Без рубрики

Как снять обременение с бывшего имущества должника

Опубликовано: Октябрь 11, 2018 в 9:22 дп

Категории: Без рубрики

В прошлых статьях мы обсудили, как кредиторы взыскивают свои долги, отбирая у должника активы, выведенные им за 1 месяц, за 6 месяцев, за год, за 3 года и за 10 лет до своего банкротства. А затем свели всю информацию по оспариванию сделок в единую таблицу.

Если вы хотите получить эти знания «скопом», то оставьте свой e-mail, и мы пришлем их вам в одном удобном письме:


Если бы должник, переоформив свои активы на нового владельца, затем сел на попу ровно и никак не препятствовал оспариванию этих сделок, это было бы слишком просто и скучно. Согласны?

Поэтому сегодня мы сделаем следующий логичный шаг в своем повествовании: к чему готовиться кредиторам? И что делать добросовестному покупателю спорных активов, если началась борьба за это имущество?

Новая линия обороны

На самом деле очевидно, что новый собственник (вне зависимости от того – добросовестный он или «карманный») не будет спокойно сидеть и дожидаться пока у него отберут приобретенное имущество. Поэтому, как только появляется риск оспаривания сделок, начинается активное строительство очередного рубежа обороны. Чаще всего новой линией Маннергейма становится:

  1. Либо цепочка сделок по многократной продаже бывших активов должника с целью формирования у последнего приобретателя имиджа добросовестного владельца.
  2. Либо активы заводятся в залог третьему лицу: даже если сделка будет оспорена, у залогодержателя сохранится преимущественное право на получение денег, вырученных от его последующей реализации.

В результате многолетнего опыта работы «Игумнов Групп» в банкротной теме у нас сложилось впечатление, что второй вариант воспринимается должниками прямо как панацея от всех проблем. Этакая гарантия полной безопасности выведенных активов. Из разряда: «Зачем мне юристы? Сейчас выведу имущество на неаффилированное лицо, а потом заведу их в залог, и дело в шляпе. Тут же все очевидно!». Чем заканчивается такая святая наивность мы сегодня и разберем.

Спасение пентхауса

Компания «Регион» до последнего планировала «разрулить» ситуацию со своими долгами. Понимание безысходности ситуации появилось только тогда, когда от одного из кредиторов в суд поступило заявление о признании банкротом. Не имея денег на полное погашение задолженности, было принято решение «спасать все, что можно!».

Самым ценным активом компании был двухэтажный пентхаус в относительно новом доме на Коровинском шоссе (Москва), общей площадью около 500 кв.м и рыночной стоимостью под 90 млн рублей. Он то и был переоформлен на нового собственника по договору купли-продажи.

По всей видимости, Должник понимал, что сделка, совершенная после принятия заявления о признании его банкротом, будет оспорена с высокой степенью вероятности. Поэтому потенциальный покупатель пентхауса взял кредит для его приобретения. Таким образом он сразу обременил выкупленную недвижимость ипотекой в пользу Банка.

Со стороны вся схема выглядела логично и красиво: Покупатель берет кредит в Банке и на эти деньги покупает квартиру. Банк становится залогодержателем. Если сделка будет оспорена и недвижимость вернется к Должнику-банкроту, то Банк будет включен в реестр как залоговый кредитор с последующим получением 80% от суммы денег, вырученных по итогам продажи пентхауса на торгах.

Для усиления надежности этой схемы Покупатель заключил брачный договор, согласно которому купленная квартира в случае развода отойдет супругу. Как вы понимаете, расторжения брака ждать долго не пришлось, и меньше чем через год недвижимость (вместе с ипотекой) была переоформлена на бывшего мужа.

Ход кредиторов

Вполне ожидаемо, что сделку купли-продажи пентхауса конкурсный управляющий в итоге оспорил. Этому способствовала и дата заключения договора купли-продажи (после принятия заявления о банкротстве), и сумма сделки, и отсутствие оплаты со стороны Покупателя, и непередача документов бывшим директором, что было расценено судом как попытка скрыть информацию об отчужденной квартире и другие факторы. Но к этому все были готовы.

А вот желание кредиторов снять обременение с пентхауса и погасить запись об ипотеке стало для Должника полной неожиданностью. Ведь в этом случае Залогодержатель не смог бы претендовать на получение денег от реализации предмета залога.

Позиция суда

Согласно мнению Верховного суда признавая сделку недействительной, суд обязан решить вопрос о судьбе залога. Для этого он должен установить один-единственный факт: является ли Залогодержатель добросовестным лицом? Или, выдавая кредит, Банк знал о возможности признания сделки недействительной? В этом случае Залогодержатель заранее понимает, что он получает имущество под обременение от лица, не являющего реальным собственником. А значит автоматически берет на себя все риски и потенциальные убытки, связанные с утратой предмета залога.

К такому развитию событий Должник не готовился. Поэтому конкурсный управляющий моментально нашел информацию о том, что Должник и Банк находятся под контролем одного и того же физического лица.

Кроме того, выяснилось, что Банк обслуживает все расчетные счета Должника. А значит, выдавая кредит Покупателю, Банк заведомо знал о наличии арестов на счетах по исполнительным листам и об отсутствии движения денежных средств у Должника. Следовательно, будущий Залогодержатель располагал информацией, что имущество будет приобретаться у компании, имеющей признаки неплатежеспособности. Тем самым Банк взял на себя риск утраты предмета залога в связи с тем, что имущество будет получено под обременение от ненадлежащего собственника, и не может считаться добросовестным Залогодержателем.

Результат

В результате пятиминутной работы конкурсного управляющего по сбору бумажек из ЕГРЮЛ и с сайта Банка о его бенефициарах вся сделка ценой 86,5 млн рублей полетела коту под хвост. Вот так банкир удачно сэкономил на юристах! Ах, молодца!

Единственное, что спасло Должника от моментальной потери недвижимости, так это то, что конкурсный управляющий поленился как следует подготовиться к суду и не запросил из Росреестра информацию о текущих собственниках пентхауса. Только в судебном процессе выяснилось, что квартиры у Покупателя уже нет, так она ушла бывшему супругу по брачному договору.

Только по этой причине суд не смог забрать квартиру в натуре и постановил взыскать с Покупателя её денежный эквивалент в размере 65,7 млн рублей (сумма согласно оценочной экспертизе). Одновременно суд лишил Банк предмета залога, определив погасить запись об ипотеке и признав обременение отсутствующим.

Чтобы получить судебные акты по этому делу, оставьте свой e-mail здесь:


Победить нельзя проиграть

Тут бы Должнику возрадоваться: задуманный результат достигнут! С Покупателя все равно брать нечего. Банку предмет залога не особо и нужен. А пентхаус, как и планировалось, остался у конечного покупателя.

Но не так-то все просто!

Оказывается у конкурсного управляющего и кредиторов сохраняется право подать новый самостоятельный иск об истребовании недвижимости у конечного владельца. В случае его удовлетворения появится два отдельных судебных решения: одно о взыскании денежной суммы с первого Покупателя, а второе – об истребовании объекта недвижимости из чужого незаконного владения. В зависимости от того, какое решение суда будет исполнено первым, другое подлежит прекращению.

Учитывая, что суд уже погасил обременение и установил недобросовестность всех участников сделки, какова ваша версия? Какой результат судебного процесса о виндикации пентхауса наиболее ожидаем?

Выводы для залогодержателя

Жизнь залогодержателей становится, определенно, все веселей и разнообразней! Раньше как было: выдал кредит, получил залог и уверен в возврате своих инвестиций. А сейчас, чтобы не остаться без денег, придется как следует проработать сделку и погрузиться в законодательство до уровня квалифицированного юриста. Но о рисках залогодержателей мы уже писали вот в этой статье, не будем повторяться.

Выводы для кредитора

Кредиторы – это наше все! Именно так считает государство, преследуя свои меркантильные интересы по сбору налогов. Именно благодаря государственной поддержке у кредиторов практически нет шансов остаться без своих денег. Тем не менее, многие бизнесмены умудряются проигнорировать огромные возможности законодательства, нанимая для защиты своих интересов юристов широкого профиля, студентов или просто идиотов. Или, что еще безнадежней, пытаются во всем разобраться сами. Хотя куда уж проще: достаточно заключить договор с «Игумнов Групп» и ваша проблема будет решена.

Выводы для должника

Очевидная информация: секретных схем по спасению вас и ваших активов уже не существует. Все возможные шаги известны, прописаны и отражены в судебной практике. Сейчас вопрос может идти только о том, насколько качественно можно внедрить ту или иную схему: учтены ли все подводные камни, хорошо ли прописаны документы, продуманы ли все ходы и возможные действия оппонентов и т.д. Только такая нудная и кропотливая работа может дать хороший результат.

Но если вы ищете волшебные рекомендации из разряда «сделай раз-два-три», способные моментально решить все ваши проблемы, не звоните в «Игумнов Групп», нам нечего вам предложить. Да и вообще, мы не рекомендуем вам заниматься схематозом – это же, наверняка, незаконно!

P.S.

Наша сага по оспариванию сделок из 7 частей подошла к концу. Если вы ничего не поняли, не расстраивайтесь: очевидно, судьба подкидывает вам повод позвонить в «Игумнов Групп». А если вам все ясно как божий день, то мы тем более будем рады видеть вас среди наших клиентов.
Контролируемое банкротство через договор оказания услуг

Опубликовано: Октябрь 4, 2018 в 9:35 дп

Категории: Без рубрики

Ранее мы уже не раз рассказывали о схемах, которые используют недобросовестные должники для создания «дружественных» кредиторов. Так были разобраны схемы создания задолженности через:

Сегодня мы поговорим о схеме создания «дружественного» долга по договору оказания услуг.

У любой компании, каким бы бизнесом она не занималась, имеются заключенные договоры на оказание услуг. Кто-то покупает бухгалтерское и юридическое сопровождение, кому-то требуются услуги по покраске офиса или клининговые услуги, а кто-то вкладывается в рекламу и консалтинг. В любом случае, договор оказания услуг вполне легитимен и в случае наличия реальной задолженности включиться в реестр требований должника не должно составлять проблем. Все ли так просто? И как используют такую схему должники – мы расскажем в данной статье.

Документы – есть, сделки – нет

И сегодня мы начнем с конца. А именно с Постановления арбитражного суда кассационной инстанции, которое отменило судебные акты первой и апелляционной инстанций о включении в реестр требований кредиторов задолженности в размере 65 миллионов рублей и отправило дело на пересмотр. Основания следующие:

  1. Наличие в деле оригиналов документов – Договора и актов оказания услуг, актов сверки – не достаточно для установления реальности сделки;
  2. Договор оказания услуг не исследовался на предмет его мнимости: то есть суд должен предположить, что договор мог быть подписан лишь с целью искусственного создания задолженности, а не с целью реально оказывать услуги;
  3. Не была исследована возможность фактического оказания такого объема услуг исполнителем;
  4. Не была исследована достоверность оказания услуг;
  5. Не установлен факт отсутствия аффилированности сторон договора.

Итак, наличия лишь хорошо составленных документов недостаточно для включения в реестр требований кредиторов. А значит включить в реестр требования, вытекающие из Договора оказания услуг совсем не просто.

Скачать Постановление суда можно тут:


Предыстория

Договор оказания специфических услуг, а именно услуг по предпосевной обработке почвы с использованием собственных препаратов, был заключен между обществом «Новая Нива», исполнителем, и кооперативом «Салганский». В рамках данного договора «Новая Нива» с апреля 2012 года по ноябрь 2013 года обрабатывала чернозем кооператива от сорняков, а «Салганский» полтора года не оплачивал работу исполнителя. Потом обработку земли прекратили, однако денежные средства в размере 65 миллионов рублей «Новой Ниве» видимо не были нужны, потому как с требованием о возврате долга, с иском в суд Нива не обращалась. Однако она тоже не сидела сложа руки, а попросту переуступила задолженность по цессии. Новый кредитор тоже решил взысканием не заниматься и переуступил долг еще раз компании «АгроКапиталИнвест».

