Monthly Archives: Февраль 2021

Как человека с улицы привлекли к субсидиарке в 11,5 млн
Дело: А40-247321/2015
Размер проблемы: 11,5 млн руб
Начало проекта: февраль 2019
Внедрение: 3 месяца
Сложность: 2/5
Трудозатраты: 56 н/часов
Темп: некуда спешить
Результат: выигран суд
Стоимость: шестизначная, в рублях

Представьте, что жилищная компания, которая обслуживает вашу квартиру, начинает банкротиться. А спустя пару лет все ее миллионные долги перекладывают на вас в рамках субсидиарной ответственности. Обоснование следующее: вы не оплатили задолженность за горячую воду.

Как вам такое развитие событий?

«Нереально!» — скажет человек, ни разу не сталкивавшийся с нашей судебной системой. Но сегодня я расскажу как раз про подобный случай.

В феврале 2019 года ко мне обратился клиент и сказал: «Меня привлекли к субсидиарке на 11.5 млн рублей. Хочу подать апелляцию».

«Окей, — ответил я. — Расскажите поподробнее. Что у вас за компания? По каким основаниям привлекли?».

«А это была не моя компания, — ответил собеседник. — Я вообще не имею к ней отношения».
Предыстория

Чтобы разобраться в этой удивительной истории, вернемся на несколько лет назад — в далекий 2014 год.

Наш будущий клиент Вадим в то время был генеральным директором строительной компании. Для простоты повествования назовем ее «Заказчик». В июне 2014 года Вадим привлек на выполнение работ «Подрядчика».  По условиям договора «Подрядчик» должен был выполнить работы по благоустройству территории московской школы №919.

«Подрядчик» отремонтировал территорию школы, но у «Заказчика» возникли финансовые проблемы: он смог оплатить только часть выполненных работ. За взысканием оставшейся суммы долга «Подрядчик» обратился в суд и успешно просудил 11,5 млн руб.

Взыскать эти деньги «Подрядчик» не успел: в декабре 2016 года его признали банкротом.

А спустя еще пару лет арбитражный управляющий «Подрядчика»(!) подал и выиграл иск о привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора «Заказчика»(!). Здесь внимание! Оцените ход: к ответственности привлекли не руководителя организации-банкрота, а управленца совершенно другого предприятия, которое являлось дебитором по отношению к нашему банкроту. По сути, привлекли человека с улицы, который когда-то вступил в коммерческие взаимоотношения с будущим банкротом («Подрядчиком»).

О том, что у него появился долг в десяток миллионов, Вадим узнал совершенно случайно, когда судебный акт уже вступил в законную силу и был выдан исполнительный лист.

В этот момент Вадим сделал все совершенно правильно: он вышел в интернет, нашел юридические компании, которые занимаются спорами по субсидиарке, изучил их дела и выбрал тех, кто вызвал наибольшее доверие. Вот таким образом перед «Игумнов Групп» была поставлена задача разобраться в этом беспределе и отыграть ситуацию обратно.

Плюсы

1. Мы уложились в шестимесячный срок
Клиент обратился к нам в период, в течение которого можно было восстановить срок на подачу апелляционной жалобы.

2. Любимая тема
Мы очень хорошо разбираемся в субсидиарке. Мы выиграли не один десяток судов и разбираемся в самых тонких нюансах закона. В этой теме нам нет равных, поэтому за дела о привлечении к субсидиарной ответственности мы беремся весьма охотно.

3. Клиент не мешал работать
Иногда клиент почему-то уверен, что он юрист, и постоянно вносит свои потрясающие (нет!) предложения и замечания. В этот раз ничего подобного не было: клиент дал нам полный карт-бланш на любые действия.

Минусы

1. Срок на обжалование был пропущен
Был риск, что суд вообще не примет апелляционную жалобу.

2. Ограниченность информации
Клиент не имел отношения к компании-банкроту, поэтому мы не могли получить доступ ни к какой информации, кроме обособленного спора по субсидиарке.

Подготовка

Как обычно, работу мы начали с 1) изучения всех материалов судебного дела, 2) постановки целей проекта и 3) выработки стратегии по их достижению. Но обо всем по порядку. Сначала разберемся, за что Вадима привлекли к субсидиарке.

Если верить вынесенному судебному акту, Вадим был признан виновным в том, что он своевременно не объявил о банкротстве своей организации. Согласно бухгалтерской отчетности за 2015 год, у ООО «Заказчик» была отрицательная стоимость чистых активов: имущества и денег было на 6.2 млн меньше, чем долгов перед кредиторами.

Об этом факте не мог не знать генеральный директор Вадим, который в 2016 году принял выполненные работы у «Подрядчика». По закону создание новых обязательств в период неплатежеспособности расценивается как недобросовестность директора, за которую предусмотрена субсидиарная ответственность.

Определение арбитражного суда завершалось красивой резолютивной частью, смысл которой с первого раза тяжело осознать даже тем, кто работает с субсидиаркой каждый день, поэтому ее надо процитировать целиком: «Привлечь Вадима… к субсидиарной ответственности по долгам ООО “Заказчик” перед ООО “Подрядчик”».

О всех логических нестыковках в вынесенном судебном акте мы поговорим чуть позже. А сейчас вернемся к целям, которые перед нами возникли по итогам изучения дела. Глобально их было три:

Во-первых, судебный акт первой инстанции уже вступил в законную силу и сроки его обжалования истекли. Поэтому нам требовалось восстановить срок на подачу апелляционной жалобы. Это была самая главная задача, без ее решения все остальные телодвижения не имели смысла.

Во-вторых, надо было приостановить списание денег со счетов Вадима по выданному исполлисту. Здесь основная проблема в том, что списанные деньги уйдут в конкурсную массу и могут быть распределены между кредиторами, которые их потратят на свои нужды. Соответственно, к тому моменту, когда мы отменим судебный акт по субсидиарке, есть риск, что возврат денег обратно на счета Вадима станет невозможным.

