Без рубрики

Защита личных активов: брачный договор

Опубликовано: Ноябрь 21, 2019 в 12:49 пп

Категории: Без рубрики

В прошлой статье мы разобрались, как создать неделимый фонд, в котором можно спрятать имущество от кредиторов, приставов, налоговой и других охотников. В этот раз разберем, как в защите личного имущества поможет брачный договор (БД).

Как это работает? В представлении многих наших знакомых примерно так: вас начинают привлекать к субсидиарке; вы берете супругу и бежите к нотариусу; он заверяет брачный договор, по которому супруге достается все, а вы становитесь новоиспеченным бомжом к огорчению своих кредиторов. «Оно и логично: у нее же остаются дети!» ― вечером убеждаете сами себя, попивая виски из хрустального бокала.

Так ли все просто? И действительно ли кредиторы настолько тупы и бессильны? Об этом я расскажу вам ниже, а пока оговорка: мы будем разбирать БД именно в контексте защиты активов от кредиторов. Если же имущество нужно защитить от супруга, эффект будет обратный. Кстати, недавно мы уже рассказывали, что может происходить с имуществом при банкротстве одного из супругов ― это так, для общего понимания перспектив.

Что это вообще такое

По умолчанию все имущество, нажитое в браке, является совместной собственностью супругов. Это правило распространяется на машины, квартиры, дачи, бизнес, акции, патенты, иные объекты интеллектуальной собственности и другие материальные и нематериальные активы. Они принадлежат супругам в равных долях: каждому по половине и неважно, на кого это оформлено.

Исключение из правила ― унаследованное или подаренное имущество. Но если что-то было унаследовано одним из супругов, а другой супруг потратился на содержание этого актива, к примеру, сделал капитальный ремонт квартиры, он будет иметь право на компенсацию этих расходов.

Собственно, брачный договор ― это один из множества инструментов, который меняет режим собственности супругов. С помощью БД пропорция долей может стать не 50 на 50, как предусмотрено законом, а, к примеру, 10 на 90 или еще как. Для этих целей можно также использовать соглашение о разделе имущества, мировое соглашение или и вовсе делить все через суд. У каждого инструмента есть свои плюсы и минусы, своя специфика и область применения, но об этом мы расскажем в следующих статьях.

Какие возможности внутри

Для БД нам потребуются Михаил, его супруга Марина и их активы: 1 дом, 2 квартиры, 3 машины и прекрасный бизнес.

Брачным договором можно регулировать любые имущественные отношения супругов: не только как поделятся дома, машины и квартиры, но и доходы, расходы и содержание супругов в случае развода. Например, можно прописать выплату алиментов или компенсации за долю в совместно приобретенной квартире. Иногда это бывает чрезвычайно важно.

Брачный договор можно составить как до брака, так и во время. В первом случае договор вступит в силу только после регистрации брака.

Важный нюанс ― если какой-то долг возник у супругов до подписания брачного договора, о нем нужно уведомить кредиторов. К примеру, если Марина брала кредит до брака и до сих пор не выплатила, ее банк должен быть в курсе. В противном случае банк сможет оспорить БД в части или полностью. Это особенно актуально если в рамках БД будут как-то ущемлены права кредитора: допустим, Марина пообещает 90% зарплаты отдавать супругу в его личное пользование и затем перестанет платить кредит.

С помощью БД можно изменить предусмотренный законом режим совместной собственности ― это когда все по пополам ― и установить режим долевой или раздельной собственности. В случае раздельной собственности в договоре можно указать, что «кто что заработал и что купил, то тому и принадлежит».

При долевой собственности можно указать конкретные доли в имуществе, к примеру, что все имущество будет принадлежать супругам в соотношении 70 на 30, или прописать по каждому виду имущества персональное соотношение долей.

Также в брачном договоре можно прописать, кому будет принадлежать имущество, которое появится в будущем. К примеру: все купленные в будущем дома будут принадлежать Марине, а машины ― Мише.

Цена вопроса

Нотариальная пошлина за заверение брачного договора составляет 500 рублей (актуально на дату написания статьи).

Типовой брачный договор можно составить самостоятельно, скачав образец в интернете и подогнав его под свои требования. Если самодельный БД будет составлен с нарушениями законодательства, к примеру, в нем будет прописано, что ребенка в школу отвозит жена или муж смотрит футбол не чаще раза в месяц, нотариус не заверит такой договор. Или заверит. И он будет признан недействительным позднее. Тут уж как повезет с нотариусом.

Стоимость проработанного брачного договора колеблется в диапазоне от 5 000 рублей у ребят, которые скачают его из интернета за вас, и до 30 000$ у юристов из международных юридических компаний. Все зависит от объема имущества и опыта спецов: для грамотного составления документа потребуется хороший анализ имущественного и финансового положения супругов и знание всех возможностей законодательства по оспариванию подобных сделок (да-да, брачный договор ― это точно такая же сделка, как и отчуждение имущества по договору купли-продажи). Цена работ, кстати, указана без учета сторонних специалистов: оценщиков и нотариуса.

Основания для оспаривания

Для защиты активов брачный договор должен быть оформлен так, чтобы ни у кого мысли не возникало, что он составлен для сокрытия имущества. Или хотя бы, чтобы это нельзя было доказать.

Что хорошо ― сейчас оспаривание договора лежит на том, чьи права якобы ущемлены. Т.е. это не Мише нужно доказывать, что он без всякого умысла переписал все на Марину, а наоборот ― кредитору или арбитражному управляющему (АУ). В любом случае, чтобы оспорить сделку, звезды должны сойтись по следующим пунктам:

  1. сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  2. доказано, что этот самый вред был причинен;
  3. при этом супруг был в курсе, что договор был заключен с целью сокрыть имущество, а не из большой любви.

У нас есть отдельная статья о порядке оспаривания сделок в процедуре банкротства. В ней мы наглядно показали, какие сделки, когда и как могут быть оспорены. Поэтому сейчас не будем погружаться в детали.

Вот основные крючки, за которые цепляются при оспаривании брачного договора:

Мнимость сделки. Это сделка, которая совершена для вида, при этом фактически никто не исполняет ее условия. К примеру, наши ребята развелись, Марина согласно БД получила 2 квартиры, 2 машины и бизнес, но фактически всем этим имуществом пользуется бывший супруг. Чтобы доказать мнимость сделки в бой идет анализ банковских счетов, источников оплат по коммунальным платежам, слежка, съемки на видеокамеру, привязка оплат за парковку авто к конкретным номерам мобильных телефонов и т.д. ― короче, весь арсенал детективного расследования. Аналогично сделки оспариваются, когда имущество передается по доверенности или договору купли-продажи без фактического перевода денег.

Признаки неплатежеспособности. В момент заключения БД ни у одного из супругов не должно быть признаков неплатежеспособности. Если представить, что Михаил в рамках брачного договора переписал квартиры, дом и бизнес на Марину, а себе оставил лишь машину, а через 2 месяца суд принял заявление кредиторов о банкротстве Миши, то БД можно будет оспорить. Суды в такие совпадения не верят и правильно делают. Я бы тоже не поверила.

Дата заключения брачного договора. Ситуация, когда супруги прожили в браке 20 лет, потом на 21 году заключили брачный договор, а спустя некоторое время Михаил подает на свое банкротство, вызывает, как минимум, подозрения. Напомним, что в общем случае может быть оспорен БД, заключенный за 3 года до принятия судом заявления о банкротстве, а в некоторых случаях берутся сделки и за 10 лет. Пример? Пожалуйста!

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам свежую практику по оспариванию БД и соглашений о разделе имущества:


Срок возникновения обязательств. Если долги возникли до подписания брачного договора, исполнены они могут быть как за счет средств должника, так и за счет собственности супруги, прописанной в брачном договоре. Например, то, что переписали на Марину в рамках БД, может попасть под раздачу, если имущества Миши окажется недостаточно. Более того, важно учитывать, что, если долги возникли до момента раздела совместной собственности, нельзя, чтобы соглашение ущемляло права кредиторов. В том числе о подписанном соглашении нужно уведомить своих будущих оппонентов.

Размер долей.  В одном из недавних банкротных дел АУ обратился с требованием признать БД недействительным, т.к. согласно его условиям стоимость имущества, отошедшего супруге в 13(!) раз превышала цену активов ее супруга-должника. Это к теме о том, что не получится все имущество записать на Марину, чтобы Миша потом разводил руками перед кредиторами со словами, что с него нечего взять. Аналогично ликвидности активов: если Миша оставит себе только доли в бизнесе, у которого одни долги, такую сделку тоже могут оспорить.

Уменьшение конкурсной массы. Сделка может быть оспорена, если условия БД приводят к уменьшению конкурсной массы и причиняют вред кредиторам. Пример: Миша оформил на себя кредит и сам его выплачивал, но на полученные деньги купил квартиру и записал ее целиком на Марину. Если докажут, что деньги пошли на нужды семьи, то брачный договор слетит, как минимум, в части этой квартиры.

Как бывает на практике

Попытки защитить имущество с помощью БД и прочих соглашений с супругом достаточно часто накрываются медным тазом. Вот один из таких примеров: Ирина Трефилова была участником общества «Искра Авигаз», в том числе замещала главбуха и зам. гендира. В марте 2014 г. общество оформило кредит на несколько миллионов, по которому Ирина выступила поручителем. А в апреле 2016 года Ирина заключила брачный договор с супругом, согласно которому в единоличную собственность Олега перешли 4 кирпичных здания, гараж, подземная автостоянка, земельный участок, 3 квартиры, одна из которых 6-комнатная.

В феврале 2017 года судом было принято заявление о признании «Искра Авигаз» банкротом ― начиная с 2014 года долгов у общества накопилось на сотни миллионов, а платежи сходили на нет. Учитывая, что было доказано, что Ирина была контролирующим должника лицом (КДЛ), да еще и выступала поручителем по кредиту, в апреле 2018 кредиторы добрались и до нее. Тут и всплыл ее брачный договор, в котором почти все имущество было оформлено на супруга. В этом деле оснований для оспаривания БД была целая куча:
  • как главный бухгалтер Ирина знала о долгах «Искры», а значит, БД был заключен с целью сокрыть личное имущество от кредиторов;
  • договор заключен менее, чем за 3 года до принятия судом заявления о личном банкротстве;
  • доли супругов были распределены непропорционально.

Арбитражный суд признал БД недействительным. Попытки оспорить решение ни к чему не привели. С доводами суда согласились все инстанции, включая Верховный суд, который подтвердил, что у судов были все основания для оспаривания БД и восстановления режима совместной собственности.

По итогу имущество было выставлено на торги. После того, как все будет продано, супругу отдадут его законные 50% от суммы вырученных денег, а остальное пойдет на расчеты с кредиторами.

Срок исковой давности

Если уж пошла речь об оспаривании брачных договоров, то нельзя не упомянуть один мега-важный момент: в течение какого срока его можно оспорить?

Предположим вполне реальную ситуацию: супруги заключили брачный договор, живя в браке. Муж, понимая в какой стране он делает бизнес, прописал, что в случае развода жене отходит все совместно нажитое, а ему ― остается дырка от бублика.

Спустя 5 лет на мужа-бизнесмена поступает заявление о привлечении к субсидиарке. Он срочно разводится, запуская механизм раздела имущества. А вскоре кредиторы начинают его банкротить как физическое лицо. Вопрос: можно ли оспорить брачный договор? И вернуть имущество? Напоминаю: брачный договор заключался, когда долги бизнеса даже не отсвечивали на горизонте, и с тех пор прошло 5 лет.

Правильный ответ: можно.

Если вкратце резюмировать судебную практику, то срок исковой давности в подобных кейсах начинает течь с момента, когда супруг узнал, что он лишился права на все совместно нажитое имущество. А этот момент совпадает с фактическим разделом имущества, начавшимся по условиям брачного договора только после расторжения брака.

Чтобы получить подобный судебный акт, оставьте почту здесь:


И вот финансовый управляющий, действующий от имени мужа и в интересах его кредиторов, спокойно подает заявление о признании брачного договора недействительным как создавшего крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с супругой. А бизнесмен бежит с претензиями к горе-юристам, которые сделали ему «очень качественный» брачный договор за целых 10 000 рублей.

Что важно учесть

Да, защитить личные активы ― это не учебник открыть за ночь до экзамена. Здесь важно понимать и семейное законодательство, и банкротное, и общие тренды в развитии судебной практики. И тогда сделать это становится вполне возможным. Вот на что стоит обратить внимание:

Признак неплатежеспособности или недостаточности имущества. Любые сделки по защите активов желательно заключать еще до появления признаков несостоятельности у вас или вашего бизнеса. Если же так получилось, что на горизонте уже видны трудности, не нужно сломя голову все переписывать на супруга. В этом случае важно проанализировать стоимость имеющихся активов и разделить их между супругами так, чтобы условия брачного договора не вызывали сомнений.

Уведомление кредиторов. О подписанном соглашении важно уведомить кредиторов. Это нужно сделать как касательно уже имеющихся обязательств, так и возникающих в будущем. В дальнейшем кредитору будет сложнее сказать, что он не согласен с условиями БД ― его же предупредили. Раз тогда ничего не сказал, пусть и позднее не возникает.

Дата заключения договора. Суд вправе признать недействительным БД, составленный менее, чем за 3 года до принятия судом заявления о банкротстве. А в некоторых случаях и за 10 лет. Более того, сейчас есть практика, что суды по-разному смотрят на договоры, заключенные до вступления в брак, через пару месяцев или спустя несколько лет. Чтобы было как можно меньше вопросов, лучше заключать БД до вступления в брак или сразу после регистрации. Чем раньше заключен договор, тем выше его надежность в глазах суда.

Распределение долей. Учитывая, что кредиторы и АУ бьются за справедливость, переписать все на супругу, включая обе почки, не получится. Точнее, такую сделку суд в один щелчок признает недействительной. Важно учесть, чтобы у обоих супругов было имущество и ничьи интересы не были ущемлены. Мы не можем озвучить универсальное соотношение долей, к которому не придерется суд ― каждый случай индивидуален. Зато можно обратиться в «Игумнов Групп», и мы проанализируем ваши активы и составим договор индивидуально для вашей ситуации.

Выводы

1. А стоит ли вообще вступать в брак…? :)
2. Брачный договор желательно заключать еще до момента возникновения признаков неплатежеспособности;
3. О заключении БД нужно уведомить как имеющихся кредиторов, так и будущих;
4. Не стоит переписывать все имущество на одного супруга;
5. Потратить 1-2% от стоимости активов на их защиту ― это нормально. Не жмитесь и наймите нормальных профессионалов;
6. Если вы все-таки пошли по пути брачного договора, то есть смысл сразу запустить его исполнение путем расторжения брака;
7. Честно говоря, нам в «Игумнов Групп» больше нравятся другие инструменты по защите личных активов. О них и поговорим в следующих статьях.
Оспаривание платежей банку при банкротстве

Опубликовано: Ноябрь 14, 2019 в 11:53 дп

Категории: Без рубрики

Ранее мы уже разбирали, как происходит оспаривание так называемых сделок с предпочтением, совершенных в течение 6 месяцев до принятия судом заявления о банкротстве. Почитать об этом можно здесь и здесь.

После этого мы получили массу вопросов из разряда: «а можно ли как-то обхитрить банк? К примеру, вернуть деньги, которые были уплачены ему по кредиту?». И мы решили продолжить наш убойный цикл статей по оспариванию сделок при банкротстве и рассмотреть этот вопрос.

