если в нем нет записи о ликвидации юридического лица по каким-либо иным причинам, то вы имеете дело с полноценным, «живым», юр. лицом. Переходим к пункту 1 нашего повествования (см. выше).

5) И последний возможный вариант: должник ликвидирован
Не важно, что было до этого момента. Важен сам факт: в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации Должника. В этом случае надо разобраться по какой причине было вычеркнуто юридическое лицо.

Если это была принудительная ликвидация по решению налоговой, то забываем о субсидиарке по банкротным основаниям и начинаем работать по закону об ООО. Как это сделать — читаем здесь и здесь.

Если же компания была ликвидирована добровольно по решению ее участников, то для того, чтобы предъявить ей претензии, надо будет в судебном порядке добиться отмены записи в ЕГРЮЛ о ликвидации (восстановить компанию) и затем переходить к пункту 1. Но если процедура ликвидации проведена без нарушений, то проще будет проделать фокус с рукой: вверх-вниз-волшебная фраза-живем дальше.

Так выглядит ситуация в общем и целом. Но в ней есть миллион исключений, нюансов и деталюшек. Благодаря этому кредиторы в большинстве случаев и проигрывают такие простые и очевидные (по их мнению) иски, поданные вне рамок дела о банкротстве.

Далее мы начнем погружаться в эти самые детали, но будем делать это только для первых двух случаев (пункт 1 и 2): когда Должник «жив», а кредитор не тупит и готов вести активную работу.
Подготовка к подаче иска

До подачи иска кредитору надо разобраться с тремя чрезвычайно важными вопросами:

1) Кого можно привлекать вне рамок дела о банкротстве: кто относится к КДЛ?
Тут все просто. КДЛ всегда одни и те же: что для заявлений, поданных вне рамок дела о банкротстве, что и в самом банкротстве. Их список здесь.

2) За что можем привлекать: основания, которые нужно будет доказать?
Здесь пока тоже все легко: основания для привлечения ничем не отличаются от обычных банкротных дел, подробно они расписаны здесь и могут быть сформированы в 3 большие группы:

№1. Действия/бездействия КДЛ, которые привели к невозможности полного погашения требований кредиторов.

№2. Искажение или непредставление бухгалтерской отчетности и первичных документов учета (договоров, актов выполненных работ и т. д.), а также иных документов, обязательность ведения и хранения которых установлена законодательством.

№3. Несвоевременная подача заявления о признании должника банкротом в установленный законом 1-месячный срок.

3) Как привлекаем: алгоритм действий?
А вот здесь начинается самое интересное. Оказывается, что возможности кредитора вне рамок дела о банкротстве сильно зависят от того, по каким основаниям он собирается подавать заявление о привлечении к СО.

От заявляемых им оснований будет даже зависеть, имеется ли у кредитора право на подачу иска и иные процедурные моменты, которые ему надо обязательно соблюсти.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам выдержки из закона:


Сведем эту информацию в одну табличку.


Основания
«Действия/бездействия»,
«Искажение/утрата документов»
Основание
«Неподача заявления о банкротстве в месячный срок»
У кого возникает право подать заявление на субсидиарку? 1) Кредиторы по текущим банкротным обязательствам;

2) Кредиторы, включенные в реестр требований кредиторов;

3) Кредиторы, включенные за  реестр;

4) Заявитель по делу о банкротстве, если процедуру банкротства вообще не ввели по причине отсутствия у него возможности финансирования;

5) Налоговая, в случае возвращения ее заявления о признании должника банкротом
1) Конкурсные кредиторы;

2) Работники либо бывшие работники должника;

3) Уполномоченные органы.

Право на подачу иска у этих категорий кредиторов, появляется только в том случае, если обязательства перед ними возникли после (!) истечения месячного срока, отведенного Должнику на подачу заявления о своем банкротстве. И это надо будет расписывать сразу при подаче заявления.
В какой момент возникает право подавать заявление на субсидиарку? 1) После завершения конкурсного производства или

2) после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования

3) Заявитель по делу о банкротстве может подавать на СО в момент, когда суд отказал в введении банкротства по причине непредставления им финансирования.
1) После завершения конкурсного производства или

2) после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования или

3) после возврата налоговой ее заявления о признании должника банкротом
Срок на подачу заявления о привлечении к субсидиарке вне рамок дела о банкротстве? Три года со дня введения конкурсного производства (со дня прекращения производства по делу в связи с отсутствием финансирования).

Если заявитель узнал о наличии основания для привлечения к субсидиарке только после завершения банкротства, то для него 3 года отсчитываются с момента завершения конкурсного производства.
Три года со дня введения конкурсного производства (со дня прекращения производства по делу в связи с отсутствием финансирования либо со дня возврата налоговой заявления о признании должника банкротом).

