Взыскание долгов

Взыскание долга через банкротство физического лица

Опубликовано: Июль 8, 2021 в 12:00 пп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,,

Дело: № А40-214081/17
Цена вопроса: 20 146 237, 50 руб.
Начало проекта: январь 2017 года
Срок реализации: по настоящее время
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 226 н/час
Темп: небыстрый
Результат: дело выиграно
Стоимость: фикс + %% по факту взыскания

В девяти из десяти случаев «Игумнов Групп» работает на стороне должников. Так сложилось, что их проблемы и чаяния нам ближе. Возможно, это связано с личным опытом, который пережил глава нашей компании. Но, как бы то ни было, мы хорошо разбираемся в вопросах защиты активов и помогаем клиентам выбрать правильную стратегию и тактику противодействия взыскателям.

Логично, что находятся кредиторы, которые рассуждают примерно так: «Эти ребята знают, как будет вести себя должник, как он будет прятать активы и сопротивляться…» Такие клиенты хотят использовать наши навыки и предлагают заняться взысканием дебиторки. Подобных проектов у нас немного – процентов 10%, но они есть. Нам тоже бывает интересно посмотреть на проблему с другой стороны.

Мы участвуем в деле, в котором кредитор пытается взыскать долг с пяти физических лиц. Проект начался в 2017 году и не завершен до сих пор, потому что имущество выводилось грамотно, с дроблением долей и многократной перепродажей. Из-за этого судебные процессы затягиваются. Поэтому в статье мы расскажем об одном из эпизодов дела, работа по которому уже завершена. И на этом примере постараемся показать, как взыскивать долги через банкротство физического лица.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Долги наши тяжкие

В 2009 году наш будущий клиент выдал группе из пяти заемщиков кредит на сумму 9,75 млн рублей под залог 39 земельных участков.

Средства должны были вернуться не позднее 31 августа 2013 года, но заемщики своих обязательств не выполнили. Не было возвращено ни копейки! Три года наш клиент слушал вялые объяснения и обещания, что «вот-вот, еще чуть-чуть и мы все обязательно вернем». Позже мы узнали, что в это время должники потихоньку избавлялись от личного имущества (о том, как мы собираем подобную информацию, читайте здесь).

Поняв, что до истечения трехлетнего срока, отведенного для предъявления требований, остался всего месяц, клиент рванул в суд. Иск готовил его юридический отдел, он же вел дело в первые полгода. За это время ситуация приняла нехороший оборот. Договоры займа от имени всех пяти заемщиков подписывал по доверенности один человек – Петр. И в суде ответчики не без успеха продвигали мысль, что они никакие доверенности не выдавали и подпись, поставленная на договорах от их имени, не легитимна.

Поняв, что пахнет жареным, клиент обратился за помощью в «Игумнов Групп». Мы приступили к работе в январе 2017 года и за десять месяцев сумели довести дело до успешного конца. Суд обязал всех пятерых солидарно выплатить нашему доверителю 20,1 млн руб., из которых 9,75 млн руб. составлял основной долг, 10,1 млн руб. – проценты, 200 тыс. руб. – неустойки, 60 тыс. руб. — расходы по уплате государственной пошлины. Заложенные земельные участки выставили на торги, их начальная стоимость была установлена судом на уровне 5 млн руб.

Было очевидно, что суммы, вырученной от реализации предметов залога, не хватит на погашение даже основной суммы долга. Поэтому сразу после вступления в силу судебного акта мы подали заявление о банкротстве физлиц-должников. Цель была простой – успеть вписаться в сроки оспаривания сделок (три года с момента принятия заявления о банкротстве), вернуть выведенное имущество и за счет него погасить долг.
Подозрительный автомобиль

В момент признания физического лица банкротом на сцене появляется новая фигура – финансовый управляющий (ФУ). В его обязанности входит анализ состояния должника, выявление его имущества, ведение реестра кредиторов и др.

В числе прочего финансовый управляющий имеет право подавать иски о признании недействительными так называемых подозрительных сделок должника. К числу подозрительных относятся сделки, наносящие вред кредиторам или оказывающие предпочтение одному из них.

Тому, как вернуть выведенные активы должника, мы посвятили отдельный материал. Почитать об этом можно здесь и здесь.