В марте 2016 года в отношении кооператива «Салганский» была введена процедура банкротства. И конечно же первым в очереди в реестр оказался «АгроКапитал». Суд первой инстанции и апелляция требование о включении в реестр удовлетворили. Однако, как нам уже известно, кассация отменила включение и отправила дело на повторный анализ.

Следует отметить, что временный управляющий и представители кредиторов – Сбербанка и налоговой – активно возражали против включения требований.

Кустарников – нет, сделка – есть!

Пока суть да дело – апелляция и кассация рассматривают жалобы – в процедуре банкротства происходят изменения. В реестр включаются еще кредиторы, проводится собрание и водится конкурсное производство. Временный управляющий, который вел активную борьбу с требованиями, с должности снимается, а конкурсным управляющим назначают иное лицо.

Суд первой инстанции снова берется за рассмотрение требования. К делу привлекается первоначальный кредитор – «Новая Нива», который предоставляет дополнительные доказательства фактического исполнения услуг: договоры поставки удобрений, товарно-транспортные накладные, путевые листы, договоры аренды транспортных средств, оплату контрагентам поставленных товаров. Данные документы подтверждают факт исполнения.

Конкурсный управляющий тоже проводит огромную работу: при проведении инвентаризации имущества кооператива он осматривает земельные участки и устанавливает, что на период осмотра – февраль 2017 года – участки находятся в удовлетворительном состоянии, не заросли кустарником и порослью, что свидетельствует об их удовлетворительном состоянии. Правда здорово? Интересно, а пару метров снега для осмотра участка конкурсный не забыл разгрести? Судом этот факт почему-то не установлен.

Также суд не установил факта аффилированности между сторонами сделок. Точнее «доказательств аффилированности у суда не имеется».

Ну и собственно вывод Арбитражного суда Нижегородской области однозначен: требования кредитора на 65 млн рублей снова включены в реестр.

К сожалению, судебный акт далее не оспаривался. Меньшинство кредиторов видимо перестали активничать. А жаль! Интересно было бы посмотреть, что бы написала вышестоящая инстанция на довод конкурсного об отсутствии порослей )).

Скачать Решение суда можно тут:


Вывод и наши рекомендации

Включить в реестр требования, основанные на Договоре оказания услуг, можно. Для этого нужно обратить внимание на следующие моменты:

1. Договор на оказание услуг должен быть заключен в письменном виде, за подписью генерального директора, с указанием всех необходимых условий, как то: наименование услуги, срок оказания услуги, результат оказания услуги, порядок расчетов.

2. К договору должен быть подписан акт о результатах оказанных услуг, должен быть выставлен счет на оплату, проведен Акт сверки.

3. Кредитор должен иметь доказательства, что услуги им были оказаны:
  • письменные заключения, иски, балансы и т.д. Актуально для договоров оказания юридических, бухгалтерских, оценочных, аудиторских услуг;
  • договоры поставок, товарные накладные, доказательства оплаты поставщикам;
  • заключения экспертов, например, для подтверждения факта оказания услуг по ремонту помещения.

4. И конечно, лучше не заключать такие договоры с аффилированными компаниями. Вопросов возникнет еще больше.

Итак, если вам нужно включиться в реестр по договору оказания услуг или, наоборот, исключить из реестра аффилированного кредитора, обращайтесь в «Игумнов Групп». Банкротство – это наша специализация!
Как отложить банкротство

Опубликовано: Сентябрь 27, 2018 в 9:42 дп

Категории: Без рубрики

Нередко к нам обращаются клиенты с такой задачей: затянуть введение процедуры банкротства, когда заявление уже подано кредитором. Судебные лайфхаки по отложению судебных заседаний мы опишем в этой статье.

Для начала предлагаю разобраться с вопросом «зачем нужно должнику затягивать процесс»? Основная причина обычно одна: должнику нужно время чтобы получить деньги со своих дебиторов или продать активы, чтобы, конечно же, расплатиться с кредиторами и спать спокойно.

Бывают и иные цели, но не так часто. Например, одна компания просила нас затянуть введение банкротства, чтобы «как можно дольше не отдавать деньги, так как кредитор – мошенник». Еще один должник, физическое лицо, хотел успеть продать свои акции подороже, так как «они сейчас как раз растут в цене». Так что причин можно найти много, а вот так ли много способов?

Лайфхак №1:
ищем формальные основания

Итак, ознакомившись с материалами дела, то бишь поданного заявления кредитора о банкротстве должника, грамотный юрист в первую очередь смотрит на соблюдение формальных оснований, дающих право подать иск. К ним можно отнести:

  1. наличие вступившего в законную силу судебного акта на сумму основного долга, превышающую 300 000 рублей для юридического лица и 500 000 рублей для физического лица. Исключением является задолженность по банковскому кредиту: банкам и кредитным организациям разрешено подавать заявление на банкротство без судебного акта;
  2. задолженность просрочена на срок не менее 3 месяцев;
  3. кредитором опубликовано сообщение о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве конкретного должника. Публикация должна быть сделана не позднее чем за 15 дней до даты подачи иска на сайте http://se.fedresurs.ru/;
  4. заявление от имени кредитора подписано представителем по доверенности с соответствующими полномочиями или иным уполномоченным лицом;
  5. к заявлению приложены все необходимые документы. К таким документам, например, относится справка о наличии или отсутствии у физического лица-должника статуса индивидуального предпринимателя, которая должна быть получена в срок не позднее чем за 5 дней до подачи заявления о банкротстве. Или наличие платежного поручения о внесении на депозит суда 25 000 рублей для вознаграждения арбитражному управляющему в случае отсутствия денег у должника.

Отсутствие любого из вышеуказанных моментов – это 100% основание для оставления иска без рассмотрения.

Кроме того, есть формальные основания и для затягивания процедуры: 

1. Кредитор не прислал заявление должнику или прислал его без приложений.
Действия: подаем ходатайство об отложении судебного заседания для ознакомления с материалами дела.

2. Кредитор не приложил к иску и/или не принес на судебное заседание первичную документацию: договоры, накладные, акты и т.д.
Действия: указываем на отсутствие документов в отзыве или устных пояснениях, просим отказать в иске со ссылкой на п.26 Постановления пленума ВАС №35 от 22.06.2012г.

Скачать судебную практику по лайфхаку №1 можно тут:


Лайфхак №2:
финансирование процедуры банкротства

В соответствии с действующим законодательством финансирование процедуры банкротства ложится на плечи должника. Но что делать, если у должника денег и имущества нет? В этом случае закон предлагает кредитору взять на себя эту ношу.

Причем, при банкротстве физического лица, как уже было сказано выше, закон обязывает кредитора сразу принять на себя бремя оплаты вознаграждения и расходов на процедуру.

А вот при банкротстве юридического лица часто удается обойтись лишь согласием кредитора на финансирование на сумму не менее 200 000 рублей. Однако, если состояние кредитора позволяет усомниться в его платежеспособности или согласие отсутствует, то есть шанс не ввести банкротство. Напомню, что это работает лишь в случае отсутствия имущества у самого должника, по крайней мере, ликвидного имущества.

Действия: анализируем состояние кредитора. Если по данным Контур-фокуса/Спарка и иных аналогичных баз данных активы кредитора минимальны, смело пишем в отзыве, что не стоит доверять кредитору на слово, и просим суд обязать заявителя внести на депозит суда определенную сумму. Естественно это сработает лишь при отсутствии у должника ликвидного имущества, достаточного для финансирования банкротства.

Скачать судебную практику по лайфхаку №2 можно тут:


Лайфхак №3:
мировое соглашение

Классическая в общем-то схема, которая позволяет затянуть процедуру на несколько месяцев, если соблюдать верный порядок действий.

Действия:

  1. Ходатайство об отложении для подготовки проекта мирового соглашения, для подтверждения серьезности намерений вносим небольшую сумму в счет погашения задолженности;
  2. К следующему заседанию приносим проект мирового соглашения, передаем стороне на утверждение; для подтверждения платежеспособности приносим справки о дебиторах, иных активах, о судебных спорах с должниками и т.д.;
  3. К следующему заседанию вносим корректировки в проект мирового соглашения, еще раз оплачиваем небольшую сумму.

Конечно, пройти все эти этапы возможно лишь при согласии кредитора на решение вопроса мирным путем. Однако даже если кредитор будет активно возражать, на одно отложение вы можете смело рассчитывать.

Лайфхак №4:
оспаривание судебных актов

Оспаривание практически любых отказов – замечательный способ затянуть суд на пару лет). Дело в том, что при рассмотрении апелляционной, кассационной и иных жалоб все материалы банкротного дела уйдут в другую инстанцию. А нет дела – нет судебного заседания. Однако не забывайте про злоупотребление правом!

Действия:

  1. В рамках дела о взыскании задолженности подаем в суд иск о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам;
  2. Параллельно подаем в суд в рамках дела о банкротстве ходатайство о приостановлении производства по делу до рассмотрения иска о пересмотре судебного акта;
  3. Откладываемся по одной из вышеназванных причин;
  4. Отказ в удовлетворении ходатайства оспариванием в вышестоящих инстанциях.


Лайфхак №5:
свои кредиторы

Чудесное средство при наличии большой задолженности перед рядом чужих кредиторов.

Действия:

  1. Заменяем подателя иска правопреемником через выкуп долга, откладываемся для оформления процессуального правопреемства;
  2. Быстро подаем несколько исков от своих кредиторов, которые попадают в очередь (конечно, тут надо подготовиться: нужны свои кредиторы с решением суда!)
  3. И долго-долго заключаем с ними мировые: сначала с первым, потом со вторым и так далее.

Кстати это «любимое» средство застройщиков. Вот один из примеров: дело № А40-245757/2015 АО «Объединенная строительная компания»

Резюме

Нет ничего невозможного, если очень захотеть. От вас потребуется немного финансовых вложений, а «Игумнов Групп» поможет не облажаться при выборе стратегии и реализует тактику. И, вуаля, ваше банкротство затянуто на долгие годы!
Как мы отбились от субсидиарки в 220 млн. Дело А40-18821/2017

Опубликовано: Сентябрь 20, 2018 в 10:29 дп

Категории: Без рубрики

Дело: А40-18821/2017
Размер проблемы: 220 млн рублей
Начало проекта: октябрь 2017г.
Внедрение: 7 месяцев
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 210 н/час
Темп: в рабочем порядке
Результат: выигран суд
Стоимость: семизначная, в рублях

В 2013 году в Москва-Сити было завершено строительство самого высокого небоскреба Европы: башни «Меркурий Сити». Заказчиком строительства, инвестором и застройщиком выступали структуры Кесаева Игоря Альбертовича, миллиардера и владельца крупнейшего табачного дистрибьютора «Мегаполис», розничной сети «Дикси», девелоперской компании «Меркурий» и ряда заводов и пароходов поменьше.

Ответственным за стройку и отделку в этом небоскребе был Сизых Юрий Васильевич. Солидный бюджет ему доверили не случайно. Но вот беда, его команде не удалось выдержать внутриполитической борьбы, и он был уволен всего через полгода работы.

Группировке, занявшей его пост, требовалось обосновать серьезное повышение сметы расходов. «Крайним» в такой ситуации было логично назначить предыдущего руководителя и организацию, привлеченную им для выполнения основного объема работ. Идея знакомая каждому строителю, но в данном случае потребовавшая дополнительных усилий для ее большей убедительности.