Ну и, в-третьих, осталась мелочь: подготовить апелляционную жалобу и отменить определение о привлечении Вадима к субсидиарке.
1. Восстановление срока обжалования

Подать апелляционную жалобу на определение по субсидиарке в общем случае надо в течение 10 рабочих дней. Если этот срок пропущен, то срок на подачу апелляции надо восстанавливать через суд. Для этого дается еще 6 месяцев, в течение которых надо подать соответствующее ходатайство. Суд рассмотрит это прошение и примет решение: либо срок восстановят и апелляционную жалобу рассмотрят, либо суд откажет в восстановлении срока, тогда апелляшку вернут не глядя.

Что примечательно, так это то, что шестимесячный срок является пресекательным. На практике это значит, что если вы подадите ходатайство о восстановление срока на подачу апелляции через 6 месяцев и 1 день после вынесения судебного акта, вам гарантировано откажут.

И тут нам с Вадимом страшно повезло: он узнал о своих проблемах всего через месяц после привлечения к СО. Так что в отведенные 6 месяцев мы укладывались. Оставалось только грамотно объяснить причины, по которым мы не могли обжаловать неугодный нам судебный акт в отведенный для этого десятидневный срок.

На самом деле, все эти причины всегда лежат всего в двух плоскостях: либо ответчик не знал о наличии судебного процесса (не получал писем и уведомлений), либо не мог на нем присутствовать (лежал в больнице, жил в другой стране). Так что особого креатива тут не требуется. В подобных делах гораздо важнее скрупулезная работа с доказательствами: заявить, что ты ничего не слышал и не видел, легко. Гораздо сложнее привести доказательства, что это действительно так и было. Но восстанавливать сроки нам было не впервой, например, вот в этом деле мы с такой задачей успешно справились.

Чтобы обосновать, что Вадим не знал о судебном процессе, мы перерыли все банкротное дело и нашли следующие зацепки:

1) Почтовый идентификатор о том, что Вадим не получил заявление о привлечении к субсидиарке, направленное по его адресу конкурсным управляющим.

2) Вернувшийся в Арбитражный суд конверт с определением о назначении судебного заседания по делу Вадима.

3) И, наконец, ответ МВД о текущем адресе регистрации Вадима, который был получен судом всего за месяц до финального судебного заседания. Естественно, что по указанному адресу никто никаких писем не направлял. Доказательства обратного в материалах дела отсутствовали.

Все это мы сдобрили ссылками на законодательство, судебную практику Европейского суда по правам человека, Конституционного суда, Верховного суда РФ и изложили в ходатайстве.
2. Приостановка исполнения судебного акта.

По второй стоящей перед нами цели также было подготовлено ходатайство в апелляцию о приостановлении исполнения судебного акта первой инстанции. Если суд его удовлетворит, то судебные приставы вынуждены будут приостановить исполпроизводство и перестать списывать деньги со счетов Вадима до того момента, пока мы не проиграем апелляционную жалобу.

А чтобы суд это ходатайство удовлетворил, необходимо доказать, что в случае отмены судебного акта по субсидиарке возврат Вадиму списанных у него денег будет невозможен или существенно затруднен.

В этой части все наши доводы укладывались в рамки разумной логики:

1) Списанные у Вадима деньги поступают в конкурсную массу банкрота.

2) Формальных ограничений на использование или распределение этих денег у арбитражного управляющего нет. Нет обеспечительных мер в отношении конкурсной массы, не ведутся иные мероприятия, которые могли бы ему помешать. Соответственно, арбитражный управляющий может спокойно распределить деньги Вадима между кредиторами.

3) Далее кредиторы эти деньги тратят по своему усмотрению.

4) Если после этого определение о привлечении к субсидиарной ответственности будет отменено, то кредиторы должны будут вернуть деньги обратно в конкурсную массу. Не факт, что они это сделать смогут или захотят.

Переходим к третьей задаче.
3. Апелляционная жалоба

В вынесенном судебном акте было столько логических нестыковок и несоответствий законодательству, что составление жалобы доставило нам искреннее удовольствие. Это был тот случай, когда не надо высасывать доводы из пальца, просто бери и сразу пиши все, что видишь. А видели мы достаточно много:

1) Это и неверное применение норм закона: вменяемые нашему клиенту правонарушения совершались в 2014-2016 годах. Должна была использоваться статья 10 Закона о банкротстве, а суд применил главу III.1, которая была принята только в середине 2017 года. Между тем, закон обратной силы не имеет.

2) Это и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела: например, суд неверно указал даты вступления в силу некоторых судебных актов, которыми с «Заказчика» были взысканы деньги, что повлекло за собой неверно рассчитанную дату неплатежеспособности компании. Также суд ссылался на то, что баланс за 2015 год был отрицательным, а между тем договор с «Подрядчиком» подписывался в 2014 году и не принять выполненную работу «Заказчик» физически не мог.

3) Это и недоказанность обстоятельств, на которые суд сослался в судебном акте. Например, о том, что Вадим был генеральным директором «Заказчика», суд поверил на слово арбитражному управляющему, который даже не приобщил в материалы дела выписки из ЕГРЮЛ или протоколы о назначении. С таким же успехом крайним можно было назначить абсолютно любого человека.

Но это была лишь разминка. Самый главный и железобетонный довод мы припасли напоследок, а именно:

4) Суд не полностью выяснил обстоятельства дела.

Привлекая к субсидиарной ответственности, суд должен был установить два факта: во-первых, что ответчик является контролирующим должника лицом (КДЛ), и только во-вторых, что в его действиях есть правонарушения, за которые предусмотрена субсидиарная ответственность. Если со вторым в этом деле все более-менее понятно, то с контролирующим должника лицом надо разобраться в деталях.
КДЛ — это кто?