В деле о банкротстве главного подписанта договоров займа – Петра как раз имелась сомнительная операция. За два месяца до подачи иска о взыскании долга должник продал свой автомобиль Toyota Land Cruiser 200. Машина досталась некоему г-ну М. (далее – Покупатель) всего за 1,5 млн рублей.

Продавалось авто не напрямую. Сначала был заключен договор комиссии с неким Б., который затем уже реализовал машину М. Странным было то, что оба договора – и комиссии, и купли-продажи – были датированы одним днем, 6 июня. Как правило, подобные схемы с участием комиссионера используются для продажи активов аффилированным лицам.

Эта сделка вызвала у нас вполне законные сомнения, и в марте 2020 года финансовый управляющий подал в Арбитражный суд (АС) Москвы заявление о признании ее недействительной.

О том, как оспариваются сделки в банкротстве, мы подробно писали здесь.

Плюсы

1. Опыт работы
Мы хорошо знаем, как оспариваются сделки в процедуре банкротства
и какие доводы в свою защиту выдвигают обычно должники

2. Ошибки противника
Оппоненты не слишком торопились с выводом активов, и мы успели оспорить продажу имущества в трехлетний период. Это гораздо проще, чем разворачивать сделку за пределами указанного срока

Минусы

1. Недоказанная аффилированность
Несмотря на все усилия и «раскопки» нам не удалось доказать факт аффилированности должника и покупателя актива

2. Мало времени для старта
Клиент обратился к нам за помощью, когда до истечения трехлетнего срока, отведенного для предъявления требований, оставался всего месяц. Нам надо было торопиться

3. Кое-что пришлось переделывать
До нас делом занимался юридический отдел нашего клиента. Не то, чтобы они все делали неправильно, но нам все же пришлось вносить некоторые коррективы в позицию доверителя

Сделка была совершена за полтора года до принятия заявления о банкротстве Петра, и мы стали оспаривать ее по банкротным основаниям. Для этого нам требовалось доказать, что, во-первых, сделка совершалась с целью причинения ущерба кредиторам, во-вторых, что ущерб был причинен, и в-третьих, что Покупатель знал о намерении Петра причинить ущерб своим кредиторам. Пройдемся по каждому пункту отдельно.
Цель – причинение ущерба

Здесь требовалось доказать, что в момент совершения сделки (июнь 2016 года) Петр как физлицо имел признаки неплатежеспособности. И с этим было достаточно просто – с 31 августа 2013 года за Петром числилось просроченное и непогашенное обязательство перед нашим клиентом.

Кроме того, мы получили информацию о том, что должник не платил налоги на имущество с 2014 года. Признаки неплатежеспособности были налицо.
Ущерб причинен

Для установления этого обстоятельства требовалось доказать, что имущество продавалось по нерыночной цене или что деньги за него продавцу в реальности не поступили. Мы проработали оба варианта.

Напомним, что Toyota Land Cruiser 200 был продан за 1,5 млн рублей. Мы изучили автомобильные ресурсы в Сети и быстро установили, что на рынке за аналогичный автомобиль того же года выпуска можно было бы выручить порядка 2,225 млн рублей, то есть цена была явно занижена. А что с оплатой?

От ФНС мы получили информацию о банковских счетах должника и запросили сведения о движении по ним. Выяснилось, что суммы похожие на заявленную цену автомобиля на них не поступали.

Мы уже много раз участвовали в подобных спорах и знали, что Покупатель будет говорить, что машина была в убито-разбитом состоянии – отсюда и более низкая цена, а рассчитывались с продавцом наличкой.

Чтобы опровергнуть первый довод, мы запросили в ГИБДД договор купли-продажи авто. И в нем было ясно написано, что «транспортное средство передано годным к эксплуатации, в исправном состоянии, со всеми принадлежностями и документами».

Что делать с утверждениями о расчетах наличными, мы тоже знали. Надо было подвергнуть сомнению способность Покупателя заплатить сумму, указанную в договоре. Для этого необходимо получить информацию о его доходах по форме 2-НДФЛ и/или подтверждение снятия требуемой суммы с банковского счета.
Покупатель знал о намерениях продавца

А вот тут было сложнее всего. Считается, что покупатель знает о намерениях продавца «кинуть» своих кредиторов в том случае, если он является аффилированным с продавцом лицом.