И вот в октябре 2017 в Арбитражный суд г. Москвы поступает заявление о привлечении Сизых Ю.В. и Ахметова Р.Р. к субсидиарной ответственности на сумму 220 млн рублей. Основанием для привлечения является вывод денег в пользу строительной компании «Спайс», которая не выполнила оплаченные работы. По мнению наших будущих оппонентов, реальным бенефициаром этого юридического лица является Сизых Юрий, а Ахметов Ренат – «номинальный» директор, действовавший в его интересах.

Вот в этот момент на сцене и появляется «Игумнов Групп». Мы были знакомы со всеми участниками эпического махача задолго до его начала (с кем-то очно, с кем-то заочно) и успели зарекомендовать себя с положительной стороны. Поэтому тендеров по выбору юридической компании не подразумевалось, и мы сразу приступили к работе.


Плюсы проекта
Проект с «нуля»
Рассмотрение дела было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную защиту со старта.

Один ответственный за результат
В деле не успели «поковыряться» широкопрофильные юристы и адвокаты, поэтому нам не требовалось исправлять чужих ошибок.

Запас времени
До первого судебного заседания у нас было больше месяца, что давало нам возможность нормально подготовиться.

Вина бенефициара требует доказывания
В данной конкретной ситуации Сизых Ю.В. не являлся виновным лицом, пока истцом не было доказано обратное. Презумпция вины у Юрия отсутствовала, т.к. он юридически никак не относился к компании «Спайс» (не являлся ни участником, ни одним из директоров).

Знакомая тема
Не первый суд по субсидиарке, с которым мы имеем дело.
Минусы проекта
Строители
Редкостные расп*здяи, да простит меня заказчик. Всегда проблемы с документами и обилие мутных схем, выполненных на уровне школьника. Но справедливости ради признаю, что строители приносят нам не только головняк, но и неплохой доход, как только попадают в переплет.

Профессиональное нападение
Нашими оппонентами были практикующие арбитражные управляющие и юристы по банкротству, а не вчерашние студенты.

Административное влияние
Мы осознавали, что с нами борется не лично Кесаев И.А. (на кону не те деньги), но не до конца понимали, насколько сильные рычаги были задействованы, чтобы выставить ситуацию в нужном свете. Учитывая, что на наших клиентов уже выходили служивые люди, мы должны были предусматривать и такой вариант развития событий.

Несколько стейкхолдеров
Что важно для ген. директора, не имеет значения для бенефициара бизнеса. И наоборот. Поэтому в деле должно быть две самостоятельных линии защиты, каждая из которой потребует согласования и корреляции с другой.

Гендир виновен по умолчанию
Ахметов Р.Р. являлся директором и единственным участником «Спайс», а значит признавался виновным лицом по умолчанию. Доказывать обратное должны были мы.

«Ценные» советы
По уже имеющемуся опыту сотрудничества с клиентом мы знали, что придется бороться с массой «полезных» советов, как нам делать свое дело. Здесь главное – не поддаться и не сорваться на косметические процедуры, вместо работ по существу.


Версия конкурсного управляющего

Как и всегда работу по проекту мы начали с ознакомления с материалами судебного дела.

Из полученных копий стало ясно, что конкурсный управляющий считал Сизых и Ахметова виновными в реализации следующей банальной схемы:

Сизых Юрий имел единоличное право принимать решение о выборе того или иного подрядчика для осуществления строительных и отделочных работ в башне «Меркурий Сити». Он без проведения тендера заключил договора подряда с компанией «Регион» во главе с Ахметовым Ренатом.

При этом Ахметов, являясь квалифицированным прорабом, не мог выполнять функции генерального директора и осуществлял эти обязанности номинально. Всей деятельностью компании управлял Сизых, который вывел на «Регион» денежные средства девелопера. После чего подрядчик выполнение работ прекратил, экономическую деятельность завершил, был переименован в «Спайс» и переоформлен на супер-массового руководителя.

Вина же Ахметова и Сизых заключается в том, что они действовали совместно и заведомо с целью причинения ущерба заказчику. А чтобы скрыть следы правонарушения Ахметов не сдавал бухгалтерскую отчетность, провел мероприятия по изменению названия и смене руководителя юридического лица и затем «бросил» компанию.

В подтверждение своей версии, конкурсный управляющий ссылался на официальный ответ налоговой, согласно которому Ахметов Р.Р. не сдавал бухгалтерскую и налоговую отчетность за период своего руководства. А также на судебный акт, вступивший в законную силу по другому делу, в соответствии с которым с ООО «Спайс» было взыскано 220 млн рублей в счет возмещения неосновательного обогащения и договорной неустойки за неоказанные заказчику работы. Таким образом, вину указанных лиц управляющий считал доказанной на 100%.

А при чем тут Беня?

Если логический ход мысли в отношении бывшего директора Ахметова Р.Р. можно было хоть как-то понять, то с Сизых Ю.В. у нас осталась полная неясность. Каким образом, заявитель собирается доказывать, что Юрий был реальным бенефициаром компании «Спайс»?

Ситуация прояснилась на первом же судебном заседании 13 декабря 2017 года: конкурсный управляющий изъявил желание вызвать в качестве свидетелей несколько человек, которые работали совместно с Сизых Ю.В. и могли подтвердить его управление данной компанией.

Судьей у нас была Кузнецова Л.В. – женщина неторопливая, аккуратная и вникающая в детали – поэтому проскочить «на шару» тут рассчитывать не приходилось. Она любит разбирать дело до последнего: пока у сторон не исчерпаются все доводы. Закономерно, что просьбы о вызове свидетелей были удовлетворены. Впрочем, как и все последующие ходатайства об истребовании доказательств.

Но в тот момент важнее было то, что мы окончательно поняли тактику наших оппонентов и могли прогнозировать дальнейшее развитие событий с учетом личности судьи. Следующий ход был за нами.

Кто тут юристы: мы или клиент?

И вот в этот момент со стороны клиента начался мощный креатив: что нам следует сделать, проработать и доказать….

Были и «ценные» указания восстановить сроки и оспорить в апелляции судебный акт о взыскании 220 млн рублей со «Спайс», т.к. данное решение лежит в основе заявления о привлечении к субсидиарке, а между тем привлекаемые лица не участвовали в его вынесении.

Еще были мнения обосновать выполненные «Спайс» работы с проведением соответствующих строительных экспертиз со ссылками на ГОСТы и СНИПы.

И каких еще только «гениальных» идей мы не услышали в то время и последующие полгода… И будь мы добрее, вы бы сейчас читали кейс о провале миссии, а не историю успеха. Но к нашей чести нам удалось культурно и почти без мата убедить заказчика в необходимости сосредоточиться на Правде и на Главном, а не распылять усилия на второстепенные задачи. Итак, Правда и Главное.

Правда. Ахметов Ренат

Ахметов Ренат, устав батрачить на дядю, одним прекрасным утром решил создать свой бизнес. Благо накопленный опыт в строительной отрасли был немалым.

В качестве мощной заявки на будущий успех был выбран имиджевый проект: небоскреб «Меркурий Сити». Ради получения бесценной строчки в портфолио выполненных работ, Ренат дал цены на свои услуги по себестоимости, в связи с чем сразу же лишился потенциальных конкурентов на данном объекте, но нажил массу врагов из высшего менеджмента девелопера.

Ему прямым текстом дали понять, что, если он хочет не только «построить», но и сдать работы, цены нужно поднять минимум раза в три и заложить интересы всех участвующих в процессе лиц. Ренат не был готов к такому повороту и от предложения вежливо отказался, тем более что люди, желающие получить «откат», не могли влиять на уже заключенный договор подряда с его компанией. Сразу после отказа, Ренат столкнулся с жестким противодействием служб заказчика, ответственных за контроль, приемку и проведение оплат по выполненным работам.

Малую долю работ он все-таки сдать смог. А по остальной части Рената без устали «катали на лыжах» под разными предлогами. Это длилось ровно до тех пор, пока однажды его людям не заблокировали проход в здание. Ахметов остался без доступа к материалам и оборудованию, а впереди замаячила перспектива бесконечных судебных разбирательств с монстром девелоперского рынка.

Полученные авансы были давно израсходованы, а на последних этапах работы вообще делались за личные деньги Рената. Поэтому он не мог себе позволить многолетнюю юридическую борьбу и стал искать инвесторов, готовых купить компанию с лицензией СРО и потенциальной дебиторкой на несколько десятков миллионов, которую достаточно было грамотно просудить.

Найдя такого желающего, он переоформил компанию на нового владельца. То, что на нем было уже больше сотни юридических лиц, Рената остановить не могло, т.к. закон не содержит запретов на совершение сделок с владельцами холдингов.

В подтверждение нашей версии событий суду были представлены разные доказательства: переписка с соответствующими службами заказчика, направленные в их адрес акты выполненных работ и финансовые сметы, свидетельские показания субподрядчиков и т.д.

Также у Рената, о чудо, внезапно нашлись электронные ответы от налоговой о сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности (как же мы любим такие удачные стечения обстоятельств!).

Правда. Сизых Юрий

С Юрием Сизых картинка также выходила прямо противоположная тому, как это виделось конкурсному управляющему.

Юрий Васильевич был принят на должность директора по строительству. На своем посту он действовал строго в соответствии с приказом о своем назначении и должностной инструкцией. Эти документы давали ему широченные полномочия, в том числе в части привлечения любого подрядчика без проведения тендера. К работе он подходил педантично и руководствовался интересами работодателя, что подтверждается отсутствием дисциплинарных взысканий и каких-либо претензий или исков о взыскании ущерба. С должности был уволен по собственному желанию, а не по статье.

Компанией «Спайс» Юрий не управлял, т.к. на всех совещаниях и планерках присутствовал ген. директор этой компании – Ахметов Р.Р. – который и представлял ее интересы, нанимал сотрудников и контролировал выполнение работ. Что подтверждается копиями соответствующих протоколов и отчетов.

Таким образом, отношения Сизых и Ахметова носили сугубо рабочий характер в формате «заказчик – подрядчик».

При этом конкурсным управляющим не были представлены доказательства того, что Сизых принимал участие в регистрации юридического лица, назначении Ахметова на пост директора, открытии расчетного счета и иных хозяйственных операциях компании «Спайс». Как и не были представлены доказательства того, что он получал от нее деньги или иным способом являлся выгодоприобретателем от ее деятельности. А доказывать это, между прочим, обязанность заявителя иска!

Свидетели

Оппоненты, конечно же, с нашей версией событий не согласились. В ход пошли свидетели.

Надо отметить, что свидетели – это штука непредсказуемая. И дело не в том, что Арбитражные суды признают их пока откровенно слабо. Проблема скорее в том, что если даже заранее хорошо отрепетировать правильные ответы (что делать надо обязательно), всегда остается вероятность шального вопроса от оппонентов, на котором очевидец обязательно облажается. Что и произошло.

Ни один из опрошенных свидетелей не дал 100% результата в пользу наших оппонентов. Благодаря заранее продуманным вопросам, мы так или иначе выбивали из них ответы, прямо или косвенно подтверждающие нашу версию событий: то один из подрядчиков расскажет о том, что «…на совещаниях присутствовал вместе с Ахметовым…», то руководитель службы надзора подтвердит, что «…хоть Ахметов и работал отвратно, но тем не менее работы к сдаче предъявлял…», то и тот и другой согласятся с тем, что«…не видели и не присутствовали в момент, когда Сизых совершал платежи от имени «Спайса» по его банк-клиенту…» и «…Сизых действовал в соответствии со своими полномочиями и привлекал к работе и других подрядчиков…» и т.д.

