Без рубрики

Как взыскивают долги с владельцев медицинских компаний. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 11, 2017 в 8:46 пп

Категории: Без рубрики

Игнатов Максим и Ульянов Дмитрий владели медицинской компанией «Профэнергомед». Функции генерального директора выполняла управляющая компания «Актор-Бета». В преддверии банкротства компания была продана Вавилову Владимиру. Но это только усугубило ситуацию, и в итоге у всех четверых образовалась солидарная задолженность в размере 22,1 млн руб. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Банкротство по инициативе кредитора

Компанию «Профэнергомед» Игнатов и Ульянов купили в 2009 г. у НПФ «Профессиональный». Ему же компания должна была денег, полученных по договорам займа в 2003-2004 гг. Наличие этих долгов учитывалось при определении стоимости бизнеса, а состояние активов позволяло новым собственникам надеяться на безболезненное погашение задолженности.

Но что-то пошло не так…. И спустя 4 года бывший владелец бизнеса обратился в суд с заявлением о признании «Профэнергомед» банкротом в связи с тем, что заемщик не рассчитался по имевшимся долгам.

Инициатива по назначению «своего» арбитражного управляющего была упущена, и Игнатов с Ульяновым разработали «альтернативный» план снятия своей ответственности за исчезновение всех активов компании.

Документы? У нас их нет!

План был дешевый, простой, и, по мнению дилетантов, эффективный.
Ульянов и Игнатов продали свои доли в бизнесе «Профэнергомед» новому собственнику Вавилову Владимиру. Его же назначили генеральным директором, а договор с управляющей компанией был расторгнут. Одновременно Вавилов принял по акту приема-передачи все первичные, бухгалтерские, кадровые и учредительные документы компании-должника.

После этого арбитражный управляющий со всеми своими запросами об активах, дебиторке и документах «Профэнергомед» смело переадресовывался к новому генеральному директору, который был прописан в другом городе, по адресу не проживал, на письма не отвечал и на постановления судебных приставов не реагировал. 

Суд первой инстанции

Погонявшись за призраком нового генерального директора, арбитражный управляющий сделал ответный ход и попросил суд привлечь к субсидиарной ответственности на 22,1 млн руб. всю нашу дружную компанию, включая действующего директора Вавилова, бывших собственников бизнеса Ульянова и Игнатова, а так же управляющую компанию «Актор-Бета».

Свою позицию он аргументировал показателями бухгалтерского баланса, полученного из налоговой, из которого видно, что еще в декабре 2012 г. года предприятие было вполне жизнеспособным, а спустя 9 месяцев фактически превратилось в банкрота. И в этом есть заслуга привлекаемых к ответственности лиц.

Кроме того, арбитражный управляющий просил суд принять во внимание нежелание бывшего руководства «делиться» документацией. А значит вывод о том, что ребятам есть что скрывать, напрашивается сам собой.

Так же отсутствие документации не позволило управляющему выявить имущество и дебиторскую задолженность должника, сформировать конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами.

В свой успех арбитражный управляющий, похоже, сам не очень верил и в судебном процессе лично участвовать не стал. Зато пришел представитель от ответчика «Актор-Бета», который оказался достаточно убедительным. В итоге суд в удовлетворении заявления арбитражного управляющего отказал.

Вторая попытка в апелляции

Труд обжаловать вынесенное решение взял на себя единственный кредитор – НПФ «Профессиональный» – как самое замотивированное лицо в этой истории. А эмоциональная вовлеченность в проект – большая сила! И кредитор смог донести до суда доводы, которые не услышала первая инстанция, а именно:
  • Общество обязано обеспечить хранение документов в течение 4 лет. В случае смены единоличного исполнительного органа все документы подлежат передаче.
  • Между тем, из представленного ответчиками акта невозможно установить объем и конкретный перечень переданных документов, т. к. описание носит обезличенный характер (указано «в папках» / «в коробках»).
  • Сам Вавилов относительно получения документов никаких пояснений не дал, в судебном процессе не участвовал, корреспонденцию по адресу не получает.
  • Установлено, что Вавилов работает промышленным альпинистом в строительной компании,
  • и одновременно является учредителем и ген. директором нескольких десятков юридических лиц в разных регионах России.
  • Согласно сведениям, полученным из ГУ МВД России, Вавилов был 5 раз судим и последний раз был освобожден за 3 месяца до заключения договора купли-продажи долей с Игнатовым и Ульяновым.
  • При этом у Вавилова отсутствовала экономическая целесообразность покупать компанию, в отношении которой было возбуждено дело о банкротстве. Доказательства обратного никто из ответчиков не представил.
  • Таким образом, истец считает, что у Вавилова отсутствовала реальное намерение и возможность руководить ООО «Профэнергомед», а согласованные действия Ульянова, Игнатова и УК «Актор-Бета» были недобросовестными и направленными на утрату документации должника.

В условиях того, что ответчики на юристах сэкономили и никого для оказания сопротивления в суд не направили, апелляция сочла данные доводы разумными, отменила решение суда первой инстанции и вынесла новое решение о взыскании с наших героев 22,1 млн руб. солидарно.

Обоснование принятого решения было простое: в действиях контролирующих должника лиц был установлен умысел на утрату документации должника, что не позволило разыскать активы, выявить дебиторку и, как следствие, рассчитаться с кредиторами.

Особенно интересна мотивировка СГССМ («самого гуманного и справедливого суда в мире») о привлечении к субсидиарке Вавилова, которого СГССМ сам же и признал номинальным директором, не имеющим возможности и цели управлять компанией. Отвечая на вопрос «а его-то тогда за что???», суд сказал: «за то, что не доказывал, что он здесь ни при чем». То есть работает презумпция вины: если ты не смог доказать обратное, то ты виноват автоматически. Логично. Все понимают, что белка – это не ежик, но не дай бог белке оказаться в нашем СГССМ. Ну, вы поняли…. 

Кассация и Верховный суд

Ответчики с вынесенным постановлением не согласились и рванули в кассацию, а затем и в Верховный суд. Доводов своей правоты они приводили много и иногда по делу. Например, указывали на то, что в материалах дела нет доказательств того, что Вавилов является руководителем нескольких десятков организаций; нет закрепленных норм закона к форме и содержанию передаточного акта; приводили довод о том, что при совершении сделки купли-продажи подпись Вавилова заверена нотариусом, а следовательно он встречался с участниками общества и вполне мог принять всю документацию должника; и так далее….