Но информации об аффилированности Петра и М. нам найти не удалось. А недоказанность хотя бы одного пункта является основанием для отказа в удовлетворении иска. Ну не отступать же нам было из-за такой мелочи…

Поэтому мы стали бить на то, что странные условия сделки – заниженная цена и безвозмездность – должны были бы насторожить любого добросовестного и осмотрительного покупателя и навести его на мысль, что тут явно не все в порядке и что кому-то могут быть причинены убытки. М. не проявил никаких признаков беспокойства, из этого мы делали вывод, что он понимал истинные причины и цели сделки.

В итоге суд признал договор купли-продажи, заключенный между должником Петром и г-ном М., недействительной сделкой. Результатом этого должен был стать возврат автомобиля «в натуре». Но так как из представленных в материалы дела документов было известно, что М. в феврале 2018 года перепродал машину, последствием стало взыскание с него рыночной стоимости авто в размере 2 225 000 рублей.

Тонкостям реализации автомобилей мы посвятили целую статью – «Как не надо покупать автотранспорт».
Судился – не торопился

Господину М. не хотелось платить два с лишним миллиона, и он решил подать апелляционную жалобу.

По правилам апелляцию необходимо подавать в течение десяти рабочих дней, считая с даты публикации оспариваемого решения в полном объеме. Но в 2020 году в связи с пандемией коронавируса были введены карантинные меры, затронувшие и работу судов. Поэтому формально десятидневный срок стал отсчитываться с момента окончания карантина, введенного в столице (мы судились в Арбитражном суде Москвы).

С учетом этого перерыва срок для подачи апелляции растянулся аж до двух месяцев – до 18 мая 2020 года. Времени навалом! Но и этого нашему оппоненту не хватило. Апелляционная жалоба господина М. поступила в суд… минуточку!.. 26 октября 2020 года!

Апеллянт, видимо, догадывался, что со сроками у него не все в порядке, поэтому подал ходатайство о восстановлении пропущенного срока. Теоретически суд может пойти в этом вопросе навстречу заявителю, но опять же при определенных условиях. Пропущенный срок подачи апелляционной жалобы может быть восстановлен, если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня публикации судебного акта. Это условие явно не выполнялось. Чтобы его соблюсти, надо было принести жалобу не позднее 18 сентября 2020 года.

Таким образом, жалоба наших оппонентов была подана не только с нарушением сроков подачи, но и за пределами 6-месячного пресекательного срока.

В таких случаях вышестоящая инстанция обычно отказывается принимать жалобу и возвращает ее заявителю. Но Девятый апелляционный суд решил пойти другим путем – он принял жалобу к производству и назначил дату слушаний. Это означало, что суд будет принимать решение о восстановлении пропущенного срока непосредственно в ходе судебного заседания. И если удовлетворит просьбу М., то тут же перейдет к рассмотрению жалобы по существу.

В ответ на это мы подготовили отзыв, состоявший из двух частей: первый рубеж обороны – возражать по поводу восстановления пропущенного срока; второй – отбиваться от доводов Покупателя, согласно которым он уже заплатил 1,5 млн руб. комиссионеру, а значит, взыскиваемая с него сумма должна быть, как минимум, уменьшена до 725 000 руб.
Поговорили в суде

Сразу скажем, что до рассмотрения жалобы по существу дело не дошло. Все закончилось на пропущенном сроке. Наши доводы были практически полностью повторены в постановлении апелляции: недостаточно подать ходатайство о восстановлении пропущенного срока, арбитражный суд должен признать причины пропуска уважительными.

М. ссылался на отсутствие надлежащего извещения о дате, времени и месте судебного заседания – суд слал ему письма по адресу регистрации, а фактически заявитель проживал в другом месте.

Однако эти причины не были признаны уважительными. Покупатель должен был самостоятельно обеспечить получение поступающей в его адрес корреспонденции. А раз этого не было сделано, то именно на нем лежит риск возникновения неблагоприятных последствий в результате неполучения судебных актов. Это, кстати, полезно помнить всем, кто думает, что если он не живет по месту регистрации, то он «в домике».

