Без рубрики

Как взыскивают долги с владельцев электромонтажного бизнеса. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Апрель 5, 2018 в 2:14 пп

Категории: Без рубрики

Гарцев Игорь и Агишевский Дмитрий создали компанию «Монолит-Центр» в 2011 году. Основным направлением деятельности было производство электротехнической продукции и выполнение электромонтажных работ. С этой целью организация арендовала более 3000 кв. метров производственных площадей.

Значительную часть финансирования текущей деятельности взяли на себя учредители бизнеса. А последующее банкротство предприятия стало скорее стечением рыночных обстоятельств, чем результатом целенаправленных усилий. Но ряд неправильных действий привел в итоге к плачевным последствиям.

В 2015 году Гарцева и Агишевского вместе с наемными директорами Климовым и Сторожевым привлекли к субсидиарной ответственности в размере 21,7 млн рублей. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Стоимость чистых активов

Старт бизнеса был «как у всех»: деньги от клиентов пошли далеко не сразу. По итогам 1 и 2 квартала 2011 года «Монолит-Центр» сдал бухгалтерскую отчетность, в которой размер денежных обязательств превышал стоимость имущества (активов). Проще говоря, в этот период бизнес финансировался за счет займов. И все бы ничего, но согласно закону о банкротстве отрицательная стоимость чистых активов устанавливает обязанность подать заявление о банкротстве в месячный срок. А если такое заявление не подано, то контролирующие должника лица начинают нести субсидиарную ответственность по обязательствам своей компании.

В последующие отчетные периоды «бумажные цифры» выправились, и стоимость чистых активов стала положительной. А вот реальные показатели бизнеса оставались не очень оптимистичными: заказчики не спешили оплачивать поставленную продукцию, и компания увязала в долгах перед поставщиками и арендодателем. Финансирование кассовых разрывов взял на себя учредитель Гарцев, «вливший» в компанию около 12 млн руб.

В начале 2012 года деньги закончились. От поставщиков и арендодателя полетели в суд иски о взыскании задолженности. А учредители «Монолит-Центр» задумались о спасении хотя бы части потерянных в бизнесе денег. Консультации юристов стоили слишком дорого, поэтому теорию права и судебную практику было решено изучать самостоятельно. На личном опыте. 

Номинальный директор

Первым делом учредители сменили генерального директора и вывели Гарцева из состава участников. Новый директор Сторожев Евгений активно проработал недолго: принял по акту приема-передачи документы от предыдущего директора да один раз сдал в налоговую бухгалтерскую отчетность. После этого деятельность компании окончательно замерла: договор аренды был расторгнут, движение денег по счетам остановилось.

Одновременно участники общества спасали оставшиеся активы: снимали с учета автомобили, просуживали дебиторов и получали на них исполнительные листы, которые затем исчезали в неизвестном направлении. А также возвращали займы, когда-то выданные обществу: Гарцев успел «вытащить» 8 млн руб., а Агишевский забрал около 4,3 млн руб. 

Банкротство по инициативе кредитора

План наших героев по экономии своих личных денег успешно работал — в апреле 2013 года нашелся «дурачок», готовый взять на себя все вопросы по финансированию банкротства«Монолит-Центр». По заявлению этого кредитора и была введена процедура наблюдения.

Вот только беда: предложенный кредитором арбитражный управляющий истребовал у Сторожева первичную, корпоративную и бухгалтерскую документацию. В ответ на это учредители опять сменили директора. Новый директор – Климов Алексей – к требованию арбитражного управляющего отнесся ответственно и… сдал все документы в архив. Через месяц после этого было открыто конкурсное производство, и компания перешла на финальный этап своего существования. 

Утилизация документации

Основную борьбу арбитражный управляющий развернул вокруг совершенных должником сделок и непереданной ему документации. В результате:

  1. Взыскано неосновательное обогащение с Гарцева И. В. в размере 73 000 рублей;
  2. Взыскано неосновательное обогащение с Агишевского Д. К. в размере 144 400 рублей.
  3. Оспорен договор займа и взыскано с Агишевского Д. К. 1 305 000 рублей неправомерно выведенных со счетов должника.

До остальных денег и активов дотянуться не удалось, поскольку у арбитражного управляющего отсутствовала первичная документация. Попытки истребовать ее из архива успехом не увенчались: архивное учреждение прислало ответ о том, что документация была уничтожена грызунами и восстановлению не подлежит. Вот печалька.

Пробив архивную компанию по базам, арбитражный управляющий собрал информацию о том, что организация находится в стадии ликвидации. При этом в базе судебных дел по одноименной компании присутствует решение суда о том, что не представляется возможным установить место хранения переданной ей документации.

Выявленные обстоятельства дела были положены в основу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в размере 23 млн рублей. При этом арбитражный управляющий счел, что контролирующими должника лицами являются не только последний директор Климов А. А., но и предыдущие директора Сторожев Е. В. и Гарцев И. В., а так же учредитель Агишевский Д. К.

Привлечение к ответственности директоров

Рассматривая заявление арбитражного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности, суд установил, что:

1. Гарцев И. В. не выполнил обязанность о подаче заявления о банкротстве в месячный срок с момента выявления признаков неплатежеспособности. А истекал месячный срок 31.07.2011 года, т.к. об отрицательной стоимости чистых активов Гарцеву И. В. стало известно в момент утверждения бухгалтерской отчетности 30.06.2011 года.

Интересен тот факт, что суд отклонил довод ответчика о том, что в последующие периоды компания вышла на положительную стоимость чистых активов и могла рассчитаться по своим обязательствам. Отказывая в принятии этих доводов, суд сослался на то, что ответчик не подкрепил свои слова соответствующими документами и не представил суду доказательства ликвидности имевшихся у компании активов. Все верно: где взять-то эти документы, если их мыши в архиве съели?

2. Гарцев И. В. не представил детальный акт приема-передачи документов, из которого можно было бы установить, в каком объеме и какая конкретно документация была передана следующему за ним директору. При этом Гарцев не помог установить наличие и местонахождение документов. Аналогичный акт приема-передачи не был представлен и следующим за ним директором Сторожевым Е. В.

3. Поведение Климова А. А. по передаче документов в ликвидирующийся архив вместо передачи их арбитражному управляющему является экономически нецелесообразным и прикрывает утилизацию документов бухгалтерского учета. 

Привлечение к ответственности учредителя

Если с генеральными директорами было все просто и понятно: они, как правило, идут на субсидиарку в первых рядах, то с учредителями компании все обычно сложнее. Агишевского Д. К. удалось подтянуть только благодаря его беспечности:

  1. Во-первых, конкурсному управляющему удалось найти доверенности, которые Агишевский Д. К. выдавал как заместитель генерального директора «Монолит-Центр» на участие в банкротном судебном деле. Однако, имея на руках печать и учредительные документы и достоверно зная об истребовании этих документов арбитражным управляющим, Агишевский не предпринял добросовестных и разумных действий для исполнения законных требований.
  2. Во-вторых, было установлено, что Агишевский Д. К. подписывал товарные накладные от имени «Монолит-Центра», следовательно принимал активное участие в хозяйственной деятельности должника.

Оба факта указывали на то, что Агишевский Д. К. мог контролировать общество и влиять на принимаемые им решения. А с учетом того, что арбитражным управляющим были оспорены сделки, и судом было установлено, что действия Агишевского Д. К. по выводу денег были недобросовестными и направленными на причинение ущерба кредиторам, это стало последним «гвоздем в крышку гроба». 

Результат

После того, как список контролирующих должника лиц был конкретизирован и определен перечень их «косяков», все стало очевидно и предсказуемо: суд счел, что непередача бухгалтерской документации всеми тремя директорами не позволила выявить сделки к оспариванию, вернуть проданные автомобили и материальные ценности, взыскать дебиторскую задолженность. При этом банкротство стало следствием указаний участников Гарцева И. В. и Агишевского Д. К., а само заявление о банкротстве не было подано в установленный законом месячный срок. Одновременно суд уменьшил взыскиваемую сумму на 1,3 млн руб. с учетом того, что Агишевский Д. К. исполнил решение суда и выплатил должнику неправомерно выведенные деньги.

Ответчики, не согласившись с внезапно свалившимся «счастьем» в виде 21,7 млн рублей пожизненных долгов, которые невозможно списать через банкротство физического лица, пошли в вышестоящие судебные инстанции. Но те лишь под копирку передрали определение суда первой инстанции, считая вину лиц установленной и доказанной.

В жизни бывают разные ситуации. Если вы привыкли приобретать жизненный опыт, выпутываясь из этих ситуаций самостоятельно и избегая сторонней помощи, то прошу вас — не ломайте свои привычки, не обращайтесь в «Игумнов Групп».

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам: оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу: 


P.S. Мы никогда не афишируем своих клиентов без их желания и не раскрываем предоставленную нам информацию: данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как выгодно продать безнадежный долг

Опубликовано: Апрель 5, 2018 в 12:21 пп

Категории: Без рубрики

2017 год стал для «Игумнов Групп» рекордным по поступлению предложений выкупить чей-то «шикарный» долг. Ну, или хотя бы взяться за работу за «безумно щедрый» процент по факту его взыскания.

Но нет печальнее картины, чем зрелище матерого управленца компании с парой сотен сотрудников, поплывшего в нокаут от простенького вопроса: «На этой неделе нам поступило с десяток подобных предложений. Почему мы должны выбрать именно вас?»

Насмотревшись на теряющих сознание директоров, мы решили написать шпаргалку: как надо вести переговоры с профессионалами, способными конвертировать ваши бесполезные исполнительные листы в хрустящие банкноты. 

Предпосылка №1:
безнадежные долги

В этой статье мы будем говорить только о безнадежных долгах. Рассуждать о должниках с миллиардными активами не имеет смысла, т.к. с проблемой взыскания дебиторки с таких компаний вы как-нибудь справитесь и без нас. Поэтому под безнадежными долгами мы будем понимать требования к организациям, которые успели обнулить свои расчетные счета, вывести активы, товарные запасы и основные средства. Проще говоря, если вы не можете получить свои кровные через судебных приставов, то этот долг — безнадежный. 

Предпосылка №2:
долги юридических лиц

Мы будем говорить только о долгах юридических лиц. Во-первых, мы на них специализируемся, во-вторых, их значительно труднее взыскать, в-третьих, в бизнесе долги компаний – более распространенное явление, чем долги обычных граждан, в-четвертых, они просто значительнее по своим размерам и поэтому критичнее для выживания бизнеса кредитора. Ну и в-пятых, работа с долгами физических лиц сильно похожа на работу с долгами юридических лиц, поэтому вам не составит труда самим провести соответствующие параллели. 

Предпосылка №3:
только наш субъективный опыт

Взысканием долгов с юридических лиц мы занимаемся столько же, сколько банкротствами: т.е. последние 10 лет. За это время мы проинвестировали во взыскание чужих долгов сотни трудо-часов и килограммы пятитысячных купюр. В ряде случаев полученные результаты не окупили и части этих вложений, но были и успешные проекты, принесшие сверхприбыль. Пройдя этот путь и наработав неслабый опыт, мы имеем алгоритм оценки перспективности взыскания долга, который позволяет нам обосновывать финансовые условия, на которых мы готовы работать, и не ввязываться в откровенно фуфловые проекты.

Исходя из всего вышесказанного, наши рекомендации и мнения будут носить абсолютно субъективный характер, основанный исключительно на нашем личном опыте, и не факт, что они сработают с представителями других юридических компаний. А теперь к делу.

Сначала поговорим о том, как в 88% случаях проходят наши переговоры с кредиторами, желающими взыскать безнадежный долг. А потом поговорим о том, как это надо делать правильно. Простите, если в описании вы невольно узнаете себя, но без некоторой доли стеба мы об этом говорить уже не можем.

Исходная поза

Вы (владелец права требования, кредитор) успешно просудили свою дебиторку и успели прийти к выводу, что долг не может быть взыскан через службу судебных приставов, то есть является безнадежным.

Отбросив мысли про криминальное воздействие на должника, вы приходите к понимаю, что остается всего три варианта получения своих денег:

  1. Найти крутых профессионалов, которые умеют банкротить, оспаривать сделки и привлекать к субсидиарной ответственности. И погасить свой долг за счет личного имущества владельцев и руководителей компании-должника.
  2. Найти еще более крутых спецов (или просто лохов), которые выкупят у вас дебиторку. А дальше их проблемы вас уже не волнуют.
  3. Сэкономить на юристах и самому научиться взыскивать долги через банкротство юридических лиц. То, что новые знания обойдутся вам в окончательную потерю этого самого долга – вам это пока еще не очевидно. Но нельзя же упускать шанс освоить новую прибыльную профессию, в которой вы, наверняка, сможете стать серьезным профи.