КДЛ (контролирующее должника лицо) — это человек или организация, которые в течение трех лет до появления у компании признаков банкротства принимали важные решения, связанные с ведением бизнеса.

Суд может признать вас КДЛом, если вы:

1) Руководитель разорившейся компании (гендиректор, член правления, член совета директоров).

2) Директор управляющей компании, которой подчинялся должник.

3) Акционер/участник бизнеса с долей более 50%.

4) Занимаете руководящую должность, связанную с финансами компании (главбух, финансовый директор).

5) В силу своей должности можете отдавать распоряжения руководителям компании.

И самое интересное:

6) Вы извлекли выгоду из недобросовестного поведения руководства разорившейся компании.

На практике это значит следующее. Вы были родственником или знакомым человека, который недобросовестно вел бизнес: заключал сделки на невыгодных условиях, выводил активы, мухлевал с финансовыми документами и так далее. Бизнес обанкротился, а кредиторам не выплатили деньги. Одновременно с этим бизнесмен улучшал ваше финансовое состояние: переписывал на вас имущество, акции, переводил вам деньги. В таком случае вас могут привлечь к субсидиарке, доказав, что вы были выгодоприобретателем от деятельности бизнеса, а из-за того, что активы перешли к вам, пострадали кредиторы.

По этой причине к субсидиарке обычно привлекают родителей и супругов экс-владельцев бизнеса, а недавно привлекли детей бизнесмена, один из которых был несовершеннолетним.

Но! По этому основанию к субсидиарке можно привлечь только тех людей, которые непосредственно получали выгоду от разорившейся компании. Например, руководитель продал офисное здание, а деньги от продажи перевел брату. Или гендиректор заключил мошенническую сделку, а выручку спрятал на счетах жены.

В случае Вадима не было вообще ничего подобного! Он не являлся контролирующим «Подрядчика» лицом. Он не получал выгоды от его деятельности. Он не давал ему указания. Доказательства обратного в материалах дела отсутствовали.

Поэтому Вадима как гендиректора ООО «Заказчик» в принципе не могли привлекать к ответственности за банкротство ООО «Подрядчик». Для этого как минимум надо было начать банкротить ООО «Заказчик» и включиться в его реестр требований кредиторов, что «Подрядчиком» сделано не было.

С этой прекрасной позицией мы собрали воедино все три подготовленных нами документа (два ходатайства и одну апелляционную жалобу) и направили их в суд.
Принятие к производству

Принимая решение о принятии нашей жалобы к производству, апелляция сразу же рассмотрела оба ходатайства: как о приостановке исполнения судебного акта, так и о восстановлении срока обжалования.

По первому суд счел, что мы не доказали невозможность или затруднительность возврата списанных со счетов Вадима денежных средств. В удовлетворении этого ходатайства суд отказал.

А по второму (о восстановлении срока обжалования) было принято положительное решение и апелляционная жалоба была принята к производству. Что нас вполне устроило.

Чтобы скачать определение о принятии этой апелляционной жалобы к производству, введите свой е-мейл.
Апелляция

Перед судебным заседанием у нас сильно потели ладошки и слегка тряслись коленочки, потому что наша жалоба попала к судье Порывкину, известному в Москве двумя моментами: 1) крайне стремительной манерой рассмотрения дел («30 секунд на выступление») и 2) тем, что в подавляющем большинстве дел он отказывает апеллянтам в пересмотре. Даже кассация чаще отменяет те судебные акты, которые оставил в силе г-н Порывкин. Знание этого факта не могло нас порадовать. Но, как говорит мой партнер по бизнесу: «Наша задача выложиться по максимуму, а там что будет, то будет».

В ходе всего выступления судебная коллегия откровенно скучала, что не предвещало ничего хорошего. Но когда мы стали разжевывать, что наш клиент Вадим не являлся контролирующим лицом по отношению к «Подрядчику», так как занимал руководящую должность в совершенно посторонней компании, г-н Порывкин встрепенулся, стал листать туда-сюда нашу апелляционную жалобу, после чего попросил нас показать выписки из ЕГРЮЛ по обеим организациям, что мы и сделали. Эффект был достигнут. Судебная коллегия удалилась в совещательную комнату.

По итогу судебный акт был отменен, а дело по привлечению к субсидиарке прекращено, что привело в неописуемый восторг нашего клиента, который был в суде вместе с нами и весь процесс подпрыгивал на стуле. Да и мы несказанно обрадовались, что смогли донести свою позицию с первой попытки.

Мы не только отбили невиновного, но и пресекли опасный прецедент. С такими судебными подходами к субсидиарке могли начать привлекать любого, кто неосторожно постоял рядом с разорившейся компанией.

Чтобы скачать постановление апелляции по этому делу, введите свой е-мейл.
Выводы

1. Не пропускайте судебные заседания

Суд первой инстанции вряд ли вынес бы такое решение, если бы на заседании присутствовал Вадим и отстаивал свои интересы.

Старайтесь не пропускать судебные заседания! Если вы живете не там, где прописаны, мы снова и снова повторяем: скачайте приложение «Почты России» и включите функции «Получать госпочту» и «Автодобавление отправлений по номеру телефона и адресу». Так вы сможете отслеживать, кто присылает вам письма, и не пропустите весточку от Арбитражного суда.

2. Проверьте, являетесь ли вы контролирующим должника лицом

Список тех, кто является контролирующим должника лицом, приводится в Законе о банкротстве. Дополнительная информация содержится в Постановлении Пленума ВС №53.

Если вас привлекают к субсидиарке как КДЛа, проверьте, точно ли вы подходите под перечисленные критерии.

Чтобы скачать соответствующую статью закона о банкротстве и Пленум, оставьте свой е-мейл здесь:

3. Обратитесь к узкопрофильным юристам

Субсидиарная ответственность — достаточно новая область, поэтому обращайтесь не к звездным юристам, которые «ведут любые дела от уголовки до бракоразводных», а к узкопрофильным профессионалам.