Если заявитель узнал о наличии основания для привлечения к субсидиарке только после завершения банкротства, то для него 3 года отсчитываются с момента завершения конкурсного производства.
Есть ли возможность восстановить срок для подачи заявления, если он пропущен? Да, срок может быть восстановлен по уважительной причине в течение 2 лет. Итого, фактически 5 лет для подачи заявления на субсидиарку.
Есть ли пресекательный срок, когда должник сможет выдохнуть свободно? Да, в любом случае нельзя привлечь к СО за действия/бездействия, которые привели к банкротству и совершались более 10 лет назад. Этот срок отсчитывается с момента подачи заявления о привлечении к субсидиарке вне рамок дела о банкротстве.
Можно ли прекратить производство по возбужденному делу о субсидиарке? Да, если аналогичное заявление по тем же основаниям и к тем же лицам уже было рассмотрено ранее.
Какие моменты надо соблюсти в случае подачи заявления о субсидиарке после завершения банкротной процедуры (помимо предусмотренных АПК)? 1) В «шапке» указать всех кредиторов, которые участвовали в банкротном деле как заинтересованных лиц;

2) Предложить кредиторам присоединиться к заявлению путем уведомления их нарочно или по почте (опционально и зависит от требований конкретного судьи);

3) Оплатить госпошлину исходя из суммы требований, заявленной в своих интересах;

4) Направить заявление в тот же Арбитражный суд, который рассматривал банкротное дело;

5) В течение трех рабочих дней с даты принятия заявления к производству разместить соответствующую публикацию на ЕФРСБ. Доказательства размещения приобщить к материалам дела.
Какие моменты надо соблюсти в случае подачи заявления без проведения банкротства (после возврата заявления о банкротстве в связи с отсутствием финансирования)? 1) Оплатить госпошлину исходя из суммы требований, заявленной в своих интересах;

2) Направить заявление в тот же Арбитражный суд, который рассматривал первоначальное заявление о признании Должника банкротом;

3) В течение трех рабочих дней с даты принятия заявления к производству разместить соответствующую публикацию на ЕФРСБ. Доказательства размещения приобщить к материалам дела.

И в чем проблема?

После того, как заявление правильно составлено и подано с соблюдением всех процессуальных моментов, остается его только выиграть. И если смотреть судебную практику, 80% кредиторов этой цели не достигают. Из своего опыта могу сказать, что причины здесь две: первая — жадность, вторая — лень.

Как это работает?

Да все просто. Подать заявление недостаточно. Его еще надо грамотно обосновать. Делается это путем сбора соответствующих доказательств. Причем в зависимости от заявленных оснований доказательства будут разные. Например:
  • если вы хотите спросить с бенефициаров должника за действия/бездействия, которые привели к состоянию неплатежеспособности, то нужно показывать суду вывод активов, совершение сделок по нерыночным ценам, искусственное наращивание задолженности и т.д.;
  • если вменяете искажение бух.отчетности, то нужно доказывать причинно-следственную связь между этим искажением и наступлением у вас ущерба. В противном случае это будет не искажение, а описка, не имеющая тех последствий, которые вам нужны;
  • если предъявляете несвоевременную подачу заявления о банкротстве, то должен быть экономически обоснованный расчет, в какой момент должник стал неплатежеспособным и с какой даты отсчитывать месяц на подачу.

Все эти рассуждения должны подкрепляться конкретными документами: бухгалтерской отчетностью, договорами, данными из Росреестра и ГИБДД, выписками по банку должника и т.д. Причем документы эти должны быть получены легально, чтобы они имели силу в процессе.

Что мы обычно видим на практике

Возможны 2 варианта развития событий:

Первый. Кредитор подает заявление о привлечении к субсидиарке после получения отказа в ведении банкротства.

Заявление подается голенькое, с «размышлениями на тему», но без соответствующих доказательств. Кредитор радостно потирает руки: «Удачно это я так сэкономил на зарплате арбитражного управляющего! А все, что надо мы истребуем через суд!».

Суд смотрит на пачку ходатайств об истребовании доказательств и мягко намекает: «А вы в курсе, ребята, что компания у нас не в банкротстве, на нее еще распространяются законы о сохранении коммерческой тайны, в том числе по банковским операциям? Будьте добры обосновать, а не затронет ли мое решение об истребовании нужных вам доказательств интересов Должника».

В 90% случаев такие разговоры заканчиваются отказом в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарке. А жадный кредитор лишается второго шанса предъявить свои требования к тем же лицам.

Второй. Кредитор дожидается, пока Должник уйдет в банкротство и включается в его реестр требований кредиторов.

Дальнейшая активность сходит на нет.

Здесь логика уже другая: «Есть арбитражный управляющий, пусть он и пашет. Да и остальные кредиторы наверняка не дремлют будут его контролировать, чтобы он и сделки проработал, и к субсидиарке привлек».