Эта статья пригодится конкурсным кредиторам, арбитражным управляющим, самим должникам и просто очень сообразительным людям, жаждущим больших денег.

Как было раньше

Для начала надо принять тот факт, что уплата процентов и возврат основного тела кредита банку является обычной сделкой. Точно такой же сделкой, как покупка недвижимости или уступка права требования по договору цессии. Соответственно, такая сделка вполне оспорима. И в свое время это было крайне выгодным и прибыльным бизнесом.

Как это работало: представим, что собственник ООО «Ромашка» надумал выйти из надоевшего бизнеса, но перед этим легонечко заработать на пенсию.  Легонечко — это миллионов 200-400-600 и более, в зависимости от привычного уровня жизни и текущих оборотов бизнеса.

Для этого «Ромашка» оформляла кредит в банке. Далее эти деньги переводились юридическим лицам. Основание — якобы покупка товара или чего-то иного по роду деятельности компании. На этом некоторые неопытные бизнесмены и останавливались, имитируя последующий отказ контрагентов от своих обязательств и невозможность взыскать отправленные им деньги. За что и получали уголовные дела по факту мошенничества.

Но те, кто заранее озаботился юридической поддержкой от профи по работе с долгами, делали хитрее: деньги через несколько технических компаний загонялись на счета более-менее живых организаций, которые покупали у нашей «Ромашки» ее мифический товар. И, естественно, оплачивали его. Таким образом, условные 200 миллионов заемных денег падало обратно нашей «Ромашке».

Параллельно с этим волшебством «Ромашка» активно работала над созданием «дружественного» кредитора — ООО «Тюльпанчик». Долг рос как на дрожжах и за несколько месяцев разувался, например, до 800 миллионов. После чего «Тюльпанчик» обращался в суд за его взысканием и получением испол. листа. Все это время «Ромашка» платила проценты по кредиту, имитируя свою добросовестность и отсутствие умысла на неуплату кредита.

По какой-то «неведомой» причине поступление 200 млн «Ромашке» совпадало с моментом когда Арбитражный суд выносил решение о взыскании 800 млн в пользу «Тюльпанчика». Но так как решение еще не вступило в законную силу, «Ромашка» могла распоряжаться полученными 200 млн так, как ей было удобно. И будучи «добросовестным плательщиком кредита» она пускала всю свою выручку на погашение кредита перед банком.

Далее объяснять надо? Или уже понятно?

Через пару месяцев «Тюльпанчик» засиливал свой судебный акт в апелляции и сразу подавал заявление на банкротство «Ромашки». Заявление подавалось с указанием не менее дружественного арбитражного управляющего (АУ). АУ анализировал фин. положение «Ромашки», находил платеж по кредиту на 200 миллионов, после чего ставил банк перед фактом, мол, ребята, вы 200 миллионов получили, а о других кредиторах не подумали.

Поскольку Банк наверняка знал о долге «Ромашки» перед «Тюльпанчиком» на момент возврата тела кредита (а он наверняка знал, если юристы были действительно профи), то сделка по списанию денег в пользу Банка квалифицировалась как сделка с предпочтением. И по действующим на тот момент законам 200 миллионов возвращались в конкурсную массу, а Банк включался в реестр требований. В нашей ситуации реестр кредиторов состоял из «Тюльпанчика» и Банка, совокупная задолженность 1 миллиард.

Далее поступившие 200 миллионов распределялась согласно долям кредиторов: 160 миллионов уходило к «Тюльпанчику» и 40 миллионов возвращалось банку. По итогу мы имеем довольный «Тюльпанчик» и облапошенный Банк. Вероятность в такой ситуации довести дело до уголовной ответственности приближалась к нулю. Если, конечно, собственник бизнеса не был настолько туп, чтобы в последний момент сэкономить на юристах.

Как работает сейчас

Расцвет таких схем пришелся на конец нулевых.  Потом терпение банков лопнуло. И началось активное лоббирование своих интересов, которое отразилось в постановлении Пленума ВАС, который постановил исключить презумпцию знания кредитора о неплатежеспособности должника.

С этого момента обязанность доказывания того, что банк был в курсе финансовых проблем должника, стала головной болью стороны, оспаривающей сделку, а не банка. Пока не доказано обратное, считается, что банк даже мысли не допускал, что у его клиента проблемы и кто-то еще может претендовать на этот платеж.

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам выдержки из закона по оспариванию сделок с предпочтением:


Постановление Пленума Верховного Арбитражного суда положило начало внесению изменений в ряд законов, что круто развернуло исход по оспариванию сделок с банками в банкротных делах. После всех метаморфоз расклад сил резко перевесил в пользу кредитных организаций. В какой-то момент стало казаться, что платеж по кредиту вообще невозможно оспорить и вот почему:

Хозяйственная деятельность. По действующему закону платежи, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности организации, нельзя считать сделкой с предпочтением. При этом к обычной хозяйственной деятельности можно отнести почти любой платеж: список открыт.

Более того, некоторые суды относят к хозяйственной деятельности даже платежи по кредитам физиков, хотя непонятно, какая хозяйственная деятельность может быть, например, у молодой мамочки Галины, которая следит за детьми и готовит ужин любимому мужу.

Срок и размер платежа. Нельзя оспорить платеж, который поступил в установленные кредитным договором сроки и размере. Вот прям так, черным по белому написали.

Неплатежеспособность. Для оспаривания сделки важно доказать, что на момент получения платежа банк был в курсе неплатежеспособности должника. Как мы и писали выше: теперь не банк должен доказать, что знал, а наоборот —заинтересованная в оспаривании сторона должна объяснить, как и откуда кредитор мог знать, что у клиента есть проблемы.

Так за несколько лет из позиции «можно оспорить любой платеж по кредиту» произошел поворот на 180 градусов, после чего порой стали возникать сложности с оспариванием сделок, которые открыто притесняли интересы остальных кредиторов.

Что может помочь оспорить сделку

В связи с внесенными в законы изменениями судебная практика разделилась почти аккурат в пропорции 50 на 50. Мы с коллегами регулярно работаем с такими делами и вот на что рекомендуем обратить внимание, чтобы увеличивать вероятность оспаривания кредитных платежей:

1 месяц до принятия заявления о банкротстве. В законе есть прямое указание, что Арбитражный суд вправе признать сделку недействительной, если она была совершена за месяц до принятия судом заявления о признании банкротом (или после такого принятия).

Последовательное погашение. Конкурсная масса распределяется между кредиторами согласно очередности. Сначала первая, потом вторая — ну вы поняли. У меня на практике был один интересный случай. ИП подал заявление на банкротство. За 5 месяцев до подачи заявления он внес платеж по кредиту, при этом за 3 месяца до подачи заявления его сотрудница ушла в декрет. Учитывая финансовое положение, ИП не выплатил ей пособие по беременности и родам.

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим определения судов с практикой судов с оспариванием и отказом в оспаривании сделок с предпочтением:


Несмотря на то, что долг перед банком возник раньше, сделка была оспорена, т.к. сотрудница входит во вторую очередь кредиторов, а банк — в третью. Т.е. важна строгая последовательность распределения денег между очередями. Если за 6 месяцев был платеж по кредиту, хотя еле-еле удаётся наскрести на первую или вторую очередь — есть основание для оспаривания. Более того, это касается даже тех случаев, когда платёж вносил не сам должник, а поручитель. Чувствуете, где есть пространство для креатива?

Очередность платежа. В рамках процедуры банкротства есть строгая очередность распределения конкурсной массы. При этом даже в рамках одной очереди должна быть определенная последовательность погашения. Если в течение 6 месяцев до банкротства должник внес оплату по кредиту, взятому в 2018 году, при этом проигнорировал обязательство, оформленное ещё 2016 году, такая несправедливость может служить основанием для оспаривания сделки. Некоторые суды соглашаются, что оплата более нового кредита и просрочка по старому обязательству ущемляет права последнего кредитора.

Размер платежа. Согласно закону вопросов не должно возникать к платежам, которые поступают строго в установленном договором размере. Если же должник досрочно погашает кредит, резонно возникает вопрос: «А почему на одного кредитора есть дополнительные средства, а на другого нет ничего?». Более того, на практике я вижу, что большинство банков не включаются в реестр кредиторов на сумму оспоренного платежа. Банки просто предпочитают не заморачиваться или же забывают. С юриками это реже срабатывает, а вот с физиками чуть ли не в 99 случаев из 100.

Дата платежа. Ряд судов признает сделку с предпочтением, только если кредит гасится ранее установленного срока. Условно, если до следующего платежа было 25 дней, а уже был новый платеж, на лицо очередное ущемление прав остальных кредиторов.

Осведомленность кредитора. В наше время кредитные организации сами регулярно мониторят своих клиентов через все открытые (и не очень) источники. ЕФРСБ, Бюро кредитных историй, банк данных исполнительных производств и т.д. Происходит это как с потенциальными заемщиками, так и с уже действующими клиентами. Актуальная информация помогает лучше формировать портрет своего клиента, чтобы своевременно предложить ему новые продукты или наоборот — успеть принять меры, чтобы взыскать долг. Учитывая объемы данных, с которыми работают кредитные организации, у АУ есть масса способов, чтобы доказать осведомленность банка о положении должника.

Выводы

1. Есть возможность оспорить платеж по кредиту, внесенный за 6 месяцев до введения процедуры банкротства.
2. По оспариванию сделок с предпочтением у судов нет единого мнения.
3. Иногда суды отказывают в оспаривании сделок, признавая даже платежи физ. лиц по кредитам обычной хозяйственной деятельностью.
4. Помочь оспорить платеж может дата и сумма платежа, нарушение очередности погашения, а также доказательство осведомленности банка о положении должника.
5. Оспаривание сделок — это не линейный процесс с понятным исходом, поэтому квалификация юристов решает всё. Вменяемых, с адекватным опытом и релевантной специализацией вы можете найти здесь.
Как мы списали 2 ярда с уголовкой за мошенничество

Опубликовано: Ноябрь 7, 2019 в 9:30 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А40 — 201299/2018
На кону: 2 миллиарда
Начало проекта: сентябрь 2018
Внедрение: 12 месяцев
Сложность: не без нее
Трудозатраты: более 200 н/часов
Темп: бодрый
Результат: списано 2 ярда
Стоимость: семизначная сумма, в рублях

Компания «Рассвет» занималась продажей электронной техники. В начале нулевых ее размах был сопоставим с небезызвестными «…дорадо», «…сила» и «…видео». Сеть быстро приглянулась конкурентам и инвесторам.

Дальше было много разных событий, в которых участвовали и уполномоченные президента, и владельцы крупнейших банковских структур, и высокие руководители силовых структур, и другие весьма интересные люди. Все достаточно подробно освещалось в СМИ, и сейчас нет смысла повторяться. Если будет желание, вы легко найдете всю информацию по фамилиям из судебных актов. Яндекс вам в помощь!

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Нас интересует лишь концовка этой истории: по итогу рейдерского конфликта Сергей не просто лишился своего бизнеса. Еще ему навесили 9 лет лишения свободы за мошенничество с банковским кредитом в размере 40 млн долларов, полученным от банка «Греческая буква». Эти деньги брало юр. лицо на операционную деятельность, а владелец бизнеса выступал поручителем. Понятно, что разорванная на куски и перепроданная компания кредит платить не смогла. Поручительство было просужено и долг повис на бывшем собственнике, к этому моменту отбывающем срок в местах лишения свободы.

Освободившись по УДО Сергей озаботился списанием 2 млрд личных долгов, которые никак не способствовали полноценной жизни. Поскольку мы не бегаем за всеми зайцами, а выбрали специализацию, в которой гордо носим звание «профи», об «Игумнов Групп» будущий клиент узнал из лучшего источника — сарафанного радио «Довольные клиенты». После беседы с Сергеем вот какая нарисовалась перспектива:

Плюсы
Честность
Клиент сразу раскрыл нам карты и рассказал об уголовном деле и своем имущественном положении. У нас была возможность просчитать все риски до того, как мы ввязались в проект.

Работа «с нуля»
Дело было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную работу со старта. Без переделок и исправления чужих ошибок.

Один ответственный за результат
Клиент не планировал проводить многочисленные совещания и обсуждения. Нам изначально отдали проект на полном доверии и, как потом выяснится, практически без контроля за его ходом. Это сэкономило нам уйму сил и времени, которые часто тратятся на переубеждение инхаус-специалистов, далеких от банкротной темы.

Задача
Все, что касается банкротства —это наш профиль, а значит, мы знаем, как его готовить и с чем подавать. Если бы не «минусы проекта», мы бы отнесли задачи клиента к типовым. Такие мы решаем постоянно, потому не считаем нужным упоминать подобные кейсы в блоге.
Минусы
Уголовное дело
Долги, возникшие в результате совершения преступления через банкротство физлица, не списываются. На это есть прямое указание закона: п.4-6, ст.213.28 ФЗ «О банкротстве». И в этом мы видели основную проблему.

Мощный кредитор
«Греческая буква» один из крупнейших банков страны, поэтому надо ожидать серьезного сопротивления.

Личность клиента
В подобных проектах известность клиента и его бизнеса скорее минус, чем плюс. Большая публичность может создать предвзятое отношение к делу.

Сумма долга
2 ярда — это не 500 тыс. рублей займа. Такая сумма на 100% гарантировала пристальное внимание судейского аппарата. «На шару» тут не проскочишь.

Наличие имущества
Клиент располагал «бумажным» имуществом, арестованным еще в рамках уголовного дела. Его необходимо будет реализовывать на торгах. В целом, для решения поставленных задач это не критично. Просто увеличит издержки клиента и время на проведение банкротной процедуры.

Анализ ситуации

Работу по проекту мы начали со стандартной процедуры — анализа исходной ситуации и выработки стратегии. Из имущества у Сергея была только доля в квартире, которая выступала единственным жильем. Ни постоянного дохода, ни счетов в банке у него не было. При этом на бумаге за Сергеем числились 2 автомобиля, которые по факту уже давно отсутствовали. Это осложняло ситуацию, ведь, по сути, на публичных торгах нужно продать имущество, которого нет.

Но это полбеды. По закону долги, возникшие в результате совершенного преступления, не могут быть списаны в рамках процедуры банкротства. Значит, нам надо разобраться, как уголовное дело связано с имеющимся долгом. Вот здесь пришлось немного покопаться.

После изучения документов мы установили, что долг Сергея формально вытекает из договора поручительства. Он как физ. лицо и директор фирмы поручился за юр. лицо «Рассвет». И это хорошо. Долги по поручительству списываются легко и непринужденно — об этом мы говорили вот в этой статье.

Иск о взыскании убытков по итогам уголовного дела Сергею тоже не предъявлялся. И это тоже хорошо! Потому что убытки (так же, как и субсидиарка) в процедуре банкротства не списываются.

Оставалось продумать возможные контрдоводы будущих оппонентов. А они были логичны и предсказуемы:

  1. Иск о взыскании убытков не подавался лишь потому, что кредитор выбрал защиту своих прав через предъявление требования по договору поручительства. Подача иска об убытках в таком случае привела бы к двойному взысканию денежной суммы, что в рамках действующего законодательства не допускается.
  2. Требования к поручителю по факту возникли в связи с тем, что не исполнялся основной договор займа. Если бы этот договор от имени «Рассвета» заключал кто-то другой, а не Сергей, не было бы вопросов! Но договор займа заключал наш клиент, будучи ген.директором и бенефициаром бизнеса. И затем он был осужден за получение кредита с формулировкой «за мошеннические действия». И вот уже вырисовывается совершенно другая логическая цепочка! Получается, что долги Поручителя как физического лица были созданы в результате совершения этим же лицом преступления в ходе получения кредита на юридическое лицо.