Выбирайте юридические компании, которые специализируются конкретно на субсидиарке не менее трех лет и одержали хотя бы с десяток побед.

Скромно заметим, что мы — именно такая юридическая компания. О делах, которые мы выиграли, можно почитать тут. Средняя сумма, которую мы сохранили каждому клиенту в 2020 — 269 млн рублей.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как стать банкротом, но сохранить деньги и недвижимость

Опубликовано: Февраль 11, 2021 в 12:00 пп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,

Два месяца назад мы выпустили интервью с юристом из Санкт-Петербурга, который стал банкротом и списал 4 млн долгов по кредитам. Несмотря на банкротство, его жизнь не слишком изменилась: он сохранил две квартиры и все свои деньги, продолжает путешествовать и расплачиваться банковскими картами.

После статьи мы получили десятки скептических отзывов: «Это невозможно!», «Его бы посадили в тюрьму!», «Сохранить сбережения, пройдя через банкротство, нереально!».

Но мы-то знаем, что все реально, если готовиться к банкротству заранее и включить мозги. Объясняем, что опытные должники делают до и во время банкротства, чтобы долги списали, а сбережения практически не тронули.

Дисклеймер. Некоторые способы, которые мы освещаем, незаконны. Мы крайне не рекомендуем их использовать. Если вы должны кредиторам, мы призываем вас действовать строго по закону и предпринимать все усилия для того, чтобы рассчитаться по долгам.
Что делать до банкротства

Совет 1. Оцените риски 

Кредиторы имеют право забрать у должника все, кроме единственного жилья (ипотечное жилье не считается единственным, пока оно в залоге у банка).
Поэтому до того, как подавать на банкротство, убедитесь в следующем.

1. Активов у вас меньше, чем долгов

Если долг по кредиту — 5 млн, а из активов у вас — единственная квартира и старая «Лада Гранта», это одно дело. Если же на руках у вас денег нет, но на супруга оформлено 5 машин и земельные участки, ситуация совершенно другая. Если эти машины и земельные участки признают совместно нажитым имуществом, то часть из них изымут и продадут на торгах, чтобы вернуть деньги кредиторам.

Поэтому верно оцените свое финансовое состояние. Если не уверены, что справитесь сами, привлеките юристов.

2. Вы не переписывали имущество на родственников в последние 3 года

К сожалению, если вы полтора года назад подарили сыну квартиру, а затем решили подать на банкротство, сделку дарения оспорят. Затем квартиру продадут, а деньги от ее продажи пойдут на оплату долга.

Если вы совершали подобные сделки, подождите, пока пройдет трехгодичный срок. Все это время продолжайте ежемесячно выплачивать хотя бы какие-то деньги кредиторам. И уже потом, когда три года пройдут, подавайте на банкротство.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Совет 2. Убедите кредиторов, что вы не мошенник

Ситуация, когда люди набирают кредитов, заранее не планируя их отдавать, достаточно распространена. Из-за этого суды списывают долги далеко не всем, кто этого хочет. Вот, как нужно действовать, чтобы долги точно списали.

1. Платите по кредиту хотя бы год

Взять деньги у банка и через месяц подать на банкротство точно не получится. В лучшем случае вам откажут в списании долгов, в худшем — заведут дело о мошенничестве.

Прежде, чем подать на банкротство, выплачивайте кредит как минимум год.

2. Докажите, что ваше финансовое состояние ухудшилось

Соберите документы о том, что вас уволили с работы или сократили, вы заболели, оплачиваете дорогостоящее лечение или столкнулись с другими непредвиденными обстоятельствами.

Совет 3. Грамотно спрячьте наличные и ценные вещи

Деньги и ценные вещи при банкротстве изымаются. Поэтому большинство людей, готовясь к банкротству, делают так: отвозят сумку с наличными, золотом и бриллиантами родственникам или друзьям. Звучит разумно, но, к сожалению, отношения могут испортиться, а вернуть все будет крайне сложно. Есть два более надежных метода.

1. Открыть депозитный счет у нотариуса

Этот вариант бывалые должники используют, чтобы спрятать наличные.

Они приезжают в любой провинциальный город, находят местного нотариуса, открывают у него депозитный счет и зачисляют туда деньги. Этот счет обнаружить невозможно, нотариус не имеет права никому о нем сообщать. Более того, должник может указать, что открывает счет для третьего лица.

2. Завести ячейку в непопулярном банке

Этот способ используют, чтобы спрятать ценные вещи: золотые слитки, ювелирные украшения, коллекционные монеты и так далее.

Опять же, должник приезжает в провинциальный город. Находит там банк, который не входит в топ-100 российских банков. «Тюмень Евро Инвест» и «Чайна Констракшн Банк» подходят, «Сбербанк» и ВТБ — нет. В найденном небольшом банке должник открывает ячейку, там и оставляет ценные вещи.

По закону банки сообщают в налоговую только об открытых вкладах, но не о ячейках. Финансовый управляющий имеет право узнать о содержимом банковской ячейки должника, но для этого он должен самостоятельно отправить в банк запрос. Большинство управляющих отправляют запросы в 20 самых популярных банков, редкие — в 50.

Банк, который даже не входит в топ-100, ни один финансовый управляющий проверять не будет. Но если надо подстраховаться наверняка, ячейку оформляют на родственника, а он выдает должнику доверенность с правом ее использования.

Совет 4. Выводите деньги со счетов

Если наличных нет, а все накопления хранятся в одном из крупных банков, ушлые должники выводят деньги с банковского счета, не вызывая подозрений. Для этого они снимают небольшие суммы в банкомате или переводят родителям и друзьям, подписывая платежи: «На др», «За кафе», «На подарок».

Главное, чтобы суммы были сопоставимы с ежемесячными тратами. Если вы зарабатываете 100 тысяч, вы можете перевести другу 10 тысяч с подписью «Подарок на свадьбу». Это логично и не подозрительно. А вот если вы получаете 20, делать так уже не стоит.