По итогу арбитражный управляющий, назначенный от «дружественного» к должнику кредитора, по-быстрому завершает процедуру банкротства. А наш кредитор просыпается, только когда получает от суда соответствующую бумагу.

Дальше чаще всего следует пик небывалой активности: подается заявление о привлечении к субсидиарке вне рамок дела о банкротстве. Суд просит представить доказательства. Кредитор бежит знакомиться с банкротным делом, где они должны быть собраны арбитражным управляющим, и обнаруживает там кукиш с маслом. Он просит суд помочь с истребованием нужных документов. А судья, с тоской глядя на очередного ленивого идиота, спрашивает: «А почему вы в банкротном деле не требовали у арбитражного управляющего их собрать? Почему не принуждали его на собраниях? Почему не обжаловали его бездействие?». Затем слушает вялое беканье-меканье и отказывает в удовлетворении иска.

А как делают прошаренные ребята?

Умные ребята собирают фактуру заранее и тратят на это максимум сил, денег и времени. Просто потому, что от этого зависит весь успех операции. Делается это двумя легальными способами:

Первый. Кредитор возбуждает исполнительное производство.

Полномочия пристава в части официального сбора информации сопоставимы с возможностями арбитражного управляющего. Он собирает всю фактуру по должнику, а грамотный кредитор ему активно в этом помогает.

По итогу формируется толстая пачка документов. Легализовать их в рамках арбитражного процесса — техническое дело на 5 минут. И вот судья без трат своего времени получает все, что нужно для принятия правильного решения.

Пример того, как работают прошаренные кредиторы, можно почитать здесь. В этом деле мы были на стороне должника, но за счет грамотного подхода кредитора к сбору информации смогли отбить его от субсидиарки только в апелляции.

Второй. Кредитор подает на банкротство, но не отказывается от финансирования, а целенаправленно вводит процедуру наблюдения.

Назначенный по его заявлению арбитражный управляющий получает доступ к банковским счетам, бухгалтерской отчетности, представленной в налоговую инспекцию, данным Росреестра, ГИБДД, Ростехнадзора и т.д. Активная работа в течение 6 месяцев заканчивается подготовкой финансового анализа, который обычно выявляет много чего интересного…

После проведения фин. анализа кредитор может зафиксировать свои расходы: арбитражник снимается с процедуры, а у взыскателя и суда остается подробный компромат.

Если «своего» арбитражного управляющего назначить не получилось, то грамотный кредитор «шкурит» чужого АУ. И добивается от него сбора всей необходимой ему информации.

Дальше подается заявление о привлечении к субсидиарке. В его основу кладутся собранные документы. Дело в шляпе.

Разбор практики

А вот и пример, когда в банкротстве кредиторы заняты делом.

Итак, в марте 2018 года завершилось конкурсное производство по делу «РЭУ-51 района Сокольники». Как оно и положено, большая часть долгов осталась не погашенной. В данном случае долги были перед «МОЭК». Проанализировав ситуацию, МОЭК посчитал основанием для привлечения к субсидиарке непередачу конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации Должника.

Кто читает нас постоянно, тот знает, что гендиректор — первый, кто попадает под раздачу в вопросах привлечения к субсидиарке. В этом случае под нее попала Модова.

В своем отзыве она сообщала, что должность гендира занимала всего 1 месяц. А также настаивала на отсутствии документов, которые бы как-то сказались на положении компании. В доказательство она предоставила копию решения акционера о назначении ее на должность временно исполняющего обязанности гендира без права подписания документов.

Тем не менее, МОЭК в банкротной процедуре не спал и был хорошо подготовлен. В обоснование своей позиции они представили следующие доказательства:

Трудовая книжка. Утверждение Модовой об отсутствии доступа к финансовой документации противоречило записи в ее трудовой книжке о том, что она занимала должность главного бухгалтера Должника аж с февраля 2013 года.

Занимаемая должность. В выписке из ЕГРЮЛ указано, что должность директора она занимала с 28.01.2015 по 06.02.2018, т.е. почти три года. Модова не предоставила оригинал документа о временном назначении ее на должность гендира, а значит, были весомые основания сомневаться в его подлинности.

Фактическое исполнение обязанностей гендира. МОЭК предоставил суду заверенные копии актов приемки-передач за 2015 год, которые были подписаны Модовой как генеральным директором.

Утрата актива. По данным бух. отчетности за 2014 год, у компании была дебиторская задолженность на 23,4 млн руб. Но Модова не передала конкурсному необходимую документацию, что не позволило ее взыскать и повлияло на объем конкурсной массы.