Суд также отметил наш довод о том, что срок на подачу апелляционной жалобы исчисляется не с даты направления копии судебного акта лицам, участвующим в деле, а с даты его изготовления в полном объеме (размещения на сайте Арбитражного суда). Еще в 2011 году Высший Арбитражный Суд РФ исключил такое основание для восстановления срока, как позднее направление судом копии обжалуемого судебного акта или задержка пересылки копии организациями почтовой связи. Таким образом, законодатель не допускает произвольного, неограниченного по времени пересмотра судебных актов.

О том, как восстанавливаем сроки на обжалование, мы писали в кейсе «Как мы спасли от субсидиарки учредителя телеком-компании».

Кстати, заявления М. о том, что он передавал 1,5 млн руб. комиссионеру также не нашли подтверждения. Покупатель не смог представить в суде никаких финансовых документов, доказывавших оплату.

В итоге суд отклонил ходатайство г-на М., отказал ему в восстановлении процессуального срока подачи апелляции и прекратил производство по жалобе. Это решение поддержал и кассационный суд.

Чтобы скачать судебные акты по делу, введите свой е-мейл:
А деньги?

Опытный кредитор в этом месте спросит: «Ну, ок, судебный акт вы получили, а что с реальными деньгами?»

Естественно, оспаривание сделок не является самоцелью, в конце надо получить реальные деньги. Для этого на имущество М. был наложен арест. Благодаря этому удалось обеспечить сохранность имущества, за счет которого будут поступать взысканные 2,225 млн руб.

На момент написания данной статьи наши процессуальные оппоненты не оставляли попыток минимизировать свои финансовые потери путем подачи различных заявлений и ходатайств (например, о приостановке исполнительного производства, о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам и т. д.), но не находили поддержки у суда.

Исполнительное производство шло своим ходом, и часть арестованного имущества М. уже была выставлена на торги. В ближайшие полгода мы рассчитываем получить взысканную сумму в полном объеме. Вероятность составляет 99%.
Итоги

Если резюмировать все сказанное, то весь процесс взыскания долга можно свести к следующим шагам:
  • Необходимо оценить финансовое состояние должника. Если у него никогда не было имущества или оно было отчуждено более десяти лет назад, то нет смысла тратить время и деньги на взыскание. Пожалуй, это самый главный момент во всей истории. Отдельно можно почитать наши рекомендации, как выгодно продать безнадежный долг.

  • Если с финансовым состоянием должника все более или менее хорошо, то надо максимально быстро просудить свои требования. Желательно с наложением обеспечительных мер на то имущество, что у должника осталось.

  • Если у должника уже ничего нет, то после просуживания долга начинаем его банкротить, дабы оспорить сделки и вернуть выведенное имущество. В процессе оспаривания сделок не стесняемся применять обеспечительные меры, иначе имущество будет уходить все дальше и дальше.

  • По итогу оспаривания сделок инициируем исполнительное производство или банкротство в отношении стороны (покупателя) по оспоренной сделке.

И дело в шляпе! Понятно, что все это просто только на словах, а в реальности должник будет сопротивляться такому развитию событий. Самый очевидный способ – размыть реестр требований кредиторов, чтобы ваша доля уменьшилась до жалких процентов. Это делается путем создания «дружественного» кредитора с долгом, в десятки раз превышающим требования кредиторов реальных. Но это уже технические моменты, умение работать с которыми и отличает дилетантов от профессионалов.

Если у вас возникнут проблемы с реализацией вышеуказанного алгоритма на практике, то обращайтесь к нам. Мы можем вести работу как от своего арбитражного управляющего, так и сотрудничать с вашим.
Как «Игумнов групп» помогла бывшим офицерам слово сдержать

Опубликовано: Апрель 8, 2021 в 12:00 пп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,,

Обычно кейсы о наших делах мы пишем сами. Но все, что вы прочтете ниже, от первой и до последней буквы написано нашим клиентом от своего имени. Он прислал этот рассказ в качестве отзыва о нашем сотрудничестве. И мы так прониклись, что не могли не опубликовать этот текст в нашем блоге.