Внести конкретику в ситуацию должны материалы уголовного дела. Но в приговоре картина для нашего клиента вырисовывалась плохая от слова «очень». Условно там было сказано, что Сергей совершил преступление, обманом получил кредит, а пострадавшей стороной выступает банк «Греческая буква» — главный кредитор. Т.е. наш клиент в качестве гендира берет займ, подкрепляет все это своим поручительством, а потом привлекается к уголовке за преступные действия.

Уже на этапе анализа стало понятно, что у нас пограничная ситуация, в которой одни и те же события можно трактовать по-разному. Вопрос: какую позицию мы сможем донести до суда.

Поскольку одни и те же обстоятельства дела можно трактовать двояко, у нас не было 100% гарантии, что нам удастся списать долг. Более того, судебная практика, которую мы проанализировали по аналогичным кейсам, складывалась не в нашу пользу. Нас обнадеживал только тот факт, что в РФ не прецедентное право, а значит, мы можем рисковать и пробовать вывернуть ситуацию в свою пользу.

Окончив анализ, мы договорились о встрече с клиентом. Мы честно рассказали, что с учетом двусмысленности уголовного дела, возможностей кредитора и суммы долга сказать, как на все это посмотрит суд, невозможно. В лучшем случае наши шансы на благополучный исход со списанием долга — 50 на 50. Это не звучит обнадеживающе, но это правда. Выбор за клиентом: готов он бороться или нет.

Сергей был удивлён нашей прямолинейности: мало кто готов выложить перед клиентом все карты и озвучить возможный риск поражения. В итоге мы начали готовиться к заседанию.

Этап банкротства

Процедура банкротства была введена в ноябре 2018 г. И на этом этапе все шло по плану. Первый положительный момент наступил, когда банк «Греческая буква» не включился в реестр кредиторов. Процедура прошла вообще без единого кредитора, которые были бы включен в реестр.

Некоторое время мы не понимали, почему «Греческая буква» игнорирует возможность участия в процессе. Сейчас большинство кредитных организаций на автомате проверяют своих клиентов через Единый Федеральный Реестр Сведений о Банкротстве (ЕФРСБ), чтобы в случае чего не проспать момент предъявления своих требований. А тут мы сами отправляем кредитору уведомления, а в ответ — тишина.

В ходе дела доброжелатели передали, что «Греческая буква» уже получила от нашего клиента «все, что им было нужно, и не планирует участвовать в процедуре». Этот момент значительно облегчал работу: кредитор фактически выбывал из игры по собственному желанию. Ещё на этапе анализа дела мы полагали, что нам предстоит битва на два фронта: с кредитором и с судом. С учетом безразличия «Греческой буквы» фактически нам предстояло работать только с судебной машиной.

Итак, все рутинные банкротные мероприятия проведены, подошло время завершать процедуру. Мы подаем ходатайство о списании всех имеющихся долгов, в том числе тех, которые не были включены в реестр требований кредиторов.

Судебное заседание №1

Судья сразу обратила внимание на 3 аспекта:
  • Сумма долга;
  • Отсутствие кредиторов;
  • Почему не реализовано имущество.

Мы решили не усложнять и емко расставили все по полочкам: сумма долга вытекает из договора поручительства, кредиторы не явились, несмотря не уведомления, имущество не реализовано, потому что нет требований кредиторов, а значит, некому выплачивать деньги в случае реализации.

Судья не верила глазам и все проконтролировала: отправлены ли уведомления, размещены ли публикации в СМИ, точно ли канцелярия ничего не перепутала…

Несмотря на то, что с нашей стороны все было по-пацански четко, судья отложила заседание и, более того, потребовала, чтобы «Греческая буква» представила свою позицию по вопросу завершения банкротной процедуры, и сказала помощнику, чтоб направил определение об этом в их адрес.

Судебное заседание №2

На второе заседание «Греческая буква» тоже не явилась. Несмотря на все старания, кредитор продолжал упорно игнорировать процедуру. Ни документов, ни представителя… Нонсенс для дел с банковским участием!

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам судебные акты по этому делу:


Тогда судья стала копать глубже: «2 млрд висит, кредитор за них не борется —странное дельце у вас, товарищи». Понятно, что на этой почве наше ходатайство о списании долга судья восприняла крайне негативно. Во время заседания нам прямым текстом сказали, что все эти обстоятельства выглядят очень подозрительно и суд хочет разобраться в этом деле. Судья отложила судебное заседание и обязала нас представить приговор по уголовному делу и справку о погашенной судимости. Наши попытки «замолчать» эти документы провалились.

Судебное заседание №3

Мы понимали, что, если просто отдадим судье приговор в том виде, в котором он есть, исход будет плачевным. Поэтому мы подготовили развернутые пояснения с учетом той информации, которая всплывет из представленных документов. И в самом приговоре, который составлял более 180 страниц, стикерами промаркировали ключевые моменты, свидетельствующие в пользу нашей позиции.

А еще мы понимали, что судья хочет понять всю историю вопроса. А вернее, возможные риски для своей карьеры в случае вынесения того или иного решения. И мы предоставили эту возможность. В ходе судебного заседания мы неформально рассказали всю историю: как Сергей был собственником крутого бизнеса и как этот бизнес был утерян в результате рейдерского захвата. И про первого следователя рассказали, того самого, которого поймали на взятке в 3 млн долларов. И про второго, который довел дело до конца, до реального срока. И даже рассказали, что из неофициальных источников доподлинно знаем, что «Греческая буква» участвовать в процедуре не хочет и не будет: ей это буквально неинтересно.

Судя по тому, что нас слушали внимательно, не прервали и ни разу не перебили — хотя вся рассказанное нами было из разряда слухов и, по большому счету, даже не относилось к существу рассматриваемого вопроса — информация нашла своего адресата. Но какие выводы из нее сделаны — нам оставалось лишь догадываться.

После того, как картинка по уголовному делу была прояснена, судья углубилась в анализ действий Сергея в ходе банкротного дела: уклонялся ли должник от своих обязательств, всю ли информацию нам предоставлял и была ли информация достоверной. В общем, уточняла все нюансы, которые могли показать недобросовестность нашего клиента, а значит, привели бы к отказу в списании долгов.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам основания для отказа в списании долгов гражданина по итогам процедуры банкротства:


Это стандартные вопросы для банкротных дел, и нам нечего было скрывать. Сергей с самого начала откровенно сообщил нам все нюансы своего прошлого, а также предоставил полную и достоверную информацию о своем материальном положении. В защиту позиции о списании долгов мы настаивали на своем судебном опыте, в том числе попытались приобщить судебную практику, которую мы нашли с некоторой натяжкой, в пользу нашей ситуации. Но судья тут же ознакомилась с судебными актами, после чего отрезала, мол, ребята, это не ваш случай, не надо мне тут под дурачка всякую макулатуру подсовывать.

После этого судья взяла паузу и объявила перерыв на неделю. Это могло значить только то, что финишная прямая не за горами, вопрос только как мы её пересечем: на щите или со щитом.

Судебное заседание №4

В заключительном судебном заседании, суд снова уточнил нашу позицию по поводу списания долга. И мы снова разжевали каждую строчку уголовного дела, объяснили причину долга и провели водораздел между займом, который получало юридическое лицо, и поручительством, которое было связано с физическим лицом.

Но было видно, что мнение судьи уже сформировано и процедура отрабатывается лишь формально. Через 10 минут суд удалился для вынесения решения. И потянулось вязкое ожидание.

В такие минуты я начинаю внутренний диалог со Вселенной и трансерфю, чтобы все получилось. Это единственное, что мне остается делать, сидя в тихом и почти пустом зале.

Не знаю, что сработало в этот раз: наш доводы и аргументы или трансерфинг, но мы победили! Судья объявила о завершении банкротства и о списании долгов. Ура!

Итоги

Обычно самое главное в банкротстве — доказать, что у должника действительно тяжелое финансовое положение, он не может исполнить требования кредиторов (при этом у него не было умысла не возвращать деньги).

В этом же деле нам нужно было отделить зерна от плевел, а точнее — уголовное дело от текущей процедуры банкротства. Благо в этот раз правосудие не подвело, и с заседания мы вышли с +1 свободным от долгов гражданином, у которого жизнь началась с полноценно белого листа.

Что еще нас порадовало, так это то, что мы получили окончательное решение и закрыли вопрос навсегда. Так как никто не включился в реестр требований кредиторов, то и некому обжаловать вынесенный судебный акт. Вот такой приятный бонус за несколько месяцев терпения и скрупулезной работы!

Выводы

1. Юрист — как врач: чем подробнее вы опишите симптомы, тем точнее вам поставят диагноз. Предельная честность — залог успеха.
2. Юристы могут лишь сказать вам о перспективах дела, но бороться или сдаться на старте — решение только за вами.
3. У нас не прецедентное право. Любые неясности в законодательстве можно трактовать в свою пользу.
4. Уголовное дело — не приговор для списания долгов в рамках банкротства, если вы в руках профессионалов.
Защита личных активов: производственный кооператив

Опубликовано: Октябрь 31, 2019 в 2:41 пп

Категории: Без рубрики

Если владелец бизнеса задумывается, где разместить свои личные активы, чтобы и прибыль получать, и от кредиторов с приставами уберечь, первое, что нам приходит на ум — производственный кооператив (ПК).

В ПК можно формировать специальный неделимый фонд, на который не может быть обращено взыскание по личным долгам участников. Это значит, что в рамках процедуры банкротства или привлечения к субсидиарной ответственности, имущество, размещенное в неделимом фонде ПК, останется неприкосновенным. При этом у данного способа есть свои плюсы и минусы.

В статье мы разберем ПК именно с точки зрения защиты личных активов. Если вы рассматриваете производственный кооператив в качестве формы юр. лица для ведения бизнеса, ряд советов может вам не подойти — мы сделали пометки в тексте.

Что это такое?

Производственный кооператив (ПК) или артель — это юр.лицо, представляющее собой добровольное объединение граждан для ведения совместной деятельности. В законе практически нет ограничений по виду деятельности для ПК, но в некоторых случаях требуется лицензия.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

В ПК могут участвовать физ. лица старше 16 лет, иностранные граждане, лица без гражданства и юридические лица. Более того, можно реорганизовать действующее ООО в ПК.

Как формируется

Для формирования кооператива нужно не менее 5 участников. При этом нельзя просто вступить в кооператив и ничего не делать. Каждый участник вносит в ПК материальный взнос (пай), а также можно привносить личный трудовой вклад, т.е. работать. Если вы не планируете вносить трудовой вклад, нужно будет внести дополнительный пай. Минимальный размер пая устанавливается уставом кооператива.

Представим, что Маша, Катя, Петя, Ваня и Федя решили сформировать ПК “Солнышко”. У Маши, Кати и Феди есть по квартире и машине, у Насти есть 2 квартиры, 2 машины и целый небоскреб, а у Вани из имущества только ноутбук. Вне зависимости от внесенного пая, каждый из них будет иметь 1 голос на общем собрании участников. Это значит, что если Ваня вложит в “Солнышко” ноутбук, а Настя — машину, квартиру и небоскреб, все равно у каждого из них будет ровно 1 голос на общем собрании участников.

Прибыль участников распределяется в зависимости от объема вложений: чем больше участник вкладывает, тем больше он получает. Например, Настя будет получать больше Вани, который вложил только ноутбук. Если дела у самого ПК пойдут не очень, кто больше вложил, тот больше рискует, а значит под угрозой окажутся вложенные Настей машина, квартира и небоскреб. По долгам кооператива участники несут субсидиарную ответственность. Именно, поэтому хранить в ПК свои личные активы и одновременно использовать его для активного ведения бизнеса следует с осторожностью.

Органом управления ПК является собрание членов артели. Для защиты личных активов мы рекомендуем формировать ПК только с надежными и проверенными людьми. Поскольку у участников равные права в управлении артелью и четкое распределение обязанностей, имеет смысл создать семейный кооператив. С близкими людьми гораздо проще договориться и решить разногласия, ведь семья действует в общих интересах.

Членов ПК разделяют на две группы: работающие и неработающие участники. Число неработающих, т.е. не выполняющих никаких трудовых функций, не может превышать 25% от общего числа участников. Отдельно кооператив может нанимать сотрудников, не являющихся членами кооператива — их число не может превышать 30% от общего числа участников. Учитывая, что наша задача — сберечь личные активы, а не развивать бурную деятельность, лучше не нанимать сотрудников и не сотрудничать ни с кем на аутсорсе.

Стоимость владения

Гос. пошлина за регистрацию юр. лица составляет 4000 рублей. Стоимость сопроводительных услуг: составление документов, заверение подписей, открытие расчетного счета и т.д. обычно стартует от 15 тысяч рублей. Цена может увеличиваться за счет числа участников ПК, участия иностранцев или лиц без гражданства. Но просто регистрации ПК недостаточно для качественной защиты личных активов.

Ключевым документом в ПК является устав, ведь именно он регламентирует форму внутренней организации, взаимодействие между участниками, порядок учреждения и формирования неделимого фонда, и т.д. В целом, стоимость грамотно созданного “хранителя активов” с учетом всех необходимых документов составляет 300-500 тысяч рублей. Это единовременные вложения.

Ежегодные расходы ПК приблизительно такие же как у обычной ООО-шки: сдача бух.отчетности, уплата налогов, поддержание юридического адреса в актуальном состоянии и т.д.

На что обратить внимание

У ПК, как и у любой формы юр. лица, есть свои тонкости. Чтобы артель помогла в защите личных активов важно обратить внимание на следующие моменты:

1. Неделимый фонд

Имущество ПК формируется из взносов участников кооператива, прибыли — в общем, из всех предусмотренных законом способов. Как мы писали выше, помимо паевых взносов — общего фонда ПК — участники вправе сформировать неделимый фонд, о чем должно быть подробно прописано в уставе ПК. В законе сказано, что взыскание по личным долгам члена ПК не может быть обращено на неделимый фонд. Как раз в этом фонде нужно будет разместить имущество, которое нужно защитить.

Представим, что Настя в качестве пая внесла в “Солнышко” квартиру и машину, а в неделимый фонд — небоскреб. Если приставы придут в ПК из-за ее личных долгов, они будут вправе обратить взыскание на пай, т.е. на квартиру и машину, а вот небоскреба им не видать. Исключение — если приставы пришли не по личным долгам Насти, а из-за долгов ПК “Солнышко”. Тогда небоскреб, автомобиль и квартиру будут под угрозой. Создавая ПК с целью защиты личных активов, помните об этом.

При этом изъять имущество из неделимого фонда возможно только после ликвидации ПК. Неделимый фонд это такая общая копилка: все в нее скидывают, но достать из нее что-то можно только разбив копилку. Кооператив можно ликвидировать по решению общего собрания, по истечению срока, на который он создан, либо в связи с  достижением цели создания ПК.

2. Сроки вывода имущества в ПК

А если субсидиарщика банкротят? В рамках процедуры банкротства АУ внимательно анализирует все сделки, совершенные должником за последние 3 года. Вывод личного имущества в неделимый фонд ПК за 5 минут до своего банкротства — сделка сомнительная и легко поддается оспариванию. Чтобы не попасть в такую ситуацию важно организовать ПК и разместить имущество в неделимом фонде как можно раньше. В противном случае, придется генерить схемы различной степени надежности.