Главное, не снимать всю сумму со счета сразу. Такая операция финансового управляющего точно не обрадует.
Похожая статья. «Мое первое банкротство».


Совет 5. Белая зарплата должна быть чуть выше прожиточного минимума

Многие люди, готовясь к банкротству, переходят на полностью черную зарплату. Мы так делать не советуем: отсутствие официального заработка вызывает у суда много вопросов. Гораздо надежнее перейти на серую зарплату и договориться с работодателем, что белая часть будет на несколько тысяч превышать прожиточный минимум.

Во время банкротства весь официальный заработок будут переводить на счет, доступ к которому есть только у финансового управляющего. Вы этими деньгами распорядиться не сможете. Но по закону из денег, которые поступают на этот счет, раз в месяц вам обязаны выплачивать прожиточный минимум.

Если прожиточный минимум в вашем регионе составляет 10 тысяч рублей, а ваша зарплата — 13 тысяч, финансовый управляющий все равно должен будет вернуть вам 10 тысяч.

Совет 6. Если вы подрабатываете, заведите левую сим-карту

Допустим, во время банкротства вы решили найти подработку. Вы регистрируетесь на «Яндекс.услугах», «Профи.ру» или открываете собственный сайт, указываете там свой номер и ждете заказов.

Финансовый управляющий пробивает ваш номер, видит: «Ага. Доход есть, но делиться им с кредиторами должник не собирается» и сообщает информацию суду. Конечно, суд от долгов при таком раскладе не освобождает.

В общем, грамотные должники заводят вторую сим-карту, зарегистрированную не на свое имя.

В крупных городах «серые» сим-карты продаю около метро. Чтобы купить их, не нужно предъявлять паспорт, достаточно заплатить промоутеру. Постоянно пользоваться таким номером мы не советуем, но, готовясь к банкротству, есть смысл им обзавестись.

Совет 7. Соберите долги

Если не только вы должны кредиторам, но и вам должен кто-то, перед тем, как банкротиться, взыщите долги. Особенно, если вам должны больше, чем задолжали вы сами. Если вы этого не сделаете, суд может сказать: «Какое банкротство? Взыщите задолженность с должников и верните деньги кредиторам».

Опытные должники получают деньги наличными: банковская операция привлечет внимание.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Совет 8. За несколько месяцев до банкротства проконсультируйтесь с юристами

Даже если вы все сделали по инструкции, есть шанс, что вы неверно оценили риски или не учли некоторые непредвиденные моменты. За несколько месяцев до того, как подать заявление, возьмите консультацию у юристов. На консультации вам объяснят, какие проблемы могут возникнуть и как минимизировать возможный ущерб.

Кстати, мы по таким вопросам тоже консультируем.
Что делать во время банкротства

Совет 1. Попросите вернуть из белой зарплаты деньги на аренду квартиры

Если вы снимаете квартиру, во время банкротства вы имеете право получать из денег, которые ваш работодатель переводит финансовому управляющему, сумму на аренду. Достаточно в начале банкротства принести в суд выписку из Росреестра и договор об аренде жилья.

При этом, если вам от родителей досталась квартира в Пензе, а живете вы в другом городе, стоимость аренды вам все равно должны вернуть. Главное, чтобы сумма была адекватной. Обычно суды возмещают сумму, равную средней стоимости аренды однокомнатной квартиры.

В Москве, например, это приблизительно 30 тысяч рублей. Если вы придете в суд и скажете: «Уважаемый суд, я снимаю квартиру за 200 тысяч, пожалуйста, возместите мне расходы на нее», такое требование не удовлетворят. Суд резонно ответит: «Вы банкротитесь вообще-то, могли бы снимать квартиру и подешевле».

Совет 2. Заведите банковскую карту, о которой не узнает кредитор

Во время процедуры банкротства расплачиваться уже открытыми банковскими картами запрещено: доступ к ним есть только у финансового управляющего. А открывать новые  небезопасно: банки сообщат о них налоговой, налоговая даст выписку финансовому управляющему, на денежные средства наложат арест, а потом их переведут кредиторам в счет оплаты долга.

Так что у вас есть два варианта: либо платить наличными, либо провернуть одну из следующих схем.

1. Попросите близкого человека открыть банковский счет и привязать к нему карту на ваше имя

Владелец банковского счета имеет право привязать к нему не только свою карту, но и карточки любых других людей. Попросите близкого человека дать вам право пользоваться его счетом и установить лимит на сумму, равную вашему ежемесячному доходу.

Этот способ абсолютно законный и безопасный.
Кстати, такую же схему использовал герой нашей предыдущей статьи, который ушел в банкротство и благополучно списал 4 млн долгов по кредиту. 


2. Заведите зарубежный электронный кошелек

Электронные кошельки зарубежных платежных систем легко открыть в России, зато власти к ним доступа не имеют. Удобнее всего пополнять подобные кошельки через «Киви».

Пользоваться ими лучше для совершения небольших повседневных покупок. Крупные переводы система может заблокировать, а потом долго разбираться, все ли в порядке с платежом. Но для небольших покупок (кафе, кино, ресторан) этот метод подходит.

3. Пользуйтесь банковской картой родственника такого же пола

Это временный метод, которым можно пользоваться до тех пор, пока вы не привязали карту к банковскому счету близкого человека или не оформили электронный кошелек. Вообще использовать чужую банковскую карту незаконно, это может вызвать ряд проблем. Но на практике, если вы расплачиваетесь в магазинах или в кафе, а ваш пол совпадает с полом человека, инициалы которого указаны на карте, вопросов к вам не возникнет.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Что делать после банкротства

Единственный, но важный совет. 3 года после банкротства не привлекайте к себе внимания

Многим кажется, что после того, как процедура банкротства завершена, у кредиторов не может быть к ним никаких претензий. Формально это так, но если вы списали большие долги (от нескольких миллионов) кредиторы вполне могут продолжать за вами следить.