Дело: А40-4399/21
Цена вопроса: 846 340 рублей
Начало проекта: декабрь 2020г.
Срок реализации: 3 месяца
Сложность: небольшая
Трудозатраты: 8 н/час
Темп: умеренно быстрый
Результат: деньги получены
Стоимость: пятизначная, в рублях

Начало этой истории было довольно оптимистичным. Я отправился в Сокольники на встречу с потенциальным клиентом — ООО «Хвост и Чешуя» (здесь и далее названия изменены). У них были деньги, ну а мы могли выполнить для них работу.

Компания располагалась в собственном здании, а внутренняя автостоянка была забита черными «крузаками» с красивыми номерами. На встречу со мной явились серьезные мужчины, рассказавшие, что все они бывшие военные, в бизнесе тридцать лет, что у них крупный агрохолдинг и команда, прошедшая огонь, воду и лихие 90-е. Но меня они видят в первый раз и поэтому значительную часть денег за выполненные работы заплатят только после подписания актов сдачи-приемки.

Я ответил, что тоже являюсь офицером запаса и тоже вижу их в первый раз. И где, спрашивается, гарантии того, что они заплатят, получив результат? «Деньги есть, — сказал самый серьезный мужчина. — За свою работу вы получите все сполна. Слово офицера!» Взвесив слово офицера, посмотрев еще раз на здание и машины, я согласился.

Им была нужна наша работа, нам была видна их платежеспособность. Мне казалось маловероятным, что крупный агрохолдинг растворится на просторах нашей необъятной Родины, зажав под мышкой финальный платеж, недотягивавший даже до миллиона рублей. «В крайнем случае отдадут «крузаками»», — подумал я. В способности своей компании выполнить договор я не сомневался. Ах, каким же я был наивным всего два года назад!
Клиенты исчезают в полдень

Дело шло скоро, работа велась по графику, оплата производилась вовремя. Последний этап, как и все предыдущие, был нами выполнен в срок, и настало время подписания актов. Но в этот момент начались волшебные превращения «крузаков» в тыквы, серьезных мужчин — в неплательщиков, а ООО «Хвост и Чешуя» — в «компанию-должника».

Менеджер проекта заявил нам, что в ООО «Хвост и Чешуя» больше не работает. Заместитель генерального пообещал, что акты вот-вот подпишут и все деньги заплатят. А генеральный, самый серьезный мужчина, давший слово офицера, сообщил, что в компании случился внутрикорпоративный конфликт, поэтому оплата будет чуть позже. Ну, а чуть позже перестал брать трубку.

Мы ждали месяц, потом второй. «Опять кидалово, — подумал я. — Недорого в последнее время стоит слово офицера». План действий в таких случаях нами, к сожалению, был уже отработан. Акты и копии результатов работ были отправлены почтой РФ на юридический адрес  должника. Через 10 дней последовала досудебная претензия, через месяц — исковое заявление, и в суд! Еще через 3-4 месяца на руках у нас имелся исполнительный лист, в который была включена госпошлина, услуги юристов и проценты за удержание денежных средств.

Однако серьезные мужчины тоже не сидели сложа руки. Прежде чем посылать исполнительный лист в банк или приставам, я полез в СБИС посмотреть, что там с нашим должником. А происходили с ним удивительные вещи — он находился в стадии ликвидации.
О том, как взыскать долг, если должник ликвидировался, читайте здесь:
Как взыскать долг с недействующего юридического лица

В принципе, добровольно ликвидироваться — нормальная идея. Продай недвижку, которая у тебя есть, заплати налоги и долги, остаток подели между учредителями и спи спокойно. Если не хватает денег расплатиться, возьми кредит и добавь своих. Только вот было у меня предчувствие, что после ликвидации должника денег я не увижу.

Написав должнику о том, что он не уведомил нас о ликвидации, не прислал денег, не провел сверку и, вероятно, не включил информацию о долге в ликвидационный баланс, я сообщил в налоговую, что славные ребята из ООО «Хвост и Чешуя» должны денег контрагентам и что ликвидировать их не стоит.