Главное. Стратегия и тактика

Чтобы привлечь к субсидиарке одновременно и генерального директора Ахметова Р.Р. и якобы бенефициара Сизых Ю.В., нашим оппонентам необходимо было доказать, что:

  1. Ахметов совершал действия / бездействия, которые привели к состоянию неплатежеспособности (в том числе не сдавал или искажал бухгалтерскую отчетность)
  2. Сизых был выгодоприобретателем от деятельности «Спайс».

Понимая это, наша тактика была прямо противоположной:

  1. Доказать, что в составе действий Ахметова нет вины в причинении ущерба кредиторам. Причем здесь надо отметить, что Ахметов Р.Р. – это «ключевой» момент во всей этой истории. Если нет оснований для привлечения к субсидиарке Рената, то Юрий выпадает из зоны претензий автоматически. Поэтому защите в части Ахметова уделялось особое, если не сказать, главное внимание.
  2. Доказать, что Сизых не являлся выгодоприобретателем от деятельности «Спайс» и никаким иным образом не определял его деятельность. Этот аспект имел бы значение только в том случае, если суд счел бы обоснованным привлечение Ахметова, тогда его внимание переключилось бы и на Юрия.

Поэтому наши доводы были разбиты по двум указанным направлениям:

1. В случае с Ахметовым мы представили доказательства сдачи бухгалтерской отчетности и настояли на том, чтобы они были направлены в налоговую вместе с судебным запросом. Одновременно мы доказали, что сделки «Спайс» не совершались в убыток и не были направлены на причинение ущерба кредиторам.

Касательно судебного решения о взыскании 220 млн, мы обосновали позицию о том, что данный судебный акт не свидетельствует о наличии вины в действиях нашего клиента, т.к. получение денег Должником не могло причинить ущерб кредиторам. Следовательно, решение суда лишь подтверждает наличие задолженности Должника перед девелопером, чего мы и так не отрицаем.

Ну и было еще немного других доводов по мелочи, которые нет смысла переписывать сюда в полном объеме.

2. С Сизых все было еще проще: здесь мы грамотно раскручивали «вражеских» и опрашивали «дружеских» свидетелей, ссылались на документы, регулирующие деятельность Юрия на посту «Директора по строительству». И доводили до суда информацию о том, что Сизых никогда не получали выгод от деятельности «Спайс», а доказательства обратного нашими оппонентами не представлены.

3. Одновременно мы ломали доводы конкурсного управляющего о том, что «Сизых – Ахметов» – это группа лиц, действовавших в одной связке. С учетом имеющихся документов и показаний всех свидетелей, это было не такой уж тяжкой работой.

К шестому судебному заседанию доводы были исчерпаны, а все свидетели опрошены. Мы вышли на финишную прямую.

Результат

На последнем судебном заседании, 28 мая 2018 года, судья еще раз выслушала позицию конкурсного управляющего и наши аргументы. Затем удалилась в совещательную комнату.

Через 30 минут в тишине судебного зала прозвучала версия: «Раз так долго думает, значит привлечет». Наши голоса разделись:

  1. «Привлечет обоих» (Марина)
  2. «Привлечет только Рената» (Владимир)
  3. «Никого не привлечет. Просто у судьи обеденное время» (Плоская шутка от Дмитрия)

На кон была поставлена бутылка «Дом Периньон» и ожидания продолжились.

Ну финал вы уже знаете. Как теперь знаете и участников распития слабоалкогольной шипучки. Чтобы получить судебные акты по этому делу, оставьте свою почту здесь:


В чем смысл?

Есть классный фильм про работу адвоката: «Первобытный страх», вышел в 1996 г. Не помню дословно цитату главного героя, но смысл ее сводится к следующему: «Не бывает одной правды. У каждого она своя». Можем подписаться под каждым словом. От себя могу только добавить: кто убедительней, тот обычно и прав.
Как контролировать банкротство через агентский договор

Опубликовано: Сентябрь 13, 2018 в 11:27 дп

Категории: Без рубрики

Одна из самых интересных схем при создании «дружественной» кредиторки – агентский договор. И действительно, агентский договор – замечательная вещь: свел продавца и покупателя, исполнителя и заказчика, и получил свое, ничем кроме договора не ограниченное, вознаграждение. В чем особенности такой схемы и так ли легко включиться в реестр кредиторов по задолженности, возникшей из агентского договора, мы обсудим в этой статье.

Про агентскую схему

Агентский договор бывает двух видов:

  1. договор, в котором Агент выступает от имени Продавца/Исполнителя, т.е. осуществляет поиск клиента, с которым в дальнейшем заключает договор лично Продавец или Исполнитель;
  2. договор, в котором Агент выступает вместо Продавца/Исполнителя, т.е. договор купли-продажи или оказания услуг заключается с самим Агентом.

В обоих случаях все расходы по агентскому договору несет не Агент, а Заказчик (Принципал). Он же и выплачивает агентское вознаграждение.

Агентские отношения регулируются главой 52 Гражданского кодекса и условиями самого агентского договора.

Чем же хорош агентский договор для создания кредиторской задолженности? Да тем, что практически любую хозяйственную сделку Должника можно «прицепить» к агентскому договору.

Например:
  • осуществляет Должник оптовую торговлю дверьми – агентский договор на поиск оптовых покупателей;
  • производит мясные консервы – агентский договор на поиск дистрибьютеров;
  • оказывает услуги по клинингу – агентский договор на поиск, информационное сопровождение и подготовку документов на участие в конкурсах на заключение договоров клининговых услуг.

Так что агентский договор заслуженно пользуется популярностью при создании «своей» кредиторки. Однако борьба с включением в реестр «левых» кредиторов идет не на жизнь, а на смерть. И с агентской схемой также можно справиться.

Хочу сразу отметить, что в агентской схеме чаще всего используется первый вид договора, в котором Агент только ищет клиентов, но не принимает на себя обязательства осуществить поставку товара или оказать услугу. И это понятно, ведь «дружественного» кредитора редко готовят заранее, красиво вписав его наличие в действующий макет бизнеса. Поэтому, когда на горизонте уже маячит банкротство, должники «задним числом» активно рисуют агентские договоры на все возможные крупные и не очень сделки.

Однако и второй вид договора используется теми компаниями, которые заранее смотрят в будущее, ну или просто «немного» регулируют свое налогообложение. :)

Как отказывают

Индивидуальный предприниматель Смаль А.С. обратился с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ООО «Орион» на сумму 50 млн рублей. Требования кредитора вытекали из агентского договора, в соответствии с которым ИП Смаль А.С. обязался поспособствовать заключению договора об инвестиционной деятельности с ООО «Девелопмент-СПБ». К заявлению были приложены копии Агентского договора, отчета и Акта с согласованной стоимостью работ Агента.

Суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что задолженность правомерна, и включили ее в реестр требований «Ориона» несмотря на возражения иных кредиторов. Арбитражный суд Московского округа отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение. Суд посчитал, что заявителем не доказаны следующие моменты:

  1. в материалах судебного дела отсутствуют оригиналы первичной документации, они же не представлялись на обозрение суда, в протоколе такая информация отсутствует;
  2. согласованная Актом сумма задолженности в 50 000 000 рублей не имеет обоснования. В Агентском договоре сумма вознаграждения Агента установлена в размере 5% от суммы заключенных и зарегистрированных в установленном порядке сделок по Договору об инвестиционной деятельности. По факту же в деле отсутствует оценка выполненных по Договору об инвестиционной деятельности услуг и расчет пятипроцентного вознаграждения;
  3. отсутствуют доказательства реальности оказанных услуг, т.е. не представлен Договор об инвестиционной деятельности с ООО «Девелопмент-СПБ» и вся первичная документация к данному договору;
  4. не исследовался вопрос ценообразования оказанных услуг по Договору об инвестиционной деятельности;
  5. не дана оценка доводам об аффилированности Заявителя и Должника.

Скачать судебную практику по делу можно здесь:


И еще один пример

В рамках дела о банкротстве ЗАО «СК Строймонтаж» в реестр обратился кредитор ООО «Комфорт-девелопмент» с задолженностью, вытекающей из агентского договора. Агентский договор принадлежал ко второму виду, то есть Комфорт-депелопмент заключало Договоры с потребителями услуг от своего имени, а ЗАО «СК Строймонтаж» являлось исполнителем услуг. К агентскому договору заявитель представил 30 актов, 19 договоров с контрагентами и копии агентских отчетов. Также дополнительно были представлены копии доверенностей на представителей, которые подписывали акты и согласовывали отчеты агента.

Несмотря на это суд первой инстанции отказал во включении заявителя в реестр требований, апелляция решение суда поддержало. Основания для отказа суд указал следующие:

  1. к отчетам Агента не приложены доказательства расходов, понесенных за счет Должника;
  2. из представленных 19 договоров с контрагентами 6 никак не связаны с предметом агентского договора;
  3. отсутствуют доказательства фактического исполнения оставшихся 13 договоров, т.е. не представлена первичная и закрывающая документация, доказательства поступления оплат по данным договорам;
  4. первичная учетная документация признана не подписанной, т.к. доверенности на представителей (подписантов) не содержат образцов росписей, что не дает возможным установить, что акты и отчеты подписаны именно этими лицами. Также должником не представлен подписанный руководителем и согласованный главным бухгалтером список лиц, которые имеют право подписывать от имени общества документы первичного учета;
  5. агентский договор содержит пункт, в соответствии с которым полученные Агентом платежи по заключенным контрактам перечисляются им на счет должника за вычетом вознаграждения. Таким образом оплата вознаграждения должна была проводиться зачетом взаимных требований. Изменений к агентскому договору не представлено.

Скачать судебную практику по делу можно здесь:


Выводы и рекомендации

Итак, агентская схема при создании «дружественной» кредиторки может быть обречена на провал, если конечно кредитор заранее не предусмотрел все возможные ошибки. Чтобы быть уверенным, что задолженность будет включена в реестр требований, нужно соблюсти следующие условия:

1. агентский договор должен быть фактически заключен в указанную на нем дату;

2. договор и все остальная документация должны быть подписаны уполномоченными лицами, у кредитора должны быть оригиналы или заверенные (лучше нотариально) копии документов, подтверждающих данные полномочия;

3. к агентскому договору обязательно нужно приложить оригиналы (заверенные копии) следующих документов:
  • отчеты агента в соответствии с договором,
  • акты оказанных услуг,
  • документы, подтверждающие понесенные расходы,
  • платежные поручения/квитанции об оплате понесенных расходов,
  • заключенные договоры с контрагентами, вытекающие из условий агентского договора, и вся первичная документация, подтверждающая оказание услуг/реализацию товаров и оплату;

4. если отчет агента или акт не содержит расчета вознаграждения (при процентном его исчислении), то необходимо документально доказать сумму задолженности;

5. ну и конечно не желательно вести бизнес с аффилированными компаниями или, по крайней мере, не оставаться им должными!

По всем вопросам работы с кредиторской задолженностью вы можете смело обращаться в «Игумнов Групп».
Все об оспаривании сделок должника в процедуре банкротства

Опубликовано: Сентябрь 6, 2018 в 12:29 пп

Категории: Без рубрики

В предыдущих статьях, мы шаг за шагом разобрали схемы по выводу различных видов активов в преддверии банкротства. А также методы кредитора по противодействию подобным некрасивым действиям должника.

Так например, в части №1 мы поговорили о возврате денежных средств, выведенных в течение месяца до банкротства, в части №2 обсудили, как разломать схемы по списанию ликвидной дебиторки за полгода до принятия заявления о банкротстве, в части №3 – как вернуть автотранспорт, проданный в последний год деятельности компании, в части №4 – как работать с недвижимостью, проданной три года назад, и в части №5 развеяли мифы «бывалых» юристов о том, что невозможно оспорить сделки, совершенные за 10 лет до банкротства должника.