Но как говорил Карл фон Клаузевиц, «стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами». Все последующие инстанции оставили постановление апелляции без изменения.

Результат

В итоге «проверенная схема» обошлась всем действующим лицам в крупную сумму пожизненного долга, от которого не удастся избавиться при помощи банкротства физического лица.

Если Вы, как и наши герои, больше доверяете старым добрым методам из 90-х, то «Игумнов Групп» вряд ли чем-то сможет Вам помочь.

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с владельцев промышленного бизнеса. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 6, 2017 в 8:52 пп

Категории: Без рубрики

Фирма ООО «Должник» занималась изготовлением и поставкой продукции для газоперекачивающей отрасли. Бизнес был семейным: учредителем компании выступал муж, а жена, Дворядкина Татьяна, вела всю операционную деятельность в качестве генерального директора. В итоге этой деятельности у Татьяны появился личный долг: почти 8 млн рублей перед налоговой и одним из своих клиентов. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Обнал

Как и 98% российских компаний, фирма оптимизировала свои налоги путем обналичивания денежных средств, но делала это не совсем грамотно, и это стало первой ошибкой. Так в чем же заключалась эта ОШИБКА №1?

Должник заключал контракты на поставку материалов и аренду имущества с ООО «Партнер», у которого не было возможности реального осуществления операций по реализации материалов, так как данные материалы им никогда не закупались и не производились. Кроме того, Партнер никогда не владел имуществом, которое арендовал у него Должник, и поэтому не мог выступать его арендодателем.

Таким образом, в ходе выездной налоговой проверки было установлено, что заключение договоров между компаниями носило формальный характер: ООО «Должник» взаимодействовал с фирмой-однодневкой в лице ООО «Партнер» с целью уменьшения налоговой базы и получения преимущества по НДС и налогу на прибыль, а получаемые Партнером денежные средства просто выводились на счета физических лиц или обналичивались. То есть целью сторон являлось создание видимости хозяйственной деятельности для получения вычетов по НДС и завышения расходов.

Все это было зафиксировано в акте налоговой инспекции. И в соответствии с этим актом Должнику было доначислено налогов на общую сумму 4,3 млн руб. 

Налоговая проверка

И вот на этом этапе Дворядкина Т. совершила ОШИБКУ №2. Она не обжаловала акт налоговой инспекции в вышестоящей инстанции или в судебном порядке, согласившись тем самым с фактом установления своей вины в незаконной оптимизации налогообложения.

Как только данный акт вступил в законную силу, вина генерального директора была документально зафиксирована и акт налоговой инспекции уже имел преюдициальное значение для всех последующих судебных решений (преюдициальные факты — это факты, не требующие дополнительной проверки или доказывания, во всех последующих судах).

Кроме того, непогашенная задолженность должника перед бюджетом дала основание налоговой обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании общества банкротом, что и было сделано: 31 июля 2014 года в отношении Должника было открыто конкурсное производство.

Неконтролируемое банкротство

Если рассматривать сложившуюся ситуацию в целом, то может показаться, что на введение процедуры банкротства директор Должника повлиять могла бы менее всего, но именно здесь кроется ОШИБКА №3. Татьяна допустила инициирование процедуры банкротства со стороны кредитора, следовательно на банкротство был поставлен арбитражный управляющий, отстаивающий интересы налоговой инспекции.

За время процедуры банкротства, что вполне естественно, нашлись и другие кредиторы, такие как ООО «Заказчик», который пожелал вернуть задолженность в сумме 3,6 млн руб. по договору поставки.

Таким образом, общая сумма задолженности ООО «Должник» перед кредиторами возросла до 7,9 млн руб.

Снятие наличных со счета

За время процедуры дополнительных активов конкурсным управляющим найдено не было, имущества, которое можно было бы продать с торгов, не выявлено, можно завершать процедуру и списывать задолженность.

Но вместо того, чтобы завершить процедуру, конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ООО «Должник» и взыскания с нее (лично) в пользу кредиторов 7,9 млн руб.

Свои требования он основывал на акте налоговой инспекции, который должником не был оспорен. Кроме того, он выяснил, что авансы, полученные Должником от второго кредитора, снимались с расчетного счета наличными, а имущество, которое могло быть куплено на эти деньги, у должника отсутствовало.

Мы все работаем в российском бизнесе, и мы то с вами прекрасно понимаем, что очень даже возможно, что эти авансы снимались Дворядкиной на реальное ведение деятельности компании, а не были положены в собственный карман. Вариантов, куда их можно было потратить, масса: например, на «откат» тому же клиенту, либо на изготовление заказанной продукции, которую ООО «Заказчик» по каким-то причинам отказался принять, или на выплату «серой» заработной платы своим же сотрудникам и так далее и тому подобное. Тем не менее, тот факт, что генеральный директор сняла указанные авансы наличными, не имея при этом никаких документов, подтверждающих их расходование на хозяйственную деятельность предприятия, стал в данной ситуации ОШИБКОЙ №4.

Неявка в суд

Следующей фатальной ошибкой, ОШИБКОЙ №5, допущенной руководителем ООО «Должник», было то, что на суд по привлечению к субсидиарной ответственности в первой инстанции она не явилась. И более того, для отстаивания своих интересов даже не наняла профессионального юриста, а лишь направила в суд письменный отзыв в надежде на то, что его будет кто-то читать. Аха-ха-ха, бывалый судебник здесь громко рассмеется!

Тем же, кто в суде бывает не часто, рекомендую просто поверить мне на слово: ваше сочинение на 100500 листах никому не интересно. Реалии нашей судебной системы таковы, что вероятность рассмотрения спора в вашу пользу сильно увеличивается только при личном присутствии профессионального юриста. И никак иначе.

Презумпция вины

Следующей ОШИБКОЙ №6 стала необоснованная надежда Татьяны на то, что доказывать ее вину обязан арбитражный управляющий/налоговая/кредитор. В целом это, конечно, правильная мысль, но банкротство так не работает.