Налоговая ликвидацию приостановила, но должник на связь не выходил. Звонки в агрохолдинг, в чьей собственности было здание в Сокольниках, также ни к чему не приводили. Меня перекидывали от юриста к бухгалтеру, от бухгалтера — к администратору, все обещали разобраться, а ликвидатор фактически скрывался. Должник переезжал по новому адресу в зону ответственности другой налоговой инспекции.

«Ну что ж, надо когда-то начинать, — подумал я. — Пройдем путь банкротства должника». Честно говоря, я завелся. За десять лет в бизнесе случались потери, и, бывало, долги мы списывали после объяснений должника, что денег нет и не будет. Но наглость небедных, в общем-то, и взрослых мужиков, давших слово офицера, меня задела.

Были юристы, с которыми мы постоянно работали, но в банкротстве они ориентировались слабо. И тогда я отправился на консультацию в «Игумнов Групп», хотя понимал, что специалисты этой фирмы для меня дороговаты, да и саму процедуру банкротства должника я, возможно, не потяну по деньгам. Но потратить 15 тыс. руб. на консультацию у хороших профессионалов стоило. Они могли подсказать мне решения, о которых я даже не догадывался.

Плюсы

1. Прозрачность сделки
Работы по договору были выполнены компанией полностью и в срок, и все документы, подтверждавшие наши требования, у нас имелись.

2. Сильные юристы
Нам помогали хорошие профессионалы из юридической фирмы, специализирующейся на вопросах банкротства и взыскания ущерба.

Минусы

1. Отсутствие опыта
До этого нашей компании не доводилось получать долги через процедуру банкротства должника.

2. Тяжелый должник
Наш контрагент продемонстрировал известную изворотливость, пытаясь уклониться от погашения задолженности.

3. Стоимость проекта
Из-за возможных затяжек и проволочек сумма наших издержек могла сильно вырасти и приблизиться к сумме долга, который мы хотели получить.

Доброе слово и заявление о банкротстве

Уже на консультации юрист фирмы Екатерина Кондратьева развеяла мои иллюзии относительно наличия у должника имущества. «Вот видите, здесь написано, что земельный участок уже не их, а передан по договору отступного учредителю должника — «Колхозу им. Антипартийной группы 1957 года», — объяснила она. — Можно ли его оспорить? Трудно сказать, нужно смотреть документы, которые может запросить арбитражный управляющий. Но, скорее всего, из имущества у должника есть только флешка доступа к клиент-банку, на счетах которого лежат звонкие нули».

Тут же были определены варианты действий для спасения наших денег. Вариант 1 предусматривал банкротство должника и, как следствие, оспаривание сделок, формирование конкурсной массы, продажу имущества с аукциона и взыскание субсидиарки с ликвидатора, учредителя и бывшего директора, если конкурсной массы не хватит.

В «Игумнов Групп» могли все это организовать. Должник капитально накосячил — вывод недвижки по отступному учредителю был аффилированной и, скорее всего, неравноценной сделкой, наш долг был просужен и возник позже иных долгов тогда, когда должник уже должен был банкротиться.

Минусом этого варианта была цена услуг, зависевшая от сроков судебной работы (не менее полугода). Должник тоже, скорее всего, не сидел бы сложа руки, а это означало затягивание дела, апелляции, перепрятывание имущества и т. д. Полная стоимость юридических услуг по взысканию могла сравняться с суммой самого взыскания.

Вариант 2 состоял в том, чтобы показать серьезность наших намерений — подать на банкротство, найти тех, кто действительно принимал решения в компании и попытаться до открытия конкурсного производства договориться о погашении долга.

Ликвидируемую фирму банкротят по упрощенной процедуре, и ликвидатор об этом должен знать. Может, на него снизойдет просветление, и он поймет, что проще и дешевле закрыть копеечный по меркам холдинга долг, чем бодаться в деле о банкротстве и нести в перспективе субсидиарную ответственность. Плюсом этого варианта была демократичная цена.

Вообще, хочу отметить, что в «Игумнов Групп» думали о моем финансовом положении и всегда предлагали варианты на выбор: дешевле или дороже. Мне очень понравилась четкость работы фирмы: прием документов по описи, отчетность за каждый потраченный рубль, оперативная связь.