Этих доказательств хватило, чтобы привлечь Модову к субсидиарке.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:


Как правильно подавать на СО
вне банкротства

Чтобы повысить шансы на привлечения КДЛ к субсидиарке, рекомендую придерживаться следующего плана:

Шаг 1: Определиться с основаниями для привлечения к СО

Мы уже напомнили 3 основных группы оснований для привлечения к СО. Важно понять, какие именно подходят в вашей ситуации. И далее плясать от них.

Шаг 2: Проверить наличие у вас права на подачу заявления вне рамок дела о банкротстве

Общий принцип здесь такой: надо либо принять участие в банкротной процедуре как конкурсный кредитор, либо подать заявление о банкротстве и отказаться от финансирования. А если вы все проспали, то зачем делать ненужные телодвижения?

Шаг 3: Проверить не истек ли срок для подачи иска

Вряд ли такое возможно, что вы не будете иметь претензий к Должнику на протяжении 3 лет. Но если это случилось, готовьте ходатайство о восстановлении срока и подкрепляйте его документами.

Шаг 4: Собрать фактуру, железобетонно подкрепляющую ваши предположения

Используйте судебных приставов или вводите наблюдение, чтобы собрать первичные документы, бухгалтерскую отчетность, справки из гос.органов, движение денег по счетам. Это реально решает! На худой конец хотя бы оформите у нотариуса показания свидетелей. А если чувствуете, что это все вам как-то не по душе, то услуги профессионалов вам в помощь: найдем, обоснуем, выиграем.

Шаг 5: Оформить заявление и подать в суд, соблюдая формальную сторону дела

Следуйте нормам АПК с учетом соответствующих статей закона о банкротстве.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Субсидиарная ответственность номинального директора
Мы не раз сталкивались с клиентами, которые фактически (или буквально) выполняли роль номинального директора. Финансовые соображения, доброта душевная или «скромное» невежество — мы не копаемся в душах и не выпытываем, как так получилось. Однако чаще к нам приходят, когда уже есть четкий диагноз — субсидиарка четвертой стадии, шансы на выздоровление близятся к нулю.

Эта статья — руководство для тех, кто уже по уши, вот-вот может оказаться или только подумывает стать номинальным директором. В общем, потенциальные, действующие или уже встрявшие номиналы, этот текст для вас. Обращаем внимание, что мы разбираем именно риски субсидиарной ответственности: уголовка и административка — это уже другая степь.

Откуда берутся номиналы

Номинальный директор (в просторечии: номинал, зиц-председатель, гном) — лицо, являющееся руководителем на бумаге, тогда как реально руководит балом другой человек. Номинал выполняет поручения от лица руководства: подписывает договоры, открывает счета в банках, мелькает на собраниях, регистрирует юр. лица. При этом официально на руках у него не бывает никакой документации дольше, чем нужно на проставление подписи, он не может принимать решения без согласования «хозяина» или распоряжаться «своей» долей в уставном капитале.

Условно это тот же наемный сотрудник, который просто выполняет поручения свыше, только за ним в ЕГРЮЛ держится запись «лицо, имеющее право действовать без доверенности».

Зачем нужны

Номинального директора могут нанимать как на краткосрочной основе: нужно открыть расчетный счет, заключить несколько сделок, так и на постоянной, к примеру, если реальному руководителю никак нельзя быть связанным с конкретным юр. лицом.

Вообще тема с номиналами двоякая. При этом, должность номинального руководителя не всегда означает, что номинал обязательно выполняет роль марионетки, которой попользуются и выкинут. Иногда номинальный директор обладает высокой профессиональной квалификацией и выполняет свои функции на протяжении длительного времени. Чаще всего номиналы нужны для следующих целей:

  1. Много бизнесов. Представим, что у одного собственника несколько компаний. Узнав об этом, ФНС может заподозрить, что компании взаимозависимы. Нельзя, чтобы одно и то же лицо по одной сделке одновременно выступало и покупателем, и продавцом. В таком случае номинальный директор — это возможность вести деятельность, не мозоля глаза налоговикам.
  2. Нельзя светиться. По той или иной причине настоящий руководитель не может светиться в руководстве организации. К примеру, из-за статуса госслужащего, недавнего банкротства или дисквалификации. Руками номинала можно будет вести бизнес, никак не засвечиваясь.
  3. Проживание за границей. Это случай, когда реальный руководитель проживает не на территории РФ, а на месте нужны руки, чтобы подписывать распоряжения, и лицо, которое можно светить в налоговой или на собраниях. Актуально и в тех случаях, когда надо обойти ограничения российского законодательства на участие иностранца в уставном капитале.
  4. Избежать ответственности. Поскольку директор несет ответственность за юр. лицо по всем фронтам, номинальный директор — живой щит от уголовной, административной и субсидиарной ответственности, если что-то пойдет не так. Причем потенциальному номиналу хорошо так заливают, тыкая в законы: «Риски? Какие риски? Сдашь руководителей, и тебе ничего не будет, инфа соточка». Но если бы все было так просто, все бы реальные директора резко становились номинальными при первых же проблемах организации.