Саму процедуру списания долгов оспорить, конечно, нельзя. Но, если по вашим соцсетям видно, что вы часто путешествуете в дорогие страны, покупаете автомобили и недвижимость и ведете роскошный образ жизни, вам вполне может прилететь иск о мошенничестве.

В общем, после банкротства несколько лет (3-5) ведите себя скромно. Самое сложное в любом случае позади, осталось немного потерпеть.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как мы отбились от субсидиарки в 30 млн за 4 дня
Дело: № А40-115653/20
Размер проблемы: 30 млн
Начало проекта: ноябрь 2020
Длительность: 4 дня
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 16 н/час
Темп: стремительный
Результат: отбили 30 млн
Стоимость: семизначная, в рублях

С 2010 года Антон был гендиректором фирмы «Русская метизная компания». Компания продавала товары для ремонта: крепежи, гвозди, шурупы и саморезы, проволоку, электроды и т. д. В мае 2015 года Антон уволился, организовал собственный бизнес и совершенно перестал думать о бывшем месте работы.

У метизной компании между тем начались финансовые проблемы, и в январе 2016 года бизнес обанкротился. А спустя почти 5 лет Антон случайно узнал, что его вместе с последним гендиректором фирмы привлекают к субсидиарной ответственности. И взыскать с него собираются целых 30 млн рублей.

Особенно печальной ситуацию делало одно обстоятельство: о том, что его привлекают к субсидиарке, Антон узнал за несколько дней до первого судебного заседания.

В поисках надежного подрядчика Антон обежал несколько юридических компаний и, как он сам признался, пришел к выводу, что каждый юрист говорит что-то свое и совершенно непонятно, как в этой ситуации можно кого-то выбрать. В итоге он решил остановиться на «Игумнов Групп», уповая на наш обширный опыт по участию в подобных судах.

Плюсы

1. Мы были первыми
До нас это дело никто не вел, поэтому исправлять чужие косяки нам не требовалось.

2. Любимая тема
Мы постоянно спасаем людей от субсидиарки. Количество выигранных нами дел измеряется десятками, а средняя сумма каждого спора — 269 млн. О субсидиарке мы знаем без преувеличения все, поэтому в судах нам ничего не страшно.

Минусы

1. Очень мало времени
Времени на подготовку было критически мало. Антон обратился к нам за два(!) дня до судебного заседания.

2. Давность событий
С момента активной деятельности компании, по долгам которой клиента привлекали к субсидиарке, прошло уже более 5 лет. Антон плохо помнил подробности давних событий и сразу сказал, что может упустить многие важные детали.

3. КДЛ
Антон был предпоследним генеральным директором «Русской метизной компании» и поэтому по умолчанию считался контролирующим должника лицом.

Начало

Наше знакомство с Антоном было максимально эффектным.

Он приехал к нам на консультацию и сказал: «Меня тут привлекают к субсидиарке на 30 млн, речь о сделке шестилетней давности, я про нее уже и не помню ничего. Вот заявление о привлечении. Ах да, еще момент. Суд через два дня».

«Оооооокей», — подумали мы, мысленно приготовились ночевать в офисе и сели изучать бумаги.

Расклад казался, мягко говоря, неблагоприятным. Примерно таким неблагоприятным, как когда ты стоишь на балконе с чашечкой кофе, смотришь в безмятежное небо и внезапно замечаешь что-то подозрительно похожее на ядерный гриб.

В общем, после того, как мы сели изучать документы, еще пару часов в офисе царила грустная похоронная атмосфера.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


За что привлекали

В процессе изучения документов мы обратили внимание не только на те обстоятельства, за которые Антона привлекали к субсидиарке, но и на то, кто был заявителем по иску и откуда у него появились требования к компании нашего клиента. Как выяснилось потом, эта, в общем-то, стандартная проверка стала ключевым моментом во всей истории.

Чтобы понять взаимоотношения «Русской метизной компании» и ее контрагента, нам пришлось поднять и изучить дело о банкротстве совершенно другой организации, которая, казалось бы, имела лишь формальное отношение к нашему клиенту. Итак, переместимся в далекий 2014 год.

Антон, будучи директором «Русской метизной компании», подписал договор о поставке пожарных прицепов. Покупателем выступила фирма «Проект-Бюро», которая и выплатила 30 млн рублей. На первый взгляд сделка выглядела совершенно обычной: компания нашего клиента продала реальный товар по рыночной стоимости, получила за него деньги, и стороны разошлись, довольные друг другом.

Проблемы возникли в 2017 году, когда компания «Проект-Бюро» упала в банкротство. Назначенный конкурсный управляющий изучил финансовое положение организации и пришел к следующим выводам:

  1. В 2014 году у «Проекта-Бюро» уже были признаки неплатежеспособности: компания перестала уплачивать налоги, в отношении нее велось несколько арбитражных дел, которые закончились выдачей исполнительных листов, а также организация не могла оплатить имеющуюся задолженность перед одним из поставщиков в размере 650 тысяч евро.


  1. Гендиректор «Русской метизной компании» и гендиректор «Проекта-Бюро» были аффилированными лицами: они совместно занимали руководящие должности в еще одной фирме. Таким образом, поставщик пожарных прицепов не мог не знать о финансовых проблемах своего покупателя.

Фактически конкурсный управляющий «Проекта-Бюро» заявил о согласованном выводе денег из юридического лица, в результате которого компания не смогла рассчитаться с кредиторами. А так как с момента перевода денег продавцу до начала банкротства «Проекта-Бюро» прошло чуть менее трех лет, эти денежные переводы могут быть оспорены по специальным нормам закона о банкротстве. Что и было сделано: суд с позицией конкурсного управляющего согласился и обязал «Русскую метизную компанию» вернуть все 30 млн полученных денег.