Если вы хотите получить все эти статьи «скопом», то оставьте свой е-мейл и мы пришлем их вам в одном письме:


Таблички, таблички…

Пришла пора свести всю информацию в одну кучу. Мы попробуем сделать это человеческим языком, упростив некоторые моменты (да извинят меня профессионалы).



Сделка за 1 месяц до банкротства Сделка за 6 месяцев до банкротства Сделка за 1 год до банкротства Сделка за 3 года до банкротства Сделка за 10 лет до банкротства
Название сделки Сделка с предпочтением Сделка с неравноценным встречным исполнением Сделка со злоупотреблением правом
Период совершения сделки Совершена за 1 месяц до принятия Арбитражным судом заявления о банкротстве Должника или после его принятия Совершена за 6 месяцев до принятия Арбитражным судом заявления о банкротстве Должника или после его принятия Совершена за 1 год до принятия Арбитражным судом заявления о банкротстве Должника или после его принятия Совершена за 3 года до принятия Арбитражным судом заявления о банкротстве Должника или после его принятия Совершена в течение 10 лет до момента принятия судом искового заявления об оспаривании данной сделки
Применяемые нормы* п.2 ст.61.3 ФЗоБ п.3 ст.61.3 ФЗоБ п.1 ст.61.2 ФЗоБ п.2 ст.61.2 ФЗоБ ст.10, ст.168 Гражданского кодекса РФ
Обстоятельства, которые необходимо доказать Один из кредиторов получил «больше», чем он мог бы получить в результате банкротства должника. 1. Один из кредиторов получил «больше», чем он мог бы получить в результате банкротства должника.
2. При этом данный кредитор располагал информацией о предбанкротном состоянии должника.
Имущество выведено должником по заниженной цене. Таким образом, кредиторы недополучили денег, которые могли бы получить, если бы должник реализовал активы по рыночной цене. 1. В результате оспариваемой сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов.
2. Ответчик знал о цели должника причинить данной сделкой ущерб своим кредиторам.
Сделка совершалась с целью причинения ущерба, а не с целью извлечения финансового (или хозяйственного) результата.
Особенности Предполагается, что аффилированное или заинтересованное лицо заведомо знало о неплатежеспособности должника. Обязанность доказывать обратное возложена на ответчика. Рыночная стоимость выведенного имущества определяется профессиональным оценщиком, которого выбирает суд по ходатайству одной из сторон.
В случае невозможности вернуть имущество в натуре, суд может обязать Покупателя вернуть его стоимость деньгами.
1. Причинение вреда кредиторам предполагается, если:
• Должник на момент сделки был неплатежеспособным или стал таким в результате сделки
или
• Сделка безвозмездная
или
• Связана с выплатой стоимости доли выходящему из общества участнику
или
• стоимость выведенных активов составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника
или
• Должник исказил или скрыл бухгалтерские и правоустанавливающие документы
или
• после сделки должник продолжал пользоваться и распоряжаться имуществом
2. Предполагается, что ответчик знал о цели должника причинить сделкой ущерб своим кредиторам, если:
• Он был аффилированным / заинтересованным лицом
или
• обладал информацией или должен был знать об ущемлении прав кредиторов или предбанкротном состоянии стороны по сделке (должника)
Обязанность доказывания факта злоупотребления правом, возлагается на заявителя по иску (арбитражного управляющего, налоговую или кредитора).
Также при оспаривании сделки в процедуре банкротства заявителю необходимо доказать, что сделка выходит за пределы обстоятельств, установленных статьями 61.2 и 61.3 закона о банкротстве. В противном случае должны быть установлены обстоятельства, предусмотренные ФЗоБ.
Пример оспоримых сделок • Представление обеспечения (залога) в пользу отдельного существующего кредитора.
• Непропорциональное распределение денег между существующими кредиторами.
• Взаимозачет требований с отдельным кредитором при наличии других кредиторов.
Любые иные сделки, при которых один из кредиторов получает большее удовлетворение, чем он мог бы получить в результате банкротства должника.
• Уступка ликвидной дебиторки по договору цессии ниже «номинала».
• Продажа движимого и недвижимого имущества по заниженной цене.
• Мена векселей и акций «голубых фишек» на ценные бумаги «помоек».
Любые иные сделки, в результате которых должник получил меньше денег, чем он мог бы получить, реализуя активы «в рынок».
В зоне риска любые сделки, совершенные после предъявления претензий к должнику: продажа (дарение, обременение и так далее) имущества по заниженной цене в процессе рассмотрения иска о взыскании задолженности или после вынесения судебного решения по подобному делу. Аналогичные действия в ходе исполнительного производства.
Срок исковой давности Арбитражный управляющий / кредитор обязан подать на оспаривание сделки в течение 1 года с момента, когда он узнал о совершенной сделке.
В общем случае данный срок отсчитывается с момента введения конкурсного производства в отношении должника.
Арбитражный управляющий / кредитор обязан подать на оспаривание сделки в течение 3 лет с момента, когда он узнал о совершенной сделке.
В общем случае данный срок отсчитывается с момента введения конкурсного производства в отношении должника.
Кто может оспаривать сделки Любой участник дела о банкротстве: кредитор, имеющий любое количество голосов в реестре требований кредиторов, уполномоченный орган (налоговая), арбитражный управляющий.

*Примечание: необходимо отметить, что указанные нормы не являются конечными. Как вариант, сделки могут оспариваться и по корпоративным основаниям. Например: совершенные в ущерб участникам общества и без их должного одобрения. Здесь мы расписали лишь наиболее распространенные способы возврата имущества. А под «экзотику» всегда можно найти свою специфическую статью. 

Сроки давности

Со сроками давности обычно у всех большая путаница. Поэтому на них остановимся отдельно.

Если не лезть сильно вглубь, то все сроки можно разделить на 2 группы: в соответствии с тем, по каким именно основаниям вы собираетесь оспаривать сделки должника. А как вы помните, глобально мы можем действовать либо по нормам Гражданского кодекса, либо по основаниям Закона о банкротстве.

I. По Гражданскому кодексу

Основное правило: срок отсчитывается «ВПЕРЕД» с момента совершения сделки.

Срок исковой давности для сторон сделки (покупатель, продавец): 3 года с момента совершения сделки.

Срок исковой давности для лиц, не являющихся сторонами сделки (арбитражный управляющий, кредиторы, гос.органы): 10 лет с момента совершения сделки. Здесь, по общему правилу, на подачу иска третьим лицам отводится три года с момента введения конкурсного производства. Ну и понятно, что в любом случае, на дату принятия иска судом, не должны истечь указанные десять лет.

Кстати, у сделок с недвижимостью есть одна особенность: датой их совершения считается день регистрации сделки Росреестром, а не дата подписания договора. Имейте это в виду при исчислении сроков.

II. По Закону о банкротстве

Основное правило: срок совершения сделок (1 месяц, 6 месяцев, 1 год или 3 года) отсчитывается «НАЗАД» с момента принятия заявления о банкротстве. В общем случае, этим моментом считается ДАТА ПУБЛИКАЦИИ соответствующего определения Арбитражного суда, но никак не отметка канцелярии о поступлении иска. И точно не момент введения какой-либо из процедур банкротства.

Срок исковой давности: в общем случае, 1 год с момента введения конкурсного производства. Если спустя 12 месяцев после своего назначения конкурсный управляющий не подал заявление об оспаривании сделок по банкротным основаниям, то он должен будет доказать, что, действуя добросовестно и разумно не мог узнать о сделке раньше. В противном случае суд откажет в удовлетворении иска в связи с пропуском годичного срока давности (здесь я по умолчанию подразумеваю, что соответствующее ходатайство было своевременно заявлено ответчиком). 

Миноритарный кредитор

И последний миф на сегодня: кредитор, у которого меньше 10% в реестре требование кредиторов, не может оспаривать сделки должника.

Это заблуждение активно распространяют либо теоретики, прочитавшие пункт 2 статьи 61.9 закона о банкротстве, но не дотянувшиеся до судебной практики, либо горе-юристы, намеренно убеждающие своего клиента в том, что «главное назначить лояльного арбитражного управляющего, и наступит счастье».

На самом деле любой юрист «с мозгами» легко обойдет данное ограничение законодательства. Мы научились это делать еще лет 7-8 назад, когда взыскивали деньги с одного воронежского бизнесмена, имея всего 6% в реестре требований.

План действий

Если у миноритарного кредитора нет заветных 10% в реестре требований кредиторов, но сделки оспорить очень хочется, то вся активность сводится к 3 последовательным шагам:

  1. Сначала выбиваешь из «недружественного» арбитражного управляющего всю информацию, необходимую для идентификации подозрительных сделок. Как это сделать, если он активно сопротивляется – тема отдельной статьи. Но самый простой вариант – обратиться в юридическую компанию «Игумнов Групп».
  2. Затем пишешь письмо этому же арбитражному управляющему с требованием оспорить выявленную вами сделку. И подкладываешь под это грамотное обоснование: должно быть видно, что есть реальные перспективы для ее отмены. Писать письма из разряда «я сильно нуждаюсь, и поэтому сделайте хоть что-нибудь» не стоит. Такие обращения не вызывают ничего кроме жалости. Будьте профессионалом. Или наймите их (см. пункт 1).
  3. После того, как ваша скромная персона будет проигнорирована, подаете жалобу в Арбитражный суд. Просите признать бездействия арбитражного управляющего незаконными, причиняющими вам ущерб, и отстранить его от ведения процедуры банкротства.

Если вы грамотно сделали два предыдущих пункта и не облажались при подготовке жалобы, суд с удовольствием ее удовлетворит. После этого, вновь назначенному арбитражному управляющему не останется ничего другого как подать соответствующий иск об оспаривании сделки. Иначе он будет следующим, кто слетит с процедуры (а может и потеряет статус).

Если хотите сделать еще умнее, то прямо в жалобе попросите суд представить вам самостоятельное право на оспаривание нужной вам сделки. Вот в этот момент ваши оппоненты совсем офигеют. Поверьте старому вояке. А лучше скачайте соответствующие определения суда и убедитесь сами. Для этого оставьте свой е-мейл здесь:


Ну и напоследок, давайте рассмотрим вариант, когда Должник предусмотрел возможность оспаривания его сделок и принял дополнительные меры по защите выведенного имущества. Например, после переоформления активов, Новый собственник дополнительно заводит их в залог по якобы полученным займам от третьего лица. Насколько надежна такая схема?
Как отобрать личное имущество у поручителя по займам

Опубликовано: Август 30, 2018 в 12:49 пп

Категории: Без рубрики

Многие наши клиенты впадают в легкий шок, когда узнают, что сделки можно оспаривать в течение 10 (десяти) лет с момента их совершения.

В отличие от вас, наш любимый читатель, они просто еще не знакомились с ликбезом о специальных возможностях банкротного законодательства. Иначе они бы уже знали о том, как «разворачиваются» сделки, совершенные за месяцза полгодаза 12 месяцев и за три года до банкротства, и могли бы легко предположить, что законодатель на этом не остановится.

Справедливости ради отметим, что чем дальше сделка от момента банкротства, тем больше усилий надо приложить, чтобы ее разломать. Не исключение и сделки, совершенные за десять лет до банкротства. Для разбора того, как это бывает на практике, возьмем конкретный случай, когда физическое лицо заранее спрятало личные активы.

Безнадежный долг

История поручительства Коноваловой Таляны могла бы закончиться 30 мая 2011 года. В этот яркий солнечный день она проиграла последний суд по взысканию с нее 23 млн рублей. И с этого момента Таляна начала активно готовиться к исполнительному производству и прятать личные активы.

Уже через пару дней – 1 июня 2011 года – она переоформила бытовую технику, мебель и все остальное домашнее имущество на свою дочь. Сделка была оформлена в виде договора дарения. Одновременно выводилась недвижимость и денежные средства.