И вот вы уже едете заключать сделку с юридической компанией, специализирующейся на взыскании долгов, на замечательных для всех сторон условиях: «сначала я предложу им выкупить дебиторку за 50%, а если не согласятся – пускай забирают себе 30% по факту взыскания».

Ум не перестает работать, и вы калькулируете какие колоссальные деньги заработает исполнитель на вашем выдающемся таланте создавать безнадежные долги и какая ничтожная сумма достанется вам. К моменту встречи вы уже мысленно потратили свою часть и понимаете, что этой доли не хватит на все запланированное. Вас гложет червь «за что такие деньжищи достанутся юристам, они же еще ничего не сделали?», но вы держитесь молодцом и принимаете серьезное мужское решение придерживаться начального плана и «дать другим тоже подзаработать».

И вот стол, стул, переговорка, юристы, бумажки, задержка дыхания и шикарное предложение с барского плеча: «У меня просуженная дебиторка 60 миллионов, с которых я готов отдать 30% по факту взыскания». А дальше вспышка, тишина, темнота.

Вы обнаруживаете себя примерно через сорок пять минут, непонятно как оказавшимся в автомобиле, вяло двигающемся в направлении офиса. Голова гудит, легким не хватает воздуха, пелена застилает глаза… Из последних воспоминаний неоном вырезается фраза: «А почему из всех предложений мы должны выбрать именно ваше?» И чей-то чужой слабый голос из вселенной: «Неее.. Ну я это… Никого не заставляю… Вы же профессионалы… Вам решать…».

Спустя какое-то время вы, как умный человек, поймете, что предлагали сторонним людям инвестировать свои деньги в ваши проблемы и даже не удосужились подготовиться к объяснению, зачем им это надо. И это провал, дружище! А теперь поговорим о том, как его можно было избежать.

Финансовые условия

На самом деле, юридический рынок готов предложить всего несколько финансовых моделей работы по возврату вашей дебиторки:

1) Оплата работы Исполнителя на основе фиксированной почасовой или ежемесячной ставки.
При этом достижение результата не гарантируется, но прогнозируется с некой степенью вероятности с учетом возможных сценариев развития событий.
Это модель классической юридической компании, берущей деньги за оказание услуг. И в соответствии со своей бизнес-моделью эта деятельность в любой момент времени должна находиться в прибыли по конкретному проекту. Что понятно и логично.
Если есть доверие к компетенции юристов и их суммарный гонорар за весь планируемый объем работы не превысит 15-20% от суммы долга, ради которой эта работа и ведется, то в такие отношения определенно есть смысл ввязываться, т.к. вам, как заказчику, останется 80-85% в случае успеха проекта. Плюс бонус в виде прецедента, которым вы можете пугать своих нерадивых партнеров.

2) Фиксированная ставка за работу по возврату долга ниже среднего или вообще отсутствует, но устанавливается ощутимый «гонорар успеха» в случае достижения положительного результата. 
Эта модель – полноценное партнерство – возможна только в том случае, если исполнитель видит реальную перспективу достижения поставленной цели. При этом он берет на себя частичное или полное финансирование текущих работ по возврату долга, а основной задачей заказчика является предоставление инсайдерской информации о должнике.
Экономический расчет исполнителя понятен: он берет на себя часть ваших рисков и вливает свои личные деньги в возврат вашей дебиторки с единственной целью – получить гораздо более высокий доход по сравнению с вариантом работы по фиксированным ставкам.
Договоренности всегда индивидуальные, но логика исполнителя предсказуема: чем больше шансов вернуть долг, тем меньше может быть фиксированная часть вознаграждения и тем интереснее «гонорар успеха». В общем случае, при таком партнерском взаимодействии для Заказчика будет огромной удачей остаться хотя бы с 70% от суммы взысканного долга.

3) Выкуп долга целиком. 
Модель чисто инвестиционная. Исполнитель берет на себя все риски неполучения долга, что по умолчанию должно компенсироваться самой высокой доходностью из всех вышеперечисленных вариантов. Зато вы сразу получите надежный мизер и забудете обо всем этом как о страшном сне. Если сильно повезет, могут дать аж до 20% от суммы долга – все зависит от того, насколько грамотно вы проведете переговоры, о чем мы и поговорим ниже. 

Прописные истины

После того, как обзор рынка сделан и выбрана желаемая для вас финансовая модель взаимодействия с исполнителем, ехать на переговоры НЕ надо. Еще слишком рано.

Сначала надо уяснить одну крайне простую и очевидную мысль: набравшийся опыта исполнитель согласится работать с оплатой по факту или выкупить ваш долг только в том случае, если он увидит хотя бы 51% вероятности взыскания долга. И ключевой момент этой истории заключается в том, что разжевать исполнителю, почему ваш долг более перспективен к взысканию, чем полсотни других предложений – это ваша обязанность.

Здесь я намеренно исключаю случаи, когда исполнитель берется работать с оплатой по факту, одновременно создавая схему последующего «кидка» Заказчика на деньги, если этот долг взыскать не получится. Сейчас вам, возможно, это покажется малореальным, но это легко реализуется на практике. Но пока речь не об этом, если будет интерес к этой схеме, я подробней расскажу о ней на консультации или можете почитать об этом здесь.

Суть в другом: объяснить, почему долг реален к взысканию – это задача владельца дебиторки. Если вы этого сделать не можете, то будьте реалистом: максимум, на что вы можете рассчитывать – это на предложение работать по вашему проекту на основе фиксированной почасовой или ежемесячной ставки.

До огромного количества людей эта простая мысль почему-то не доходит, поэтому разжую на конкретном примере:

Представьте, что вы девелопер и умеете классно строить и развивать коммерческие объекты. К вам в неделю поступает 20 предложений от владельцев проблемных долгостроев и просто пустых участков земли в разных концах России. И все предложения звучат одинаково: «Есть крутая тема, можно заработать охулиард, но сначала вам надо вложить 100 млн. Мы сами пробовали, но мы не строители и у нас не получилось. Никакой разрешительной документации у нас нет, какие проблемы могут быть – мы не знаем, насколько этот объект может быть экономически интересным – мы не считали, но мы точно знаем, что там зарыт охулиард. Ну вот зуб даем! Вы нам не верите?! Вы то профессионалы, вот вы возьмите и сами во всей этой теме разберитесь, а мы вам за такую классную возможность потом 30% от охулиарда отдадим. Когда он придет – так сразу и отдадим».

Вопрос: будучи девелоперской компанией, вы бы на какое количество букв отправили людей с таким предложением?

А к нам реально приезжают десятки умных и адекватных предпринимателей, которые убеждены, что мы будем счастливы от предложения получить 30-40-50-60% от долга, во взыскание которого они сами не верят. И при этом мы сначала должны вкинуть туда свои деньги в виде оплачиваемых трудо-часов не самых дешевых специалистов и закрыть все неофициальные вопросы, всегда имеющие место в подобных проектах.

Поэтому еще раз: если вы хотите кого-то убедить поработать на вас бесплатно и проинвестировать в ваши проблемы свои деньги, то готовьте подробную информацию о том, сколько ваш будущий инвестор может заработать денег, на чем конкретно и в какие сроки.

Задача же любого инвестора сводится к запросу этой самой подробной информации и к ее последующему анализу с учетом накопленной экспертизы по данному вопросу. Но собирать информацию по проекту (должнику, его имуществу, рынку, ситуации и т.д.) за вас никто не будет. По крайней мере, бесплатно.

Подготовка к переговорам

Когда логика распределения зон ответственности за будущее успешное партнерство перестает вызывать возмущение, можно переходить к следующему практическому вопросу: как обосновать, что ваш долг все-таки реален к взысканию в условиях, когда у должника уже выведены все активы и исполнительное производство не дало результатов?

Здесь все очень просто.

В общих чертах процедура взыскания безнадежного долга выглядит так:

1. Вводим банкротство в отношении Должника. Или начинаем активно участвовать в уже имеющейся процедуре, инициированной сторонними лицами.

2. Оспариваем сделки по выводу имущества и денег. Возвращаем их в конкурсную массу. К сведению: часто бывает, что юридическое лицо не имело физических активов, но энергично выводило деньги из оборота под видом займов и подотчетных денежных средств на физических лиц. И такие выводы тоже взыскиваются в конкурсную массу.

3. Если выявленного имущества не хватит для погашения долга (или его просто не удастся найти), то подаем заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролировавших должника лиц (учредителей и ген.директора или юридических лиц-выгодоприобретателей). К сведению: по данным Федресурса в 2016 году было удовлетворено 16% заявлений о привлечении к субсидиарке, в 2017 г. – 22%, а после принятия поправок в Закон о банкротстве количество привлечений сразу удвоилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Чтобы получить полную аналитику Федресурса, оставьте свой e-mail здесь:


4. Пока идет этот судебный процесс, будущие субсидиарщики тоже дремать не будут. И может сложиться ситуация, что к моменту, когда появится судебный акт о взыскании суммы долга, они успеют избавиться от своих личных активов. В этом случае с них тоже нечего будет брать в рамках исполнительного производства.

5. Тогда субсидиарщиков также надо будет банкротить, чтобы оспорить их сделки по выводу личного имущества. На этом этапе можно будет забрать имущество, юридически оформленное на супруга/супругу, но фактически нажитое в период брака. Если к этому моменту между супругами будут заключены брачные договора или соглашения о разделе имущества, то они оспариваются так же, как и сделки, совершенные в преддверии банкротства.

На возможность оспаривания сделок и привлечения к субсидиарной ответственности напрямую влияет срок исковой давности. В общем случае, это 3 года. По истечении 3 лет сделки оспорить не получится (на самом деле, это не совсем так, но чтобы не уходить в глубокие юридические дебри, давайте пока исходить из этой предпосылки).

Таким образом, для того, чтобы понять вероятность взыскания конкретного долга, нужно прояснить всего несколько моментов:

  1. Каким имуществом обладал должник (юридическое лицо) в последние 3 года? Это позволит понять, активы какой стоимости можно вернуть в конкурсную массу.
  2. Когда это имущество было выведено, по каким сделкам, за какую стоимость и в чью пользу? Это позволит понять, насколько они в принципе оспоримы.
  3. Каким имуществом обладают контролирующие должника лица? Если это физические лица, то состоят ли они в браке? Что оформлено на них лично и что на их супругов, есть ли совместно нажитое имущество? Это позволит понять, есть ли финансовая целесообразность привлечения их к субсидиарной ответственности.
  4. Если у контролирующих должника лиц имущества нет, то те же самые вопросы: когда оно было выведено, по каким основаниям, за какую стоимость и в чью пользу? Это позволит понять, насколько реально его будет вернуть, если собственники бизнеса избавились от него намеренно.


Сбор информации

Исходя из собранной информации уже возможно прописать конкретные сценарии развития событий со сроками и вероятностями получения денежных средств за счет имущества должника или его бенефициаров.

Пример: иногда выясняется, что кредитор бьется за долг, который взыскать в принципе невозможно, т.к. до реальных активов дотянуться нельзя, а бенефициары проживают в единственной однокомнатной квартире в деревне Лемешово Подольского округа, которая находится в ипотеке у Сбербанка. Собрав вышеуказанную информацию, понимаешь, что такой долг проще простить и забыть, чем портить себе нервную систему, а потом работать на антидепрессанты.

Информация об имуществе должника и его бенефициарах в огромном наличии находится в базах Росреестра, Налоговой, ГИБДД, ЗАГСа и других госорганов. И если вы не можете получить ее самостоятельно, то для профессионалов по взысканию долгов это не должно составлять никакой проблемы. А иначе они не профессионалы, а дилетанты, действующие наобум и никак не прогнозирующие потенциальный уровень дохода с проекта. А это, как минимум, очень странно для этой сферы бизнеса. А как максимум — рано или поздно приведет к банкротству этих самых юристов с последующей утилизацией всех результатов, которые они теоретически могли бы получить в проекте по взысканию вашей дебиторки.

И еще один рабочий нюанс: перед тем как собирать вышеуказанную информацию по должнику и его бенефициарам, не жадничайте, потратьте деньги и закажите информацию сначала по себе или своей компании и убедитесь в том, что она достоверная. Я не утверждаю, что вас будут специально обманывать, но бывают ситуации, когда осведомитель теряет доступ к базам и начинает «фантазировать на тему»: лишь бы сохранить источник дохода. О таких фантазиях взыскатель долгов, будучи посредником, сам может быть не в курсе, поэтому проверить достоверность информации не помешает. 

Заключительный этап

Теперь, когда у вас есть информация об активах должника и его бенефициарах, можно ехать на переговоры. Потому что вы уже знаете ответ на вопрос «А почему мы должны выбрать именно вашу дебиторку?»:

«Потому что я точно знаю, за счет какого имущества и активов этот долг может быть погашен, и готов подтвердить это официальными документами, а не только своими интимными фантазиями».