Идеальный план конкурсного управляющего портила одна досадная деталь: «Русская метизная компания» к этому моменту сама была в банкротстве. Стоит ли уточнять, что ничего даже отдаленно похожего на 30 млн рублей на ее счетах не было?
Поиск информации

Последующее развитие событий мы помнили со слов клиента: конкурсный управляющий «Проекта-Бюро» заявил свой долг в 30 млн ко включению в реестр требований кредиторов «Русской метизной компании». После включения в реестр он дождался завершения процедуры банкротства компании нашего клиента и, не получив ни копейки, подал заявление о привлечении Антона к субсидиарке.

Но из практики мы знали, что клиенты, не являясь специалистами в юриспруденции, часто путают понятия и не всегда верно трактуют происходящие события, поэтому любая полученная информация требует перепроверки и подтверждения документами. И тут бы нам вернуться к изучению дела о банкротстве «Русской метизной компании», но изучать было нечего — у нас на руках было только заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, которое клиент в последний момент успел получить на почте. Никаких материалов ознакомления, никаких других документов в печатном виде…

Оставались открытые интернет-источники. И мы двинулись на сайт ЕФРСБ («Единый федеральный реестр сведений о банкротстве», федресурс). Задача: найти хоть какие-то сведения о банкротстве «Русской метизной компании». В идеале — увидеть реестр требований кредиторов, чтобы убедиться в том, что наш оппонент в него включился. Но таких сведений на Федресурсе мы не нашли.

Ок, возвращаемся к картотеке арбитражных дел и начинаем изучать вынесенные судом определения как по делу о банкротстве «Русской метизной компании», так и по делу о банкротстве «Проекта-Бюро».

И тут… сравниваем две цифры. Бинго!

Перед нами лежало два судебных акта: первый был вынесен в рамках дела о банкротстве «Проекта-Бюро» об оспаривании сделки по перечислению 30 млн продавцу пожарных прицепов. А второй был вынесен в рамках дела о банкротстве «Русской метизной компании» о завершении процедуры банкротства данной организации.

В обоих документах наше внимание привлекла всего одна строчка текста — информация о том, когда именно суд вынес определение. Из текста следовало, что первый судья 9 сентября 2019 года отменил сделку «Проекта-Бюро» по перечислению денег метизной компании, а второй 8 октября того же 2019 года завершил процедуру банкротства «Русской метизной компании». То есть на включение в реестр требований кредиторов у «Проекта-Бюро» был всего месяц!

Чтобы уложиться в такие сроки, надо постараться. Поэтому есть шанс, что компания «Проект-Бюро» включиться в реестр не успела. Проверяем эту гипотезу, и точно — находим судебные акты о том, что «Проекту-Бюро» отказали во включении в реестр требований кредиторов в связи с завершением процедуры банкротства метизной компании. И далее большой шлейф из документов, согласно которым конкурсный управляющий пытался оспорить и отказ о включении «Проекта-Бюро» в реестр, и судебный акт о завершении процедуры банкротства «Русской метизной компании». Но все безрезультатно: конкурсный управляющий дошел аж до кассации и получил по всем пунктам отказ.
Подводим итоги

Если резюмировать: опытный конкурсный управляющий «Проекта-Бюро» совершил детскую и оттого очень досадную ошибку — он упустил время для подачи заявления о включении в реестр метизной компании. А так как заявления не было, суд счел возможным завершить дело о банкротстве «Русской метизной компании» по ходатайству ее конкурсного управляющего.

С момента завершения банкротства все долги считаются списанными, поэтому требования «Проекта-Бюро» обнулились и, естественно, ни в какой реестр включены быть не могли.

Попытки оспорить определение о завершении банкротной процедуры тоже были обречены на неудачу — эти судебные акты могут оспаривать только участники дела о банкротстве. А «Проект-Бюро» им не является, так как не включен в реестр. Получается замкнутый круг.

Но вернемся к делу о субсидиарке: каким образом вышеуказанные события помогут нам выиграть дело?

Ответ прост: у «Проекта-Бюро» тупо нет права подавать заявление о привлечении Антона к субсидиарке.

И вот почему.

После того, как процедура банкротства компании завершена, только некоторые группы лиц имеют право подать заявление о привлечении ее руководителей или владельцев к субсидиарной ответственности. Конечный список лиц, имеющих такое право, зависит от того, по какому основанию они хотят привлекать к субсидиарке. Но, если не вдаваться в эти детали, перечень будет примерно следующий:

1) Кредиторы по текущим обязательствам.
2) Кредиторы, включенные в реестр требований кредиторов.
3) Кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов.
4) Работники/бывшие работники.
5) Налоговая.

Ни к одной из перечисленных категорий наш оппонент не относился. Очевидно, что опытный конкурсный управляющий не мог этого не знать и подал заявление, руководствуясь великим русским соображением «а вдруг прокатит».

Мы мысленно ответили управляющему: «Не прокатит»,— и сели писать ходатайство о прекращении производства по делу.
Похожий кейс об ошибке конкурсного управляющего, из-за которой у нашего клиента чуть не отняли 42млн.

Суд

На судебное заседание мы принесли ходатайство о прекращении производства по делу. В нем мы на трех страницах объясняли одну простую мысль: «Уважаемый суд, какого черта? Заявление о привлечении субсидиарке вообще не имели право принимать к производству». Высказались мы не совсем так, но смысл был именно таким. Если хотите почитать дословные формулировки, введите свой е-мейл в форму ниже — мы пришлем вам ходатайство.

Чтобы скачать ходатайство о прекращении производства, введите свой е-мейл.

Честно говоря, нам сразу стало понятно: судья на нашей стороне и тоже сомневается, обоснованно ли возбуждено дело. Во время заседания он несколько раз уточнил у нас, почему мы считаем, что производство нужно прекратить. А когда мы приводили доказательства, судья делал паузы и сверял нашу информацию с текстом закона.
О том, как привлечь к субсидиарной ответственности без банкротства, мы писали здесь.