Как и планировалось, возбужденное исполнительное производство результата не дало. Кредиторы ничего не нашли и остались без денег.

Принятие закона о банкротстве

К несчастью Таляны, спустя 4 года заработал закон о банкротстве физических лиц. Кредиторы получили новый инструмент для взыскания долгов, которым не преминули воспользоваться.

21 октября 2015 г. Арбитражный суд Тюменской области получил заявление кредитора о банкротстве Коноваловой. А еще через год арбитражный управляющий подал несколько исков о признании недействительными сделок по выводу активов Таляны.

Так как между датой совершения сделок (июнь 2011г.) и принятия судом заявления о банкротстве (октябрь 2015г.) прошло более 4 лет, то арбитражный управляющий не мог применить специальные нормы, предусмотренные ст.61.2 и 61.3 закона о банкротстве: по ним давно истек трехгодичный срок исковой давности. Зато к действиям должника, отлично подходили ст.10 и 168 Гражданского кодекса РФ.

В чем суть?

Если коротко, то статьи 10 и 168 ГК РФ говорят о том, что сделки, совершенные со злоупотреблением правом ничтожны.

Если подробней, то:

  1. Под злоупотреблением правом законодатель понимает действия, направленные на причинение ущерба, а не на извлечение финансового (хозяйственного) результата.
  2. Ничтожность сделки означает то, что она изначально считается недействительной в силу закона. И факт недействительности сделки не зависит от желания участвующих в ней сторон.


Оспаривание сделок

Исходя из вышеуказанного, позиция арбитражного управляющего была проста и логична: движимое имущество отчуждалось в пользу аффилированных лиц, в данном случае – дочери. Сделка совершалась при наличии судебного акта о взыскании 23 млн рублей. При этом Должник никаких денег за имущество не получил, т.к. был заключен договор дарения, и продолжал пользоваться якобы отчужденными активами.

Все эти действия были направлена не на реальную передачу указанных предметов, а на причинение ущерба кредиторам путем уклонения от возврата долга. А значит Должник злоупотребил своими правами, сделку необходимо признать ничтожной и вернуть обратно все выведенное имущество.

Методы защиты

Юристы Таляны пытались обороняться. Но их действия были настолько несуразны, что их можно объяснить только нехваткой времени для прочтения закона о банкротстве.

Например, они сделали обратный договор дарения имущества и на этом основании пытались прекратить рассмотрение иска. Но при создании такой схемы не было учтено, что банкрот считается пораженным в правах и не может покупать/продавать имущество и принимать подарки. В подобных сделках его имени полномочен действовать только арбитражный управляющий.

Естественно, такие «талантливые» аргументы ответчика сразу же были отметены судом как мнимые (совершенные лишь для вида).

Срок давности 3 года

В свою защиту юристы Таляны не забыли заявить самый главный довод о пропуске срока исковой давности.

По их мнению, срок исковой давности составляет 3 года с момента совершения сделки. И этот срок истек в июне 2014 года, в связи с чем сделка не подлежит оспариванию.

Вот здесь и кроется главная ошибка, о которой забывает большинство Должников и Покупателей имущества: срок исковой давности действительно составляет 3 года, но начинает он течь не с момента, когда была совершена сделка, а с даты, когда лицо, оспаривающее сделку, узнало или могло узнать о нарушении своих прав. И это принципиальный момент.

Логично, что арбитражный управляющий (лицо, оспаривающее сделку), не мог узнать о нарушении прав кредиторов ранее своего назначения на банкротную процедуру. И вся судебная практика исходит их этой предпосылки. Таким образом, трехлетний срок начинает течь с момента введения процедуры банкротства. Это в общем случае. В частном же случае, управляющий может доказать, что информацию о наличии сделки он получил гораздо позже и срок должен быть сдвинут.

Так и произошло в случае с Коноваловой Таляной. Арбитражный управляющий принес письмо, из которого он узнал о сделке дарения имущества лишь 13.07.2016, а значит срок исковой давности заканчивается в 2019 году.

Откуда 10 лет?

Получается, что сделка может быть оспорена фактически по прошествии любого времени. И чтобы хоть как-то ограничить этот срок, законодатель прописал, что в любом случае срок для оспаривания сделки не может составлять более 10 лет с момента ее совершения. Таким образом, если вы неграмотно вывели свои активы, то переживать и бояться за них надо всего лишь десять лет (а не три года, как вам говорил знакомый юрист).

Результаты

Как вы уже поняли, суд согласился с доводами арбитражного управляющего и признал недействительными все сделки Коноваловой Таляны. В том числе по дарению имущества, купли-продажи машино-мест в паркинге и отчуждению денег несовершеннолетнему ребенку. Все вышестоящие инстанции оставили ситуацию без изменений.

Чтобы скачать судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Выводы для должника

На самом деле, оспорить сделки по признаку «злоупотребление правом», не такая уж простая задача. Но шансы остаться без имущества тем не менее есть. Особенно если вы застряли в 90-х и думаете, что в законодательстве с тех пор ничего не изменилось.

Ну и конечно же мы, как всегда, просим вас не заниматься схематозом – это же наверняка незаконно!

Выводы для кредитора

На «живом» примере вы только что узнали, как можно возвращать имущество, выведенное должником в течение последних 10 лет. Какие еще причины вам нужны, чтобы обратиться в «Игумнов Групп»? Берите телефон в левую руку, ручку – в правую и прямо сейчас звоните и записывайтесь на встречу.

P.S.

А в следующей статье мы сведем всю информацию об оспаривании сделок в одну кучу и поговорим подробней о сроках исковой давности. Там столько нюансов, что суды сами периодически путаются в них. Но мы умеем объяснять сложные вещи даже ребенку, так что все будет наглядно и понятно.
Как вернуть недвижимость, проданную 3 года назад

Опубликовано: Август 23, 2018 в 1:05 пп

Категории: Без рубрики

Мы уже не раз говорили о том, как должники спасают свои активы. И что с этим делать кредитору.

Например, в части №1 мы рассказали, как можно вернуть деньги, списанные налоговой по инкассо за месяц до банкротства должника. В части №2 – как восстановить требования к контрагентам по дебиторской задолженности, погашенной полгода назад. В части №3 – как оспариваются сделки по продаже автотранспорта, совершенные в последний год деятельности компании.

В этот раз мы разберем схематоз с недвижимостью: как продавец может вернуть свои активы, если сделка по отчуждению была совершена 3 года назад. Для примера возьмем свежий кейс, дошедший до Верховного суда, и разберем его внутреннюю кухню. Питерцам описанная ситуация будет особенно близка и понятна. 

Проверка ЦБ

В марте 2013 года Центральный банк РФ завершил проверку деятельности банка «Советский». В результате у кредитной организации был выявлен риск ликвидности, в связи с чем Банку рекомендовали увеличить уставной капитал. В противном случае ЦБ грозил отзывом лицензии.

Не желая терять банковской бизнес, акционеры во главе с Ласкиным Кириллом приняли решение последовать полученным рекомендациям и передать Банку недвижимость рыночной стоимостью 700 млн руб.

Бизнес-центр класса «А» «Монблан» находится в Питере по адресу Большой Сампсониевский проспект, д. 4-6. В 2013 году юридически он был оформлен в собственность ООО «Синергия Инвест». Но фактически уже находился в распоряжении Банка: тот занимал практически все здание.


Учитывая, что владельцами банка «Советский» и компании «Синергия Инвест» были одни и те же люди, сделка по передаче здания в собственность Банка не несла никакого риска. Бизнес-центр перекладывался из одного кармана в другой, оставаясь в руках одной группы бенефициаров. 

Утрата актива

Увеличение уставного капитала провели в 2 этапа. Сначала Ласкин К. Г., будучи ген.директором «Синергия Инвест», продал сам себе здание по договору купли-продажи, а затем уже от имени физического лица подарил бизнес-центр своей кредитной организации. После этого Банк провел оценку рыночной стоимости «подарка» и увеличил чистую стоимость активов, исполнив рекомендации ЦБ в полном объеме.

На этом история могла бы закончиться, и мы бы никогда не стали свидетелями создания талантливой (по сути) и не очень грамотно воплощенной (по факту) схемы по «отжиму» здания «старыми» владельцами. Но спустя 2 года в ситуацию снова вмешался Центральный Банк РФ, который начал санацию банка «Советский».

В октябре 2015 года контроль прежних акционеров над Банком был утрачен. А вместе с потерей контроля пришло понимание утраты коммерческой недвижимости рыночной стоимостью почти 1 млрд рублей. 

Разработка схемы



Мы достаточно часто работаем с представителями банковской сферы по различным вопросам (в последнее время все чаще по защите личных активов и субсидиарной ответственности) и не понаслышке знаем, что эти ребята не зря свой хлеб едят. В том плане, что с мозгами у них все в порядке и решения из безвыходных положений они находить умеют.
Так и в этой ситуации банкиры придумали достаточно простую и предельно эффективную схему возврата недвижимости, внезапно оказавшейся под «чужим» контролем. Зацените:

1. Для того чтобы вернуть активы, необходимо оспорить сделки по их отчуждению: сначала признать недействительной сделку купли-продажи имущества между ООО «Синергия Инвест» и Ласкиным К.Г., а затем в порядке виндикации истребовать бизнес-центр у Банка.

2. При надлежащем оформлении сделки провернуть такое в рамках норм Гражданского кодекса малореально, а вот по специальным основаниям закона о несостоятельности вполне возможно. Но для этого необходимо запустить на банкротство продавца имущества – «Синергия Инвест» – иначе нужное законодательство применить невозможно.

3. Следующая сложность: с момента совершения сделок прошло уже почти 3 года. А значит их можно оспорить только по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 ФЗоБ. Для этого сделки по отчуждению здания должны быть квалифицированы судом как совершенные с целью причинения ущерба кредиторам.

4. Как же переделать чисто коммерческую сделку, направленную на увеличение чистых активов Банка на сделку, совершенную с целью причинения ущерба? Для этого необходимо «организовать» ряд событий, который органично впишется под предусмотренный состав:
  • Во-первых, сделка «Синергии Инвест» по продаже бизнес-центра должна причинить вред кредиторам этой организации.
  • Во-вторых, покупатель по сделке в лице Ласкина К.Г. должен знать о намерении Продавца причинить ущерб.

5. С первым пунктом все складывалось удачно: в свое время здание было продано всего лишь за 35,4 млн рублей, что примерно в 20 раз ниже реальной рыночной стоимости бизнес-центра. А значит, при наличии кредиторов ущерб подразумевается по умолчанию.

6. Организация второго пункта, к удаче наших героев, тоже не требовала особых усилий: Кирилл являлся одновременно и покупателем здания и ген.директором компании-продавца. А значит являлся аффилированным лицом, обладающим информацией об истинных мотивах Продавца.

7. Оставалось решить вопрос с кредитором, который мог бы начать банкротство «Синергии Инвест» и заявить о причинении ему ущерба (путем отчуждения должником здания аффилированному лицу по заниженной цене). А таких кредиторов у «Синергия Инвест» не было.

8. Единственный, кому Продавец был должен денег, был участник (учредитель) компании. Но такие долги в процедуре банкротства признаются корпоративными и даже не включаются в реестр. А если ты не попадешь в реестр требований, то и заявить о причинении ущерба невозможно: твоего долга как бы не существует.

9. Эта проблему решили по-другому: участник переуступает долг не аффилированному лицу по договору цессии. И тогда появляется реальный кредитор и все пазлы складываются в единую картину.


Реализация схемы



После завершения этапа анализа ситуации и разработки схемы пришла пора внедрять теорию в практику: участник «Синергия Инвест» переуступил долг не связанному с ним юридическому лицу «Таурус». После чего новый кредитор заключил с уступчивым должником соглашение об изменении подсудности на третейский суд. А третейский суд максимально быстро (надо же успеть подать иск к Банку, пока не истекли 3 года) вынес решение о взыскании 212 млн рублей.