С этого момента начинается уже деловой разговор серьезных людей, к которому мы в «Игумнов Групп» всегда готовы. Намек, куда обращаться за информацией о должнике и бенефициарах, я надеюсь, вы тоже приняли к сведению. 
За долги брата ответит брат

Опубликовано: Декабрь 7, 2017 в 2:33 пп

Категории: Без рубрики

Как вы все уже, наверное, знаете: если в результате налоговой проверки (выездной или камеральной) образовалась недоимка по уплате налогов и должник не смог ее оплатить в течение трех месяцев, то налоговая инспекция имеет право перевести долг на аффилированную с должником компанию и погасить задолженность за счет ее активов и денежных средств. Такое право дано только налоговой инспекции и не распространяется на других кредиторов. В данной статье я расскажу вам:
  • Какие ошибки допускают предприниматели, спеша сохранить свои «кровные» от законных, а может и не совсем, посягательств налоговиков.
  • Как происходит перевод задолженности перед фискалами на взаимозависимую компанию.
  • Какие аргументы применяет ИФНС для обоснования своей позиции в Арбитражном суде.
  • На что следует обратить внимание, чтобы в будущем не переживать за свои ООО/АО/ПАО и другие формы ведения бизнеса.


Популярные ошибки

Чаще всего, когда собственник бизнеса узнает о выездной или камеральной налоговой проверке, результатом которой в 99 % будут доначисления по налогам, он начинает различными способами лихорадочно переводить активы и дебиторку бизнеса на другое юридическое лицо с целью их сохранения.

Разберем популярные ошибки на примере конкретного судебного дела, в рамках которого с компании было взыскано 144 млн руб., изначально начисленных стороннему юридическому лицу в результате налоговой проверки. Чтобы получить судебные акты по данному делу оставьте свой e-mail здесь: 


В связи с грубыми ошибками собственников бизнеса судебное решение о переводе долга на текущий момент уже устояло в трех инстанциях. Давайте посмотрим, как развивались события:

  1. После вынесения налоговым органом решения о выездной налоговой проверке Общество продает свое недвижимое имущество.
  2. Особенность сделки купли-продажи заключается в том, что продавец дает покупателю отсрочку оплаты сроком более 2 лет и не требует наложения каких-либо обременений, гарантирующих ему получение денег по сделке в будущем. Я думаю, что такие шикарные условия вам не предложит даже самый дерзкий риэлтор.
  3. Налоговая тем временем проводит ВНП, по результатам которой убеждается в том, что начисленную сумму долга перед бюджетом Общество погасить не в состоянии, т.к. у должника исчезли активы, а клиенты компании перестали перечислять ей деньги.
  4. Методом нехитрого анализа выписок из ЕГРЮЛ налоговики установили аффилированность между продавцом и покупателем бывшей недвижимости должника. Не буду расписывать всю цепочку: кто у кого является учредителем/участником, вы это найдете в судебных актах, которые можно получить, оставив свою электронную почту в форме ниже. Но в итоге оказалось, что продавец косвенно владеет 100% долей уставного капитала покупателя.
  5. В результате изучения сведений 2-НДФЛ также выяснилось, что генеральный директор компании, являющейся участником в уставном капитале покупателя, на момент реализации имущества занимал должность начальника склада в компании продавца. Кроме того, на основании полученных сведений из 2-НДФЛ было установлено, что ряд сотрудников перешел из компании продавца в компанию покупателя.
  6. Самое интересное – это финансовая часть, которая воплощается в довольно «топорной» схеме по движению денежных средств при оплате отчужденной недвижимости. Данную схему просто невозможно не заметить при анализе банковских выписок: Продавец переводит более 300 миллионов своему участнику, как вклад в уставной капитал, далее участник практически 250 млн перечисляет по договору займа покупателю недвижимости, и в итоге покупатель оплачивает приобретенную недвижимость: 154 миллиона возвращаются обратно продавцу.
  7. Гениальная» схема прогона денежных средств через посредника (участника Общества) продавцу заканчивается выводом финансов на фирмы-однодневки, чтобы в дальнейшем они не были арестованы и списаны ИФНС в счет погашения задолженности.
  8. Факт продажи недвижимости был скрыт от налоговиков. Согласно налоговым декларациям данная недвижимость продолжала числиться за должником. Только впоследствии факт продажи был отражен в уточненной бухгалтерской отчетности.

Все вышеизложенные аргументы налоговый орган положил в основу своего заявления в Арбитражный суд о переводе долга на покупателя недвижимости. И естественно при таких аргументах ФНС сумела доказать обоснованность взыскания налоговых доначислений с взаимозависимого юридического лица. 

Основания для перевода долга

Для применения данной нормы Налогового кодекса фискальному органу необходимо в Арбитражном суде доказать наличие нескольких обязательных условий:
  • налоговая задолженность не оплачена более 3-х месяцев;
  • задолженность образовалась в результате налоговой проверки;
  • наличие аффилированности либо иной взаимозависимости между компаниями;
  • зависимое лицо получает выручку либо имущество, принадлежащее налогоплательщику.

Если для доказывания первого и второго пункта не требуется никакой кропотливой работы, то с третьим и четвертым пунктом придется потрудиться: обосновать данные обстоятельства с наскока не получится.

Контрольные точки

На что обращает внимание ИФНС при доказывании взаимозависимости компаний?

  1. Наличие пересечений между участниками/акционерами проверяемых Обществ, проявляющихся в служебной зависимости, родственных связях, корпоративной структуре бизнеса, которые прямо или косвенно могут показать взаимосвязь между Обществами.
  2. Исходя из сведений по НДФЛ налоговики изучают всех сотрудников на предмет трудоустройства в проверяемых компаниях, таким образом устанавливая переходы сотрудников из одной компании в другую.
  3. Довольно часто бывает на практике: между взаимозависимыми компаниями имеются денежные потоки. Анализ движения денежных средств может подтвердить зависимость компаний, а также фиктивность совершенных сделок, как в приведенном выше примере. Не стоит забывать о том, что у сотрудников налоговой инспекции есть возможность получить сведения о расчетных счетах физических и юридических лиц, а также выписки по данным счетам, что может послужить хорошим доказательством взаимозависимости.
  4. Как ни странно, но довольно часто бывает, что у взаимозависимых компаний совпадают виды экономической деятельности, фирменные наименования, исполнительные органы, юридические и фактические адреса, информационные сайты, номера контактных телефонов и т.д. Ну и конечно у них одни и те же поставщики, подрядчики, заказчики и т.п. Все это играет отрицательную роль в судьбе активов компании, имеющей долги перед бюджетом.

Также хочется обратить внимание, что общества признаются взаимозависимыми не только на основании норм, прописанных в гражданском или налоговом законодательстве. Арбитражные суды оставляют за собой право признать лиц взаимозависимыми и по иным основаниям, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Перечень аргументов при доказывании взаимозависимости может быть довольно разнообразным и оригинальным.

При этом надо обратить внимание, что основанием для перевода налоговой задолженности являются именно доказательства того, что в аффилированную структуру «ушли» активы, дебиторка или клиенты, за счет которых эта задолженность могла быть погашена. Если у вас есть несколько юридических лиц, никак не пересекающихся по направлениям деятельности (например, ларек с цветами и шиномонтаж), то вариант переноса задолженности исключен до тех пор, пока собственник не начнет перетаскивать активы шиномонтажа на юр.лицо, занимающееся цветами.

Но, изучая судебную практику возложения ответственности за неоплату налоговых доначислений на взаимозависимое лицо, можно сделать вывод, что большинство предпринимателей, мягко говоря, довольно легкомысленно относятся к сохранению своих активов. После начала налоговой проверки заключают сделки с аффилированными компаниями, выводя на них свое имущество, производство, дебиторку… Некоторые даже умудряются выводить свои активы на компании-клоны, которые отличаются только номерами ИНН. Естественно, такой формат работы вызовет не один вопрос у сотрудников ФНС, а в итоге и у Арбитражного суда.

Резюмируя

В завершение дам «глупый» совет: учитывая формирующуюся судебную практику и «заточку» законодательства под фискальные органы, предпринимателям следует заранее задействовать по максимуму свой пытливый ум для построения рабочей структуры бизнеса, адаптированной под современные реалии. Ключевое слово здесь – «заранее». И именно поэтому этот совет «глупый»: в России ведь принято решать проблемы только по мере их возникновения, пусть это и обойдется втридорога. В любом случае, если потребуется наша помощь в этом вопросе, вы знаете, как нас найти. Судебные акты по данному делу вы можете скачать здесь:

Как быстро потерять «лояльного» арбитражного управляющего

Опубликовано: Ноябрь 22, 2017 в 2:38 пп

Категории: Без рубрики

Компания с красивым наименованием «Эльбрус» решила минимизировать риски личной ответственности и провести контролируемое банкротство с привлечением «лояльного» арбитражного управляющего. Для этого через третейский суд был создан «дружественный кредитор», подавший затем заявление на банкротство и указавший нужную кандидатуру. Суд оставил это заявление без рассмотрения. Вместо этого он ввел процедуру наблюдения по иску «вражеского» кредитора и назначил на банкротство его арбитражного управляющего. Как «свой» кредитор проиграл битву, не успевшую даже начаться, читайте в данной статье.

На старт! Внимание! Марш!



Попав в ситуацию неплатежеспособности, общество «Эльбрус» принялось искать правильный выход. Был ли у «Эльбруса» советчик, или компания принимала решение своими силами – нам не известно, но грамотный специалист им точно не попался. Попрыгав по верхам закона о банкротстве, они нашли следующий выход: «Нам нужен свой арбитражный управляющий. Для этого надо подать заявление от «дружественного» кредитора, у которого будет просуженная задолженность на сумму более 300 тыс. рублей».Сказано – сделано, и у должника появляется кредитор: физическое лицо, гражданин Ястремский Е. В., который обращается в третейский суд с иском о взыскании задолженности. 20 октября 2016 года третейский суд выносит решение о взыскании с общества «Эльбрус» долга в размере 365 тыс. рублей.

Ха-ха, дело сделано! И в начале декабря 2016 года в Арбитражный суд Нижегородской области поступает заявление о признании «Эльбруса» несостоятельным (банкротом).

Небольшое отвлечение: Арбитражный суд заявление Ястремского назначил к рассмотрению, не обратив внимание на то, что заявления, основанные на Решении третейского суда, не могут быть приняты без соответствующего исполнительного листа. Так что в реальности «дружественный» кредитор уже на этом этапе должен был пролететь с иском. Но оставим этот факт, т. к. дело приняло совсем другой оборот…

Тпрууу…Приехали.

Буквально на следующий день, 08.12.2016 г., другой кредитор «Эльбруса», «Сбербанк России», также подает заявление о признании общества банкротом. Заявление основано на Решении третейского суда о взыскании с должника почти 300 млн рублей. Банк просит включить его в реестр как залогового кредитора по договору ипотеки, в соответствии с которым «Эльбрусом» передано в залог недвижимое имущество стоимостью почти 90 млн рублей. Становится понятным, за что борется «Эльбрус»)).

К слову, как раз Сбербанк, будучи кредитной организацией, не обязан получать исполнительный лист на решение третейского суда. Банку, чтобы ввести банкротство в отношении должника, достаточно доказать наличие просроченной свыше 3-х месяцев задолженности.

Суд принимает заявление банка, но уведомляет последнего, что оно будет рассмотрено в порядке очереди: сразу после заявления Ястремского. На практике это означает, что заявление второго кредитора будет рассмотрено только в том случае, если первый откажется от своих требований и отзовет иск. В противном случае будет введена процедура банкротства, и банк «пролетит» с назначением своего арбитражного управляющего. Но Сбер нашел грамотный выход из этой патовой ситуации.

20 января 2017 года в ходе рассмотрения заявления Ястремского Арбитражный суд отказал кредитору в признании «Эльбруса» несостоятельным (банкротом), оставив заявление г-на Ястремского Е. В. без рассмотрения, и ввел процедуру банкротства по заявлению Сбербанка с постановкой на процедуру его арбитражного управляющего.

Что же пошло не так? Как «Эльбрус» смог потерять контроль над этой, казалось бы, заведомо выигрышной ситуацией?

Да все банально просто: Сбербанк, имея необходимую квалификацию и компетенцию в банкротном процессе (чего не было у «Эльбруса»), просто выкупил у Ястремского его микродолг в 365 тысяч. Выкупил путем принудительного перечисления денег на личный счет г-на Ястремского (а у кого из нас в Сбере нет карты, вклада или хотя бы сберкнижки?!). Ставки в этой игре оправдывают такой незамысловатый ход.

Ястремский пытался бороться: заявлял, что не давал согласие банку на такое погашение, что денег не принимал и что написал заявление на возврат их банку. Однако суд обосновано решил: долг погашен 3-м лицом в полном объеме, банк не заявляет ходатайства о замене кредитора (и правильно делает, банку ведь нужен свой арбитражный управляющий), следовательно, заявление Ястремского подлежит оставлению без рассмотрения. В дальнейшем попытки оспаривания данного определения суда в вышестоящих инстанциях ни к чему хорошему не привели.