3. Деятельность организации

Хоть такой практики ещё не было, но в теории ПК могут признать юр. лицом, которое создано для налоговых махинаций или сокрытия личных активов. Чтобы такой прецедент возник как можно позже и не на вашем примере, нужно придерживаться правил приличия и не перегибать палку. В частности, важно вести хоть какую-то деятельность в рамках ПК, к примеру продавать ручные изделия или наладить поставку азиатских шляп из Вьетнама. Не дайте редиторам уличить вас в номинальности создания и фиктивности работы артели.

4. Доходы участников

За свой труд участники ПК могут получать фиксированную заработную плату, но мы не рекомендуем так делать. Дело в том, что деятельность артелей регламентируется Федеральный законом “О производственных кооперативах”, а не Трудовым кодексом РФ. За счет этого ПК может избежать уплаты части взносов.
Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам выдержки из законов, регламентирующих деятельность ПК:


Хотите получать доход? Получайте дивиденды, а не зарплату. Порядок и сроки выплаты определяются на общем собрании участников ПК, после чего это закрепляется в уставе. Помните, что в виде дивидендов может выплачиваться не более 50% прибыли. Остаток уходит в резервы ПК или на нужды артели. При этом размер дивидендов между участниками распределяется исходя из размера паевого взноса: чем больше вложил, тем больше получил.

5. Трудовые отношения

Поскольку деятельность ПК регламентируется ФЗ “О производственных кооперативах” и его внутренними локальными документами, у артели есть возможность не платить некоторые страховые взносы. Для этого важно, чтобы в учредительных документах были минимальные отсылки к Трудовому кодексу.

Избегайте формулировок, свойственных для трудовых отношений: штатное расписание, должностные инструкции, доход, приказ о назначении на должность и т.д. Если вдруг налоговая нагрянет с проверкой, любые формулировки, которые отсылают к ТК, могут стать основанием для взыскания с “Солнышка” недоимки. У ФНС аргумент будет простой: если есть формулировки, характеризующие трудовые отношения, значит, кто-то старательно уходит от налогов. Увы, спорить в такой ситуации будет сложно, а получить претензии налоговой к “хранителю активов” — это не совсем та цель к которой вы стремились, верно?

6. Выход из ПК

Участник ПК вправе продать свою долю в артели. Если Настя захочет покинуть “Солнышко”, она сможет получить компенсацию за пай, который состоял из квартиры и машины, или же выдаётся имущество, соответствующее её паю. А вот небоскреб, увы, останется в составе неделимого фонда. Только ликвидация ПК поможет вернуть небоскреб.

Также участник ПК может передать свой пай другому члену кооператива, но важно, чтобы число участников при этом не стало меньше 5. Передача пая стороннему лицу, т.е. не участнику ПК, возможно только, если это предусмотрено уставом и при этом остальные участники согласны с заменой. При этом у других членов Солнышка будет право преимущественной покупки такого пая или его части.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам определения судов с практикой о разделе неделимого фонда:


В случае смерти участника ПК, наследник может быть принят в члены артели или же наследнику будет выплачена стоимость пая умершего участника.

Достоинства и недостатки

Для наглядности мы сделали таблицу, чтобы выделить плюсы и минусы защиты личных активов через производственные кооперативы. Если ваша цель — вести активную деятельность через ПК, часть недостатков могут стать достоинствами:

Плюсы
1. По личным долгам участников не может быть обращено взыскание на неделимый фонд ПК;
2. Нет ограничений по верхнему порогу участников ПК даже на УСН;
3. Можно вести деятельность без уплаты страховых взносов;
4. Практически нет ограничений по виду деятельности.
Минусы
1. Вывести имущество из неделимого фонда можно только после ликвидации ПК;
2. Высокие расходы на создание юр. лица;
3. В случае наличия долгов у самого ПК, неделимый фонд будет под угрозой;
4. Важно наличие не менее 5 участников, иначе ПК не формируется или подлежит ликвидации;
5. Бизнес-модель, при которой все участники имеют равные права в управлении — 1 голос;
6. Неграмотный вывод имущества физического лица в неделимый фонд может быть оспорен в случае личного банкротства.

Если вы владелец бизнеса или у вашей семьи много дорогостоящих активов, именно ПК может стать выходом из ситуации. Вы и ваши близкие сможете продолжить пользоваться своим имуществом, при этом оно останется неприкосновенным, если возникнут личные долги перед кредиторами или дело дойдет до суда.

Выводы

1. На неделимый фонд ПК невозможно обратить взыскание по личным долгам участника ПК.
2. Изъять имущество из неделимого фонда возможно только в случае ликвидации артели.
3. С учетом равных прав по управлению ПК рекомендуется формировать с надежными и проверенными людьми.
4. Учредительные документы ПК должны быть оформлены максимально грамотно, в соответствии с задачей сохранить свои «плюшки».
5. Сделать надежного «хранителя активов» недостаточно. Необходимо продумать грамотный перевод в него своих активов с учетом всех возможностей законодательства, чтобы в дальнейшем эти сделки не были оспорены.
6. Решить задачи из пунктов 4 и 5 вам помогут вот эти славные ребята.
Как поручителю не платить по кредиту

Опубликовано: Октябрь 24, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Ниже мы разберем что это за фрукт такой «поручительство», как он переваривается и что сделать, чтобы не было проблем с его усвоением.

Что такое поручительство

По виду обеспечения кредиты бывает двух видов: обеспеченные и необеспеченные. Необеспеченные ― те, выплату которых гарантирует только заемщик. Для примера, ООО «Облачко» оформило оборотный кредит. В случае необеспеченного кредита, выплату долга гарантирует только ООО «Облачко».

Обеспеченные кредиты ― те, выплата которых дополнительно гарантируется имуществом или другим человеком. Кредит может быть обеспечен залогом, к примеру, недвижимостью, или транспортом, или поручительством, т.е. выплату кредита гарантирует 3-е лицо.

Договор поручительства может быть заключен в обеспечение денежных и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательств, которые возникнут в будущем. К примеру, если договор с основным заемщиком еще не подписан.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


В случае с поручительством выплату долга ООО «Облачко» может гарантировать учредитель, гендир, акционер или уборщик ― любой человек, который готов будет отвечать своим имуществом за долги организации и которого одобрил кредитор. Если «Облачко» перестанет платить по кредиту, кредитор будет требовать оплаты от поручителя ― это называется солидарной ответственностью. Обычно чем больше сумма кредита или займа, тем большее количество поручителей требует кредитор ― в таком случае каждый из них будет сопоручителем.

Что, если основной заемщик не платит

Предположим, компания «Облачко» взяла кредит в АО «Тучка». Поручителем по кредиту выступил гендир Облачка ― Иванов Иван Иванович. Облачко перестало платить, Тучки сгустились и обратились с заявлением о признании Облачка банкротом: а как иначе, платить же кто-то должен.

Если вы хотите получить выдержки из законов по теме поручительства, оставьте ниже свой e-mail:



По закону поручитель обязан начать платить, как только основной заемщик допускает нарушение. Для этого кредитору нужно направить должнику письменное требование оплатить долг.

Солидарная ответственность. И поручитель, и основной заемщик сидят в одной лодке под названием «солидарная ответственность»: если не может платить один, должен платить другой. При этом договором может быть оговорено, что поручитель несет ответственность либо за оплату только основного долга, либо также за оплату неустойки и судебных издержек по взысканию задолженности, или что он несет субсидиарную ответственность.

В отличие от солидарной ответственности, при субсидиарке поручитель должен платить только, если кредитор уже принял все меры для взыскания долга с основного заемщика, но денег не нашлось. Т.е. Тучка должна будет доказать, что пыталась взыскать долг с Облачка, к примеру, обратилась в суд и в рамках исполнительного производства приставы выяснили, что у Облачка денег нет и взять с него нечего. Только после принятия мер в отношении Облачка Тучка будет праве требовать оплаты с поручителя: Ивана Ивановича.

Кредитная история. Информация о поручительстве отображается в кредитной истории. Если Облачко не будет платить, Тучка потребует Ивана Ивановича заплатить по кредиту и передаст эту информацию в Бюро кредитных историй (БКИ). Если Иван Иванович не заплатит, это скажется на его кредитной истории. В дальнейшем у него могут быть проблемы как с получением кредитов, так и с возможностью выступать созаемщиком или поручителем по чужим обязательствам.

Права поручителя

Представим, что Тучка все-таки взыскала долг с Ивана Ивановича. Как же ему теперь вернуть свои деньги?

Взыскать долг с должника. Поручитель ― не бесправное существо. Если Иван Иванович оплатил за Облачко часть суммы или весь долг, он может в дальнейшем требовать ее с должника. Для этого нужно будет обратиться в суд с исковым заявлением о взыскании выплаченной суммы долга.

Включиться в реестр кредиторов. В процедуре банкротства, если Тучка была включена в реестр кредиторов и потом взыскала весь долг с Ивана Ивановича, И.И. будет вправе через суд потребовать включить его в реестр требований кредиторов вместо Тучки. Он же оплатил Тучке долг Облачка, значит, Облачко теперь должно денег ему.

Требовать оплаты с других поручителей. Если по долгу Облачка были сопоручители: учредитель Владимир Владимирович, водитель Степан Степанович или завхоз Петр Петрович ― Иван Иванович будет вправе требовать оплатить каждого из них в соответствии с их долей в обязательстве. При этом, если Петр Петрович оплатит часть долга в пределах своей доли, он сможет потребовать ее с должника. В общем, земля круглая, и все дороги всё равно ведут к Облачку.

Когда поручитель может не платить

Поручительство ― это обязательство, которое не так-то просто с себя сбросить. Вот что может в этом помочь:

Сроки договора. В договоре поручительства обычно указываются сроки предъявления требований по оплате, сами сроки оплаты, период действия договора и т.д. При этом формулировка формата «договор поручительства действует до момента исполнения обязательства» не может считаться сроком договора: так разъяснил Верховный суд. Это значит, что если в договоре нет четкого «заключен на 3 года» или «действует до такой-то даты», у кредитора будет 1 год, чтобы предъявить поручителю требование оплатить кредит. Если требование будет предъявлено позже указанного срока, поручитель платить не должен. В таком случае можно указать кредитору на упущенный срок для предъявления требования или позвонить в «Игумнов Групп»: мы в таких делах спецы.

Перемена лица в обязательстве. Законом предусмотрена возможность замены одного поручителя другим. Такая процедура называется переменой лиц в обязательстве.

Допустим зам. гендира Петр Петрович готов стать поручителем вместо Ивана Ивановича и в случае чего платить за Облачко. Для перемены лица в обязательстве в первую очередь нужно получить согласие кредитора ― Тучки. Если кредитор отказывается, увы, сделать это не получится. Если же Тучка согласна, дальше она должна будет проверить имущественное положение Петра Петровича: сколько у него денег, есть ли еще денежные обязательства, как он сможет платить в случае чего. Здесь кроется второй нюанс: если окажется, что у Петра Петровича финансовое положение такое же как у Ивана Ивановича или хуже, кредитор будет вправе отказать в замене поручителя. Зачем рисковать и менять шило на мыло?

В случае, если Петр Петрович подойдет под критерии, Тучка, Иван Иванович и Петр Петрович составят трехстороннее соглашение о перемене лица в обязательстве: замене одного поручителя на другого. В установленные соглашением сроки Петр Петрович станет новым поручителем, после чего обязательство с Ивана Ивановича будет снято.

Замена обеспечения. В ситуации с Облачком кредит обеспечен поручительством Ивана Ивановича. При этом мы уже говорили, что выплата долга может быть обеспечена материальными ценностями: имуществом, правами требованиями оплаты долга и т.д. В нашем случае замена одного вида обеспечения другим предполагает, что вместо Ивана Ивановича выплата долга будет обеспечена имуществом.

По этому вопросу существует неоднозначная практика: с одной стороны, суды говорят, что нельзя заменить один вид обеспечения другим, ведь они не взаимозаменяемы. С другой ― если замена обеспечения улучшает положение должника, то такая сделка возможна. В практике кредиторов-банков нередко встречаются случаи, когда кредитор согласен расторгнуть договор поручительства, если взамен предлагается более надежное обеспечение.

Если вы хотите получить практику судов по замене обеспечения, оставьте ниже свой e-mail:



Если Иван Иванович гол как сокол, при этом вместо него обеспечением может стать квартира за 100 миллионов ― такая рокировка улучшает положение должника. С Ивана Ивановича ведь взять нечего, а вот квартиру можно будет продать. При этом если в рамках банкротного дела Облачка всплывет, что замена обеспечения только ухудшила положение должника, такую сделку суд может отменить и возобновить поручительство Ивана Ивановича. К примеру, если окажется, что квартира в аварийном состоянии, на нее объявилось ещё 5 наследников и вообще красная цена ей ― 1 млн руб.

Прекращение обязательства по основному договору. Если договор основного заемщика с кредитором прекратит действие, к примеру, если Облачко:
  • выплатит долг;
  • будет ликвидировано;
  • признано банкротом;

поручительство будет прекращено. В последних двух случаях ключевую роль играют сроки, в которые кредиторы потребуют поручителя оплатить долг. Если Тучка предъявит Ивану Ивановичу требование оплатить долг до завершения процедур по реализации имущества Облачка, Ивану Ивановичу придется платить. Если требование оплатить долг будет предъявлено после ― обязательства перед Тучкой уже не будет, а значит, и поручительство будет прекращено.
Изменение условий договора. Если по какой-то причине происходит изменение начальных условий предоставления кредита, к примеру, увеличивается срок кредитования или сумма, поручитель должен быть об этом уведомлен. Обычно заключается доп. соглашение, в котором указываются новые условия. Если же Облачку увеличат кредитную линию с 10 млн руб. до 70 млн, а Иван Иванович не в курсе, в дальнейшем он будет нести ответственность только за 10 млн, т.е. за те условия, на которые он изначально согласился. Исключение ― только если в исходном договоре было прописано, что условия предоставления кредита могут меняться в период обслуживания.

Как поручителю обезопасить себя

Поскольку на практике отбиться от поручительства не так легко, нужно заранее ознакомиться со всеми способами обороны:

Этап ДО подписания договора.

Важно еще до подписания договора внимательно ознакомиться с предлагаемыми условиями и внести свои корректировки. Если вы планируете стать поручителем по договору займа, настаивайте на субсидиарной ответственности. В таком случае кредитор сможет предъявить вам требование оплатить долг только в случае, если к основному должнику уже были применены меры взыскания, но денег у него нет. Обратите внимание на сроки действия поручительства и права кредитора в одностороннем порядке менять условия договора. Так вы сможете обезопасить себя от ситуации, когда вместо изначальных 10 млн руб., вам нужно будет платить 100 млн руб.

Этап ПОСЛЕ подписания договора.

После подписания договора придется работать с тем, что есть. В зависимости от ситуации, решать вопрос можно так:

Судебное разбирательство. Если основной должник не платит, вашим оружием могут стать формальности, которые мы описали в блоке «Бакалавриат: когда поручитель может не платить». К примеру, условия договора, нарушение сроков предъявления требований, альтернативные виды обеспечения.

Банкротство физ. лица. Поручитель вправе подать заявление на банкротство как физ. лицо. В отличие от привлечения к субсидиарной ответственности в качестве КДЛ, долги по договору поручительства в рамках банкротства списываются легко. Главное ― перед подачей заявления принять меры по защите личных активов или обратиться за помощью к спецам в этой области. Если ваша задача ― снять с себя оковы поручительства, важно подавать заявление только после того, как кредитор предъявит вам требование оплаты за должника. Если подать заявление до, требование по договору поручительства не будет включено, а значит, после признания банкротом поручительство никуда не денется.