За что привлекают

Не нужно быть семи пядей, чтобы понять, что директор, он и в Африке директор, а значит, КДЛ. Именно его имя числится в ЕГРЮЛ, а значит, на него валится вся ответственность за косяки организации. Ранее мы подробно разбирали, по каким именно основаниям могут привлекать гендиров. То же самое и по тем же основаниям светит номинальным директорам — повторяться не будем, читайте здесь.

Само по себе привлечение номинала к ответственности можно рассмотреть с двух сторон. Вроде же человек не виноват, сам не ведал, что творил — с чего бы на него долги вешать? С другой, если номиналов всегда будут отпускать на все четыре стороны — не они же довели компанию до банкротства, за что наказывать — тогда и реальные бенефициары начнут говорить, что они номиналы. Собственно, мы слышали о некоторых товарищах, которые, будучи реальными гендирами, строят из себя номиналов — как раз под дудку, что не они же у руля стояли.

Вот, кстати, и пример грустного опыта из свежей практики, когда номиналу прилетело.

В рамках дела о банкротстве компании конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарке Папченко, Фетисова, Цурупы и ООО «Системы управления». Первому удалось удачно соскочить: он покинул пост директора задолго до банкротства компании, а вот с остальными ситуация была интереснее.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:


Серым кардиналом был Цурупа и его компания ООО «Системы управления». Суд признал их исключительные управленческие полномочия. Фетисов же начинал в компании с должности специалиста, а закончил… гендиром. Номинальным.

Собственно, свою невиновность он отстаивал тем, что был наемным работником, который был лишен возможности руководить организацией, в том числе он не обладал электронно-цифровой подписью (ЭЦП), что подтверждается свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Более того, он предпринял меры по раскрытию бенефициара бизнеса, Цурупы, путем передачи соответствующих документов арбитражному управляющему. И помог найти имущество. Да еще и подал заявление на банкротство.

Суд посмотрел на все это дело, поблагодарил Фетисова за содействие и… впаял солидарную субсидиарку на 61 лям.

В принципе, и в «старой» практике подобных кейсов хватало. Вот пример.

Разбор другой практики

Раз с критериями привлечения к субсидиарке все ясно, разберем, как от нее можно защититься.

Начиналось все традиционно: в марте 2017 г. ИстЭнерго обратилась с заявлением о признании банкротом компании Трансмастер и стала единственным конкурсным кредитором.

Имущества Трансмастера не хватило для погашения ее требований, так что нужно было выявить тех, кого можно потянуть за этим кораблем. Таких нашлось двое: Дунаев и Золотов. В июле 2018 оба товарища были привлечены к субсидиарной ответственности, а в феврале 2019 с них солидарно взыскали 51 лям. Пока все банально, не так ли? Едем дальше.

Дунаев был не согласен с таким решением и подал апелляционную жалобу, которая поступила… в октябре 2019 г. Так, ребята из «Игумнов Групп», вы что-то путаете… Какой октябрь? А как же 10-дневный срок на обжалование?

Дело в том, что у Дунаева возникли проблемы со здоровьем, из-за которых он находился на лечении. Несмотря на возражения конкурсного, суд принял жалобу: причина же была уважительная, тем более, что подтверждалась документально.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:


Что же касается сути жалобы, Дунаев сообщил, что директором Трансмастера он был только номинально:
  • вся деятельность, которая привела к банкротству Трансмастера, велась Золотовым без его участия и ведома;
  • никаких сделок и договоров с конкурсным кредитором он не заключал;
  • никогда не встречался с представителями конкурсного кредитора.

Более того, в своей жалобе Дунаев сделал акцент, что еще до привлечения к субсидиарке, он предоставлял информацию о преступных действиях Золотова и в итоге проходил свидетелем по возбужденному уголовному делу. В качестве подтверждения в материалы банкротного дела были представлены протоколы допросов Дунаева от «мая 2016». Таким образом, Дунаев сообщил о действиях Золотова задолго до подачи заявления о признании компании банкротом.


И вишенка на торте: по результатам уголовного дела был вынесен приговор о привлечении к уголовной ответственности Золотова, осуществляющего фактическое управление должником. Обстоятельства, установленные данным судебным актом, имеют преюдициальное значение.

По итогу апелляция удовлетворила жалобу Дунаева частично: 51 лям полностью перевесили на Золотова, а вот расходы на процедуру банкротства (публикации в газете Коммерсант, почтовые расходы и вознаграждение арбитражного управляющего) на сумму 327 тысяч постановили взыскать солидарно с Дунаева и Золотова.