Ошибки и рекомендации



Резюмируя все вышесказанное, можно сделать выводы о допущенных «Эльбрусом» ошибках:1. Долг «дружественного» кредитора на минимальную сумму 
Мы не знаем, насколько хорошо была подготовлена кредиторка Ястремского, на чем основывалась и какими документами была подтверждена – суд не дошел до рассмотрения этой информации. Но факт того, что «Эльбрусом» не была учтена полностью законная возможность погашения долга третьим лицом, неоспорим.
Наши рекомендации: более внушительная сумма если и не позволит ввести процедуру (теоретически могут выкупить любой долг), то, по крайней мере, позволит неплохо подзаработать :)

2. Ястремский не получил исполнительный лист на решение третейского суда 
Законодательство о банкротстве не позволяет принять заявление и ввести процедуру банкротства только на основании решения третейского суда. Должен быть получен исполнительный лист. Исключениями являются кредитные организации. Они могут подавать на банкротство своих должников и вовсе без судебного акта.
Наши рекомендации: собственно, что тут порекомендовать: действуем в рамках закона и идем в Арбитраж за исполнительным листом на решение третейского суда! Либо сразу просуживаем долг в Арбитражном суде или суде общей юрисдикции – здесь исполнительный лист не потребуется.

3. «Эльбрус» потерял бы контроль над процедурой в любом случае, т. к. забыл ввести ликвидацию 
В принципе действия «Эльбруса» не очень понятны: зачем делать своего кредитора и бороться за введение процедуры банкротства по общим основаниям, т. е. через процедуру наблюдения? Дело в том, что при завершении этого первого этапа банкротства – наблюдения – решение о назначении управляющего следующей процедурой принимает собрание кредиторов, где большинство голосов, однозначно, не принадлежало бы «Эльбрусу». И их арбитражный управляющий был бы сменен простым голосованием. Без вариантов!
Наши рекомендации: контроль над процедурой при отсутствии «дружественного» большинства в собрании кредиторов можно сохранить, только минуя процедуру наблюдения. Для этого должнику имеет смысл пойти по упрощенной процедуре банкротства: ввести ликвидацию и сразу перейти к конкурсному производству. Такой процесс позволит назначить кандидатуру арбитражного управляющего, а значит, даст шанс должнику вовремя реагировать на действия кредиторов.

4. Ну и самая главная ошибка: мы сами с усами 
«Эльбрус» действовал наобум, без должного уровня опыта, знаний и компетенций.
Наши рекомендации: здесь самое время пропиарить «Игумнов Групп», но вы и так знаете, куда идти за банкротством.

Судебные акты по этому делу с любимыми ссылками на нормы законодательства можно скачать здесь:

3 стратегии налоговой по «отжиму» личных активов топ-менеджеров

Опубликовано: Ноябрь 15, 2017 в 2:46 пп

Категории: Без рубрики

С июля 2017 г. началась новая эпоха для предпринимателей нашей страны. И для наемных топ-менеджеров тоже.

Первые уже слышали о субсидиарной ответственности и морально готовы к разводу с супругом/ой и переоформлению своих личных активов на родственников, но пока еще не в курсе, что эти схемы уже просчитаны государством.

А вот вторым еще много предстоит узнать о том, что с июля 2017 г. они уже рискуют всем своим личным имуществом по долгам бизнеса, на который работают за зарплату.

Изменения произошли и для арбитражных управляющих: нам дали 30% от суммы денег, взысканных по субсидиарке с бенефициаров. Для кредиторов это явный плюс. Для должников – повод подумать об истинной ценности банкротства с ценой 300 000 руб. «под ключ».

А сейчас давайте поговорим подробнее о том, по каким новым правилам будут лишаться личных активов и «бывалые» бизнесмены и «новички» по найму. Сделайте бутерброд и налейте чаю — будет много букв.

Кого?

По моим наблюдениям, до июля 2017 г. 90-95% всех случаев привлечение к субсидиарке относилось к генеральным директорам и лицам, действовавших от их имени по доверенности. Еще 5-10% падало на учредителей.
Но в июле 2017г. жизнь стала веселее: в закон о банкротстве внесли новую главу III.2, касающуюся субсидиарной ответственности, а в августе ФНС выпустила внутреннее письмо, разъясняющее эти правила. Скачать эти документы можно здесь: 


Еще в 2012 году я писал, что к субсидиарке будут привлекать главных бухгалтеров. И не ошибся. Но спустя 5 лет после моего прогноза законодатель сделал не только этот один широкий жест в пользу главного кредитора нашей страны: налоговой инспекции.
Благодаря новым поправкам теперь будет значительно легче привлечь к субсидиарке любого человека или организацию, подпадающих под определение «контролирующее должника лицо». Запомните эту аббревиатуру: КДЛ. Она нам еще потребуется.

Под КДЛ законодатель понимает: 

  1. любое физическое или юридическое лицо,
  2. прямо дававшее указания или определявшее действия Должника иным образом
  3. в течение 3 лет до возникновения объективных признаков банкротства и после них (до момента принятия судом заявления о признании Должника банкротом).

Ключевой момент: что считать датой возникновения признаков банкротства? Согласно разъяснениям налоговой, под этим надо понимать критический момент, когда из-за снижения стоимости чистых активов должник стал не способен удовлетворить требования кредиторов. Стоимость чистых активов легко считается по данным бухгалтерской отчетности и вам не составит труда прямо сейчас проверить свою компанию на наличие этих самых объективных признаков.

Судебная практика знает массу случаев, когда стоимость чистых активов компании становилась отрицательной за 3-4 года до момента подачи ею заявление о признании себя банкротом. Пример можно почитать вот в этом разборе залетов. Таким образом, под субсидиарку может попадать круг лиц, имевших отношение к компании последние 6-7 лет. И это не предел.

В общем случае под КДЛ понимаются: 

  1. Участники/акционеры общества с самостоятельным или совместным (!) количеством долей/голосов более 50%.
  2. Руководители должника, управляющие организации, ликвидатор и ликвидационная комиссия и лица, действовавшие от их имени по доверенности.
  3. Родственники указанных выше лиц, если будет доказано, что они могли влиять на принятие решений или были выгодоприобретателями.
  4. Топ-менеджеры должника, в том числе главный бухгалтер, финансовый директор, руководитель юридической службы и любые иные должности, имевшие возможность определять действия должника. Сюда же попадают и руководители «материнской» компании.
  5. Лица, которые в силу своего должностного положения могли отдавать указания руководителям Должника (начальники начальников с пересечением по другим организациям).
  6. Та-та-да-дам!!! Лица, которые извлекали выгоду из недобросовестного поведения единоличного исполнительного органа Должника. Сюда, с легкой руки законодателя, можно вписать вообще кого угодно: как школьного друга ген.дира, так и маму бывшей жены мажоритарного участника Общества. Главное доказать, что их активы не могли бы появиться в результате их честного труда и они были просто выгодоприобретателями. В рамках уголовного права это проблем уже никаких не составляет; как раз на момент подготовки этой статьи Ген.прокуратура заявила иск об обращении в доход государства автомобилей и недвижимости, оформленных на родственников и друзей экс-полковника МВД Захарченко. Теперь государству в лице налоговой осталось научиться делать то же самое, только в рамках арбитражного процесса. Учитывая малоизвестный широкой общественности факт о том, что с 2017 года абсолютно все банки передают налоговой информацию о движении любых (!) денежных средств по счетам своих клиентов – физических (!) лиц – я предполагаю, что налоговая с этой задачей справится.
  7. И снова барабанная дробь! Список контролирующих должника лиц (КДЛ) является открытым и сюда может быть вписан любой человек, организация или должность, которых суд сочтет достойным этого высокого звания в рамках конкретного банкротного процесса. Согласно разъяснениям налоговой, сюда в первую очередь встанут кандидаты с любыми неформальными личными отношениями, позволяющими им контролировать деятельность должника (в том числе и лица, установленные оперативно-розыскными мероприятиями). Основанием попасть в этот «завидный» перечень будет, например, совместное проживание (в том числе состояние гражданского брака), длительная совместная служебная деятельность (в том числе военная или гражданская служба), совместное обучение (одноклассники, однокурсники) и т. п.

При этом для учредителей и акционеров Общества с общим количеством голосов более 50%, а также для единоличного исполнительного органа Должника и лиц, получавших выгоду из его недобросовестных действий, установлена презумпция вины. Они считаются КДЛ по умолчанию со всеми вытекающими последствиями. Самое время передать привет номинальным директорам!

Единственное исключение сделано для учредителей/акционеров, владеющих менее 10% уставного капитала и получающих доход в виде дивидендов: миноритарные акционеры Газпрома, Лукойла и других «голубых фишек» могут спать спокойно, они не будут в ответе за банкротство этих компаний. В теории.
А на практике: вы же могли собраться заинтересованной толпой и получить совместно более 50% голосов. И вот вы уже идете как контролирующие должника лица. Так что если у вас мелькнула мысль раскидать свои ООО-шки по 8-9% на друзей и родственников, то это, конечно, усложнит вопрос привлечения к ответственности, но зато появится шанс попасть на субсидиарку всем дружным коллективом.

Кстати, для номинальных директоров, законодатель сделал оговорку, что они могут быть освобождены от ответственности, если докажут, что не оказывали влияния на действия Должника и помогут установить (!) реальное контролирующее должника лицо и/или обнаружить имущество Должника или активы КДЛ. Такое новшество в гражданском праве сделано впервые и прослеживается аналогия со «сделкой со следствием» в уголовном праве. 

За что?

Оснований для привлечения к субсидиарке стало больше. Их можно разнести в 3 крупные группы:

№1. Действия/бездействия КДЛ, которые привели к невозможности полного погашения требований кредиторов.

№2. Искажение или непредставление бухгалтерской отчетности и первичных документов учета (договоров, актов выполненных работ и т. д.), а также иных документов, обязательность ведения и хранения которых установлена законодательством.

№3. Несвоевременная подача заявления о признании должника банкротом в установленный законом 1-месячный срок.

Также изменился объем доказываемых обстоятельств, часть которых автоматически ставится в вину лица, контролирующего должника. Рассмотрим каждое из оснований подробнее:

ГРУППА №1. ДЕЙСТВИЯ / БЕЗДЕЙСТВИЯ КДЛ, КОТОРЫЕ ПРИВЕЛИ К НЕВОЗМОЖНОСТИ ПОЛНОГО ПОГАШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ.

Для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарке по этому основанию достаточно доказать любое из трех обстоятельств:

1) КДЛ совершило или одобрило сделку, которая причинила существенный вред имущественным правам кредиторов.
Пример: отчуждение недвижимости по заниженной цене в пользу аффилированного лица; продажа за копейки реальной дебиторской задолженности; заключение договоров мены ценных бумаг на аналогичные по размеру векселя «помоек», нереальных к оплате, и т. д. Пример того, как делать не надо — можно почитать здесь.
Кого привлекают: любое лицо, которое было признано КДЛ или выгодоприобретателем по сделке.
Самый надежный метод самопривлечься: не участвовать в судебных заседаниях по оспариванию сделок Должника. Когда сделки будут оспорены, суд пропишет в судебном акте, что их целью было причинение ущерба кредиторам. После этого все рассмотренные обстоятельства уже не будут подлежать повторному исследованию (будут иметь преюдициальное значение), и КДЛ можно считать привлеченным к субсидиарке с вероятностью 70-80%.

2) КДЛ совершило правонарушение, результатом которого стало требование об уплате налоговой задолженности или решение о привлечении к уголовной или административной ответственности. 
При этом сумма задолженности по установленным фактам правонарушения должна превышать 50% от общей суммы долгов, включенных в 3 очередь реестра требований кредиторов.
Пример: в результате выездной налоговой проверки было доначислено 10 млн руб. На основании вступившего в законную силу требования об уплате данной суммы задолженности налоговая запускает компанию на банкротство. Если в этот момент общая сумма долгов компании составит менее 20 млн руб. (требования налоговой будут более 50%), то вина КДЛ в банкротстве компании будет считаться установленной. Пример банкротства по результатам выездной налоговой проверки можно почитать здесь.
Кого привлекают: директора, руководившего Должником в период (!) выявленного правонарушения, и контролирующего должника лица.
Самый надежный метод самопривлечься: «бросить» компанию с налоговыми рисками или переоформить ее на номиналов; не оспаривать акты налоговой о доначислениях; дождаться, пока на банкротство вашего юр. лица выделят деньги из бюджета и на процедуру встанет арбитражный управляющий от налоговой (или налоговая напрямую подаст на субсидиарку без инициации банкротного дела – об этом мы поговорим ниже).