Выводы:

1. Поручительство проще предотвратить, чем потом от него избавиться;
2. Если вы все-таки решили влезть в эту кабалу, вникайте в детали и подписывайте документы на своих условиях;
3. Если же все пошло не по плану, нужно быть готовым к затяжным судам или даже личному банкротству.
4. Банкротство придумали не для того, чтобы списывать долги. Процедура нужна, чтобы кредиторы могли находить имущество должника и продавать его на торгах. Нужно быть готовым к такому сценарию. «Игумнов Групп» вам в помощь.
Раздел имущества супругов при банкротстве

Опубликовано: Октябрь 17, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Сегодня поговорим о том, как финансовый управляющий (ФУ) обращает взыскание на имущество женатого/замужнего должника, чем это оборачивается и есть ли спасение в детях. Наиболее распространенные случаи рассмотрим на примере четырех семейных пар. Для чистоты эксперимента мы будем считать, что имущества должника в любом случае будет недостаточно для погашения всех долгов. В таких случаях ФУ работает проворней, кредиторы голоднее, а у должника задача максимально сберечь хотя бы то, что есть.

Если у вас останутся вопросы после нашей статьи или будут ситуации, которые мы не разобрали, оставьте свой e-mail ниже:


Раз в месяц разбираем одно обращение читателя и высылаем ответ на электронную почту. Только для подписчиков.

Итак, знакомьтесь:

Ситуация 1: квартира в ипотеке

У семьи Ивана две квартиры. Однушка оформлена целиком на Ивана, двушка куплена в ипотеку и оформлена в долях на обоих супругов. Обе квартиры приобретались в период брака и являются совместно нажитым имуществом. Иван подает заявление на банкротство.

Что может быть
Увы, с ипотечной квартирой придется расстаться: банк будет вынужден подать заявление на участие в деле о банкротстве Ивана. После чего включится механизм, предусмотренный Законом о банкротстве: залоговое имущество оценивается и выставляется на торги. Вырученные от продажи деньги идут на погашение долга перед залогодержателем, а затем на требования всех оставшихся кредиторов. Если после этого остаются еще какие-то деньги, их может забрать супруга должника.

Квартиру не удастся сохранить, даже если в ней будут прописаны несовершеннолетние дети. Из квартиры выселят буквально всех: взрослых, детей, стариков, инвалидов, кота. Это произойдет и в том случае, если ипотечная квартира ― единственное жилье.

Почему так
В законе об ипотеке написано строго: раз это залог, значит ― не ваше, будьте добры возвращать. При этом, если в рамках обычного исполнительного производства другие собственники имеют приоритетное право выкупа доли должника в квартире, то в рамках комбо «банкротство+ипотека» это правило не работает.

Что можно сделать
Варианта два. И оба направлены на снятие залога, только разными методами.

Первый способ снятия залога мы описали вот в этой статье. Но рекомендовать его к применению мы не будем, так как он явно незаконный. Стоит почитать лишь для общего понимания возможных сценариев развития событий.

Второй мы подробно описали вот в этой статье. Здесь все законно. Данный механизм мы и советуем своим клиентам.

Проблема в том, что оба варианта надо делать сильно заранее. Если же отношения с банком испорчены просрочками, заявление на банкротство подано, а арбитражный управляющий и кредиторы уже дышат в затылок ― ничего не поделать, придется прощаться с ипотечной квартирой.

Ситуация 2:
дешевая + дорогая квартиры

У Владимира 2 квартиры. Обе покупались в браке, но оформлялись на супругу. В итоге у семьи есть одна маленькая и дешевая однушка + большая и дорогая трешка. Владимир подает заявление на банкротство.

Что может быть
Формально на должнике ничего нет, поэтому финансовому управляющему сначала надо найти квартиры. Эта задача решается в два хода:

  1. Управляющий подает запрос в ЗАГС. Из ответа узнает, когда должник женился. И развелся (если это случилось). И данные супруги.
  2. Запрашивает из госорганов информацию о движимом и недвижимом имуществе супруги, купленном в период брака, и включает его в конкурсную массу. Если супруга с этим не согласна, она долго и нудно доказывает в суде необходимость исключения своего имущества из конкурсной массы.

Вот таким элементарным образом в конкурсной массе Владимира появляются 2 квартиры, о которых вчера еще никто ничего не знал. Теперь нужно выделить единственное жилье для Владимира и не забыть про долю его супруги.

Здесь разворачивается второе сражение: Владимир хочет оставить трешку в качестве единственного жилья и при этом выделить на супругу долю в однушке в натуре. Его расчет понятен: если на продажу будет выставлена только доля в 1-комн. квартире, желающих ее купить будет немного, цена упадет, после чего ее можно будет выкупить самому, тем самым снизив финансовые потери.

У кредиторов и финансового управляющего цели прямо противоположные.

Что будет на практике
Единственным жильем Владимира признают однушку, а трешку выставят целиком на продажу. После ее реализации половина вырученных денег уйдет на погашение долгов перед кредиторами, а другая половина вернется супруге в качестве компенсации ее доли в квартире.

Чтобы получить Постановление Пленума ВС с разъяснениями по банкротству физ. лиц, оставьте ниже свой e-mail:


Почему так
Целую квартиру можно продать быстрее и дороже, ведь не все готовы жить по соседству с незнакомыми людьми. По этой причине управляющие предпочитают выставлять на торги квартиру целиком. И судебная практика на их стороне, т.к. супруга получает свою часть деньгами и формально ее права не нарушаются.

Еще хуже ситуация может сложиться для Владимира, если он будет зарегистрирован в третьей квартире, например, принадлежащей его родителям. В этом случае, единственным жильем могут признать родительскую квартиру по месту регистрации должника. И тогда на торги будут выставлены обе квартиры, а не только трешка.

Что можно сделать
Варианта два. Первый ― рискованнее, второй ― умнее.

  1. Владимир вправе написать заявление в суд с просьбой оставить ему более дорогую квартиру: да, так можно. Но для этого нужны веские основания, к примеру более дешевая квартира находится в аварийном состоянии и не пригодна для жилья или в ней проживает слишком много людей. Также роль может сыграть место прописки, так что лучше ещё до подачи заявления прописаться в квартире, которую хочется оставить себе ― как говорится, лишним не будет. Все это можно делать, но гарантий успеха не ждите: если с квартирой всё в порядке и количество людей на квадратный метр не зашкаливает, сохранить её вряд ли удастся.
  2. Супруга может исключить обе квартиры из конкурсной массы, если докажет, что они принадлежат исключительно ей (хоть и приобретались в браке). Оформляется это обычно брачным договором или соглашением о разделе имущества. Но надо помнить, что подобные документы оспариваются как обычная сделка: в течение 3 лет с момента их совершения. Минимизировать подобные риски могут спецы, одинаково хорошо разбирающиеся как в семейном праве, так и в оспаривании сделок, совершенных в предбанкротный период. Подобных профи вы можете найти здесь.

Ситуация 3:
квартира на детей с маткапиталом

У Василия есть старая однушка, доставшаяся от бабушки и ещё ¼ доли в большой 3-комн. квартире. Остальные доли принадлежат супруге и двум несовершеннолетним детям. Василий подает заявление на банкротство.

Что может быть
Здесь задача финансового управляющего №1 ― определить что стоит дороже: однушка или доля в трешке. Этот вопрос элементарно закрывается путем проведения рыночной оценки. Предположим, что по итогу оценки ¼ доля в трешке вышла дороже, чем вся однушка целиком.

В этом случае арбитражный управляющий обратит взыскание именно на долю. При этом продаваться будет только доля должника, а не вся квартира. После продажи доли, у Василия останется однушка как единственное жилье.

Почему так
Как и в предыдущих случаях, что дороже, то и забирают.

А почему в ситуации №2 мы продавали квартиру целиком и 50% денег возвращали супруге, а сейчас продаем только долю? Потому что предыдущий вариант действий предусмотрен только для совместно нажитого имущества. А дети не являются лицами, которые наживают имущество автоматически, как только его оформляет на себя кто-то из родителей. Они являются самостоятельными лицами в этом обороте денег и активов и вне зависимости от того, покупали они свою долю с использованием мат. капитала или на «свои» деньги, их права не должны затрагиваться банкротством должника.

Кстати, если бы трешка у Василия была куплена в ипотеку, то квартира продавалась бы целиком. При чем все деньги ушли бы на погашение долгов перед кредиторами БЕЗ компенсации детям и супруге. «А как же мат. капитал?» ― спросите вы. А с мат. капиталом ситуация следующая: его выплата носит целевой характер, поэтому выдача этих денег из конкурсной массы детям не совсем законна. Точнее сказать, это совсем не законно, поскольку носит характера обнала. Это во-первых.

А во-вторых, здесь идет аналогия с образованием: например, вы использовали мат. капитал на обучение детей. Но если их в процессе отчислили, денег вам никто не вернет. Аналогично это работает и с недвижимостью: если Василий использовал мат. капитал для покупки квартиры в ипотеку и затем прогорел, вложенный мат.капитал никто возвращать ему не будет.

Что можно сделать.
Варианта, как вы догадались, два.

Первый: требовать права приоритетного выкупа доли Должника. Подходит для случаев, когда чужих людей в квартиру пускать не хочется, а делать что-то умное уже поздно.

В случае, когда продается доля в квартире, у остальных собственников есть право преимущественной покупки. Только после того, как они откажутся, доля должника выставляется на публичные торги.

При этом ФУ порой забывают о правах остальных собственников, поэтому важно об этом напомнить. В ситуации Василия супруга будет вправе потребовать для начала дать ей возможность выкупить долю супруга. Отстоять это право она может как для себя, так и в качестве законного представителя двух несовершеннолетних детей. Если у нее не найдется денег, тогда доля должника будет продаваться с публичных торгов.

Второй: от малознакомых людей мы краем уха слышали о таких методах защиты долей, как, например, их продажа с одновременным заведением в залог. Но вам, конечно же, такие незаконные методы мы рекомендовать не будем. Напомним только, что если подобные сделки делать не очень грамотно, то результатов это не даст. Пример того, как слетают подобные схематозы, вы можете почитать здесь.

Ситуация №4: автомобили

У Саши и Кати еще нет квартир, зато есть 3 автомобиля ― ну вот нравятся ребятам тачки. Все 3 были куплены в браке за собственные деньги, т.е. машины не в залоге. Саша подает заявление на банкротство.

Что может быть
Поскольку автомобили были куплены в браке, они считаются совместно нажитым имуществом и неважно, на кого из супругов они оформлены.

В рамках процедуры банкротства финансовый управляющий сделает оценку авто и выставит их на торги. После продажи автомобилей половина вырученных денег пойдет в конкурсную массу, а остальная половина будет перечислена супруге: на эту часть кредиторы не могут претендовать.

Исключение: если авто было оформлено по договору дарения или получены в наследство. Тогда это будет считаться личной собственностью Кати: «ФУ, кыш!». Если же авто подарили Саше или он получил его в наследство, вся стоимость от реализации имущества пойдет на погашение его долгов.

Почему так
Все нажитое в браке ― общее, значит, делится пополам. В ситуации Саши и Кати, это скорее плюс, ведь половина денег с продажи всё же останется в семье.

Что можно сделать
Если Саша хочет оставить одну машину себе, он может договориться, чтобы кто-то из родных или знакомых выкупил автомобиль на первом этапе торгов. Если покупателем будет близкий человек, по сумме и срокам можно будет ещё и договориться. В день, когда начнутся торги, покупатель выкупает автомобиль и затем передает его Саше, к примеру, по договору безвозмездного пользования. После завершения процедуры банкротства и списания долгов Саша сможет полноценно оформить автомобиль на себя.

Ещё вариант спасти хотя бы одну машину ― это доказать, что она нужна должнику для работы и влияет на его доход. К примеру, Саша работает водителем. В таком случае ему останется автомобиль, у которого по итогу оценки была самая низкая стоимость.

Как вариант: прибегать к старым и добрым методом защиты личных активов. Но с автомобилями есть свои нюансы в банкротстве. Если подобный вывод активов потом будет расценен как недобросовестный, то суд откажет в списании долгов по итогам процедуры. И получится, что вся работа была проделана зря: и автомобили потеряете, и долги не спишут.

Выводы

1. Примите меры заранее, чтобы сохранить ипотечную квартиру при банкротстве;
2. Если ипотечная квартира находится в совместной собственности супругов, продавать ее будут целиком, а не по долям ― это закон;
3. У банкротящегося физика есть возможность предложить суду, какое именно имущество оставить в качестве единственного жилья. Услышат его или нет ― другой вопрос.
4. В случае продажи доли должника в не ипотечном имуществе, у остальных собственников есть приоритетное право выкупа этой доли;
5. Чем раньше озаботиться спасением личного имущества, тем больше шансов реализовать план без потерь. Главное: сначала приходить в «Игумнов Групп»,  а потом ― делать. Но не наоборот.
Как мы защитили бухгалтера от субсидиарки в 1,8 млрд руб.

Опубликовано: Октябрь 10, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А81-5638/2015
На кону: 1,8 млрд руб.
Начало проекта: сентябрь 2018
Внедрение: 10 месяцев
Сложность: видели сколько на кону?!
Трудозатраты: 360 н/часов
Темп: вдумчивый
Результат: Суд выигран
Стоимость: Семизначная сумма, в рублях

АО «Уренгоймонтажпромстрой» ― самая крупная строительная компания Ямало-Ненецкого автономного округа. Один из основных собственников компании ― юридическое лицо с еще более сложным названием. Чтобы не сломать язык, давайте «Уренгоймонтажпромстрой» звать просто Должник, а владельца 25% акций ― Акционер.

Ирине повезло. Она работала в офисе. Должность ген. директора Акционера она совмещала с позицией топ-менеджера в Должнике.

Дела у Уренгоймонтажпромстроя шли отлично. По итогам суперприбыльного года и в преддверии нового крупного контракта акционерами было принято решение о выплате дивидендов в размере 327 млн. Сказано ― сделано. Деньги списываются со счетов. Но контракт не выстрелил. Кассовый разрыв. И в 2015 году Должник ушел в банкротство.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

В процедуре арбитражный управляющий оспорил сделку по выплате дивидендов. При этом суд прописал в судебном акте условное: «Ребят, из-за этих ваших дивидендов Должника и засосало в банкротство. Это не дело, кто-то должен за это ответить».

Кто-то ― это 11 человек. И один их них ― наш будущий клиент, Ирина.

В частности, конкурсный управляющий (КУ) вменял ей два внушительных основания для привлечения к субсидиарке:
  • По его мнению, Ирина лишь де-юре исполняла обязанности директора по финансам. По факту она была главным бухгалтером, формировала отчетность и подписывала соответствующие документы. И именно искажение этих документов сделало невозможным розыск и реализацию товарно-материальных ценностей Должника. Что и нанесло ущерб кредиторам.
  • Как представитель мажоритарного Акционера, Ирина приняла решение о выплате дивидендов, которое в итоге привело Должника к банкротству.

Не каждому в жизни предоставляется шанс получить судебный иск на 1,8 млрд. В такой волнительный момент Ирина сделала типичную ошибку наемного топ-менеджера. Она обратилась за помощью к бенефициарам бизнеса. А как иначе? Это же своя команда. Годы плечом к плечу. У них связи. Деньги. И лучшие во вселенной адвокаты.

Адвокаты действительно были отличными. И хорошо понимали, кто их кормит. И чьи интересы в приоритете.