При привлечении к субсидиарной ответственности законодатель установил, что доказывание отсутствия своей вины прямо возлагается на привлекаемое лицо. Таким образом, в банкротстве действует презумпция вины: предприниматель, имеющий долг, заведомо виновен в его создании, если не докажет обратного. Дворядкина Т., естественно, доказательства отсутствия своей вины в создании долга в судебное дело не представила.

Суд первой инстанции, принимая во внимание совокупность всех вышеуказанных обстоятельств, абсолютно в соответствии с буквой закона счел, что в действиях руководителя Должника присутствовал умысел, направленный на причинение вреда своим кредиторам и, как результат, сумма была взыскана в полном объеме лично с директора.

Результат

Для участия в апелляции директор, уже наученная горьким опытом, привлекла юриста, который снизил сумму долга в два раза, однако, кассационная инстанция отменила это постановление и оставила в силе решение суда первой инстанции о взыскании с гендира 7 974 798 руб. Истории конец.

Я не хочу быть «капитаном очевидность» и поэтому не буду напоминать о том, что важным и ответственным делом в ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕМЕ должны заниматься профессионалы, а не поставщики газовых агрегатов. Где искать контакты «Игумнов Групп», вы знаете.

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с фермеров и животноводов. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 3, 2017 в 9:01 пп

Категории: Без рубрики

ООО «Партизан» занималось бизнесом в сфере сельского хозяйства. Контролировал бизнес Жакипжанов Темиргали. Его же и заставили гасить долги компании всем своим личным имуществом. Разбираем, как залетают на субсидиарку владельцы фермерских и животноводческих хозяйств. Поехали.

Вывод денег и активов

Не имея возможности рассчитаться по долгам компании, Темиргали начал готовиться к банкротству заранее и целенаправленно:
  • Попросил основного дебитора вернуть деньги третьему лицу, якобы в счет погашения аналогичного долга «Партизана».
  • Распродал часть крупного рогатого скота, а молодняк не стал отражать в бухгалтерском учете и просто перевел его в личное хозяйство. Туда же переместились комбикорма и другие запасы организации.
  • Не стал проводить по кассе наличные деньги, полученные по ряду сделок.
  • Погасил требования лизинговой компании и зарегистрировал права собственности на сельскохозяйственную технику. Затем эту технику перебрал, лишая ее идентификационных признаков путем замены запчастей на бывшие в употреблении.
  • Поставил точку в вопросе с сельхозтехникой, передав ее бывшей супруге как личные активы по соглашению о разделе имущества, оформленному в процессе развода.
  • И, наконец, уволился с поста генерального директора ООО «Партизан» с последующим официальным трудоустройством.


Отказ от контроля над ситуацией 

Затем, как и положено будущему субсидиарщику, Темиргали бросил компанию на произвол судьбы. Отказ от контроля над ситуацией стал началом конца. Инициатива перешла к налоговой, которая и запустила «Партизан» на банкротство. А как известно, кто процедуру банкротства инициирует, тот и «мясо жарит».

Непередача бухгалтерской документации

Документы по всем своим сделкам Темиргали передавать арбитражному управляющему не стал. Расчет фермера был понятен и разумен: проведенные операции с наличными деньгами и животными, которые имеют свойство заболевать и умирать, весьма тяжело отследить, если не отражать их в бухгалтерской отчетности и не показывать соответствующие документы.

Выявление сделок и имущества

И здесь-то Жакипжанова ждала встреча с реальностью: оказывается, мотивированный арбитражный управляющий разбирается в юриспруденции и финансах намного лучше, чем фермер. Он не только отлично видит любой креативный схематоз, но и по закону наделен многими правами, в том числе может истребовать документы и информацию из любой организации.

Итог закономерен:
  • Проведенные сделки отменены в судебном порядке и, как следствие, судебными актами закреплено недобросовестное поведение Темиргали и непредоставление арбитражному управляющему соответствующей документации.
  • Выявлено отсутствие проводок движения наличных денег по кассе, а также информации о наличии имущества и товарных запасов, т. е. установлен факт искажения бухгалтерской отчетности.
  • Выявлен факт присвоения Жакипжановым поголовья скота и сельхозтехники, которые затем обнаружены в личном хозяйстве Темиргали и частично изъяты с привлечением правоохранительных органов.


Суд первой инстанции

Все необходимые доказательства были собраны, и дальнейшее развитие ситуации уже было делом техники. Вынося решение, суд первой инстанции исходил из того, что в законе четко прописана субсидиарная ответственность руководителя организации за установленный факт искажения/непредоставления бухгалтерской отчетности. При этом не имеет значения, привели ли его действия или указания к банкротству или нет.

Результат: Жакипжанов Т. привлечен к субсидиарной ответственности и будет погашать всю сумму задолженности ООО «Партизан» своим личным имуществом. 

Апелляция

Не согласившись с таким исходом дела, Темиргали привлек юристов, которые обжаловали определение суда в апелляции и выиграли. Апелляция сочла разумным довод, что на момент принятия нормы закона о субсидиарной ответственности в 2009 году, Жакипжанов Т. уже не являлся ген. директором компании-должника, работал по трудовому договору в другой организации и поэтому не может быть привлечен к субсидиарной ответственности. Апелляция отменила решение первой инстанции о взыскании с него суммы долга.

Кассация

Кассация, в свою очередь, не согласилась с апелляцией и вернула решение суда первой инстанции. В обоснование кассация сослалась на то, что к ответственности могут привлекаться ЛЮБЫЕ контролирующие должника лица, даже если они официально трудоустроены в другом месте. А так как в материалах судебного дела есть доказательства того, что Жакипжанов продолжал представлять интересы должника и после своего официального увольнения (продолжал сдавать нулевую бух. отчетность за своей подписью, присутствовал в суде, подписывал документы, оформлял сделки и т. д.), то суд первой инстанции привлек его к ответственности абсолютно обоснованно. Высший арбитражный суд в мае 2014 года постановление кассации оставил без изменения.

Результат

Я не знаю, чем закончилась история с правоохранительными органами по поводу хищения сельхозтехники, но факт остается фактом: Жакипжанов Т. будет погашать долги компании перед налоговой и контрагентами всем своим личным имуществом.

Кроме того, у кредиторов остается право подать на его личное банкротство и оспорить сделки, которые он совершал уже по выведению своего собственного имущества (в том числе и на супругу при разводе).