Весьма новаторское решение для нашего суда. А потому это не конец истории: 10 февраля 2020 кассация рассмотрит законность вынесенного судебного акта. И, учитывая его неординарность, не удивлюсь любым результатам.

UPD: 10 февраля кассация оставила жалобу управляющего без удовлетворения, а значит, наш номинал отбил и эту подачу.
Посмотрим, будет ли финальная битва в Верхушке.

Как отбиться от субсидиарки

Ситуация усложняется двойственными трактовками норм закона. Так, в законе о банкротстве четко прописано, что номинала можно освободить от субсидиарной ответственности, если он «не оказывал определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществлял функции органа управления номинально)». И тут же Верховный суд разъясняет, что номинал «не освобождается от осуществления обязанностей по выбору представителя и контроля за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом», а потому может быть привлечен к субсидиарке.

Тем самым, чтобы номиналу отбиться от субсидиарки, важны два условия. Нужно доказать, что:
1) вы реально были не при делах;
2) ткнуть в того, кто на самом деле руководил компанией, или указать, где находится имущество компании.

Вот какие объяснения могут вам в этом помочь:

Не доводил компанию до банкротства. Это касается ситуаций, когда номинал сменил другого номинала на посту задолго до банкротства основного должника. Точнее, больше, чем за 2 года до принятия судом заявления о банкротстве (3 года до момента появления признаков неплатежеспособности — по новой редакции ФЗоБ). Да, детский сад, однако в вышеприведенном кейсе одному из директоров удалось отбиться от субсидиарки как раз потому, что он давно «отошел от дел».

Отсутствие доступа к документации и финансам. Нужно доказать, что у номинального директора не было возможности распоряжаться деньгами компании-должника или принимать за нее решения. К примеру: отсутствовали ЭЦП и доступ к расчетному счету организации, не появлялся в гос. органах и в налоговой его никогда не видели, нет его подписей при заключении сделок, которые привели к банкротству основного должника, да и вообще на этих сделках не присутствовал.

Здесь же помогут не только документы, но и показания свидетелей: сотрудников, контрагентов, даже безопасников на входе в здание. В ту же топку — записи с камер видеонаблюдения.

Другая занятость. Хорошим аргументом в пользу номинальности послужит, если в период восседания на троне гендира, в реальности у номинала была работа в другой организации. Здесь помогут справка с реального места трудоустройства, копия трудовой, 2-НДФЛ за указанный период и выписки с личного банковского счета.

Подтверждение мошенничества. Может оказаться так, что хитроумные бенефициары вообще не заморачивались и от номинала взяли только паспортные данные и подспись, а потом все это дело подделывали. В таком случае может помочь почерковедческая экспертиза. Если в период заключения каких-то сделок вы физически были в другом городе или стране — квитанции и билеты вам в помощь.

Раскрытие информации о бенефициарах бизнеса и их активах. Здесь важно не только пальцем указать, что «вот, Вася виноват», но и подтвердить это документально. В частности, в бой могут пойти переписки, копии заключенных договоров, информация по совершенным сделкам, банковские переводы — в общем, все нужно подкрепить словом и делом.

То же касается и активов, нужно будет предоставить подтверждения, что бенефициар взял деньги «из кассы» должника и потратил их, к примеру, на покупку дома в Ницце или новенького порше. Ну или в отпуск на них слетал.

По итогу всех усилий вам все равно никто не гарантирует успех. Просто потому, что номиналов надо наказывать жестко. Такова политика партии.

Если вы отслеживаете юридические тренды последних 10 лет, то должны были заметить и появление новых статей об уголовной ответственности номиналов, и изменения в законодательстве, позволяющие налоговой дисквалифицировать подозрительных лиц, лишая их права регистрации юр. лиц и управления ими сроком аж на 3 года.

Было бы нелогично, если вот в этой борьбе государство вдруг расслабилось и сказало: «Да пусть они идут на все 4 стороны, они же ни в чем не виноваты”. Так что выиграть суд номиналу — крайне сложная задача. Это мы знаем по собственному опыту, т.к. прямо сейчас ведем с пяток подобных судов. Но тот, кто не борется, обречен на поражение.

Выводы

1. Номинальный директор — не всегда незаконная тема, но всегда ставит самого номинала под угрозу, что бы там ни обещали.
2. Привлекают номинала к субсидиарке по тем же основаниям, что и любого гендира.
3. Есть возможность уменьшить размер субсидиарки. Для этого надо одновременно доказать свою номинальность и указать на реального бенефициара и его активы. Иногда это помогает и полностью отбить требования.
4. Важно предоставить бумажные доказательства, что вы не могли бы реальным гендиром. Если остались вопросы по теме — вам к этим ребятам.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Субсидиарная ответственность членов правления банка
Сейчас в работе «Игумнов групп» 6 (шесть!) банков и каждое дело — уникально. В каждом случае свои особенности, нюансы, изюминки, если хотите. При этом нам удалось выделить общие для всех случаев моменты в статье «стратегия защиты банкиров от субсидиарной ответственности».