3) И самое новенькое и интересное: КДЛ не внесло в ЕГРЮЛ или ЕФРСДЮЛ достоверные сведения о юридическом лице. 
Пример: налоговая уведомила ген. директора о том, что юридический адрес компании является недостоверным («массовым») и попросила внести в ЕГРЮЛ достоверные сведения. Если эта обязанность не исполняется в течение 30 дней, в выписке из ЕГРЮЛ рядом с юридическим адресом появляется пометка о том, что данные сведения не являются достоверными. Если верить своим глазам, то сейчас это будет расцениваться как надлежащее обстоятельство для привлечения к субсидиарной ответственности.
Логика законодателя здесь следующая: отсутствие достоверной информации о своем местонахождении, стоимости чистых активов, залоге имущества, лизинге, финансовой и бухгалтерской отчетности и т. д. лишает контрагентов Должника возможности принять объективное решение о перспективах сотрудничества, а значит ответственные лица должны нести ответственность за убытки, причиненные предоставлением таких неверных сведений.
Кого планируют привлекать: директора и лиц, на которых Обществом возложена обязанность по представлению соответствующих документов в ЕГРЮЛ и ЕФРСДЮЛ.
Самый надежный метод самопривлечься: никак не реагировать на требования налоговой и игнорировать требования законодательства о раскрытии информации (им надо, пускай сами и делают).

И в заключение: согласно презумпции вины доказывать свою невиновность должен именно ответчик по иску о привлечении к субсидиарке. Поэтому универсальный совет для желающих самопривлечься: никак не реагируйте на иск арбитражного управляющего, не ходите в суд и не нанимайте юриста. Исходите из того, что СГССМ («самый гуманный и справедливый суд в мире») во всем разберется сам и вынесет справедливое решение. И успех вам гарантирован! Очередной пример можно посмотреть здесь.

ГРУППА №2. ИСКАЖЕНИЕ ИЛИ НЕПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ, ОБЯЗАННОСТЬ ВЕДЕНИЯ И ХРАНЕНИЯ КОТОРЫХ УСТАНОВЛЕНА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ.

Для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарке по этому основанию достаточно доказать любое из двух обстоятельств:

1) КДЛ не обеспечило сохранность или исказило бухгалтерскую отчетность, первичную документацию Должника. Здесь речь идет в первую очередь о документах, позволяющих выявить активы и сделки должника. 
Пример: в отчетности не отражены материальные активы Должника, не переданы первичные документы, что делает невозможным взыскание дебиторки и оспаривание подозрительных сделок.
Кого привлекают: директора, главного бухгалтера.
Самый надежный метод самопривлечься: просто не передавать бухгалтерскую и первичную документацию арбитражному управляющему. Еще рабочий вариант: в суде заявить, что у компании много активов за счет которых можно погасить долги, просто эти активы не отражены в бух.отчетности. Результат подобной судебной стратегии можно посмотреть здесь.

2) И опять что-то новенькое: КДЛ не обеспечило сохранность или исказило корпоративную документацию. Здесь речь идет о документах, позволяющих установить именно личность КДЛ. 
Пример: Должник утрачивает или не предоставляет решения общего собрания участников, протоколы заседаний совета директоров, заключения аудиторов или ревизионной комиссии, документы по выпуску ценных бумаг и т. д.
Кого привлекают: директора и лиц, на которых возложена обязанность по ведению и хранению документации, обязательной к хранению (например, корпоративный секретарь, руководитель юридического отдела и т. д.).
Самый надежный метод самопривлечься: без объяснения причин не передавать данную документацию арбитражному управляющему.

И в заключение: старые добрые методы порчи и утраты документов методом затопления, хищения или пожара сейчас уже практически не работают даже с хорошим, «бумажным» обоснованием натуральности произошедшего. В таких случаях суд смотрит на то, какие меры предпринимал Должник меры к восстановлению утраченной документации. А если таких действий не было, то трактует такие потери не в его пользу.

ГРУППА №3. НЕСВОЕВРЕМЕННАЯ ПОДАЧА ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ ДОЛЖНИКА БАНКРОТОМ В УСТАНОВЛЕННЫЙ ЗАКОНОМ 1-МЕСЯЧНЫЙ СРОК.

С момента как компания стала отвечать признакам неплатежеспособности, у ее руководителя есть 1 месяц на подачу заявления о признании организации банкротом. По истечении месяца мяч переходит к собственникам бизнеса: у них есть 20 дней на то, чтобы своим решением обязать руководителя подать соответствующее заявление. Если заявление все-таки не подано, учредители и директор Общества начинают солидарно (!) нести личную (субсидиарную) ответственность по долгам компании.

Ключевых моментов здесь три: 
Во-первых, надо понимать, что субсидиарная ответственность возникает по обязательствам, возникшим после (!) истечения месячного срока. Таким образом, законодатель говорит о том, что существуют обычные предпринимательские риски, которые с Должником делят контрагенты и по которым личной ответственности не предусмотрено. Но есть рубеж, когда бизнесу надо принять решение о банкротстве. Если это решение не принято в течение 1 месяца, то дальше предприниматель начинаете вести деятельность уже на свой личный страх и риск.

Во-вторых, с какого момента отсчитывать месячный срок? В общем случае, если велась достоверная бухгалтерская отчетность, то момент неплатежеспособности рассчитывается по ней: например, на основании даты, когда стоимость чистых активов стала отрицательной. Если же бух. отчетность не велась или искажалась, то дата возникновения объективных признаков банкротства становится не такой важной, т. к. появляется самостоятельное основания для привлечения к субсидиарке за искажение/непредставление бух. отчетности.

В-третьих, надо обратить внимание, что в новой редакции закона о банкротстве законодатель фактически поставил в обязанность участников/акционеров отслеживать экономические показатели бизнеса. И должным образом на них реагировать. Таким образом, закончилось время, когда «хата учредителей была с краю» и за все отвечал наемный генеральный директор.

И в заключение: если у вас нет желания подавать заявление о банкротстве в месячный срок, то есть отличная возможность уйти от субсидиарки по этому основанию. Для этого надо всех ваших контрагентов перед заключением любых сделок официально информировать о том, что ваша компания является неплатежеспособной и находится в предбанкротном состоянии. Если после этого они все-таки решатся на сотрудничество с вами, то утратят право требовать привлечения к субсидиарке по возникшим обязательствам. Это правило действует для всех, кроме ФНС и контрагентов, которые в силу закона были обязаны заключить договор с Должником. 

Как?

Теперь тезисно поговорим о самой процедуре привлечения к субсидиарке. Разделять на «как было» и «как стало» я не буду: просто подведу черту о текущем состоянии дел на настоящий момент. Итак:

1) Когда можно привлекать: сейчас заявления о привлечении КДЛ к субсидиарке можно подать в любой процедуре банкротства, в том числе и в процедуре наблюдения. Это сделано с целью минимизации периода в течение которого КДЛ могли бы спрятать свои личные активы.

2) Срок давности: в общем случае — 3 года со дня признания должника банкротом. Если о наличии оснований для привлечения к субсидиарке стало известно только после завершения процедуры банкротства, то 3-летний срок отсчитывается с момента завершения банкротства.
В любом случае, КДЛ не могут быть привлечены к ответственности, если истекло 10 лет с момента совершения действия/бездействий, послуживших причиной банкротства. Таким образом, возможность привлечения к ответственности не прекращается в связи с завершением конкурсного производства (как это было раньше).

3) Кто может привлекать КДЛ к ответственности: арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы, бывшие работники, налоговая и прочие уполномоченные органы и т. д. и т. п.
Проще сказать, кто не может: в процедуре банкротства заявление о субсидиарке не могут подавать кредиторы по текущим платежам и кредиторы, включенные за реестр. Но и у них появляется это право после завершения конкурного производства или прекращения банкротства (правда, с некоторыми ограничениями: они не могут ссылаться на основание «неподача заявления в месячный срок»).
Если банкротство вообще не успело начаться в связи с отсутствием финансирования, то право привлечения к субсидиарке появляется только у заявителя (которому отказали во введении банкротства): на этом основании налоговая планирует строить свою стратегию по привлечению к субсидиарке КДЛ без проведения непосредственно процедуры банкротства.

4) Требования к заявлению: должно содержать сведения, с минимально необходимой степенью достоверности подтверждающие, что ответчик является КДЛ. Без указания таких сведений заявление остается без движения. Из опыта: для преодоления этой проблемы в 98% случаев достаточно будет обычной выписки из ЕГРЮЛ.

5) Случай, когда у компании было несколько директоров и учредителей: если суд установит, что к ущербу кредиторам привели действия нескольких КДЛ, то они будут привлечены к субсидиарной ответственности всей толпой солидарно.

6) Порядок выявления КДЛ: в судебном процессе необходимо установить контролирующих должника лиц. Это обязательное условие, т. к. только они могут быть привлечены к ответственности. При этом бремя доказывания отсутствия статуса КДЛ лежит на ответчике. Для этого ему надо доказать:
  • что он не получал выгоды от незаконных или недобросовестных действий директора Должника, т. е. не является выгодоприобретателем;
  • что он не мог контролировать выгодоприобретателя и организацию-должника;
  • не мог определять условия совершения сделок и иных неправомерных действий должника.

Один из наиболее важных моментов здесь – это получение выгоды от деятельности должника. И поэтому особенно интересны разъяснения налоговой, которая выделяет несколько «криминальных» вариантов получения выгоды, за которые она собирается наказывать предпринимателей и наемных топ-менеджеров:
  • ведение бизнеса с разделением «центров убытков» и «центров прибылей»: случай, когда одно юр. лицо экономит на оплате налогов, услуг подрядчиков и поставщиков, а второе получает выгоду от выпуска конечного продукта на рынок;
  • получение дохода от деятельности Должника без равноценного встречного исполнения. Здесь подразумевается вывод денег и активов Должника по фиктивным сделкам, которые фактически не осуществлялись. Например, по договорам оказания услуг/поставки, получения прав по сделке и т. д.

7) Порядок привлечения к ответственности: после того, как ответчик не смог доказать отсутствие у него статуса КДЛ, заявителю остается подтвердить наличие двух моментов:
  • Наступление негативных последствий в виде невозможности полного погашения требований кредиторов. Это легко, т. к. в процедуре банкротства непогашенные требования подразумеваются по умолчанию.
  • Наличие причинно-следственной связи между действиями/бездействиями КДЛ и наступлением этих последствий. Вот это уже потяжелее будет. И в основном здесь и разворачивается вся борьба между дебиторами и кредиторами.

В итоге, суд рассматривает заявление о привлечении к субсидиарке, отзыв ответчика с обоснованием его возражений и выносит определение о наличии или отсутствии оснований для привлечения к субсидиарке: с этого момента КДЛ, де-факто, можно считать привлеченным к субсидиарной ответственности (или освобожденным от нее по конкретному основанию).
Но на данном этапе еще не ясна точная сумма требований, взысканных с КДЛ – т.е. суд на данном этапе не указывает конкретную сумму денег, которую КДЛ стал должен. Исключение составляет привлечение по основанию «несвоевременная подача заявления о банкротстве», поскольку данное основание носит адресный характер (понятно сколько и кому) и нет основания ждать реализации имущества банкрота.

8) Процедуры взыскания долга: после вступления в законную силу определения о наличии оснований для привлечения к субсидиарке кредиторы в течение 25 рабочих дней уже обязаны определиться, что делать с этим гипотетическим долгом дальше. У них есть 3 варианта на выбор:
  • взыскивать задолженность через судебных приставов или через банкротство КДЛ
  • реализовывать это требование на банкротных торгах
  • переоформлять часть требований к КДЛ на конечного кредитора с выдачей ему исполнительного листа в сумме непогашенных требований. Данный инструмент является новым и направлен на борьбу со схемой, по которой «дружественные» к КДЛ лица выкупали его долги на банкротных торгах и через заключение мирового соглашения гасили их. Сейчас реализовать эту схему стало сложнее: кредитору достаточно выразить свое желание забрать долг в простой письменной форме, и арбитражный управляющий обязан будет уступить его, но если кредиторы не проявят инициативу, то автоматически считается, что они приняли решение о продаже долга КДЛ с торгов. Здесь надо обратить внимание на то, что налоговая по умолчанию всегда выбирает этот 3-ий вариант. Она может изменить свой выбор только в том случае, если один из первых двух вариантов обоснованно гарантирует более короткий срок взыскания долга или большие поступления в бюджет.

9) Установление суммы требований к КДЛ: по итогам распределения конкурсной массы – фактически, в самом конце процедуры банкротства – суд получает возможность рассчитать точную сумму долга КДЛ в рублях. В общем случае, долг КДЛ равняется сумме всех оставшихся требований кредиторов компании-банкрота, как включенных в реестр, так и не входящих в него.
Только после этого кредиторам, выбравшим вариант самостоятельного взыскания долга с КДЛ, выдается исполнительный лист. Остальные кредиторы большинством голосов выбирают между вариантом взыскания долга в процедуре банкротства и вариантом реализации прав требований к КДЛ на торгах. При данном голосовании не учитываются голоса аффилированных с КДЛ и иных заинтересованных лиц, т. к. требования данных лиц вообще не включаются в размер субсидиарной ответственности и они не могут претендовать на личные активы привлеченного лица.