А если таких сделок не окажется (или оспорить их не получиться), то для кредиторов приятным моментом будет тот факт, что при завершении банкротства физического лица их долги никуда не денутся, т. к. долги, связанные с ущербом и субсидиаркой, не списываются. С такими долгами человека можно банкротить хоть каждые 5 лет.

P.S. Почти бесплатная некомпетентность

Ну и в заключение необходимо отметить основные предпосылки такого печального исхода.

Судите сами: Жакипжанов полноценно участвовал в деле о банкротстве и не мог не знать о том, что его привлекают к ответственности. Тем не менее, при привлечении к субсидиарке он не только не явился в суд первой инстанции, но и не направил юристов. За что и был наказан: отсутствие возражений воспринимается судом как согласие с доводами оппонентов.

В апелляции он уже потратил деньги на привлечение профессионалов и во многом благодаря этому и получил отмену решения суда первой инстанции.
А на кассации он опять сэкономил: юристов от него не было, и он опять проиграл.

В итоге экономия на компетентности обошлась Жакипжанову Т. существенно дороже, чем он планировал.

Если вы тоже считаете, что профессионализм и опыт – это слишком дорого, не обращайтесь в «Игумнов Групп».

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с владельцев финансово-инвестиционных компаний. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Сентябрь 25, 2017 в 9:11 пп

Категории: Без рубрики

Финансовая компания «Мир Бизнеса» работала в инвестиционной сфере с 2006 года. Сначала наемным управленцем была Медведева Ирина. Затем она уволилась и передала свои обязанности новому генеральному директору и, одновременно, единственному владельцу бизнеса – Гусаровой Ольге. В итоге они обе были привлечены солидарно к субсидиарной ответственности в нехилом размере 273,4 млн рублей. Итак разбираем, как делать не надо. Поехали.

Первые признаки неплатежеспособности

В целях ведения инвестиционного бизнеса фирма привлекала заемные денежные средства под проценты от населения. Полученные деньги компания обещала вкладывать в недвижимость Черногории, ресторанный бизнес и кинопродакшн. Но в какой-то момент все пошло не так, и к 2009 году фирма стала должна государству в лице налоговой инспекции, а также ряду юридических и физических лиц. Если верить бумагам, Ольга с Ириной умудрились задолжать даже себе.

Вывод денег и активов

В этот самый момент, наверное, стоило принять волевое решение о банкротстве предприятия, чтобы взять ситуацию под контроль и минимизировать возможные проблемы. Но вместо этого дамы решили по-быстрому продать единственный актив фирмы: нежилые помещения общей площадью 285,3 кв.м.

Часть денег, вырученных от продажи офиса, была распределена на погашение задолженности перед «узким кругом» кредиторов. В том числе была погашена задолженность по договору процентного займа перед Ольгой в размере 3 150 000 руб. и перед Ириной в размере 500 000 руб.

Надо отметить, что такое приоритетное распределение денежных средств нарушило принцип пропорционального погашения одновременно всех имеющихся у должника обязательств. Грубо говоря, дамы незаконно «прокатили» налоговую и всех остальных вкладчиков, кроме самых приближенных к телу, не дав им ни рубля из вырученных денег.

Оставшиеся 11 млн руб. были перечислены двум поставщикам оборудования. Судя по тому, что это оборудование так и не было поставлено, а бизнесвумен даже не пытались взыскать потраченные деньги, то я, будучи на месте их арбитражного управляющего, сделал бы очевидное предположение о том, что эти деньги ушли на обнальные конторы. 

«Нарисованная» отчетность

Резонно рассудив, что о продаже офиса и «распиле» вырученной с его продажи суммы налоговой инспекции знать не обязательно, Ирина внесла соответствующие коррективы в налоговую отчетность. Она не стала отражать сведения о поступлении денежных средств от продажи офиса и указывать дебиторскую задолженность поставщиков, «освоивших» 11 млн руб.

Банкротство со стороны кредитора

Логичным продолжением движения наших героев к субсидиарке стало пассивное ожидание того, чтобы на банкротство их компании потратился кто-нибудь другой.

И первым кредитором, которому было не лень заморочиться, стала налоговая инспекция с мизерным долгом в размере 1,3 млн руб. В ходе процедуры к ней присоединились еще 218 кредиторов с общей суммой требований 266,5 млн руб. 

Сокрытие первички

И тут Ирина с Ольгой сделали «ход конем»: дабы не раскрывать все тайные операции сторонним лицам, было принято решение не передавать арбитражному управляющему документы по сделкам с недвижимостью и дебиторке. Сказано – сделано, конкурсному передали всё, что только можно, кроме самого интересного.

Привлечение к субсидиарке

В процедуре банкротства арбитражный управляющий никаких активов должника не выявил. И тогда он обратился в суд с требованием о солидарном привлечении бывших руководителей фирмы к субсидиарной ответственности. Этот иск он обосновал тем, что ему не были переданы документы, из которых можно было бы понять, куда тратились деньги, полученные от вкладчиков. А значит, он не может выявить какое-либо имущество или права требования, принадлежащие должнику, что делает невозможным погашение требований кредиторов.

Такого захода арбитражного управляющего девушки не ожидали и впали в реальный шок. Потому что только шоковым состоянием я могу объяснить последовавший за этим «гениальный» ход бывшего ген.дира Ирины: она направила в суд отзыв, в котором указала, что у компании на самом деле были имущество и дебиторка, просто они не отражены в балансе. Очень талантливое решение! Запомните его на тот случай, если вам потребуется самопривлечься к субсидиарке. 

Результат

Признание в искажении бухгалтерской отчетности в совокупности с непередачей первичных документов по сделкам гарантировало арбитражному управляющему 100% результат. Ольга с Ириной были привлечены судом к субсидиарке солидарно на сумму 273 млн руб.

Вынесенное решение было обжаловано ответчиками в апелляции, а затем и в кассации. Но арбитражный управляющий уже сделал самую главную работу: он достаточно объемно «нарисовал картину», что девушки занимались элементарным мошенничеством: брали деньги с вкладчиков, а затем непонятно куда их тратили. Эта ситуация была расписана им в финансовом анализе должника и сторонами по делу оспорена не была.
Поэтому высшие инстанции проигнорировали вроде бы разумные и адекватные доводы Медведевой И. о том, что она не может привлекаться к ответственности на 273 млн за сокрытие дебиторки на 11 млн, а так же о том, что она физически не могла передать первичные документы, т. к. она уже не имела отношения к компании на дату введения банкротства.