Одновременно «Синергия Инвест» начала процедуру ликвидации, что дало возможность компании «Таурус» миновать процедуру наблюдения и сразу ввести конкурсное производство. Конкурсный управляющий мгновенно нашел всю необходимую информацию об аффилированности Продавца, Покупателя и конечного Владельца бизнес-центра, о заниженной цене и прочих существенных моментах и подал судебный иск. Ожидаемо были заявлены 2 требования:

  1. о признании недействительным договора купли-продажи между генеральным директором «Синергия Инвест» Ласкиным К.Г. и гражданином РФ Ласкиным К.Г. и
  2. об истребовании здания из незаконного владения банка «Советский» (акционером и членом совета директоров которого на момент сделки являлся тот же Ласкин К.Г.)

Итоги



Дальше была небольшая мясорубка с кучей пояснений, доказательств и заинтересованных лиц, которую описывать в деталях не имеет смысла. Подведем лишь итоги:
  • Суд первой инстанции отказал в признании сделки недействительной
  • Апелляция, напротив, признала сделку недействительной и постановила истребовать бизнес-центр из владения банка «Советский» в пользу первоначального владельца ООО «Синергия Инвест».
  • Кассация отменила постановление апелляции и вернула в силу определение суда первой инстанции
  • Верховный суд сделал свои выводы по поводу всей этой ситуации. Но, в итоге, также отказал в отмене сделки. Бизнес-центр остался у новых хозяев банка «Советский».

Так почему же идеальная схема, созданная в полном соответствии с теорией законодательства о банкротстве, не «выстрелила»?


Разбор ошибок



Схема не сработала по одной единственной причине: суды нашли аффилированность «Таурас» с должником «Синергия Инвест». А значит все стороны действовали совместно и были заинтересованы в отчуждении имущества в пользу Банка. А так как других кредиторов у Должника нет, то и ущерб никому не причинен.

К подобным выводам суды смогли прийти благодаря тому, что аффилированность может доказываться не только по формальным признакам (через корпоративное участие), но и по поведению лиц, нацеленному на достижение общего результата. И этот момент наши герои, похоже, не учли. Иначе как можно объяснить следующие ошибки:

  1. Кредитор «Таурус» выкупил требования к Должнику в 2015 году. В это время у «Синергия Инвест» уже не было никаких активов, за счет которых могли бы быть погашены долги. Покупать требования к заведомо неплатежеспособному юридическому лицу не имеет экономического смысла.
  2. Подсудность на третейский суд изменена по соглашению сторон непосредственно перед подачей иска и свидетельствует о видимости спора. При этом кредиторы не предъявляли никаких требований ровно до той поры, пока Ласкин К.Г. не утратил контроль над банком «Советский».
  3. Должник в суде не возражал по поводу требований «Таурус».
  4. Генеральным директором «Таурус» в течение 6 лет являлся Афонин О.С., который после этого являлся руководителем и ликвидатором ряда компаний, подконтрольных Ласкину К.Г.
  5. «Таурус» находился по тому же юридическому адресу, что и ряд других организаций, подконтрольных Ласкину К.Г.

Кроме того, «Таурус» являлся единственным кредитором «Синергия Инвест». Таким образом, не был продуман страховочный механизм на тот случай, если он «вылетит» из реестра требований.

Все эти моменты по отдельности не имеют особого значения, но в совокупности дают суду «картинку» того, что же на самом деле произошло. И в данном случае этого было достаточно, чтобы сделать вывод о подконтрольности обеих компаний (должника и кредитора) одной группе бенефициаров, а значит и о наличии у кредитора всей необходимой информацией об истинных мотивах сделок. И, как следствие, отсутствие ущерба от продажи здания.

Чтобы получить все судебные акты по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:



Выводы для должника

На самом деле, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы придумать ту или иную схему. Достаточно почитать наш блог более внимательно, и вы будете знать большинство существующих схематозов.

А вот сработает та или иная схема – это зависит от качества ее реализации, от мелких деталей, на первый взгляд не имеющих особого значения, от качества оформления документов и наличия времени для тщательной подготовки. Но все эти нюансики, частности и мелочи начинаешь понимать только после того, как проиграешь с десяток судов, «проиграть которые было невозможно».

Так что можно смело сказать, что причина «залетов» должника – слишком маленький отрицательный опыт. Или, как альтернативный вариант, экономия на юристах с соответствующей специализацией.

Да и вообще мы не рекомендуем должнику заниматься подобными схемами. Это же наверняка незаконно! 

Выводы для кредитора

Если активы «уходят», значит это кому-то нужно. И вышеуказанное определение Верховного суда отлично демонстрирует, что сделки можно оспаривать не только с аффилированными лицами, но и, на первый взгляд, с добросовестными приобретателями. Просто надо знать, куда рыть.

Облегчающими обстоятельствами для оспаривания сделок в трехгодичный период является смена должником своего местонахождения в преддверии сделки или сразу после нее, искажение или сокрытие правоустанавливающих документов и бухгалтерской отчетности, продолжение фактического пользования имуществом и т.д.

Например, не так давно мы проиграли процесс, потому что не смогли убедить суд, что ежегодное продление займа в течение последних 12 лет не является доказательством того, что наш Клиент знал о неплатежеспособности своего визави на момент получения имущества в счет зачета существующих обязательств.

Так что судебная практика сейчас разнообразная, веселая и, в основном, в пользу кредиторов. Поэтому если вы точно уверены, что у вашего должника когда-то были активы, за счет которых он мог бы погасить свой долг, смело ввязывайтесь в драку. Легко не будет, но оно того стоит. «Игумнов Групп» вам в помощь. 

Выводы для покупателей активов

Каковы шансы, что в следующий раз имущество будут «отжимать» у вас? И что вы сможете выиграть эту войну?

Даже в вышеуказанном примере ситуация могла развернуться совсем по-другому, если бы в реестр включился еще один кредитор. Например, налоговая с парой тысяч рублей требований. В этом случае суды уже не могли бы сказать, что нет никакого ущерба кредиторам, т.к. они аффилированы с Должником. И возможно решение судов было бы совсем другим, и новые хозяева Банка остался бы без актива…

Что уж говорить про те случаи, когда Продавец заранее готовит «своего» кредитора и продумывает рейдерские схемы по возврату свежепроданной недвижимости?

В общем, покупка любого имущества по цене ниже рынка – самый первый (но не последний) индикатор возможных проблем.

Здесь бы я посоветовал Покупателю не жалеть шестизначную сумму в рублях и обращаться за сопровождением сделок в «Игумнов Групп», чтобы потом не потерять уже большую на порядки цифру. Но вы же все равно будете делать бизнес по-русски? Так что лучше приходите, когда получите первый судебный иск. Будет страшнее, очень нервно и существенно дороже. Но мы же так это любим! 

P.S.

Если вы купили/продали активы больше 3 лет назад и сейчас спокойно покуриваете в сторонке, думая, что истекли сроки давности и до них уже точно добраться невозможно, то спешу вас «обрадовать»: вы сильно отстали от жизни. Потому что сейчас сделки можно оспорить и в течение 10 лет. Да-да, именно столько придется трястись над выведенными активами должникам, если они что-то сделали неграмотно. Что именно? Об этом и поговорим в следующей статье
Как не надо покупать автотранспорт

Опубликовано: Август 16, 2018 в 6:03 пп

Категории: Без рубрики

В части №1 мы разобрали, как оспариваются сделки, совершенные должником за месяц до своего банкротства. В части №2 мы поговорили о тех же сделках, но совершенных уже за полгода до принятия заявления о банкротстве.

Пришел черед поговорить о шансах кредитора вернуть имущество, выведенное должником за 12 месяцев до начала банкротства. Для примера возьмем простой и наглядный случай по продаже автотранспорта и разберем его последствия для должника и кредиторов. 

Велосипед или авто?

Зимой 2015 год житель Ростова-на-Дону решил прикупить себе средство передвижения. Выбирая между велосипедом и автомобилем, Александр остановился на четырехколесном чуде – оно и понятно: цена примерно одинаковая, а крутить педали в феврале – попа мерзнет.

Договор на 65 000 рублей был заключен с МУП «Красносадовское». Деньги переданы налом директору Новицкой О.И. Счастливый владелец уехал в поля на почти новом авто. А директор подумала: «гори оно все синим пламенем!» – и кутнула на полученную выручку: впереди у МУПа маячило банкротство, и вносить деньги в кассу не имело смысла. 

И все-таки велик!

Счастливым владельцем иномарки Александр пробыл недолго. Спустя год он получил требование от арбитражного управляющего о возврате авто в конкурсную массу МУП и узнал о том, что соответствующий иск рассматривается Арбитражным судом.

«Ну всё, бл*ть, приехали… Так и знал, что надо было велик брать!». И со словами «так не доставайся же ты никому!» Александр утилизировал к чертям свою ласточку песочно-бежевого цвета 2007 года выпуска. 

Суд

Арбитражный управляющий оказался занудный тип. На проведенный маневр он никак не отреагировал и продолжал что-то гнусавить про отсутствие оплаты и сделку по нерыночной цене. Александра аж коробило от его тупости и неспособности понять, что деньги то уплачены налом (налом, блин!) и нету у него никаких чеков об оплате. «Но я ж чеслово, платил!»

Потом этот кровопивец замутил еще какую-то судебную оценку рыночной стоимости отчужденного актива, и Александру стало совсем грустно. От обилия неизвестных слов тянуло в сон, а так как авто у него уже все равно не было, то Александр решил оставить конкурсного управляющего наедине с его проблемой. «Пускай побегает за мной, гад». 

Волшебный пендель

Об окончании мучений арбитражного управляющего Александр узнал от Сбербанка, списавшего с его карточки 111 590 руб., из них 96 590 ушло за авто, 6000 – госпошлина и 9000 списали за оценку, проведенную арбитражным управляющим.

«Два раза заплатил за одно и то же ведро! Да за такие деньги я мог байк на карбоне взять!»– ярость Александра не знала границ. И он сделал почти невозможное: восстановил сроки для подачи апелляционной жалобы, а затем добился отмены определения о взыскании с него рыночной стоимости авто и настоял на новом рассмотрении дела. 

Знания в обмен на деньги

В новом рассмотрении Александр уже был более внимателен и узнал много нового. Например, что в законе о банкротстве есть пункт 1 статьи 61.2 позволяющий оспорить сделку, совершенную в течение года до принятия заявления о банкротстве. Причем обязательным и единственным условием для отмены подобной сделки является ее заниженная цена (по сравнению с рынком на аналогичные товары и услуги). «Ничего другого доказывать не нужно! Вопрос только в цене! Екарный бабай!»

Такие сделки называются умными словами: «…с неравноценным встречным исполнением…» и подразумевается, что в результате их совершения кредиторы недополучили денег, которые должны были прийти должнику, если бы тот продал свои активы «в рынок». При этом не имеет значения, собирался ли покупатель причинять вред кредиторам или действовал добросовестно, ничего не подозревая.

Также Александр узнал, что рыночная цена определяется оценщиком, которого выбирает суд по ходатайству одной из сторон. И на «своего» утвержденного оценщика можно влиять. А результаты «чужого» можно оспаривать в соответствии с определенной процедурой, которую он благополучно проспал и тем самым согласился, что его авто стоит в полтора раза дороже, чем он за него заплатил.

А еще Александра ждало открытие, что в случае отсутствия автомобиля в натуре, он обязан вернуть его рыночную стоимость. Ту самую рыночную стоимость, которую ему навесили без его ведома и желания, пока он прятал голову в песок.