10) Мотивация арбитражного управляющего: законодатель так же сильно подумал над вопросом повышения эффективности судебных процессов по привлечению к субсидиарке и в новой редакции закона о банкротстве решился на такой радикальный шаг, как повышение финансового вознаграждения АУ до 30% (!) от суммы денег, полученных по итогам взыскания именно по субсидиарным спорам. Правда, такое вознаграждение будет выплачено, если управляющий предпринимал действенные и необходимые усилия для взыскания долга с бенефициаров. В противном случае, процент вознаграждения может быть уменьшен вплоть до нуля.

11) Обеспечительные меры: на любом этапе судебного процесса по привлечению к субсидиарке суд вправе наложить арест как на личное имущество КДЛ, привлекаемого к ответственности, так и на имущество юридических (!) лиц, в которых КДЛ принадлежит 50% или более долей/акций. С момента, когда КДЛ будет привлечен к ответственности, до даты, когда суд пропишет точную сумму долга в рублях, могут пройти годы. Все это время аресты, наложенные на имущество КДЛ и активы подконтрольных ему компаний, будут сохранять свою силу.

12) Заключение мирового соглашения: 
КДЛ вправе заключить мировое соглашение с заявителем иска о привлечении к субсидиарке. При этом заключение мирового соглашение должно быть одобрено единогласно всеми заинтересованными лицами со стороны взыскателя, а КДЛ должен предоставить исчерпывающие сведения о наличии у него имущества (!), за счет которого он планирует исполнять мировое соглашение. 

Подведем итоги

Налоговая служба РФ сделала космический шаг вперед: если раньше речь шла о привлечении к субсидиарке бенефициаров и ген.директора компании-должника, то сейчас ФНС объявила об открытии охоты на выгодоприобретателей — супругов / родственников / друзей / сослуживцев и любых других лиц, которые являются «номинальными хранителями» финансово интересных активов, ставших следствием экономической деятельности компании-должника.

Как будут «вычислять» выгодоприобретателей: 

  1. У налоговой уже есть вся информация об официальных доходах и движении материальных активов (согласно которой она выставляет НДФЛ и налог на имущество).
  2. С 2017 года на эту информацию можно наложить картинку с движением денежных средств по банковским счетам потенциальных участников. И станет видно, когда деньги выводились и когда появлялись на счетах других лиц или преобразовывались в материальные активы.
  3. Остается только проблема с конкретизацией круга потенциальных участников и «номинальных хранителей». Я прогнозирую, что пробел в этой сфере будет полностью ликвидирован к 2025 году по мере введения в эксплуатацию «Единого федерального информационного ресурса, содержащего сведения о населении России» («Федресурс о населении»), за реализацию которого, поправьте меня если я ошибаюсь, опять-таки отвечает Налоговая служба РФ.

Но это вопрос ближайшего будущего, а сейчас у ФНС (а значит и у любого кредитора) уже есть возможность выбирать между 3 различными стратегиями по привлечению к субсидиарке, применение каждой из которых зависит от исходной ситуации:

Стратегия №1: привлечение к субсидиарке без банкротства
ФНС подает заявление о банкротстве Должника, но не берет на себя обязательств по финансированию процедуры банкротства. В этом случае суд обязан вернуть заявление, и у налоговой появляется самостоятельное право подать заявление напрямую к КДЛ о привлечении их к субсидиарке. Походит для случаев, когда Должник задумчиво и смиренно ждет «спонсоров» своего банкротства и не предпринимает мер для списания долгов.

Стратегия №2: привлечение к субсидиарке в банкротстве
ФНС обязывает подать на субсидиарку арбитражного управляющего или подает это заявление самостоятельно в ходе одной из процедур банкротства. Стандартный вариант, который налоговая обычно использовала в течение последних лет. Подходит для ситуаций, когда Должник уже ушел в банкротство по своей инициативе или по заявлению своих кредиторов.

Стратегия №3: привлечение к субсидиарке после банкротства или после ликвидации Должника
ФНС подает на привлечение к субсидиарке КДЛ после того, как в ЕГРЮЛ внесены сведения о ликвидации данного юр. лица (вследствие банкротства или по результатам окончания процедуры принудительной ликвидации). Подходит для случаев, когда налоговая «проспала».
Раньше свидетельство о ликвидации юр. лица было индульгенцией от кары за грехи компании-должника. Сейчас же у налоговой даже в этом случае есть возможность раскрутить время вспять и привлечь КДЛ к ответственности. О том, как это будет происходить, поговорим в статье «Как взыскать долг, если должник ликвидировался. Новые возможности для кредиторов и налоговой».

А пока вы можете скачать письмо налоговой и новую главу закона о банкротстве, о которых идет речь в этой статье. Для этого оставьте свой e-mail здесь:

Cписание дебиторской задолженности в банкротстве

Опубликовано: Ноябрь 9, 2017 в 3:24 пп

Категории: Без рубрики

Разбор законных и не очень действий по «списанию» «дружественной» дебиторской задолженности при банкротстве. Чем это грозит, как точно делать не надо и наши рекомендации.

Предисловие

Этот звонок от потенциального клиента ничем не отличался от множества других…

– Добрый день, сколько будет стоить банкротство «компании-нулевки»? 

С такими словами к нам приходит не менее 50% заказчиков. И они искренне верят, что все действительно так просто: «У нас есть несколько кредиторов, но нам никто не должен, активов тоже никаких нет. Нам бы просто списать долги».

– О какой «компании-нулевке» идет речь? – тем временем удивляется наш менеджер проектов. – Тут же 80 мультов дебиторки по балансу…


– Так это практически вся «своя»…Ее не надо взыскивать! – радостно вещает клиент.

– Не надо…мда…Ну что же, давайте разбираться с вашей…«нулевкой», – горестно вздыхает менеджер.

Давайте и мы разберемся сейчас, заранее, пока есть время все изменить! 

Закон и порядок

Вся процедура банкротства юридического лица строго регламентирована действующим законодательством, в соответствии с которым баланс Должника за последний отчетный период является основным документом для подготовки плана действий Арбитражного управляющего.

Дебиторская задолженность в балансе – это актив, который должен быть направлен на удовлетворение требований кредиторов общества. Поэтому «забыть» о ней не получится. Дебиторская задолженность в процедуре банкротства подлежит взысканию, реализации на торгах или списанию, при наличии на то оснований.

Списать дебиторскую задолженность Арбитражный управляющий ДОЛЖЕН лишь в том случае, если Компания-дебитор официально ликвидирована (по решению ИФНС или через процедуру банкротства), чему имеется соответствующая запись в ЕГРЮЛе. Также подлежит списанию задолженность по решению суда о завершении процедуры банкротства и о списании всех долгов дебитора – Индивидуального предпринимателя или Физического лица – при условии, что дебиторская задолженность не попадает под критерии долгов, не подлежащих списанию (субсидиарная ответственность; убытки, причиненные юридическому лицу учредителем общества, возмещение вреда и т. д.).

Списать дебиторскую задолженность Арбитражный управляющий МОЖЕТ, приняв соответствующее решение, в следующих случаях:
  • при наличии постановления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания;

  • при истечении срока исковой давности;

  • по требованию собрания кредиторов, зафиксированному соответствующим Протоколом, которое собрание выносит, например, в случае если дебитор находится в процедуре банкротства или реорганизован путем присоединения к «номинальной» компании.

При этом управляющий принимает на себя риск потенциального оспаривания принятого решения. А риск этот совсем не выдуманный. Такие действия любит оспаривать ИФНС, правда судебная практика в данном случае неоднозначна. Если хотите увидеть некоторые судебные акты по этому поводу, оставьте свой е-мейл здесь:


Таким образом, при отсутствии указанных выше оснований Арбитражный управляющий списывать дебиторскую задолженность точно не будет. А что же он будет делать?
Вероятнее всего, сначала просудит, затем получит исполнительный лист, предъявит претензии и обратится к судебным приставам-исполнителям или же оценит задолженность и реализует с торгов. Кстати, уже давно на рынке есть специальные компании, которые выкупают подобную дебиторскую задолженность за небольшие деньги с торгов, а затем занимаются ее взысканием всеми возможными способами, вплоть до банкротства и привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. Некоторые примеры залетов на субсидиарку можно почитать здесьздесь или здесь.

Прячем, прячем…

Будущие «банкроты», осознав необходимость не допускать к «дружественной» дебиторке Арбитражного управляющего и кредиторов, обычно начинают играть в прятки.

Вот стандартные варианты, а их всего два, действий в подобных ситуациях:

1. «Срочно списываем» 
Анализируется задолженность, переподписываются договоры, уничтожается переписка – главное, чтобы истек срок давности, 3 года. Ура, срочно инвентаризируем и списываем! Все по закону! Имеем право!

Действительно, все законно. Однако не стоит забывать о разумности и добросовестности. Опытный кредитор сразу задаст вопросы: а что же директор делал эти 3 года, почему не взыскивал деньги, ведь своим бездействием он довел компанию… правильно, до банкротства. А данная формулировка – это уже основание для привлечения к субсидиарной ответственности.

Так что вариант «срочно списываем» может защитить дружественные структуры, но никак не генерального директора общества-банкрота.

2. «Срочно схлопываем» 
Тоже классическая схема: встречный договор, кредиторка и акты взаимозачетов. Все отлично: дебиторки нет, кредиторская задолженность уменьшилась.

Красиво, но точно не перед банкротством. Потому как законодательство о несостоятельности предлагает кредиторам много вариантов для сбора конкурсной массы, а именно чудесные возможности для оспаривания сделок, направленных на преимущественное удовлетворение требований одних кредитором перед другими. А это как раз вышеописанный случай. Ведь если бы взаимозачета не было, то полученные деньги пошли бы на распределение между всеми кредиторами пропорционально.

Так что вариант «срочно схлопываем» обычно приводит к оспариванию сделки взаимозачета и последующему взысканию дебиторской задолженности. Скачать судебную практику по оспариванию можно здесь: 


Наши рекомендации

В подобной ситуации есть ряд абсолютно неоспоримых действий по работе с «дружественной» дебиторкой. Один из законных вариантов всем известен: это возврат денежных средств от дебитора со всеми процентами и комиссиями на расчетный счет должника.

Однако этот затратный способ далеко не единственный. Грамотному специалисту всегда есть, что предложить должнику с учетом всех рисков и возможностей, как то:
  • погашение с дисконтом;
  • выкуп с торгов;
  • замена кредитора;
  • замена обязательства
  • и ряд других рабочих бесспорных вариантов.

Хотелось бы поговорить о них подробнее, но боюсь стать соучастником криминального применения полученных советов на практике. Да-да, после того как первым на зону отправили юриста Ходорковского, всем нам приходиться думать над тем, что мы говорим и делаем…
Как закрыть компанию через «продажу бизнеса»

Опубликовано: Ноябрь 1, 2017 в 3:31 пп

Категории: Без рубрики

У владельцев бизнеса существует не слишком много вариантов «расставания» с юридическим лицом так, чтобы при этом не «потерять свое лицо».

В данной статье я расскажу вам:

  1. Почему не стоит использовать такой популярный способ закрытия компании, как продажа Общества новому опытному «предпринимателю».
  2. О продаже организации с долгами как первом шаге к субсидиарной ответственности.
  3. Что говорит о таких продажах уголовный кодекс Российской Федерации.
  4. Какие варианты закрытия юридического лица не потревожат ваш сон.


Беру фирмы оптом

Вы все уже прекрасно знаете, что такой популярный способ закрытия компании, как реорганизация во всех ее многообразиях, не работает уже больше года. В связи с этим многие успешные и не очень предприниматели часто используют сделки купли-продажи своих долей/акций в Обществах с целью избавиться от компании. Тем самым они просто перекладывают ответственность с одного владельца на другого.

Как показывает практика последних лет, новый собственник и руководитель уже является или очень скоро будет счастливым обладателем разного рода бизнесов, начиная со строительного и заканчивая кондитерским. И вам очень повезет, если количество таких стартапов у нового владельца уложится в 30-ку.

Первые шаги с субсидиарной ответственности

Есть категория наивных либо отчаянных предпринимателей, которые при наличии на компании долгов, а порой и немалых, умудряются ее продать «опытному руководителю» и при этом забыть, что она когда-то принадлежала им. Довольно часто мы узнаем о таких сделках, когда бывшие руководители/собственники обращаются к нам за помощью в защите своих личных активов. Когда вопрос субсидиарной ответственности стал для них не просто «страшилкой», а реальной проблемой, которую необходимо решать.