Ситуации в бизнесе бывают разные, и не мне судить, было там реальное мошенничество или простое сочетание человеческой глупости с неудачными обстоятельствами. Одно могу сказать точно: если вы осознанно занимаетесь кидаловом пенсионеров и работяг, то не звоните в «Игумнов Групп».

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с владельцев автосервисов. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Сентябрь 19, 2017 в 9:18 пп

Категории: Без рубрики

ООО «Механик» оказывало услуги по техническому обслуживанию и ремонту автомобилей. По итогу этой деятельности в августе 2015 г. учредитель бизнеса Игорь стал должен 5,3 млн руб. родному государству. Эту сумму он будет погашать своим личным имуществом всю оставшуюся жизнь. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Признаки неплатежеспособности

Основным заказчиком компании «Механик» являлся некий МУП, с которым был заключен долгосрочный договор на ремонт и техническое обслуживание транспортных средств. Сначала МУП регулярно задерживал оплату выполненных работ, а затем и вовсе перестал перечислять деньги за уже оказанные услуги. Постепенно задолженность МУПа разрослась до довольно-таки круглой суммы, и «Механик» обратился в суд за ее взысканием. Судебные заседания шли в соответствии со своими процессуальными сроками, а автосервис, между тем, не мог рассчитаться по своим собственным долгам.

На этом этапе Игорь сумел НЕ сделать самую тупую и широко распространенную среди будущих субсидиарщиков ошибку: он не стал «рисовать» бухгалтерскую отчетность. Вместо этого он честно отразил в бухгалтерском балансе за 3 кв. 2011 г. достоверную информацию о состоянии своей компании: активы компании (осн.средства, запасы, дебиторка) в размере 10,2 млн руб. и пассивы – 16,5 млн руб. (из них задолженность по налоговым платежам составила 524 тыс.руб.). Данный баланс был подписан лично руководителем «Механика» и представлен в налоговый орган 31 октября 2011 года. 

«Риски беру на себя…»

Отрицательная стоимость чистых активов – это существенный момент, на который следует обратить внимание. Представив подобный баланс в налоговую, Игорь лично расписался в том, что на текущий момент компания является неплатежеспособной и не сможет рассчитаться по своим долгам, даже распродав все принадлежащее ей имущество.

В такой ситуации закон оставляет предпринимателю всего 2 варианта действий: либо в течение 1 месяца подать заявление о банкротстве, либо на свой страх и риск продолжить предпринимательскую деятельность, но отвечая по вновь возникшим обязательствам уже всем своим личным имуществом.

Игорь рискнул (или просто не знал о последствиях второго варианта) и продолжил вести свой бизнес. Если бы он разрулил ситуацию с клиентами, поступлением выручки или нашел бы иные источники финансирования своей компании, то кратковременная неплатежеспособность предприятия не принесла бы никаких личных проблем. Но все пошло не по плану: убытки компании только увеличивались, чистые активы продолжали быть отрицательными, а задолженность перед налоговой возросла в 10 раз: с 524 тыс. до 5,3 млн руб. (включая НДС, налог на имущество, НДФЛ, страховые взносы и т. д.). 

«…и бросаю компанию»

Логичным для будущего субсидиарщика завершением ситуации стало «бросание» компании: с мая 2012 г. Игорь полностью прекратил операции по банковскому счету и перестал сдавать бухгалтерскую отчетность.

В ситуации жесткой неплатежеспособности траты денег на юридическое «обрубание концов» показались директору неразумными, и он передал дальнейшую инициативу в руки налоговой, считая, что у той с 90-х годов не добавилось никаких новых рычагов для воздействия на ситуацию. 

Банкротство по инициативе налоговой

Налоговая использовала предоставленный шанс по полной программе: подала на банкротство «Механика» (сентябрь 2013 г.), а затем и на привлечение к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника (май 2015 г.). Основанием для последнего послужило то, что Игорь не обратился в суд с заявлением о признании компании банкротом в месячный срок с момента наступления неплатежеспособности компании, что привело к причинению убытков ИФНС.

Обоснование было очень логичным и простым: предприниматель знал о состоянии неплатежеспособности еще в октябре 2011 г., что подтверждается бухгалтерским балансом за его личной подписью. Но вместо того, чтобы подать заявление о банкротстве в установленный законом месячный срок, предприниматель взял все риски будущей экономической деятельности на себя, как на физическое лицо.

Между тем, последующая экономическая деятельность оказалась убыточной и привела к увеличению причиненного налоговой ущерба с 524 тыс. в октябре 2011 г. до 5,3 млн руб. на дату введения процедуры банкротства. Таким образом, эти убытки должны погашаться за счет личного имущества лица, контролировавшего ООО «Механик». 

Результат

Суд данное заявление удовлетворил в полном объеме и взыскал с Игоря всю сумму задолженности по налогам в размере 5,3 млн руб.

При этом суд отклонил доводы бывшего руководителя о том, что наличие убытка по одному отчетному периоду не может свидетельствовать об убыточности компании в целом, а также о том, что в последующие периоды квартальная отчетность показывала различную динамику.

Апелляционная и кассационная инстанция оставили это решение в силе.

В итоге попытка бесплатного решения проблемы путем «бросания компании» обошлась бизнесмену в 5,3 млн руб. пожизненного долга, который нельзя списать через банкротство физического лица. Если вы фанат подобных детских схем решения проблем, то не звоните в «Игумнов Групп»: нам нечего вам предложить.

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как грамотно ликвидировать компанию?

Опубликовано: Январь 17, 2013 в 8:03 пп

Категории: Без рубрики

В данном материале арбитражный управляющий Дмитрий Игумнов рассмотрит существующие на сегодняшний день способы ликвидации предприятия и оценит риски, связанные с каждым из них.

Ликвидация предприятия — это естественный процесс его жизненного цикла. Решение
о ликвидации компании может быть принято по ряду причин, например, с целью списать долги фирмы. Однако судебная практика последних лет показывает, что по долгам ликвидированной компании, возможно, придется платить учредителям и руководству организации (в том числе и главным бухгалтерам).