В этой статье мы поговорим конкретно об инструменте первой помощи: сроках исковой давности по субсидиарной ответственности членов правления банка и его бенефициаров. Применение данного инструмента редко когда может полностью вылечить всю болезнь, зато есть возможность снять часть симптомов.

Почему возникает путаница со сроками

В недалеком прошлом в РФ действовало 2 закона о банкротстве. Отдельно — закон о банкротстве простых смертных и отдельно — закон о банкротстве кредитных организаций (БКО). В последнем полностью отсутствовала информация о сроках исковой давности. В законе же о банкротстве сроки менялись регулярно: то три года, то год, то снова три. Подробнее об этом мы писали здесь.

Ввиду отсутствия в БКО указания на точные сроки, судами применялся Гражданский кодекс с его тремя годами. И не было бы никаких вопросов, если бы в БКО не присутствовала одна маленькая, но такая решающая, строка: «отношения, не урегулированные данным законом, регулируются законом о банкротстве».

Это значит, что в ситуации банкротства кредитной организации нужно было ориентироваться на сроки конкретной редакции основного закона о банкротстве в зависимости от даты совершения рассматриваемого правонарушения. А как мы помним, где-то срок 1 год, где-то 3.

На деле же получалось, что эту решающую строку БКО обделяли вниманием и в большинстве случаев применялись сроки ГК.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебные акты, как применяют на практике некорректный трехгодичный срок:


В декабре 2014 года БКО влился в закон о банкротстве и занял там внушительную главу. Что еще больше усложнило жизнь судей и юристов. Представьте, что сегодня банкира привлекают к субсидиарке за сомнительные сделки, которые он совершил в период с 2014 по 2017 г. Это означает, что часть правонарушений, случившихся в 2014 году, надо рассматривать с учетом норм БКО, по которым имеется масса несправедливой судебной практики о применении 3-хлетнего срока исковой давности, установленного ГК РФ. А часть — попадает под общий закон о банкротстве, где срок исковой давности регулярно менялся в диапазоне от 1 года до 3 лет. Тут не долго и ошалеть от такого расклада. Особенно если подобными спорами юрист занимается раз в пятилетку.

Разбираем на примере

Одно из самых распространенных оснований для привлечения к субсидиарной ответственности банкиров — выдача заведомо невозвратных кредитов техническим заемщикам. Поскольку тема непростая, а читают нас не только асы банкротных дел, разберем на примере.

Представим, что в 2014 г. на очередном собрании встретились бенефициары и топ-менеджеры банка «Расцвет». Ребята обсудили планы на ближайшие месяцы, пожаловались друг другу на тяжелую судьбу, что, мол, что-то на отпуск не хватает, и решили сообща эту тему разрулить. Так, на горизонте появилась «Ромашка», которой позарез потребовался кредит на сумму 500 миллионов, которые «Расцвет» ей с радостью выдал.

Сумма выдавалась не сразу, а траншами. Сначала 150 миллионов в 2014 г., еще по 100 лямов в 2015 и 2016 г., и финальные 150 ушли фирме в 2017 г. Собственно, все переведенные суммы успешно обналичивались «Ромашкой», после чего распределялись между банкирами — на отпуск.

В 2017 г. у «Расцвета» отозвали лицензию, после чего на сцену вышло АСВ. Поскольку взыскать с Банка было особо нечего, — не только же одной «Ромашке» выдавались подобные кредиты — подается заявление о привлечении к субсидиарной ответственности тех самых любителей отдыхать.

Итак, на примере «Ромашки» у нас есть правонарушение, которое было совершено в период 2014 г. — 2017 г. Как обычно в таких ситуациях ведет себя АСВ?

Ребята открывают закон о банкротстве кредитных организаций, который действовал в 2014 году. Видят, что в нем нет сроков по привлечению к субсидиарной ответственности, после чего ссылаются на ГК с его тремя годами. Как мы и разобрали выше, это в корне не верно.

Для каждого конкретного транша нужно рассматривать конкретную редакцию закона о банкротстве. В ситуации с Ромашкой у нас бы вышло, что по траншам за 2014, 2015 и 16-ый годы у нас бы действовал годичный срок, а вот за 2017 может и годичный, и трехгодичный  — смотря когда именно был совершен транш. Почему так? Читаем здесь.

Конечно, сроком исковой давности нельзя решить все проблемы: остальные сделки же никуда не делись. И все же начать битву (а банкротные дела кредитной организации — это история не на один год) с того, чтобы скинуть 350 лямов  — штука приятная.