Отзыв, поданный в суд от имени Ирины, почему-то подтверждал предположение арбитражного управляющего о том, что она исполняла обязанности главного бухгалтера. И содержал много оправданий и сумбурных доводов о своей невиновности на этой должности. Ирине оставалось только выйти в судебный процесс со словами «Не виноватая я! Он сам ко мне пришёл!!!» и она бы сорвала аплодисменты оппонентов.

Но что-то пошло не так. Ирина почувствовала неладное и обратилась в «Игумнов Групп».

Выбор нашей компании был для Ирины результатом тяжелых сомнений: обычные ребята без упоминания в рейтингах, без офиса в Москва-Сити, без костюмов от Бриони. Никак не облегчали проблему выбора ни сайт с детскими лицами, ни тексты с матом, ни лысая голова генерального директора. Но опыт подсказывал топ-менеджеру, что главное ― это результаты. А результатов у «Игумнов Групп» было завались.

Плюсы
1. Первая инстанция
Большая площадка для маневра и возможности представления доказательств в пользу клиента.

2. Опыт
Мы специализируемся на субсидиарке и умеем читать законы впрямую, поперек и со всеми междустрочиями.

3. Один клиент
Нам не было необходимости согласовывать позицию с другими участниками дела. Мы не боялись забыть или не учесть чьи-либо интересы.
Минусы
1. Должность ― раз
Наш клиент занимала руководящую должность в Должнике и, в теории, могла влиять на финансовые дела организации.

2. Должность ― два
Ещё числилась директором мажоритарного Акционера. Как раз сделка по выплатам этому акционеру была признана неправомерной и причинившей ущерб кредиторам.

3. Опытные оппоненты
Конкурсный управляющий все делал грамотно и продуманно. Но больше всего нас напрягало его нежелание заблаговременно предоставлять документы. Из-за чего мы постоянно были на стреме и контролировали каждый чих.

4. Удаленность
Мы в Москве + клиент в Салехарде = задержки с получением документов, перелеты. Необходимо задействовать подрядчиков и четко отслеживать материалы дела.

5. Наличие отзыва по делу
С подачи первоначальных юристов, клиент как бы уже призналась, что была главбухом компании. Не самая лучшая отправная точка в деле.

6. Доказательства
В обоснование своей позиции АУ представил в суд огромную пачку документов, заверенных подписью Ирины напротив должности «Главбух».

7. Непомерные дивиденды
Суд признал сделку о выплате дивидендов недействительной и прописал, что именно эта сделка привела компанию к банкротству. Судебный акт вступил в законную силу и установленные им обстоятельства имели преюдициальное значение в нашем деле.

Как мы выстроили защиту

После ознакомления с делом мы занялись подготовкой правовой позиции и поступательно разобрали претензии КУ. Оснований для привлечения нашего клиента было два.

Основание номер раз: выплата дивидендов, причинившая ущерб кредиторам.

Это основание ― меньшее из зол, и по нему у нас было сразу 2 туза в рукаве:

  1. На момент совершения сделки по выплате дивидендов наш клиент ещё не являлась гендиром Акционера: на эту должность она была назначена позже. Раз не она была гендиром, значит, она не могла участвовать в собрании акционеров, который как раз и одобрил сделку по выплате дивидендов. Это подтверждалось пачкой документов: как приказом о назначении на должность гендиректора Акционера, так и доказательствами нахождения Ирины в другом городе в день проведения собрания. 
  2. Мы подняли устав Акционера, из которого увидели, что даже если бы Ирина была гендиректором (а она на тот момент им не была), который якобы мог давать указания Должнику, на самом деле Акционер подчинялся совету директоров Должника.Схема так была такая: Акционер владел 25% акций Должника, в свою очередь Должник был собственником 100% долей в ООО «Акционер». Получалось, что гендир Акционера давал только те указания Должнику, которые получал от совета директоров Должника. Вот такая интересная закольцовочка!

Поскольку на момент принятия решения о выплате дивидендов Ирина в собрании акционеров не участвовала и решения не подписывала, то и привлечь её по этому основанию было невозможно. Тут все было просто.

Основание номер два: наш клиент = главный бухгалтер

Со вторым основанием было гораздо сложнее. Дело в том, что АУ представил кипу документов, в которой напротив графы «Главный бухгалтер» стояли подпись и ФИО нашего клиента. С такой позицией трудно отрицать, что Ирина никак не участвовала в финансовой деятельности организации. Да еще и этот отзыв на заявление, в котором наш клиент говорит: «Да, я главбух, но не виноватая я».

Тогда мы решили зайти с другой стороны и бить в формальности и нормы закона.

В свое время (7-8 лет назад) у нас была практика трудового права. Как это ни смешно звучит для компании, специализирующейся сейчас на банкротстве, но среди клиентов у нас были Самсунг Сервис, Шнейдер Электрик и Харибо. И сейчас знания по трудовому праву нам снова пригодились.

Например, в трудовом кодексе четко прописано, каким образом осуществляется перевод сотрудника на новую должность. В частности, сотрудник обязан подписать доп. соглашение к трудовому договору. Соответствующая запись должна быть внесена в трудовую книжку.

Но согласно записи в трудовой книжке, наш клиент занимал должность директора по финансам. Нотариально заверенная копия документа была приобщена нами к делу. Кроме того, мы настаивали на том, что арбитражным управляющим не представлены доказательства перевода нашего клиента на должность главного бухгалтера.

Подпись Ирины на первичных и внутренних документах рядом со словами «Главный бухгалтер» тоже объяснялось просто. Наш клиент в силу своих знаний и опыта осуществлял временное исполнение обязанностей главбуха в период болезни сотрудника, назначенного на данную должность. Наша позиция подтверждалась заботливо опрошенным свидетелем и ежегодной отчетностью организации, сдаваемой в налоговую за подписью другого человека.

С такой позицией мы вышли в суд.

Битва: суд первой инстанции


Чередой пошли судебные заседания, на которых мы отстаивали позицию непричастности нашего клиента к принятым решениям Должника. Наши доводы звучали убедительно для всех, кроме АУ, который давил на наличие отзыва нашего клиента aka «чистосердечное признание» (это которое «невиноватая я») ― спасибо, товарищи адвокаты бенефициаров.

Учитывая силу нашего доказательного арсенала, мы думали, что больше сюрпризов не предвидится и нужно только выжидать ― ан нет. Откуда это взялось ― непонятно, но АУ достал приказ о назначении нашего клиента главбухом. Сказать, что мы были в шоке ― вообще ни о чем. Когда же первая волна эмоций спала, мы посмотрели на приказ под прищуром и увидели, что на нем нет подписи. Понимаете? Нет. Подписи. Нашего. Клиента. А это значит, что приказ не акцептован Ириной, т.е. она не была с ним ознакомлена, а значит, он не имеет юридической силы.

Чтобы в нашей правоте не было сомнений, мы привели третий довод ― привлечение к субсидиарной ответственности регулируется нормами материального права, а в этом случае закон обратной силы не имеет. Это значит, что законы применяются в редакциях, действовавших на момент совершения предполагаемого правонарушения. Отличия материального и процессуального права мы подробно разбираем вот в этой статье.

Даже если предположить, что наш клиент исполнял обязанности главбуха в 2013-2015 г., на тот момент субсидиарная ответственность для данной должности не была предусмотрена. Согласитесь, красиво развернули?

Оставьте свой e-mail и мы вышлем вам постановление Арбитражного суда МО, с разъяснением о течении сроков в материальном и процессуальном праве:


Несмотря на наши железные аргументы, суд не спешил выносить решение и продолжал разбираться в нюансах.

А потом взял и привлек к субсидиарной ответственности 9 человек из 11 ответчиков. Это были члены собрания акционеров, которые одобряли выплату дивидендов.

Дело нашего клиента выделили в отдельное производство. Нас такой расклад не порадовал: когда ведешь дело, в котором 9 из 11 участников привлекают к субсидиарке, перестаешь ожидать чего-либо хорошего.

Шли новые заседания, мы продолжали отстаивать позицию, что мы всё ещё в водах материального права, а значит, Ирина не может быть привлечена к ответственности, даже если бы она была главбухом ― сила обратной «силы». АУ не унимался, накаляя обстановку новыми доказательствами против нашего клиента: усыпал суд документами, нашел почтовые переписки, где якобы клиент подтверждает свою причастность к финансам должника.

Мы давили на свое: «Уважаемый АУ, напоминаем, что наш клиент не видела доп. соглашения, не ставила подпись в приказе о переводе на должность, не сдавала ежегодную отчетность (и про обратную силу не забываем)».

Ситуация 51/49. Формально мы были абсолютно правы: в материалах дела нет доказательств назначения нашего клиента на должность главного бухгалтера. Но у любого здравомыслящего человека вызвало бы вопросы такое количество документов, где наш клиент зачем-то ставит подпись за постоянно болеющего главного бухгалтера. Не добавлял оптимизма и самый первый отзыв клиента, который суд отказался исключать из материалов дела.

Ставку мы также делали на нормы материального права, которые по старой редакции не распространялись на главных бухгалтеров. Но по опыту, мы знали, что у каждого судьи своя трактовка законодательства. Поэтому беспокойство не отпускало нас до последнего.

Заключительное заседание. Совещание. Суд, взвесив все «за» и «против», соглашается с нашей позицией. Радость разливается по телу. Оппоненты в шоке. Клиент не может поверить и переспрашивает: «Что-что? Вы уверены?». Люблю такие моменты.

Битва: апелляционный суд

В апелляционной жалобе АУ продолжил давить на болевые точки: Ирина дала отзыв с признанием, Ирина подписывала отчетность, Ирина являлась гендиром Акционера.

В целом, мы были готовы к такому повороту, учитывая, как крепко вцепился в нас АУ. Но мы не были готовы, что суд апелляционной инстанции примет решение рассматривать дело нашего клиента в совокупности с ранее привлеченными к ответственности 9 членами собрания акционеров.

Суд посчитал, что нужно изучить судебный акт по их делу, чтобы лучше понять все взаимосвязи между КДЛ, и сделал перерыв.

Учитывая, что дело перешло на более высокий ранг и рассматривалось как в целом, так и по каждому участнику в отдельности, обстановка накалилась. Клиент не понимал зачем нужен перерыв, если «и так все понятно». Мы не совсем понимали, что там ищет суд и к чему нам готовиться, так как прямой корреляции с нашим делом не видели.

Плюс ситуации был только в том, что нам не нужно было суетиться и что-то корректировать. Мы по максимуму отработали в первой инстанции: всё нужное сказано, позиция разжевана, доказательства представлены. Оставалось только стоять на своем и прожимать суд на оценку доводов сторон под нужным нам углом.

И, да, он оценил. На втором судебном заседании апелляция приняла решение, что наша позиция обоснована и отказала в пересмотре дела. Прочитав постановление, АУ, видимо, и сам понял, что в этом деле ничего не светит, и далее уже ничего не обжаловал.

Оставьте свой e-mail и мы вышлем вам судебные акты по этому делу:


Итого ― 1,8 млрд с плеч и одним довольным клиентом больше.

Выводы по делу

1. Важно выбрать юристов, которые будут работать именно в ваших интересах;
2. Нормы материального права применяются на момент совершения действия, а процессуального ― на момент рассмотрения;
3. Внимательно вчитывайтесь в редакции законов на момент совершения предполагаемого нарушения и рассмотрения дела;
4. Занимаемая должность ― не приговор, главное внимательно относиться к деталям и не сеять панику.
Как не дать налоговой включиться в реестр требований кредиторов

Опубликовано: Октябрь 3, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Поиск нарушений в работе оппонентов: кредиторов, гос. служб, арбитражных управляющих ― один из способов одержать победу в суде. Мы как раз недавно писали о нарушениях арбитражных управляющих  (АУ), которые повышают вероятность выиграть дело. Сегодня расскажем о некоторых проколах налоговой и как это может помочь избежать включения ФНС в число кредиторов в процедуре банкротства.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Как работает ФНС

Федеральная налоговая служба (ФНС) ― цербер от государства, отвечающий за гос. регистрацию физических и юридических лиц и последующее поступление сборов с этих лиц в бюджет. Физики и юрики обязаны регулярно отчитываться о своей деятельности перед налоговой. Если кто-то проказничает и не платит взносы, именно ФНС ломает голову, как взыскать эти деньги = пополнить казну. Неуплаченный налог, сбор или страховой взнос называется недоимкой. Недоимку налоговая может выявлять так:

  1. ООО «Ромашка» сдала регулярную отчетность;
  2. Налоговая проверила документы и увидела, что ООО «Ромашка» не доплатила налоги;
  3. В течение 3-х месяцев налоговая направляет в ООО «Ромашка» требование в формате: «Хэй, Ромашка, ты тут не заплатила 99999999 руб. Даем тебе столько-то времени, чтобы оплатить долг, или арестуем твои счета. О, а если денег не найдем, еще и на имущество позаримся»;
  4. Если ООО «Ромашка» не выполняет требование, налоговая выносит решение о взыскании долга в бесспорном порядке, т.е. без обращения в суд ― да-да, налоговая так может.

Но это идеальный сценарий для ФНС, в реальности же нагрузка налоговой растет, а налоговых инспекторов больше не становится. По этой причине ФНС порой нарушает собственные процедуры, предписания и даже Федеральные законы ― эти проколы мы используем в нашей работе.

Как ФНС включается в реестр кредиторов

Чтобы в процедуре банкротства включиться в реестр кредиторов, ФНС должна предоставить пакет документов, включая:
  • Требование об уплате недоимки ― это когда «Хэй, Ромашка, оплати столько-то до такого-то, иначе…»;
  • Решение о взыскании долга. Решение выносится как раз если «Ромашка» не оплатила долг по требованию налоговой. На вынесение такого решения у налоговой есть 2 месяца.

После вынесения решения о взыскании долга налоговая в первую очередь обращает внимание на денежные средства должника, хранящиеся на счетах в банках ― этого требует закон. Если денег нет, взыскание долга может происходить путем продажи недвижимости, техники и товарных запасов ― короче, реализации имущества должника.

Сложность в том, что налоговой не нужно чье-то разрешение, чтобы применить меры взыскания. Главное ― направить требование об оплате долга и потом вынести решение о взыскании в предусмотренные законом сроки. Взыскание долга без подачи заявления в суд называется бесспорным порядком взыскания.

Оставьте свой e-mail и мы пришлем соответствующие статьи из Налогового Кодекса:


Как не дать ФНС
включиться в реестр кредиторов

Если ФНС пытается включиться в реестр кредиторов в рамках процедуры банкротства, обратить внимание нужно на:

1. Сроки взыскания задолженности

При вынесении требования о взыскании недоимки в законе указаны четкие сроки, в пределах которых налоговая вправе применять меры. У ФНС есть:
  • 3 месяца, чтобы направить должнику требование погасить задолженности;
  • 2 месяца, чтобы вынести решение о взыскании денег с банковских счетов должника; причем налоговая обязана уведомить должника о принятом решении в течение 6 дней;
  • Если же денег на счетах недостаточно или их нет и не предвидится, взыскание может бы обращено на имущество Должника. Чтобы принять такое решение у налоговой будет не больше 1 года.

Нарушение любого из этих сроков может лишить налоговую права взыскивать недоимку с должника в бесспорном порядке.

В случае нарушения любых сроков, принятое ФНС решение считается недействительным.