Более подробно про субсидиарную ответственность с примерами из практики вы можете почитать у моего коллеги Дмитрия Игумнова здесьздесь или здесь, а я расскажу вам в «двух словах» как это происходит:

Когда кредитор понимает, что ему никто не заплатит, новый руководитель настолько занят, что до него невозможно дозвониться или связаться каким-либо иным способом, он подает заявление в арбитражный суд и получает Решение о взыскании задолженности.

Через месяц Решение вступает в законную силу, и если сумма задолженности превышает 300 тысяч рублей, у кредитора появляется право подать заявление на банкротство должника.

После введения процедуры банкротства арбитражный управляющий будет крайне заинтересован найти основания для привлечения виновника (действия которого привели к образованию долгов) для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Как правило, труды арбитражного управляющего превращаются в Заявление о привлечении бывшего руководителя/собственника компании к личной ответственности, а потом и в Решение суда о взыскании долгов компании с ее бывших руководителей/собственников. Конкретный пример, как расстаться с нажитым капиталом с использованием «номинального директора», можно изучить в статье «Как взыскивают долги с владельцев медицинских компаний».

Исходя из сложившейся практики, руководитель узнает о том, что его привлекают к ответственности, когда уже назначено судебное заседание по рассмотрению данного вопроса и он получил судебную повестку на домашний адрес. Вот и наступает время поверить в реальность субсидиарной ответственности и более серьезно подойти к защите личных активов, если они еще года три назад не были зарегистрированы на жену двоюродного брата по отцовской линии.

Из свежей практики: к нам обратился клиент с вопросом защиты его интересов от привлечения к субсидиарной ответственности. История, можно сказать, стандартная: в свое время был он руководителем и собственником небольшой компании, в процессе хозяйственной деятельности на данном обществе образовалась задолженность в размере 4,5 млн рублей. Руководитель понимая, что выплатить данную сумму он не сможет, находит юридическую компанию, которая предлагает решить его проблему просто, быстро и без последствий. А именно: поменять участника общества на офшорную компанию, зарегистрированную где-то на Виргинских островах, а генерального директора – на гражданина Белоруссии. Получив такое заманчивое предложение, он, ни минуты не задумываясь, согласился на этот «умный» ход. Поначалу все было прекрасно: спустя год он даже забыл про свою старую компанию… До того момента, когда получил от арбитражного управляющего заявление о привлечении его к субсидиарной ответственности за долги этого юридического лица.

Когда от прежнего спокойствия остались только воспоминания, ответчик начал активно участвовать в деле, знакомиться с материалами, изучать практику привлечения к ответственности и в итоге обратился к нам. На момент написания данной статьи дело еще не рассмотрено судом и чем закончится эта история, я сейчас сказать не могу, да и цель данной статьи другая: рассказать вам, как не стоит поступать, чтобы не оказаться на месте нашего клиента.

Субсидиарная ответственность – одна из наиболее часто встречающихся видов ответственности при закрытии компании через перерегистрацию на подставное лицо. 

Уголовная ответственность за «слив» бизнеса

Статья 173.1 и 173.2 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за использование «подставных лиц» с реальным сроком лишения свободы до 5 лет.

Если вы используете людей, которые на «профессиональной» основе создают холдинги из нерабочих компаний, у которых, естественно, отсутствует цель управления юридическим лицом, то эти действия явно подпадают под нормы статьи 173.1 УК РФ.

30.03.2015 года в УК РФ были внесены поправки, благодаря которым появилось понятие «подставные лица». Это, в трактовке УК РФ, лица, которые являются учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица и путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в единый государственный реестр юридических лиц, а также лица, которые являются органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом.

Федеральной Налоговой Службой 28 января 2014 г. было направленно в территориальные налоговые органы письмо N СА-4-14/1215, к которому прилагались методические рекомендации, как необходимо взаимодействовать с правоохранительными органами при обнаружении признаков преступления, предусмотренных частью 1 статьи 170.1, статьями 173.1 и 173.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По данным статьям уже начала формироваться судебная практика с обвинительными приговорами. Оставьте свой свой е-мейл и мы пришлем вам некоторые из них:


Перечень приговоров по всей России довольно внушительный, и нам бы не хотелось, чтобы вы вошли в этот скорбный список.

Условия для спокойного сна

Резюмирую все вышесказанное: выбирая способ закрытия своей компании, рекомендую лишний раз задуматься о возможных последствиях, которые ожидают вас при использовании того или иного решения.

Такой способ расставания со своей компанией, как продажа ее новому собственнику, конечно, возможен, но безопасным он будет при соблюдении следующих условий:
  • общество не вело последние три года финансовой деятельности (не было движения денежных средств по расчетным счетам);

  • есть твердая уверенность в отсутствии рисков налоговых доначислений;

  • новый владелец хотя бы первый год будет сдавать отчетность (при условии, что он не является «массовым» руководителем).

Соблюдение вышеперечисленных требований с большей долей вероятности обеспечат вам спокойный сон и здоровый цвет лица, если вы все же решили продать свою фирму.

Если же вы решите ее просто «бросить», то сначала прочтите статью «Как технично бросить компанию и разгребать последствия этого шага следующие 3 года»
Как взыскивают долги с председателей ТСЖ. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 24, 2017 в 3:51 пп

Категории: Без рубрики

Голубь В. И. был председателем товарищества собственников жилья «Урицкий». Затем его обязанности стал исполнять Железнов А. А. по доверенности. Уборка снега и проведение ремонтов не прошли бесследно для обоих. В 2015 году их солидарно привлекли к субсидиарке почти на 2,5 млн руб. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Продуманное начало



Если верить непроверенным отзывам жителей г. Казани, Железнов А. А. использовал до боли обыденную схему заработка на ТСЖ. Суть ее сводилась к 4 последовательным шагам:

  1. получению в долг ресурсов у снабжающих организаций,
  2. последующему собиранию денег с жильцов за оказанные ком.услуги,
  3. выведению денег на «дружественных» подрядчиков и
  4. «прощению» долгов перед поставщиками через банкротство ТСЖ.

Схема была отработана, поэтому Председатель не тупил и не допускал очевидных ошибок: банкротство ТСЖ «Урицкий» было инициировано вовремя, самим должником, и на процедуру был назначен как бы независимый и почти беспристрастный арбитражный управляющий.


Жадность + некомпетентность

Но то ли заказчик не выделил адекватный бюджет на процедуру, то ли арбитражному управляющему не хватило компетенции просчитать последствия, но первые его действия на посту были направлены на выведение оставшихся денег с расчетных счетов должника-ТСЖ.С одной стороны, арбитражного управляющего понять можно: в условиях, когда подписываешься на работу с жадным клиентом, а кушать на что-то надо – вытворишь и не такое. С другой стороны – мозг-то должен быть, чтобы просчитать последствия?

Итог: «лояльного» арбитражного управляющего отстраняют от процедуры по жалобам «вражеских» кредиторов и попутно обязывают его вернуть аж 120 000 рублей, неправомерно выведенных со счетов Должника.


Вторая попытка

Такой вариант развития событий Железнов А. А. не предусмотрел, большинство в реестре требований кредиторов за своими «дружескими» поставщиками и подрядчиками не закрепил. Поэтому нового «лояльного» арбитражного управляющего он выбрать уже не мог, и шансов на победу не было. Но тут ему фартануло.В этот раз компетенций не хватило «вражеским» кредиторам. Они не успели представить суду кандидатуру своего арбитражного управляющего в установленный законом 10-тидневный срок. И суд запросил арбитражного управляющего в СРО, из которой был первоначальный (отстраненный) управляющий.

Прийти к согласию с СРО насчет кандидатуры арбитражного управляющего, с которым заранее достигнута определенная договоренность, никаких проблем не составляет. И вот на процедуру снова встал человек, разделяющий боль и чаяния экс-председателя ТСЖ.


Действия и противодействия

Но на любой ход всегда есть свой лом. Кредиторы большинством голосов перевели арбитражного управляющего на ежемесячную отчетность и стали заваливать заданиями и требованиями. А чем больше работы, тем больше времени надо тратить арбитражному управляющему на процедуру.Выходов из такой ситуации для команды Должника всего три:
  • либо увеличивать бюджет на работу пропорционально затрачиваемым усилиям,
  • либо начинать экономить свое время и допускать косяки,
  • либо третий вариант: он для тех, кто плохо работать не умеет, а хорошо не позволяет бюджет – просто сниматься с процедуры и бросать ее на самотек.

Наши герои пошли по второму пути.

И снова полетели жалобы в суд с требованиями отстранить уже нового управляющего. Косяков было выявлено вагон и маленькая тележка. Кроме того, всплыла связь (заинтересованность) нового арбитражного управляющего с предыдущим. В общем, отстранение было сделано на законном и обоснованном фундаменте.

Ученые опытом кредиторы в этот раз не опростоволосились и своего человека на пост конкурсного управляющего представили своевременно. Суд его утвердил, поставив точку в эпохальной борьбе начальников г*вна и пара.


Линия нападения

После реализации выявленного имущества непогашенная задолженность перед кредиторами составила 2,5 млн руб. Часть этого долга была создана в период предыдущего председателя Голубя В. И., но большая часть попала на «царствование» Железнова А. А. Арбитражный управляющий попросил суд привлечь обоих к субсидиарной ответственности и выстроил свою линию нападения достаточно технично и грамотно:
  • во-первых, он сослался на то, что плата жильцов за содержание и ремонт квартир, а также за коммунальные услуги носит целевой характер. Таким образом, полученные от жильцов деньги ТСЖ должно было тратить только на соответствующие статьи расходов, а не оплачивать иные услуги.

  • во-вторых, арбитражный управляющий сделал финансовый анализ, который выявил признаки преднамеренного банкротства в действиях руководства ТСЖ. Чтобы зацементировать эти выводы, кредиторы попросили суд о проведении судебной экспертизы в указанной ими экспертной организации. Результаты такой «независимой» экспертизы, как правило, известны заранее. Не подкачал эксперт и здесь.

  • в-третьих, управляющий сослался на неполучение договоров и актов выполненных работ Должника, что не позволяет установить правомерность расходования денег. При этом не было оснований полагать, что данные документы были утрачены предыдущими арбитражными управляющими.


Линия защиты

Несмотря на то, что Железнов привлек юриста, защита была выстроена довольно слабенько и была жестко бита аргументами оппонентов:
  • довод, что Железнов А. А. – ненадлежащий ответчик (де-юре, он не являлся председателем ТСЖ) был опровергнут тем, что он, де-факто, действовал по доверенности, совершал сделки, распоряжался деньгами. А к субсидиарной ответственности может быть привлечен неограниченный круг лиц, имевших возможность определять действия юридического лица.

  • довод Железнова о том, что он тратил деньги «туда, куда надо» не был подтвержден ничем, кроме оборотно-сальдовых ведомостей, подписанных в одностороннем порядке самим ответчиком.

  • путаные доводы Железнова о наличии и размере дебиторки не смогли противостоять официальным выводам «очень независимой» судебной экспертизы о наличии у должника сделок, ведущих к преднамеренному банкротству.

  • и последний, реально значимый довод – о пропуске срока давности для привлечения к субсидиарке – был отбит судом с объяснениями, что срок исковой давности должен исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества Должника и окончательного формирования конкурсной массы. Мнение интересное, но не бесспорное.


Результат

В итоге Железнов и Голубь были привлечены к субсидиарке солидарно. На них также повесили расходы по проведению судебной экспертизы. В общей сложности они остались должны коммунальным службам около 2,5 млн руб.Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как технично бросить компанию

Опубликовано: Октябрь 20, 2017 в 4:00 пп

Категории: Без рубрики

В данной статье я отвечу на следующие вопросы:
  • что может быть, если просто бросить компанию, которая стала для вас не актуальной, а ее содержание приносит только убытки?
  • какие риски ожидают руководителя и собственника брошенной компании?
  • как поступить с компанией, если хочется спать спокойно?


Принудительная ликвидация

Как быть с ненужной компанией? А стоит ли вообще что-то делать с организацией, которая давно уже не работает или не работала вовсе?

Самый простой, который может прийти на ум, и при этом еще и бесплатный способ избавиться от компании – это просто бросить данную фирму: перестать сдавать отчетность в налоговый орган и фонды, прекратить операции по расчетным счетам. И тогда по прошествии 12 месяцев такое юридическое лицо, согласно п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц (далее – ЮЛ)» может быть признано налоговым органом как фактически прекратившее свою деятельность, что дает право налоговой инспекции принять решение об исключении данной организации из реестра юридических лиц.