Бойцовский клуб

Но Александр не собирался без боя отдавать карбоновый велик: на носу был сезон подготовки к айронмену. Поэтому он за словом в карман не полез:

  1. Копеечная разница между реальной стоимость покупки в 65 000 и сделанной оценкой в 96 590 не стоит выеденного яйца и не могла причинить ущерба кредиторам. Машина ушла почти «в рынке», и небольшой люфт по цене вполне допустим.
  2. На мошенницу-директора, прогулявшую его «кровные», он сразу же написал заявление в правоохранительные органы. Ей хватило ума сознаться в хищении полученных денег. За что она и была привлечена к уголовной ответственности.

Эти доводы могли бы стать серьезной заявкой на победу, если бы Александр жил в Лондоне. Но наш суд объяснил ему, что в соответствии с Налоговым кодексом допустимым признается отклонение в цене до 20%. А у него разница между покупкой и оценкой аж 32,7%. Что однозначно говорит о получении более интересного актива за меньшие деньги, а значит речь идет о пресловутой сделке с неравноценным встречным исполнением.

С решением своих коллег, установивших факт получения денег бывшим директором, Арбитражный суд поспорить, конечно, не мог – работает преюдиция. Поэтому признал требования Александра о возврате уплаченных за авто 65 000 рублей и, как бы продолжая прикалываться над несчастным автолюбителем, постановил включить этот долг в реестр требований МУП.

На практике это означает, что взаимозачёт требований не допускается, и Александр сначала должен выплатить МУП взысканную с него рыночную стоимость авто. Затем деньги будут распределены между всеми кредиторами пропорционально. И он – как один из нескольких кредиторов – получит свою копейку обратно (в счет уплаченных ранее 65 тыс.руб.). Жаль, что столь бодрое начало имело столь плачевный конец.
Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Выводы для покупателя

Итак, какие выводы мы можем сделать из этой ситуации? Самое хреновое – это оказаться Александром: ни велика тебе, ни авто, одни расходы да долги. И самое главное, что на его месте может оказаться любой желающий сэкономить. А кто из нас этого не любит? Но с Александром и так все понятно. 

Выводы для должника

Какие выводы для должника? Да такие же, как и в прошлых статьях на тему оспаривания сделок: должник может креативить и делать схемы, направленные на искусственное исполнение обязательств, снимая с себя ответственность. А затем отыгрывать их назад с помощью дружественных кредиторов в процедуре банкротства.

Причем надо отметить, что привлечение директора к уголовной ответственности, как в вышеуказанном случае – это крайняя редкость. Александру просто свезло, что он оказался физическим лицом, МУП – государственной конторой, а директор – не очень умным человеком, не продумавшим легенду своих действий.

Обычно же должники рисуют свои схемы заранее и крутят их без последствий. Но вам, конечно же, делать этого мы не рекомендуем. Это же 100% незаконно!

Выводы для кредиторов

Выводы для кредиторов тоже не отличаются оригинальностью: чем быстрее обратитесь в «Игумнов Групп», тем быстрее начнете банкротство, тем больше сделок оспорите и тем больше денег получите. Не спите и действуйте активнее. Мы работаем по будням с 9:00 до 18:00.

А для совсем медленных и/или не нуждающихся в деньгах мы подготовили еще одну статью: как оспорить сделки, совершенные за 3 года до банкротства. И если все вышеописанное было цветочки, то сделки в трехлетний период требуют уже основательного подхода и хорошей доказательной базы, только так получится поломать их. Об этом и поговорим
Как не следует гасить дебиторку

Опубликовано: Август 9, 2018 в 9:02 пп

Категории: Без рубрики

В прошлой статье мы поговорили о тех возможностях, которые дает нам законодательство об оспаривании сделок, совершенных за месяц до банкротства. Если вы еще ничего не знаете об этом, то рекомендуем начать с части №1. Лучше двигаться от простому к сложному.

Реальная к взысканию дебиторка – это не только ценный актив. Для группы взаимозависимых компаний она может стать канатом, который потянет на дно весь холдинг, если до нее доберутся кредиторы. Должники это хорошо понимают и в преддверии своего банкротства пытаются вывести дебиторку дружественных им компаний. Либо погасить ее.

Как это делать правильно – мы уже писали вот в этой статье. А сейчас в деталях поговорим о том, как ломать подобные выводы активов. При условии, что они совершенны не более чем за полгода до банкротства. А также поговорим о тех возможностях, которые открываются как для кредитора, так и для должника. Как бы странно ни звучало это утверждение для последних.

Чтобы все было яснее ясного, проиллюстрируем наши слова примером из свежей судебной практики. 

Подготовка схемы

«Фармацевты» были должны «Медикам» 58,7 млн рублей. И все бы ничего, но «Медики», в свою очередь, имели долги перед третьими лицами в размере более 750 млн рублей. И похоже с этими долгами компания справиться уже не могла. А в случае объявления себя банкротом у кредиторов были бы все возможности для взыскания дебиторки напрямую с «Фармацевтов». Вопрос надо было решать.

В ноябре 2015 года «Фармацевты» обращаются в суд с требованием о взыскании 161 млн рублей с «Медиков». В ответ «Медики» предлагают заключить мировое соглашение о взаимозачете, согласно которому долг «Фармацевтов» в размере 58,7 млн погашается в счет долга «Медиков» в размере 161 млн. Таким образом, дебиторка будущего банкрота погашается в полном объеме и при этом «Медики» еще остаются должны некоторую сумму денег.

Был ли в реальности у «Медиков» долг 161 млн перед «Фармацевтами» или он появился в результате креативной работы юристов мы не знаем, свечку не держали. Но что-то нам подсказывает, что взаимозачет требований (если они реальны) можно провести и без судебного спектакля. Простым письменным соглашением сторон.

А если говорить еще точнее, то весь этот цирк с просуживанием обычно делается только для того, чтобы «засилить» судебным актом определенные действия Должника перед будущим банкротством. И эти действия здесь хорошо видны: суд как бы проверил наличие долга в 161 миллион и своим определением погасил дебиторскую задолженность «Фармацевтов» в полном объеме. Теперь кредиторам «Медиков» ничего не светит. 

Война за дебиторку

С таким положением вещей кредиторы согласиться не могли. И после введения процедуры банкротства в отношении «Медиков» пошли в суд. Цель была проста и логична: отменить определение Арбитражного суда об утверждении мирового соглашения и восстановить требования к «Фармацевтам» на сумму 58,7 млн рублей.

В качестве основания для признания мирового соглашения кредиторы ссылались на пункт 3 статьи 61.3 закона о банкротстве: сделка, совершенная с предпочтением в полугодовой срок до банкротства.

В суде кредиторы пытались доказать, что заключение мирового соглашения направлено на сокрытие денежных средств. Но кассация сочла, что мировое соглашение не затрагивает их интересов и было заключено в полном соответствии с требованиями законодательства. 

Верховный суд

Следующим этапом был Верховный суд. И тот смог уделить делу больше внимания. В результате было установлено, что:

  1. Сделка по заключению мирового соглашения была совершена за 2 месяца до принятия заявления о банкротстве «Медиков».
  2. На момент совершения сделки к должнику уже было предъявлено требований на сумму более 782 млн рублей. Информация была в открытых источниках и «Фармацевты» могли достоверно знать об этом из электронной картотеки арбитражных дел.
  3. «Фармацевты» получили больше денег от Должника, чем они могли бы получить в ходе конкурсного производства.

Де-юре, в преддверии банкротства «Фармацевты» сначала должны были отдать «Медикам» 58,7 млн рублей, а потом получить из этих денег долю в счет частичного погашения своего долга в размере 161 млн. Причем эта доля должна быть пропорциональна требованиям всех остальных кредиторов. Вместо этого «Фармацевты», де-факто, единолично забрали себе 58,7 млн рублей ни с кем не поделившись.

Налицо сделка с предпочтением в пользу одного из кредиторов перед другими. Верховный суд отменил определение первой инстанции о заключении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Теперь кредиторы «Медиков» имеют возможность предъявить требования о взыскании 58,7 млн с «Фармацевтов», а те, в свою очередь, обязаны заявить свой долг в размере 161 млн рублей ко включению в реестр требований. И еще далеко не факт, что они смогут его включить, в банкротных делах суды обязаны подробно исследовать обстоятельства возникновения задолженности. В отличие от общего порядка, когда для признания долга достаточно согласия ответчика. 

В чем нюанс?

В прошлой статье мы уже использовали это выражение: «сделка с предпочтением». Так в чем разница между сделкой, совершенной за 1 месяц, и сделкой, совершенной за 6 месяцев до банкротства?

Сходство заключается в том, что и ту и другую сделку признают сделанной с предпочтением, если в результате ее совершения один из кредиторов получил больше, чем он мог бы получить в процедуре банкротства. Таким образом, и сделку, совершенную за месяц, и сделку за полгода до банкротства можно оспаривать.

Разница же в том, что для признания сделки недействительной в первом случае достаточно доказать единственный факт: один из кредиторов получил предпочтение в удовлетворении своих требований (например, обеспечил свои обязательства залогом, получил отступное в приоритете перед другими кредиторами и т.д.).

А во втором случае – сделка в течение полугода до банкротства – уже нужно доказать, что кредитор не только получил предпочтение, но еще и знал о неплатежеспособности должника. При этом по умолчанию подразумевается, что он знал о плачевном состоянии своего контрагента, если являлся аффилированным или заинтересованным лицом. 

А если аффилированности нет?

Как оспорить сделку, если аффилированность оппонентов не прослеживается? В этом случае нужно доказывать, что, действуя добросовестно и разумно, получатель по сделке мог с определенной степенью достоверности предположить неплатежеспособность своего визави.

Таким путем пошли кредиторы наших «Медиков»: они взяли информацию из общедоступных источников о наличии и сумме требований к Должнику и сочли, что «Фармацевты» могли изучить их и допустить неплатежеспособность «Медиков». А затем, действуя добросовестно и разумно, могли попросить сделать взаимозачет только в части, пропорциональной общим требованиям. А оставшуюся сумму своего долга вернуть Должнику.

Да, да, и мы уже это слышали: «Где они таких должников то видели, чтоб сам отказывался от уменьшения своего долга?» Знаем, что звучит не по-русски, но вполне в рамках судебной логики. 

Возможности для должника

Зная эти особенности законодательства, должник может сделать массу выводов. Например, мы краем уха слышали небылицы о собственниках крупного и среднего бизнеса, которые погашали существенные долги, одновременно снимая личное поручительство и выводя из-под залога имущество только затем, чтобы через 3-4 месяца уйти в банкротство по инициативе другого кредитора. Который затем оспаривал возвраты займов, как сделанные с предпочтением, и возвращал все уплаченное обратно должнику. Естественно, с последующим пропорциональным распределением между всеми кредиторами. Но вам мы ни в коем случае не рекомендуем таким заниматься. Это же наверняка незаконно! 

Возможности для кредитора

У кредитора все проще: никакого креатива не требуется. Надо лишь технично и грамотно сделать 2 вещи:

  1. Быстро подать заявление на банкротство, чтобы застолбить дату, от которой будет отсчитываться срок для оспаривания сделок. При этом желательно не накосячить, потому что заявления, возвращенные заявителю в связи с допущенными нарушениями, не являются принятыми к производству, а значит автоматически сдвигается и дата, от которой отсчитывается нужный срок.
  2. Грамотно подготовить заявление об оспаривании сделок и принять меры к наложению обеспечительных мер, чтобы имущество не «уехало» дальше.

И с первой, и со второй задачей вы можете обращаться в «Игумнов Групп». Что-что, а оспаривать сделки, совершенные в полугодовой период, проблем для нас не составляет.

Гораздо интереснее обстоит ситуация с имуществом, с момента выведения которого прошел уже год. Об этом мы и поговорим в следующей статье
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.