Субсидиарная ответственность, таким образом, становится чрезвычайно важным фактором при принятии решения о ликвидации предприятия. Рассмотрим различные способы ликвидации и оценим, насколько рискованным является каждый из них. 

Все способы ликвидации предприятия можно поделить на официальные и альтернативные

К официальным способам относятся: принудительное исключение из реестра по решению налоговых органов, добровольная ликвидация предприятия по решению учредителей, банкротство предприятия как ликвидируемого должника. При использовании этих способов организация исключается из государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ)
без правопреемства и прекращает свое существование.

Альтернативные способы включают в себя передачу ответственности за текущую деятельность предприятия другим физическим или юридическим лицам. Это может быть смена учредителей и руководителя на другое ответственное лицо или реорганизация компании в форме присоединения или слияния. Эти способы не подразумевают полной ликвидации компании, а ответственность за ее текущую деятельность передается другим физическим или юридическим лицам. 

Способ 1: добровольная ликвидация
по решению учредителей

Плюс: добровольная ликвидация — это официальный, полностью законный способ закрытия предприятия. Чтобы ликвидировать фирму таким образом, необходимо оперативно назначить нового руководителя, так называемого ликвидатора, которому передаются
все бухгалтерские, финансовые и прочие документы. Он руководит составлением промежуточного ликвидационного баланса, в котором должна содержаться информация
об имуществе ликвидируемой организации, перечне требований кредиторов и результатах их рассмотрения.

Минус: обязательное прохождение выездной налоговой проверки. Как показывает практика, такая ревизия почти всегда заканчивается доначислением налогов, пеней
и штрафов. Другими словами, к списку уже имеющихся кредиторов по результатам проверок добавляется еще один — налоговая служба.

Конечно, всегда существует вероятность, что налоговые органы могут не успеть
в установленный законом двухмесячный срок провести проверку и предъявить требования
к ликвидируемой компании. В соответствии с пунктом 5 статьи 63 Гражданского кодекса РФ такие требования не включаются в ликвидационный баланс и не погашаются, однако
на практике налоговики находят множество причин оттягивать завершение ликвидации
до тех пор, пока не будет закончена проверка. Отказ в ликвидации можно оспорить, лишь обратившись в суд о нарушении сроков рассмотрения дела.

Если по результатам проверки налоги были доначислены, и имущества ликвидируемой организации недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, в таком случае ликвидатор должен обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о признании
его банкротом (ст. 9 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»).
Таким образом, добровольную ликвидацию целесообразно использовать организациям, которые либо вели неактивную деятельность, либо не вели ее вовсе, или же тем компаниям, которые уверены, что будут в состоянии погасить доначисленные в ходе проверки налоги. 

Способ 2: банкротство предприятия
как ликвидируемого должника

Плюс: это единственный законный способ ликвидировать компании с задолженностью перед бюджетом и другими кредиторами, которую они не в состоянии погасить, и при этом списать долги компании, а руководству и учредителям избежать ответственности. Главное условие — предприятие должно опередить кредиторов и само заявить себя банкротом. После того,
как ликвидатор обращается в арбитражный суд с заявлением о банкротстве компании,
суд принимает решение об открытии конкурсного производства и утверждает конкурсного управляющего из списка, предложенного должником.

Минус: в случае, если процедура банкротства возбуждается по инициативе налоговой, шансы на назначение лояльного арбитражного управляющего минимальны. Так, например, Мосгорсуд 30 апреля 2009 г. (Определение Московского городского суда от 30 апреля 2009г. по делу N 33-10268) взыскал 15 млн. рублей с владельца и генерального директора признанного банкротом ООО. Арбитражный управляющий, защищавший интересы инспекции, доказал, что возникновение задолженности по налогам и банкротство предприятия были прямым следствием деятельности руководителя. 

Способ 3: исключение компании
из ЕГРЮЛ по решению налоговиков

Плюс: это самый «легкий» способ ликвидации компании, когда, как правило, учредитель
и руководитель заменяются номинальными, меняется место регистрации организации,
и через нее прекращают совершаться какие бы то ни было операции. Согласно ст.21.1. ФЗ №129 «О государственной регистрации юридических лиц» от 08.08.2001г., налоговые органы могут исключать из ЕГРЮЛ все организации, которые не ведут деятельность
в течение 12 месяцев и не откликаются на запросы.

Минус: как показывает практика, брошенная организация может продолжать свое существование и два-три года. Если у компании большие долги, то вполне вероятно,
что налоговые органы начнут с помощью оперативников МВД искать реальных учредителей, чтобы доначислить налоги, и назначат выездную проверку. Даже если на момент проверки
у бывших руководителей уже нет никаких документов, налоги все равно начисляются по расчетному способу (п. 7 ст. 31 Налогового кодекса РФ). Таким образом, сумма претензий может быть огромна.

Следовательно, несмотря на популярность и дешевизну данного способа, он не подходит компаниям, у которых есть долги перед контрагентами, бюджетом или работниками.
Этот способ ликвидации самый опасный для учредителей и руководства, т.к. грозит привлечением их к субсидиарной ответственности по уплате налогов и другой кредиторской задолженности компании. 

Способ 4: реорганизация предприятия

Плюс: в случае успешного завершения процедуры реорганизации, в ЕГРЮЛ вносится запись о прекращении деятельности предприятия, а все его обязанности переходят правопреемнику, при этом в 90% случаев налоговая проверка не проводится. К тому же этот способ не является ликвидацией в чистом виде: компания проходит реорганизацию в форме слияния или присоединения к другой организации.

Минус: наличие правопреемника. Пока он действует, остается угроза привлечения
к ответственности перед налоговой и другими кредиторами за деятельность предприятий-предшественников, что повлечет за собой субсидиарную ответственность бывших собственников и руководителей, своими действиями способствовавших созданию задолженности (ст.44 ФЗ №14 «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
Кроме того, сама реорганизация может быть оспорена налоговыми органами, т.к. согласно Гражданскому кодексу РФ, целью реорганизации должно быть осуществление предпринимательской деятельности, а не ускоренная ликвидация реорганизованных компаний. 