Восстановить пропущенные сроки ФНС может только через суд, но на это потребуются веские основания ― к примеру, вся налоговая инспекция, включая уборщицу, была на карантине или сотрудники скопом уволились одним днем и некому было работать. Если же все были здоровы и на местах, восстановить срок не получится.

2. Оформление документов

Иногда налоговики вообще теряют всякий стыд и предоставляют суду незаверенные документы ― причем здесь уже неважно, речь об оригинале или копии. Если на доке нет гербовой печати или подписи начальника ФНС, документ недействителен.

Документы без печатей и подписей считаются недействительными.

Указав суду на такое нарушение, можно обеспечить налоговой геморрой или и вовсе отбить требование налоговой о включении в реестр кредиторов.

3. Отсутствие уведомления

Отсутствие уведомлений ― профессиональное заболевание всех гос. служб. Приставы забывают уведомить должника о возбуждении исполнительного производства, налоговая ― о необходимости оплатить задолженность.

Как правило, ФНС не может предоставить никаких доказательств отправки должнику требования об оплате долга. В таких ситуациях налоговая разводит руками, опускает глаза в пол и голосом провинившегося ребенка мямлит, мол, извините-с, не можем найти-с. По факту, просто ребята не всегда заморачиваются отправкой документов: «Авось прокатит», ― с «Игумнов Групп» точно нет! Наша позиция проста: нет уведомления, значит, человек не знал о долге, какие могут быть вопросы? Кстати, для электронных уведомлений бумажное подтверждение тоже нужно.

Если указать на отсутствие уведомления, суд обяжет ФНС собирать копии почтовых квитанций ― то ещё веселье. Причем, даже если уведомление действительно отправлялось, объяснение «ой, ну оно точно где-то было, точно-точно, просто не можем найти» суд не примет. Главное ― обратить внимание суда на этот момент, иначе налоговой все сойдет с рук.

Отсутствие подтверждения отправки уведомлений может привести к отказу в удовлетворении иска.

Кстати, пару недель назад мы отбились от налоговой как раз за счет отсутствия подтверждения отправки уведомления должнику. Итого: минус один кредитор и 255 472 руб. из общей суммы долга.

4. Срок исковой давности

Общий срок исковой давности составляет 3 года со дня нарушения или со следующего дня после окончания налогового периода, в котором возникло нарушение. При этом Налоговым Кодексом предусмотрены специальные сроки исковой давности в зависимости от этапа, на котором допущено нарушение. Работает это так:
  • Если налоговая пропустила срок вынесения решения о взыскании недоимки со счетов должника в бесспорном порядке, у неё будет 6 месяцев, чтобы обратиться в суд;
  • Если налоговая вынесла решение о взыскании средств со счетов, но пропустила срок для принятия решения о взыскании недоимки за счет имущества, она сможет обратиться с заявлением в суд в течение 2-х лет.

Часто налоговая пытается взыскать долги и за пределами этих сроков. Суд думает так: «Раз должник не изъявил своё фи, значит, его все устраивает» ― после чего выносит решение в пользу ФНС ― увы, так бывает. Когда такое пытаются провернуть с нашими клиентами, мы просто тыкаем пальцем в ст. 46 и ст. 47 Налогового кодекса РФ ― всё, вопросы снимаются.

Кстати, как раз в мае 2019 года у нас было дело, в котором налоговая выдала комбо косяков: нарушила сроки принудительного взыскания, не уведомила должника о необходимости оплатить долг, а в документах не было нужных печатей. Результат ― ФНС не была включена в реестр кредиторов.

Оставьте свой e-mail и мы пришлем решение по этому делу:


А вот если серьезно, найти нарушения сразу по нескольким пунктам ― большая удача. Чаще, чтобы выявить нарушение, приходится десятки раз перепроверять документы, отслеживать и сверять все сроки ― это долгая и кропотливая работа.

Выводы

ФНС может быть отказано во включении в реестр кредиторов, если:

  1. Отсутствуют подписи и печати ФНС на копиях или оригиналах документов, поданных в суд;
  2. Должнику не отправили уведомление о наличии задолженности;
  3. Нарушены предусмотренные законом сроки направления должнику требований и решений;
  4. Истек срок исковой давности для взыскания недоимки.

Не забывайте: налоговики ― обычные люди, которые могут забывать, уставать, не успевать и лениться. Если налоговая обратила на вас внимание, приходите на консультацию к нам на Раушскую ― расскажем, разберёмся, победим.
Финансовый анализ при банкротстве

Опубликовано: Сентябрь 5, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Примерно год назад к нам обратился клиент, которого привлекали к субсидиарной ответственности. Ситуация была настолько запущенная, что шансы на выигрыш мы оценили 1 к 100. Клиент решил рискнуть. И нам не осталось ничего другого как выжать из ситуации обещанный максимум.

В итоге мы не только выиграли одно из сложнейших дел в нашей практике, но и создали прецедент, аналогов которого мы до сих пор в судебной системе не видели. Как мы это сделали? Следите за ходом мысли:

  1. Закон говорит о том, что КДЛ могут быть привлечены к субсидиарке, если их действия/бездействия ПРИВЕЛИ к состоянию неплатежеспособности. Верно? Верно!
  2. Значит, логично предположить обратное: если ваши траты корпоративных денег будут сколь угодно неадекватными и бесполезными с точки зрения кредиторов, но НЕ ПРИВЕДУТ к состоянию неплатежеспособности, то и оснований для субсидиарки нет! Даже если компания уйдет в банкротство!

Именно это нам и удалось доказать в судебном деле, о котором мы расскажем вам чуть позже, когда «засилим» его в кассации. Сейчас давайте попробуем разобраться с основным вопросом: как суд определяет платежеспособность (или неплатежеспособность) организации? И как ее доказать?

Факты и мнения

Глобально существует 2 подхода:

1) Считается, что компания неплатежеспособна, когда показатель стоимости чистых активов отрицательный. Эта цифра элементарно вычисляется с помощью калькулятора по данным бухгалтерской отчетности. Поэтому мы в «Игумнов Групп» назовем отрицательную стоимость чистых активов ОБЪЕКТИВНЫМ показателем неплатежеспособности.

2) Если СЧА положительная, кредиторы могут пойти другим путем: берется текущая сумма долгов компании и дата их возникновения и заявляется, что раз компания не смогла их погасить, то бизнес являлся неплатежеспособным с момента возникновения долга перед первым контрагентом из имеющихся.
Мы в «Игумнов Групп» называем такой подход СУБЪЕКТИВНЫМ, т.к. общая сумма кредиторки может перекрываться дебиторкой, наличием основных средств, товарных запасов, наконец, просто деньгами на счетах — все это нужно исследовать, прежде чем принять решение о неплатёжеспособности компании. И с нашим подходом согласен Верховный суд.

Теория и практика

Если с ОБЪЕКТИВНЫМИ признаками неплатежеспособности все легко, понятно и судебная практика уже сложилась, то с СУБЪЕКТИВНЫМИ признаками творится полный хаос! Пару лет назад у нас было дело, в котором суд принял решение о неплатежеспособности бизнеса только по информации о том, что компания в течение 6 лет ежегодно продлевала (по согласию сторон) срок возврата полученного займа.

«А какая у них была коммерческая целесообразность? Наверняка они так делали, потому что не могли погасить этот займ! А значит, они все 6 лет неплатежеспособны!»

Звучит как бред. И мы бы его таковым и считали, если бы не проиграли то дело. Суд отмахнулся, как от комара, от наших доводов о наличии дебиторки, автотранспорта, выручки от операционной деятельности, выплате налогов и зарплаты в течение всех 6 лет.

Негативный опыт лишил нас розовых очков и заставил искать другой подход к работе с субъективными признаками неплатежеспособности. Мы нуждались в более мощных аргументах для защиты нашего клиента. Которые нельзя проигнорировать. Железобетонных. Однозначных.

А что может быть однозначнее, чем прозрачная и безжалостная математика? А математика с деньгами — это история про финансовый анализ бизнеса.

Фин. анализ — это мега-важный момент! Но на практике редко кто обращает на него внимание: арбитражные управляющие лепят их с использованием типовых конструкторов из интернета. Юристы не понимают сути цифр, терминов и рассчитываемых коэффициентов, а потому в работе не используют. Бывших собственников и топ-менеджеров фин. анализ вообще не волнует до тех пор, пока их не начнут привлекать к субсидиарке. А если и волнует, то они не понимают, что делать в ситуации, когда получившийся документ свидетельствует не в их пользу.

Правила и регламенты

Если начать с азов, то подготовка финансового анализа в процедуре наблюдения ― святая обязанность арбитражного управляющего. Результат своей работы он презентует на собрании кредиторов и в суде. И впоследствии кредиторы могут опираться на выводы фин. анализа, пытаясь привлечь бывшего руководителя / бенефициаров к субсидиарке.

Управляющий не может написать финансовый анализ в свободной форме. К счастью, это не сочинение «Как я провел лето», и существует четкий перечень правил, которые нужно учитывать при составлении этого документа. Эти правила были утверждены постановлением Правительства в 2003 году и составлены довольно толково: там есть списки документов, необходимых для аналитики, ее цели и задачи, а главное ― методика для расчетов. Ее соблюдение можно и нужно контролировать.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить Правила проведения арбитражным управляющим финансового анализа:


Если коротко, то задача АУ ― перелопатить бухгалтерские балансы, договоры и счета компании, разобраться в уставе и вникнуть в планы руководства. Все это поможет ему выяснить, платежеспособна ли компания, и если нет, то когда она рассталась с финансовой состоятельностью.

Неплатежеспособность определяется опять-таки не на глазок, а по специальным коэффициентам. Все они подробно расписаны в приложении к правилам и сгруппированы по блокам. Одни помогают оценить деловую активность должника, другие характеризуют его финансовую устойчивость.

Коэффициенты и показатели

Самый сок в том, что правила не предусматривают изучение абсолютно всех известных науке коэффициентов. А между тем, будущему субсидиарщику полезно знать ряд показателей, чтобы доказать свою правоту. В этом случае дополнительные расчеты проводятся как справочные, отчего они нисколько не теряют в юридической силе.

Например, в деле о которым мы упоминали выше, мы считали следующие коэффициенты:

1. Коэффициент абсолютной ликвидности. Он показывает способность компании выплатить свои долги. Считается элементарно: сумму наиболее ликвидных активов делим на сумму долгов. Если в результате получится единица, значит, компания в принципе способна расплатиться со всеми кредиторами. Правда, не сразу, ведь на реализацию активов нужно время.

Вот только в реальном бизнесе такое случается очень редко. Как правило, если у бизнеса больше активов, чем долгов, значит, он совсем молодой и не успел набрать кредитов, или же по каким-то причинам, кредиты ему не выдают. Еще один вариант ― проблемы с распределением прибыли. Нормальным значением для коэффициента абсолютной ликвидности считается 0,2 и выше.

2. Следующий в перечне ― коэффициент текущей ликвидности. В принципе, он похож на первый показатель, считается так: оборотные активы, без учета долгосрочной дебиторки / краткосрочные обязательства. Этот коэффициент показывает не только способность компании расплатиться с кредиторами, но и возможность сделать это быстро.

Нормой для этого показателя считается 2 и более. В мировой практике допускают снижение коэффициента текущей ликвидности до 1,5 зависимости от сферы бизнеса.

3. Показатель обеспеченности обязательств должника его активами демонстрирует, сколько активов приходится на единицу долга. Формула расчета такая:
(Актив − НДС) / (Наиболее срочные пассивы + Краткосрочные пассивы + Долгосрочные пассивы). В идеале у вас должно получиться около 1.

4. Последний показатель ― степень платежеспособности по текущим обязательствам. Это все текущие обязательства должника, поделенные на среднемесячную выручку.

Именно этот показатель считается главным критерием при определении неплатежеспособности, согласно распоряжению Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству.

Для этого показателя нет фиксированных нормативов. В зависимости от степени платежеспособности по текущим обязательствам, компанию можно отнести к одной из трех категорий:
а) 1-3 месяца ― платежеспособные компании;
б) 3-12 месяцев ― неплатежеспособные компании первой категории;
в) больше 12 месяцев ― неплатежеспособные компании второй категории.

Соответственно, чем больше времени потребуется, чтобы рассчитаться с долгами, тем хуже прогноз.

Кстати, все вышеуказанные коэффициенты ― не российское ноу-хау, они успешно применяются в международной практике.

Интерпретация и домыслы

Но просто посчитать цифры — мало! Нужно еще дать им правильное толкование. Например, недостаточно одного критерия, чтобы говорить о финансовой несостоятельности организации. Более того, даже двух может быть недостаточно. Половина обязательных показателей, второй и четвертый, носят кратковременный характер. Сегодня значение одно, завтра другое, и все зависит от того, за какой период считать.

И вот здесь-то и зарыта собака! Потому что правила расчета коэффициентов не меняются, а выводы всегда делаются разные. В зависимости от их комбинации и потребностей заказчика услуги.

Ситуация напоминает сервисный центр, в котором делают компьютерную диагностику автомобиля: выявленные ошибки всегда будут одинаковые, а вот программа ремонта, которую вам предложат, будет отличаться в разы. Поэтому без глубокого понимания финансовой темы сделать правильные выводы и убедить суд в своей правоте крайне сложно.

Мы, конечно, и раньше делали финансовые анализы в рамках процедур банкротства, но выглядели они как у всех арбитражных управляющих: не очень осмысленное перебивание цифр из бух. отчетности в стандартизированный калькулятор, который на выходе выдает типовые коэффициенты, к которым дописываются нужные слова.

Но стоящие перед нами задачи требовали другого подхода. Понимая это, еще летом 2018 года мы вынуждены были усилить команду компетентным финансовым аналитиком. И это принесло свои результаты. Например, вот в этом деле.

Магия и цифры

В любом случае, нельзя дать оппонентам жонглировать цифрами. Для этого есть два способа:

  1. Рецензия. Независимый финансист изучит анализ, представленный управляющим, и пишет краткое резюме: с чем согласен, с чем ― нет и почему. Этот вариант поможет найти нарушения в работе управляющего и оспорить его выводы в части или полностью.
  2. Альтернативный финансовый анализ. Этот способ дороже. По вашему заказу эксперт составит собственный финансовый анализ с нуля. По структуре он будет совпадать с отчетом управляющего. Эксперт проанализирует те же самые коэффициенты, но его выводы могут быть прямо противоположными выводам АУ.

Альтернативный анализ пригодится в том случае, если ваша задача ― убедить суд в платежеспособности компании. Или выдвинуть и обосновать другую дату наступления финансовой несостоятельности, подтвердив ее экспертным мнением. Здесь цель одна — выиграть будущий (или текущий) суд по субсидиарке.

Не отходя от кассы

Какой бы способ вы ни выбрали, нужно помнить об одном: проверить анализ управляющего и предъявить в суде аналитику или рецензию от собственного эксперта нужно успеть в процессе банкротства.

Когда банкротство уже завершено, в суде вам на это скажут примерно следующее:

«Где же вы были раньше? До сих пор финансовая аналитика никем не оспаривалась, а сейчас уже поздно, на ней ведь вся процедура банкротства основана, обратно не повернешь».

Единственное исключение ― лица, которые не могли участвовать в банкротном процессе, так как не имели на это права. Только они могут прийти в суд по субсидиарке со своим фин. анализом, даже если банкротство давно завершено. Например, у фирмы сменился гендир. В банкротстве участвовал последний директор, а к субсидиарке привлекают его предшественника. Этот предшественник, скорее всего, сможет оспорить фин. анализ.