Конкурсный управляющий пытался возражать и говорил, что так как суд признал сделку между «Русской метизной компанией» и «Проектом-Бюро» незаконной и потребовал, чтобы «Русская метизная компания» вернула деньги, он имеет право привлечь Антона к субсидиарке.

Объективно это было классической подменой фактов. Основания для привлечения к субсидиарке установлены законом о банкротстве. Подать заявление можно лишь в том случае, если требование кредитора включено в реестр. Требование «Проекта-Бюро» в реестр включено не было, так о чем тогда речь?
Вердикт суда

После того, как судья начал изучать наше ходатайство, появилась абсолютная уверенность в победе. В какой-то момент мы были так уверены, что даже испугались. А вдруг мы упустили что-то важное? А вдруг конкурсный управляющий припрятал какой-то козырь? В конце концов, а вдруг судья будет в плохом настроении и отклонит наше ходатайство просто на ровном месте?

К счастью, ни один из параноидальных прогнозов не сбылся.

Суд вынес определение: «Прекратить производство по делу о привлечении к субсидиарной ответственности».

Кстати, текст определения был аккуратно скопирован прямо из нашего ходатайства:-) Даже запятые стояли на тех же местах.

В общем, справедливость восторжествовала. Конкурсный будет готовиться лучше и не надеяться на везение, Антон пережил неприятную неделю (если считать с момента, когда он узнал о привлечении к субсидиарке), а мы получили отличный кейс о том, как спасли невиновного человека от долга в 30 млн за 4 дня.

Чтобы скачать определение суда, введите свой е-мейл.
Нюансы

И прежде чем мы перейдем к подведению итогов, обращу ваше внимание на пару интересных нюансов, которые были в этом деле.

Во-первых, даже если бы конкурсный управляющий «Проекта-Бюро» не упустил возможность и своевременно бы подал заявление о включении в реестр кредиторов метизной компании, суд по субсидиарке мы бы все равно выиграли. Почему? Потому что в данном конкретном случае требования «Проекта-Бюро» вообще не подлежали включению в реестр требований.

Вспоминаем: требования «Проекта-Бюро» к метизной компании возникли в результате оспоренной сделки. Суд решил, что «Русская метизная компания» должна вернуть 30 млн рублей, полученных от «Проекта-Бюро» в 2014 году. Одновременно суд обязал фирму «Проект-бюро» вернуть то, что она получила от метизной компании. Это классическая двусторонняя реституция: в результате оспоренной сделки стороны возвращаются в то состояние, в котором они пребывали до сделки. Но у «Проекта-Бюро» уже не было пожарных прицепов, которые нужно было отдать, поэтому суд постановил, что компания «Проект-Бюро» должна вернуть стоимость этого товара в размере 30 млн руб.

Получился замечательный судебный акт: «Русская метизная компания» должна вернуть «Проекту-Бюро» 30 млн рублей и фирма «Проект-Бюро» должна вернуть 30 млн «Русской метизной компании». Звучит как бред, но для банкротных процедур это нормально, потому что взаимозачет требований в банкротстве не допускается. Но это не главное. Главное заключается в том, что если сделка признается совершенной с целью причинения ущерба кредиторам, то у кредитора право на включение в реестр появляется только после того, как он исполнил свою часть обязательств, возникших в результате оспаривания сделки.

В нашем случае это означало, что для того, чтобы включить «Проект-Бюро» в реестр метизной компании, сама фирма «Проект-бюро» сначала должна была вернуть «Русской метизной компании» 30 млн рублей. Этого, конечно, сделано не было. И мы не забыли об этом факте упомянуть, когда доказывали отсутствие у «Проекта-Бюро» права на подачу заявления о привлечении к субсидиарке. И этот довод повлиял на решение суда о прекращении производства по делу.

Во-вторых, помимо Антона к субсидиарной ответственности привлекали еще последнего генерального директора метизной компании — Владимира. В его отношении дело было прекращено. Но причина прекращения была другая — суд установил, что Владимир умер.

На самом деле факт смерти является основанием для прекращения производства по делу, только если не установлено наличие наследников или наследственной массы. Поэтому если бы у «Проекта-Бюро» в принципе было право на привлечение к субсидиарке, конкурсный управляющий мог бы ходатайствовать об отложении судебного заседания, чтобы проверить, есть ли у покойного наследники, и если есть, привлечь к субсидиарке их.

Об этом мы подробно писали в статье «Субсидиарная ответственность детей и наследников».
Выводы

1. Проверяйте почту

Чаще всего люди не узнают заранее о том, что на них подали в суд, из-за того, что не получили извещение по почте. С героем нашей статьи было именно так. Скачайте приложение «Почты России» и отслеживайте письма, которые приходят на ваше имя. Любое письмо из суда — повод напрячься.

2. Проверьте, имеет ли право заявитель привлекать вас к субсидиарке

Первое, что нужно проверить, если вас привлекают к субсидиарке, — а имеет ли заявитель на это право. Посмотреть это можно в статье 61.14 закона о банкротстве.

Если лень изучать закон, прочтите нашу статью, где мы собрали все основания, по которым привлекают к субсидиарке.

3. Найдите хороших юристов

Субсидиарная ответственность — сложная область, в которой много нюансов. Например, это дело мы смогли выиграть так быстро только из-за того, что очень хорошо знаем процессуальные нормы права и специализируемся на узкой теме.

Если вас привлекают к субсидиарной ответственности, найдите узкопрофильных профи, которые занимаются только субсидиаркой, практикуют хотя бы три года и выиграли как минимум 10 дел. Или не ищите, а сразу обращайтесь к нам, мы как раз такие юристы.
Похожий кейс. Отбились от субсидиарки на 890 млн за 2 судебных заседания.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.