Что полезно знать бухгалтеру компании, у которой есть долги

Опубликовано: Март 8, 2012 в 8:39 пп

Категории: Без рубрики

Дмитрий Игумнов провел семинар, где рассказал о разных ситуациях, в которых компания выступает должником, а кредитор пытается получить деньги обратно.

К сожалению, сейчас на практике многие компании руководствуются афоризмом: «Если ты должен кредитору 100 долларов — это твоя проблема. Если ты должен кредитору 1 млн. долларов — это проблема кредитора». На самом деле, сейчас существует очень много правовых методов взыскания долгов и должник должен знать, какие инструменты к нему могут применить.

Конспект семинара, подготовленный журналом «Семинар для бухгалтера», можно прочитать на сайте журнала. 

Банкротство с задолженностью перед налоговыми органами

Опубликовано: Март 1, 2012 в 8:38 пп

Категории: Без рубрики

Банкротство — единственный абсолютно законный способ ликвидации компании
с долгами перед ФНС, ПФР, УФМС и другими государственными органами.
В результате процедуры банкротства все долги предприятия списываются, а юридическое лицо ликвидируется с внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

При этом в ситуациях наличия задолженности перед бюджетом, которую налогоплательщик не может погасить (уплатить начисленные налоги, штрафы, пени), закон устанавливает
не право, а обязанность должника подать заявление о банкротстве, за неисполнение которой определена ответственность.

Налоговая инспекция, выступая в роли кредитора в процедуре банкротства, не имеет никаких дополнительных преимуществ, и ее требования удовлетворяются в порядке очередности — в третью очередь. Налоговая инспекция узнает о том, что предприятие начало процедуру банкротства, из публикации в газете «Коммерсант» (издание, в котором публикуются все объявления, касающиеся банкротства), после вынесения судом решения
о признании должника банкротом и возбуждения процедуры наблюдения. Она заявляет через арбитражный суд свои требования с соблюдением условий, установленных законом
о банкротстве для всех кредиторов.

Для предприятий с долгами перед ИФНС наиболее приемлемыми являются два способа банкротства:

1. упрощённая процедура банкротства (если решение налогового органа не вступило
в силу);

2. по заявлению самого должника (если решение налогового органа вступило в силу).

К первому способу зачастую прибегают с целью ускорить процедуру банкротства
и миновать стадию наблюдения. Однако в том случае, если положение юридического лица до введения процедуры добровольной ликвидации обладало очевидными признаками банкротства (например, наличие крупного кредита на фоне уменьшения оборотов, наличие установленной недоимки и т.д.), то использование упрощенной процедуры даст дополнительные основания для оценки в совокупности наличия признаков преднамеренного или фиктивного банкротства (в соответствии со ст. 196 и 197 УК РФ за преступления
в сфере банкротства устанавливается уголовная ответственность). Иными словами, перед банкротством нужно провести анализ фактического состояния организации и ее финансовых показателей, чтобы защитить собственников и руководителей бизнеса
от ненужных рисков, в частности, от уголовной и субсидиарной ответственности.

Если должник уже имеет вступивший в силу акт налоговой инспекции с доначислением налогов, штрафов и пеней и осознает, что не в состоянии его погасить, то в таком случае является целесообразным обращение в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Дожидаться обращения налогового органа с заявлением о банкротстве — крайне невыгодная для должника стратегия, т. к. в таком случае арбитражный управляющий будет назначен
по представлению налоговой инспекции и будет отстаивать её интересы. Должнику важно успеть опередить налоговую, самостоятельно войдя в процедуру банкротства, чтобы провести предварительную подготовку компании к банкротству и заявить кандидатуру лояльного арбитражного управляющего.

Согласно налоговому кодексу РФ, налоговики обязаны сообщать в милицию (Отдел по Борьбе с Экономическими Преступлениями и Отдел Налоговых Преступлений) о том,
что имеет место уклонение от уплаты налогов на сумму более 2 млн. рублей, т.е.
о преступлении в соответствии со ст. 199 УК РФ. Учитывая положения обновленного законодательства об уголовной ответственности в сфере налоговых преступлений,
для должника имеет смысл пытаться обжаловать решение налоговой о недоимке
в вышестоящий налоговый орган, а затем в арбитражный суд. В случае, если налоговые претензии удастся оспорить в арбитражном суде, его решение будет иметь определяющий характер в вопросе о закрытии уголовного дела.

Кроме того, по действующему законодательству о банкротстве, должник имеет возможность оспаривания обоснованности требований инспекции в самой процедуре банкротства
и параллельно, в отдельном производстве, оспаривать само решение о начислении недоимки. Таким образом, вероятность отбиться от претензий инспекции значительно возрастает.

В настоящее время активно формируется судебная практика по привлечению контролирующих должника лиц (учредителей, руководства) к субсидиарной ответственности по долгам организации. Связано это с тем, что законодатель планирует совершенствовать инструмент банкротства как институт финансового оздоровления должника, а не как институт ликвидации юридического лица.

Таким образом, чтобы обезопасить себя от рисков привлечения к уголовной и субсидиарной ответственности, должнику не рекомендуется использовать альтернативные способы ликвидации, такие как реорганизация в форме слияния, реорганизация в форме присоединения или смена генерального директора и учредителя. Более эффективной стратегией является обращение за квалифицированной юридической помощью
для грамотного проведения процедуры банкротства. 

О субсидиарной ответственности главного бухгалтера

Опубликовано: Февраль 16, 2012 в 8:32 пп

Категории: Без рубрики

Современный бизнес — явление сложное и противоречивое. Нередко самым приемлемым способом разрешения финансовых проблем предприятия является его полная ликвидация. Юридические компании предлагают разнообразные способы ликвидации компаний,
так что руководителю остается лишь выбрать метод ликвидации «на свой вкус».

Многие российские предприниматели привыкли к мысли, что отвечают по обязательствам компании только в размере уставного капитала, который у подавляющего большинства предприятий составляет минимальный уровень в размере 10 000 руб. Между тем, начиная
с 2009г. ситуация обстоит иначе: в случае несостоятельности предприятия по вине его участников или по вине других лиц (в том числе главного бухгалтера), если имущества общества недостаточно для погашения кредиторской задолженности, на участников общества, руководителя или главного бухгалтера может быть возложена субсидиарная (личная) ответственность по долгам компании всем своим имуществом.