Резюме

Подытожим и сведем всю информацию в краткую пошаговую инструкцию:

1) Если вас привлекают к субсидиарке на основе субъективных признаков неплатежеспособности (таких как наличие долгов перед несколькими контрагентами, наличие сделок по выводу активов и т.д.), то одна из стратегий защиты —обосновать свою невиновность с использованием финансовых показателей деятельности Должника. Пример, как это сделали мы — расскажем чуть позже. Следите за рассылкой. Подписаться на нее можно здесь:


2) В фин. анализе недостаточно правильно посчитать коэффициенты ликвидности и платежеспособности — с этим проблем как раз нет. Все показатели считаются по прозрачной формуле. Задача шире: сделать правильные выводы и суметь донести их суду. Эту задачу легко выполнит грамотный финансист, который есть в «Игумнов Групп».

3) Решать проблему с фин. анализом лучше на начальном этапе — когда его сделает арбитражный управляющий и предъявит в суд. Для этого потребуется компетентная рецензия. Это шаг необходимый, но не достаточный! Надо зафиксировать погрешности фин. анализа отдельным судебным актом. Для этого подайте в суд заявление о разрешении разногласий и выиграйте процесс. Или обратитесь в «Игумнов Групп», и мы все сделаем за вас.

4) Если начальный этап пропущен, то можно работать и непосредственно в судебном споре по субсидиарке. Шансов отбиться будет меньше, но зато пощекочите нервы.

5) И последнее. Как вы уже поняли, в банкротстве нет второстепенных вещей. Если вы хотите избежать субсидиарки, придется брать на контроль банкротную процедуру целиком: начиная от действий оппонентов по оспариванию сделок (о чем мы писали здесь) и заканчивая подготовкой фин. анализа и отчётов арбитражного управляющего о результатах проведенных им мероприятий.

Сразу скажу, с подобным контролем могут возникнуть проблемы. В процедуре конкурсного производства от Должника может участвовать только его участник/акционер, и то с усеченными правами. Но тот вопрос легко решается, если опять же озаботиться им заранее.

Если вы чувствуете, что совмещение работы юриста с фин. аналитиком — это не ваше жизненное призвание, то звоните в «Игумнов Групп». Мы разработаем комплексный план действий, проверим фин. анализ, сделаем рецензию (или напишем новое заключение) и добьёмся легитимизации выгодной вам позиции в банкротном деле. Но вы всегда можете пойти другим путем — и об этом у нас есть отдельная статья.
Как мы спасли собственника полиграфической компании от субсидиарки

Опубликовано: Август 22, 2019 в 9:00 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А54-3780/2018
Размер проблемы: 2 млн
Начало проекта: май 2018
Внедрение: 15 месяцев
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 160 н/часов
Темп: затянутый
Результат: выиграны суды двух инстанций ― апелляция и кассация
Стоимость: шестизначная, в рублях

Компания «Зебра» занималась полиграфией: печатала этикетки и рекламные буклеты на заказ.

Работа шла на арендованном оборудовании (это важно!), а бумага покупалась у проверенного поставщика с отсрочкой платежей. В таком формате бизнес успешно существовал многие годы, пережил финансовый кризис и приносил стабильную прибыль.

И вот в какой-то момент поставщик бумаги решил подмять компанию под себя. Собственник «Зебры», в свою очередь, с бизнесом расставаться не захотел. И бывший партнер, в прошлом военный, начал против него «боевые действия» ― подал иск о взыскании задолженности по отсроченным платежам. Арбитражный суд требования удовлетворил, вот только взыскать в испол. производстве удалось всего 90 рублей. Больше на счетах компании к этому моменту уже ничего не было.

А ведь бывшие партнеры могли просто договориться между собой, бизнес-то был прибыльный. Со временем должник бы расплатился с кредитором, как это происходило уже многие годы. Но тут дело с самого начала было не в деньгах, а в личных отношениях.

Очевидно, что следующая фаза войны ― банкротство типографии. А тут и новая редакция закона удачно подоспела!

По новым правилам кредитор может привлекать собственников и топ-менеджеров к субсидиарке и без банкротства. Для этого ему достаточно получить определение суда о прекращении процедуры в связи с отсутствием финансирования. Что и было сделано: кредитор сообщил об отсутствии денег на оплату банкротных расходов и попросил суд прекратить производство по делу «Зебры». А затем подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Клиент, получив иск, сразу обратился к нам. Он понимал, что в суде легко не будет, и искал для своей защиты проверенных, «битых» профи. Да, мы как раз такие.

Ознакомившись с материалами дела, мы получили следующую картину:

Плюсы
1. Мы первые
Клиент сразу обратился к нам за помощью, и исправлять ошибки предшественников в этом деле не пришлось.

2. Доверие клиента
Клиент в этом деле полностью положился на нас. Это позволило сосредоточиться на нашей основной работе, не отвлекаясь на лирические отступления и психологическую помощь. Отлично, мы ведь юристы!

3. Один стейкхолдер
Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

4. Знакомая тема
Наша любимая защита от субсидиарной ответственности: можем, умеем, практикуем.
Минусы
1. Страшная месть
В данном случае дело с самого начала было не в деньгах: бюджет войны явно не соответствовал возможному профиту. Кредитор, прежде всего, хотел мстить бывшему партнеру за личную обиду. Отсюда логично вытекает второй минус.

2. Русские не сдаются
Кредитор был настроен, мягко говоря, решительно. Его не останавливали ни безуспешные попытки взыскать долг и обанкротить компанию, ни проигрыши в судах.

3. Заявили постфактум
Заявление о привлечении нашего клиента к субсидиарке кредитор подал уже после того, как прекратил банкротное дело. В последнее время так делают все чаще. Главная проблема ― разобраться во всех нюансах деятельности компании, которая завершилась еще несколько лет назад.

4. Профессиональный противник
Для защиты своих интересов кредитор нанял серьезную команду, поэтому во всех судах у нас шла нешуточная борьба.

5. КДЛ
Клиент являлся единственным участником и генеральным директором Должника с момента создания компании и до момента введения процедуры банкротства. А значит, признавался контролирующим должника лицом по умолчанию.

6. А у нас в Рязани…
Мы находимся в Москве, но выигрываем суды по всей России. Чтобы работать в других городах, нужны а) время, б) деньги. Это дело слушалось в Рязани, Туле и Калуге, так что нам пришлось искать помощников для ознакомления с материалами и выучить наизусть расписание поездов.

Кто кого и за что

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности было подано 07.05.2018, то есть вне рамок дела о банкротстве, которое завершилось в августе 2017 года из-за отсутствия финансирования.

В нем кредитор указал всего одно основание: неподачу заявления о банкротстве юрлица в месячный срок с момента наступления неплатежеспособности. По мнению кредитора, неплатежеспособной компания стала 25.01.2015, когда у нее появилась задолженность по аренде полиграфического оборудования. По закону, в течение месяца после наступления неплатежеспособности контролирующее должника лицо должно подать на банкротство компании. А все долги, набранные после этого срока, кредиторы могут взыскать с КДЛ.

Смотрите, как правильно делают оппоненты, ― в качестве основания для субсидиарки кредитор указывает обязательство не перед собой, а перед другим, более ранним, контрагентом Должника.

Едем дальше. Точная сумма иска ― 2 149 254 руб., это задолженность по платежам за поставки с 27.01.2015 по 26.11.2015 плюс проценты, плюс пошлина.

Причинами наступления неплатежеспособности оппоненты называют наличие задолженности за аренду типографского оборудования и на последующие действия Должника по расторжению этого договора. Без оборудования компания физически не могла осуществлять свою деятельность, а значит, эти действия и привели к невозможности рассчитаться с единственным кредитором! Заметьте, это тоже весьма неплохой ход!

В доказательство своей позиции заявитель ссылался на документы, собранные в рамках исполнительного производства. А там действительно было сделано очень много: и допрошены собственник типографии и арендодатель оборудования, и истребованы все документы между ними, и исследована масса других интересных моментов. В общем, кредитор ― молодец! Бился основательно, и чувствуется, что судебные приставы проявили рвение не пропорциональное своей зарплате.

Резюме: оппоненты действуют достаточно грамотно, творчески и активно. По крайней мере, нет очевидных ошибок и недоработок. А значит, нас ждут интересный процесс и возможность посостязаться с сильным противником! Но мы не были бы узкопрофильными юристами по субсидиарке, если бы сразу не заметили здоровенную брешь в аргументации соперников. Сейчас расскажу по порядку.

Раз ошибка, два ошибка

В одном заявлении были нарушены и материальные, и процессуальные нормы права. Бинго!

1. Во-первых, право подавать на субсидиарку вне процедуры банкротства у кредиторов появилось только с июля 2017, а обстоятельства, которые выступают основанием для привлечения, относятся аж к 2015 году. В тот момент закон не позволял кредиторам такого.

В соответствии с нормами Конституции, закон не имеет обратной силы. К обстоятельствам прошлого должны применяться нормы закона, который действовал тогда. Вот тут мы подробно разбираем этот принцип. Получается, что сама подача заявления на субсидиарку была незаконна.

А если говорить точнее, то процессуальные нормы права дали кредиторам возможность подавать заявление вне рамок дела о банкротстве, при условии, что банкротная процедура была прекращена после 1 сентября 2017 года. Между тем, наши оппоненты не до конца поняли этот момент и совершили стратегическую ошибку ― прекратили банкротное дело 17 августа 2017 года. Им не хватило всего 2 недели, чтобы дальнейшая подача заявления о субсидиарке стала легитимной.

Это первое нарушение.

2. Дата наступления неплатежеспособности в заявлении не была обоснована объективными факторами. А между тем, в 2015 году компания вела активную предпринимательскую деятельность и чувствовала себя прекрасно. Это подтверждается и положительным балансом, и многочисленными операциями по счету.

Кроме того, мы нашли несколько платежей в пользу кредитора, совершенных после даты, которую он указывал в качестве момента возникновения признаков неплатежеспособности. Возникла нелепая ситуация: оппоненты говорят, что компания неплатежеспособна, а компания в это время перечисляет им деньги.

Что касается задержки платежей арендатору оборудования, то он получил свои станки обратно и не предъявлял никаких претензий ни к компании, ни к ее директору. По бухгалтерии указанная задолженность не значится. Судебного акта о ее взыскании не имеется.

Кстати, сомнения вызывает не только дата наступления неплатежеспособности, но и то, что наш клиент своими действиями довел фирму до этого состояния. По нашему мнению, расторжение договора аренды оборудования наоборот было экономически обосновано, т.к. снимало финансовую нагрузку на компанию, которая к этому моменту уже не имела торговой выручки.

Вооружившись этими железобетонными доводами, мы пошли выигрывать суд. И… попали в какое-то болото.

Обычно судьи специализируются на определенных вопросах и понимают законодательство в этой области достаточно хорошо. В этом же процессе все было вязко, тяжело и муторно. Мы разжевывали каждую запятую, суд откладывался, оппоненты высказывали свое мнение, суд откладывался, мы ссылались на судебную практику, суд откладывался, оппоненты приносили практику в свою пользу и… суд снова откладывался.

Копеечное и заведомо выигрышное дело растянулось на 8 месяцев ― как суд на миллиарды по банкирам. Вроде уже и школьнику было понятно, кто тут молодцы, а кто мимо проходил, но мы продолжали ездить и ездить в Рязань.

Наше терпение иссякало, клиент нервничал, суд пытался понять, о чем идет речь, пока не наступил первый рабочий день нового 2019 года. В этот день суд прекратил мучения и привлек нашего клиента к субсидиарке. Хотя вообще-то даже вопрос об этом не должен был подниматься, согласно нормам процессуального права. Печально, но… во всем этом было два жирных преимущества:

  1. У нас на руках были все основания для подачи апелляционной жалобы. Более того, удовлетворив заявление кредитора, суд допустил еще одно нарушение и таким образом снабдил нас новым доводом.
  2. Клиент нам доверяет. Несмотря на проигрыш в первой инстанции он не стал метаться по рынку и остался с «Игумнов Групп». Это бесценно.

В общем, мы сразу засели за апелляционную жалобу, нечего тянуть.

Второй шанс

Чем хороша апелляция? Она разбирает нарушения, допущенные в первой инстанции. То, что доктор прописал для нашего случая.

В жалобе мы подробно расписали свои претензии: снова указали на даты, к которым относятся события дела, и на дату подачи заявления. Сослались на доказательства платежеспособности клиента – баланс, выписку по счету, а также письменное заявление от арендодателя об отсутствии претензий.

Кроме того, мы задействовали финансового аналитика и проанализировали состояние «Зебры» в тот момент, когда, по мнению кредиторов, наступила неплатежеспособность. Финансист изучил всю бухгалтерию компании и не нашел признаков банкротства. Готовую аналитическую записку нам удалось приобщить к материалам дела.

Апелляция не принимает новые доказательства, но у нас-то не новый документ, а выводы, сделанные профи на основе уже представленных суду материалов. Да, да, мы тоже умеем играть красиво! ))

В подготовке к апелляции мы продемонстрировали 146 % занудства. И это сработало. Суд вдумчиво анализировал материалы дела: 3 (!) судебных заседания. И нам, и нашим оппонентам выделили достаточно эфирного времени, чтобы аргументировать свои позиции. В общем, все действующие лица уже были в теме и смогли сконцентрироваться на главном.

Апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в привлечении нашего клиента к субсидиарке, ограничившись взысканием с него символических 3000 руб. госпошлины за рассмотрение жалобы.

Судебный акт нас приятно удивил: на двадцати страницах суд подробно отразил наши доводы и расписал, почему нельзя применять современные нормы законодательства к эпизодам прошлого, а также подтвердил, что нельзя считать компанию неплатежеспособной просто потому, что у нее есть долги. Хотелось подписаться под каждым словом, аплодируем стоя. Чтобы понять объем проделанной работы, рекомендую почитать постановление апелляции, т.к. формат кейса не позволяет мне расписать весь тот объем информации, что был нами изучен и заявлен в суде.

Чтобы получить текст постановления, оставьте свой e-mail здесь:

]
Но этим дело не закончилось. Кредитор по-прежнему жаждал крови и не собирался сдаваться.

Истина в последней инстанции

Одним из оснований для обращения в кассацию стал тот факт, что суд второй инстанции приобщил к материалам дела нашу аналитическую записку. По мнению кредитора, это нарушило его права. Вот так поворот!

Оппоненты каждый раз выискивали, за что бы зацепиться: то расторжение договора аренды, то долг перед другим контрагентом, то вот эта приобщенная в апелляции аналитика.

Не буду утомлять вас историей о том, как шел процесс. Долго и очень занудно, если честно. Скажу только, что кассация никакого нарушения на увидела и справедливо указала на то, что аналитическая записка — это просто анализ уже имеющихся доказательств. Решение второй инстанции осталось в силе, а наш клиент благополучно избежал субсидиарки.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому делу:


Эпилог

Самое удивительное во всей этой истории ― то, что она началась на ровном месте. Люди много лет работали друг с другом и поднимали неплохие деньги, все бизнес-процессы были отлажены, платежи регулярно падали со счета на счет.

А потом вжух ― и сразу приставы, банкротство и перспектива субсидиарки. Так тоже бывает. Поэтому если у вас в бизнесе все хорошо, то, во-первых, мы за вас рады, а во-вторых, советуем подготовить план по защите активов. Вдруг впереди черная полоса, как у нашей «Зебры»?

Для начала достаточно прийти на консультацию в «Игумнов Групп» ― узнаете, как сохранить свои деньги, а бонусом получите шикарный вид на «Зарядье» и Кремль.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.