Что важно учесть в заявлении об истечении срока

Само заявление. Главное правило — всегда начинайте подготовку своей позиции с исследования вопроса по срокам исковой давности. Это первое, что нужно учесть, начиная работу. Некоторые юристы просто об этом забывают, а просыпаются только на стадии апелляции/кассации, когда новые доводы приводить уже поздно.

Подробное разъяснение. Путаница процессуального и материального права — проблема не только юристов, но конкурсных, АСВ и даже судей. Поскольку задача — убедить именно судей, важно в самом заявлении сделать разъяснение, в чем различия применения норм материального и процессуального права. Да, немного занудно, но без напоминания этого момента остальные доводы могут быть бесполезными.

Редакция закона. Внимательно ознакомьтесь с редакциями закона, действовавшими на момент совершения сделок. Если сделок несколько, смотрите действующую редакцию на момент совершения каждой.

Отдельно по всем сделкам. Заявляйте срок по каждой отдельной сделке, а не по всем сразу. Даже если сделка одна, но по частям растянулась на месяцы или годы, рассматривайте ее под лупой с применением правильной редакции закона для каждого этапа.

Мы как-то стали свидетелями казусной ситуации, из которой и сами смогли сделать выводы: лучше учиться на чужих граблях. Представители банкира подали заявление об истечении срока исковой давности. На суде представитель АСВ спросил: «Вы по всем сделкам заявляете или по конкретным?», на что юрист заявил: «По всем». И это была ошибка.

АСВ раскатал юриста по всему полу, заявив: «Ну, господа, неправду вы говорите. У вас одни сделки в 13, одни в 14, одни в 17. И что же, думаете, по всем годичный срок?». Собственно, по итогу суд применил срок 3 года по всем сделкам. Пришлось ребятам отбиваться уже другими методами.

Как применять на практике

Обычно мы разбираем какой-то конкретный кейс: раскатываем прелюдию, описываем персонажей и приправляем все это нашим фирменным юмором. Сегодня мы пойдем от другого и пошагово распишем, что должно содержать заявление о пропуске срока исковой давности.

Итак, в одном деле (пока прикладывать его не будем: процесс еще в движении) летом 2019 года АСВ обратилось с заявлением о привлечении нашего клиента к субсидиарной ответственности. Причина — сделки, совершенные в период с апреля по декабрь 2014 года.

Вот что мы указываем в подобных заявлениях:

Блок 1: Материальное и процессуальное право. Поскольку суды сами между собой путаются, когда и какие нормы права применять, в заявлении мы напомнили, что в материальном праве закон обратной силы не имеет. Это значит, что нужно рассматривать каждую конкретную сделку исходя из редакции закона, действовавшей на момент совершения сделки.

В обоснование этой позиции сделали отсылки к ГК и Постановлению Пленума ВС. Не ленитесь эту часть разжевать: три тома Войны и Мира от вас никто не требует, однако четкое и ясное объяснение почему, как и что применяется может решить исход противостояния.

Блок 2: Редакции законов.
Исходя из правил применения тех или иных норм, нужно указать, какие редакции закона действовали в момент совершения сделок. В нашем кейсе под период апрель — декабрь 2014 попали 2 редакции закона о банкротстве. В заявлении можно перечислить их списком или даже сделать таблицу.

Например, мы делаем вот так:


Дата заключения сделки Договор/сделка Закон Редакция закона
 от 08.05.2014 № 00000000000 Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (Банкротстве)» Действие редакции: 12.03.2014 — 30.06.2014.
от 08.12.2014 № 00000000000 Действие редакции: 02.12.2014 — 22.12.2014.


Так суду наглядно будет видно, как конкретная сделка подпадает под конкретную редакцию.

Блок 3. Почему упущен срок. Здесь нужно расписать, почему срок был упущен и сделать акцент, когда по-хорошему нужно было подавать заявление о привлечении к субсидиарке. Условно, помахать перед АСВ журавлем в небе: вот же он был, и все, момент упущен. В нашем случае клиент был признан банкротом осенью 2016 года. Соответственно, у КУ был год, чтобы обратиться с заявлением.

Выводы

1. Если самостоятельно не разобраться в сроках, АСВ автоматом применяет срок в 3 года исходя из ГК.
2. В разное время законом о банкротстве были предусмотрены разные сроки исковой давности. Смотрите конкретный срок для каждой отдельной сделки.
3. В заявлении обязательно сделайте отсылку к разнице применения норм материального и процессуального права — суды тоже люди и тоже путаются.
4. Важно делать акцент, по каким именно сделкам вы заявляете о пропуске срока исковой давности. Если просто сказать «по всем», то вам и сделают 3 года «по всем».
5. Если чувствуете, что эта каша вам пока не по зубам, обращайтесь к битым спецам. Наши контакты здесь.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.