Чтобы не нарушать права возможных кредиторов или других заинтересованных лиц при исключении компании из реестра ЮЛ, предусмотрен следующий порядок принудительного закрытия недействующей компании налоговой инспекцией:

  1. Принимается решение о предстоящем исключении недействующей компании из реестра ЮЛ.
  2. В течение 3-х дней данное решение публикуется в печатном издании, в настоящее время это «Вестник государственной регистрации». Так же в этом сообщении должен быть указан адрес, по которому можно будет отправить возражения об исключении компании из реестра. На отправку такого заявления всем заинтересованным лицам законодатель выделяет трехмесячный срок с момента публикации сообщения в печатном издании.
  3. Если в течение 3-х месяцев найдутся внимательные и общительные кредиторы либо иные заинтересованные лица, которые пришлют свои возражения относительно исключения компании из реестра ЮЛ, то налоговый орган не имеет право исключить данную компанию из реестра ЮЛ. Соответственно данное юр. лицо может быть закрыто только в порядке ст. 61 «Ликвидация юридического лица» ГК РФ либо в рамках ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Хочу обратить ваше внимание на важный момент: несдача отчетности и отсутствие движений по расчетным счетам в течение 12 и более месяцев являются признаками, дающими налоговой инспекции право на исключение вашей компании из реестра, но не заблуждайтесь на тот счет, что это ее обязанность.

Конечно, со временем налоговой инспекции придется исключить недействующую компанию из реестра ЮЛ, но как показывает практика, это может занять не один год. 

Подводные камушки

На первый взгляд может показаться, что все хорошо: бросаем компанию, не сдаем отчетность, забываем про счета в банках и через год-другой компания исключается из реестра юридических лиц силами налоговой инспекции без каких-либо дополнительных затрат с нашей стороны. Но…

Давайте остановимся более подробно на тех «подводных камнях», о которые может «разбиться» наш спокойный сон. Начнем с самых маленьких «камушков»:

1. Когда налоговый орган принудительно исключает юридическое лицо из реестра ЮЛ как недействующее Общество, у которого, при этом, имеются долги перед бюджетом РФ, его бывший руководитель и/или (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ) собственник с долей в уставном капитале не менее 50 % на 3 года теряет право становиться директором/участником Общества (п. «ф», ч.1, ст. 23 ФЗ «О гос. регистрации ЮЛ»). На практике это означает, что 3 года вы не сможете зарегистрировать на себя новую фирму или стать генеральным директором в любой компании. Откуда могут появиться долги перед бюджетом, расскажу ниже.

2. Вы перестаете сдавать отчетность и забываете про компанию. Что следует за этим? За непредставление налоговой декларации за 1 налоговый период, согласно ст. 119 Налогового кодекса РФ, минимальный размер штрафа составляет 1000 руб. Согласно ст. 126 НК РФ, за непредставление налоговому органу запрашиваемой информации для осуществления налогового контроля предусмотрены штрафы от 200 до 100 000 рублей. Также не стоит забывать про пенсионный фонд, фонд социального страхования и органы статистики, за несдачу отчетности в которые также предусмотрены штрафы. В этой статье я не буду перечислять все те штрафы, которые Общество может накопить к тому моменту, когда налоговая инспекция решит его исключить из реестра ЮЛ.

Как вы уже понимаете, сумма штрафов может накопиться немаленькая. Кто-то возразит, что данные штрафы будут числиться на брошенной компании и к владельцу никакого отношения не имеют. Возможно, этот человек еще не знает о поправках, которые внес ФЗ от 28.12.2016 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно этому документу, если кредитор докажет, что обязательство не было исполнено Обществом по причине недобросовестных и/или неразумных действий его руководителя либо собственника (пункт 1-3, ст. 53.1 ГК РФ), то на последних может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого Общества. А это значит, что были долги юридического лица, а стали физического.

3. Как это обычно бывает с брошенной компанией: у нее перестают контролировать юридический адрес, на который приходит почтовая корреспонденция. Такое халатное отношение может привести к тому, что возможно ваша брошенная компания стоит в графике выездных налоговых проверок, либо все ограничится камеральной, но вы об этом скорее всего не узнаете. Если у вас была рабочая компания с оборотами по счетам, и вы на 100% уверены, что у вашей компании нет долгов перед фискалами, выездная либо камеральная налоговая проверка докажет совсем иное. Вы просто не сможете предоставить какие-либо пояснения, доказательства понесенных расходов, вашей добросовестности и порядочности. Оспорить Решение налоговой, о котором вы не знаете, я думаю, вряд ли получится, соответственно, оно вступит в силу. Далее возможен вариант развития событий, описанный ранее, с применением поправок ФЗ № 488 и субсидиарной ответственностью бывшего руководителя/собственника брошенной компании. И только уже на этом малоприятном этапе вы имеете все шансы узнать, что уже лично вас привлекают к ответственности за долги брошенной компании.

4. Ну и напоследок самое интересное из того, что нам принес ФЗ № 488: даже после принудительного закрытия компании налоговым органом на протяжении 3 лет кредитор/налоговая инспекция имеет право предъявлять требование непосредственно к ее бывшему руководителю/собственнику, минуя процедуру банкротства брошенной компании. Данное правило действует с 1 сентября 2017 года. 

Подведем итоги

Резюмируя: если почитать обзоры судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности, которые делает мой коллега Игумнов Дмитрий, например, здесьздесь или здесь, то станет понятно, что «бросание» компании с финансовой историей (а тем более – с долгами) это самый быстрый и удобный путь к субсидиарке. Если вы просто отделаетесь дисквалификацией сроком на 3 года – считайте себя везунчиком.

Честно признаюсь, мы в «Игумнов Групп» любим клиентов, имевших в прошлом привычку бросать свои компании: как правило, это приносит нам существенный объем работы по высоким тарифным ставкам в настоящем. Выбор, когда к нам обратиться – за вами. 
Как сделать контролируемое банкротство через выкуп долга

Опубликовано: Октябрь 16, 2017 в 4:06 пп

Категории: Без рубрики

Самый простой и законный способ получения контроля над процедурой банкротства – выкуп реальной кредиторской задолженности Должника.

Допустим, долги вашей компании составляют 20 миллионов рублей, из которых задолженность перед Займодавцем – 1 миллион, перед Банком – 8 миллионов и перед Поставщиком – 11 миллионов рублей.

Если Ваша задача – подать на банкротство своей компании и назначить лояльного арбитражного управляющего, то вы выкупаете долг у Займодавца на дружественную компанию (нового кредитора) и вперед, в суд.
Если вы хотите иметь полностью контролируемое банкротство, то есть принимать решения на собраниях кредиторов, то решение будет намного более затратным – придется выкупать долг у Поставщика. Цель: получить более 50% от общей суммы задолженностиБольше всего повезло тем Должникам, у которых уже есть долги перед дружественными компаниями. Обычно такая ситуация происходит внутри холдингов, где имеется основная торговая компания и ряд компаний-посредников. В таком случае выкуп долга не требуется и можно начинать процедуру.

Однако зачастую возникает необходимость переуступить и такой долг. Например, в силу неполного контроля над компанией-кредитором (например, номинальный директор), или если её готовят к ликвидации (например, из-за возможных налоговых претензий).

На какие грабли можно наступить при выкупе долга – история ниже.

У нас все схвачено!

В начале 2013 года у собственников крупного холдинга возникает необходимость списать долги одного из действующих предприятий: ООО «Телевизор».

Задавшись целью назначить «лояльного» арбитражного управляющего и контролировать процедуру банкротства, собственники «Телевизора» обнаруживают кредиторскую задолженность в размере свыше 350 млн рублей перед ООО «Видеопроект»: компанией, когда-то бывшей в составе холдинга, но уже пару лет как ликвидированной через реорганизацию. Задачка решается легко: задним числом оформляется цессия (переуступка долга) и быстро просуживается в «карманном» Третейском суде.

Документы на переуступку подготовлены, и ноябрем 2010 года (задним числом!) Генеральным директором ООО «Видеопроект» Васильевым Н. Н. (номинальным руководителем, которого никто никогда и не видел) заключен договор цессии с обществом «Музыка», в соответствии с которым права требования к «Телевизору» в размере 358 932 441 руб. уступлены.

В начале 2013 г. требования просужены, получен Исполнительный лист, на основании которого возбуждено дело о банкротстве в отношении ООО «Телевизор».


В то же время в суде…

Для полного понимания происходящего вернемся в 2010 год, когда к компании «Видеопроект» были предъявлены исковые требования поставщика, фирмы «Inter-Limited», в размере 21 млн рублей.

Задавшись целью не платить долги, руководство компании «Видеопроект» принимает решение избавиться от компании по классической схеме: поменять Генерального директора, а затем реорганизовать компанию. Генерального директора, он же один из действующих собственников холдинга, меняют на «номинала», гражданина РФ Васильева Н. Н. Общество успешно реорганизуется путем присоединения.

В 2012 г. поставщик «Inter-Limited» в судебном порядке успешно оспаривает реорганизацию. ООО «Видеопроект» снова становится действующим предприятием с последним на момент реорганизации Генеральным директором. А фирма «Inter-Limited» подает заявление на его банкротство.

До 2013 года бывшие руководители и бенефициары ООО «Видеопроект» за происходящими судебными спорами не следят, искренне полагая, что компания реорганизована и можно спать спокойно.


Непредвиденные обстоятельства



В конце 2013 года поставщик «Inter-Limited» и назначенный им конкурсный управляющий узнают о «выведенной» дебиторской задолженности – переуступленного по Договору цессии права требования к ООО «Телевизор» – ведь материалы судебного дела о выдаче исполнительного листа имеются в открытых источниках.
Естественно, исчезнувшая задолженность в размере 358 млн рублей не может не заинтересовать, и «Inter-Limited» начинает активную борьбу за возврат упущенного долга, за возможность контролировать процедуру банкротства «Телевизора», компании с активами, за шанс «прижать» собственников бизнеса.

Конкурсный управляющий «Видеопроекта» подает иск об оспаривании договора цессии с «Музыкой», который суд удовлетворяет. А как же иначе, если:

  1. договор цессии подписан не уполномоченным лицом: конкурсный управляющий «Видеопроекта» нашел номинального директора Васильева Н.Н. и тот дал нотариальный отказ от подписи, т.к. не оценил все достоинства возложения на себя лишней ответственности;
  2. договор цессии заключен по факту в 2013 году — сделана экспертиза срока давности;
  3. договор цессии не имеет встречного исполнения: на расчетные счета «Видеопроекта» денежные средства за переуступку долга не поступали.


Результат

Наша компания частично участвовала в процедуре «спасения» утопающих: ООО «Телевизор» было ликвидировано через банкротство без последствий для собственников. Решение суда о завершении конкурсного производства «Телевизора» было принято за один день до вынесения решения суда об оспаривании сделки. Повезло – успели!
А вот успешно повлиять на «стороннюю» процедуру не удалось.

Поставщик «Inter-Limited» и назначенный им конкурсный управляющий привлекли реального руководителя «Видеопроекта» – одного из собственников холдинга Кротова А. С. – к субсидиарной ответственности за все непогашенные долги компании, составившие почти 45 миллионов рублей.

В Определении суда о привлечении Кротова к субсидиарной ответственности установлено, что именно он принимал все решения и руководил компанией, даже когда в выписке из ЕГРЮЛ директором уже числился Васильев. Нотариальный отказ Васильева от всех подписей сыграл тут немаловажную роль. Судом установлен факт заключения договора цессии с «Музыкой» лишь с целью причинения вреда кредиторам. Вывод суда однозначен: неправомерные действия Кротова по выводу активов «Видеопроекта» и сокрытии сведений от Конкурного управляющего привели к причинению крупного ущерба кредиторам.

Дело завершилось в апреле 2016 года Отказом в передаче кассационной жалобы Кротова А. С. в Верховный суд Российской федерации.

Ошибки и рекомендации


Что же не так было сделано? Почему наступили столь негативные последствия?



Незаконные действия

Переуступка долга «задним числом», подделка подписи — такие действия в 99% случаев приводят к плачевному результату.

Наши рекомендации:

При выкупе долга настоятельно рекомендуем присутствовать при подписании договора со стороны прежнего кредитора. Если договор подписывается доверенным лицом, приложение оригинала доверенности с необходимыми полномочиями ОБЯЗАТЕЛЬНО.

Также необходимо проверить сделку на соответствие корпоративному праву: является ли она крупной для общества, требует ли одобрения участников.


Отсутствие встречного исполнения

Отсутствовали доказательства оплаты, поступившей в счет оплаты выкупленного долга.

Наши рекомендации:

Чтобы полностью застраховаться от риска оспаривания сделки по данному основанию, желательно осуществить переуступку с оплатой полной номинальной стоимости. Или же произвести оценку задолженности для последующего выкупа с дисконтом. Перечисление денежных средств по договору цессии ОБЯЗАТЕЛЬНО.




P.S. Все вышеописанные события реальны, наименования компаний и имена собственников изменены в соответствии с положением о конфиденциальности нашей компании. Судебную практику по этому делу тоже не пришлем, т.к. на это нет одобрения наших клиентов. Уж простите.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.