В рамках данного материала рассмотрим подробнее личную ответственность главного бухгалтера организации.

Законодательно возможность привлечения руководителей предприятия к субсидиарной ответственности закреплена в ст.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и в ст.18 Закона о бухгалтерском учете. Как и в ст.7 этого же закона, в ней имеются три основания для привлечения главного бухгалтера к ответственности, а именно:
  • уклонение от ведения бухгалтерского учета в порядке, установленном законодательством и нормативными актами органов, осуществляющих регулирование бухгалтерского учета;
  • искажение бухгалтерской отчетности;
  • несоблюдение сроков представления бухгалтерской отчетности.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности инициируется в ходе банкротства предприятия-должника. Соответствующее заявление подается в суд арбитражным управляющим, как правило, отстаивающим интересы кредиторов.

По закону привлекать к личной ответственности будут именно тех, кто своими действиями или распоряжениями способствовал созданию задолженности. Т.е. если задолженность была создана, например, в 2009г., то к ответственности будут привлекать лиц, осуществлявших бухгалтерский учет именно в 2009 году, а не тех, кому компания досталась с «грузом» долгов — что рассеивает древний миф о том, что переоформление компании на новых собственников является «лекарством» от всех проблем.

Именно по этой же причине для компаний с долгами является неэффективным решение
по их ликвидации через реорганизацию в форме слияния или присоединения — ведь ничего не мешает кредиторам начать банкротство законного правопреемника, в процессе которого быстро станет ясно, откуда у него эти долги и какой главбух помог
их сформировать.

Далее, по результатам рассмотрения заявления судом выносится определение
о привлечение к ответственности, которое вступает в силу немедленно. Денежные средства, взысканные с лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, включаются в конкурсную массу и распределяются среди кредиторов.

Также в соответствии со статьей 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве», главный бухгалтер может привлекаться к уголовной ответственности за:
  • сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей;
  • сокрытие сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе;
  • сокрытие информации об имущественных правах или имущественных обязанностях;
  • передачу имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества;
  • сокрытие, уничтожение, фальсификацию бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, то виновное лицо может быть наказано лишением свободы на срок до трех лет
и наложением штрафа в размере до 200 тысяч рублей.
Таким образом, к вопросу решения финансовых проблем своей компании необходимо подходить очень вдумчиво и осознанно, т.к. при выборе неправильного способа — «награда» может найти своего героя еще в течение 3-х лет. 

Банкротство с долгами перед ИФНС

Опубликовано: Январь 30, 2012 в 8:34 пп

Категории: Без рубрики

В соответствии с действующим законодательством, в том случае, если налогоплательщик не может погасить имеющийся у него долг перед бюджетом (штрафы, пени, начисленные налоги), он обязан подать заявление о банкротстве. Невыполнение этого обязательства повлечет за собой ответственность. 

Банкротство

Банкротство с долгами перед ИФНС относится к одному из наиболее распространенных
и сложных случаев. Если размер недоимки будет составлять менее 50 миллионов рублей, уполномоченным органом становится территориальная налоговая инспекция. Если сумма недоимки превысит пятьдесят миллионов рублей — УФНС по субъекту, долгами свыше 100 миллионов рублей займется ФНС России (приказ от 18 октября 2004 года N САЭ-3-19/2).

Для должника важно понимать, что, выступая в качестве кредитора, налоговая инспекция
в процедуре банкротства не имеет каких-либо особенных преимуществ. А значит,
ее требования будут удовлетворены в порядке очередности, исходя из судебной практики,
в третью очередь. 

Действия

ИФНС узнает о начале компанией процедуры банкротства из публикации в газете «Коммерсантъ» после того, как будет вынесено решение суда о признании должника банкротом и будет возбуждена процедура наблюдения.

Затем налоговая инспекция заявляет свои требования через арбитражный суд, соблюдая условия, установленные ФЗ, «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N для всех кредиторов. 

Случаи

Наиболее удачные способы банкротства с долгами перед налоговой

1) упрощенная процедура банкротства (в том случае, если решение налогового органа
еще не вступило в силу);

2) банкротство по инициативе должника (когда решение налогового органа вступило
в силу).

Упрощенная процедура банкротства реализуется быстрее, чем банкротство по полной процедуре на четыре-шесть месяцев. Этот способ считается агрессивной формой ликвидации предприятия, так как в этом случае полностью исключается стадия наблюдения.

Таким образом, процесс сразу начинается со стадии конкурсного производства и включает следующие действия:
  • инвентаризацию и оценку имущества,
  • организацию торгов,
  • а также удовлетворение требований кредиторов в соответствии с очередностью.

Однако следует учитывать, что проведение процедуры банкротства по упрощенной схеме может предоставить дополнительные основания для оценки и обнаружения признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства.
Ответственность за это устанавливается в соответствии со статьей 196 197 У 

Подача заявления

Есть еще один принципиально важный момент — мы рекомендуем должнику опередить ИФНС с подачей заявления о банкротстве в Арбитражный суд. Если это удастся, он сможет заявить кандидатуру лояльного арбитражного управляющего.

В налоговом кодексе РФ указана обязанность сотрудников налоговой информировать
в случае выявления факта уклонения компании от уплаты налогов (когда имеет место преступление по статье 199 УК РФ). В связи с этим в дальнейшем поднимается вопрос
о возбуждении уголовного дела.

С точки зрения законодательства инструмент банкротства рассматривается не как институт ликвидации юридического лица, а как институт финансового оздоровления должника.
В связи с этим в последнее время активно формируется судебная практика по привлечению руководства (учредителей, директора и в ряде случаев главного бухгалтера) компании
к субсидиарной ответственности по долгам организации. 

Помощь юриста

Поэтому, во избежание серьезных рисков, мы рекомендуем должникам обращаться
за квалифицированной помощью юристов еще до начала процедуры банкротства. Знание законов и судебной практики по вопросам банкротства позволит руководству компании
не упустить в ходе процедуры контроль над ситуацией.

Кроме того, она может получить лояльного арбитражного управляющего и законными методами обезопасить себя от привлечения к субсидиарной ответственности и уплаты долгов компании за свой счет. 

Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.