Между тем, сроки поджимали. Я решил воспользоваться советом Дмитрия Игумнова и подать на банкротство должника. Суд принял дело к рассмотрению. После этого, как мы и решили, я написал должнику письмо. Черновая версия выглядела примерно так: «Слышьте, сапоги кирзовые, думали — землю слили, фирму под ликвидацию и можно расслабиться? Не получится! Юристы-субсидиарщики с вас три шкуры снимут, команду «радоваться» забудете. Слово офицера они давали… нецензурно. Гоните деньги, мы так просто не отстанем, вам дороже выйдет».

Посоветовавшись с Анной Игумновой, мы немного видоизменили текст.

Теперь письмо выглядело так:

«Бывшему директору должника
Х. Х. Занятому

Ликвидатору должника
У. У. Неуловимому

Учредителю должника — Директору
ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года»
А. Я. Неприделах

Уведомление о субсидиарной ответственности в случае банкротства ООО «Хвост и Чешуя» (ИНН 77777777777)

В настоящее время ООО «Хвост и Чешуя» проходит процедуру банкротства (дело А40-ХХХХ/2021), имея при этом задолженность перед нашей компанией в размере 846 340 рублей (дело А40-ХХХХ/2020).

Учитывая, что все вы являетесь или являлись контролирующими должника лицами, в случае отсутствия возмещения задолженности перед нашей компаний в процедуре банкротства, планируется привлечение вас к субсидиарной ответственности по долгам ООО «Хвост и Чешуя».

Основанием для привлечения вас к субсидиарной ответственности являются грубые нарушения законодательства, такие как, например, непредоставление информации о задолженности перед нашей компанией в ликвидационном балансе, передача земельного участка, принадлежавшего ООО «Хвост и Чешуя», по неравнозначному договору ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года», а также иные нарушения законодательства, как уже нам известные, так и те, которые будут обнаружены арбитражным управляющим.

Интересы нашей компании будут представлять юристы «Игумнов Групп», много лет специализирующиеся на банкротстве и субсидиарной ответственности.

Для экономии времени предлагаем вам добровольно погасить имеющуюся задолженность 846 340 рублей и спокойно уходить в ликвидацию.

Реквизиты для погашения задолженности».

Письмо до компании-должника дошло, и тут агрохолдинг наконец-то проняло.

Сначала позвонила юристка ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года», громко кричала и почему-то только матом. Тоже, наверное, в армии долго служила.

Потом сказала, что мы все неправильно сделали, что не надо было подавать на банкротство, а надо было отдать исполнительный лист приставам и ждать, как все нормальные люди. Чего ждать, я, правда, не понял, видимо, ликвидации компании-должника.

Потом эта женщина задала два вопроса. Перевели мы деньги на счет арбитражного суда для компенсации работы арбитражного управляющего? И правда ли, что мы клиенты «Игумнов Групп»? Получив утвердительный ответ на второй вопрос, она заметно расстроилась и сказала, что нам перезвонят.

Нам, действительно, перезвонил руководитель службы безопасности агрохолдинга, в который входил ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года». Этот явно уже был не из военных, а из других, но тоже с погонами.

Он сказал, что все всегда хотели нам заплатить, но роковое стечение обстоятельств: пандемия, санкции, Новый Год, а затем отмечание 23 февраля, плавно перешедшее в 8 марта, — нарушило финансовые планы. И что он идет к руководству согласовывать сумму платежа.

На это мы ему ответили, что учредитель может погасить долги учрежденной компании в рамках банкнотной процедуры и что тогда дело о банкротстве прекращается. И что мы даем слово офицера, что подадим отказ от иска, получив деньги на наш счет. А если мы нарушим наше нерушимое слово, то должник в заседании суда предъявит платежку о том, что он нам ничего не должен, и судья дело о банкротстве прекратит.
Результаты. Выводы. Мораль

Деньги на наш счет поступили через день напрямую от должника, и они были очень вовремя. Ликвидатор У. У. Неуловимый и сам нашелся, и требуемую сумму нашел. Он лично подписал платежку и отвез ее в банк. Хотя я подозреваю, что финансы прошли транзитом от «Колхоза». Напомню, стоимость слова офицера в настоящее время не превышает 846 340 рублей.

Затраты на юридические услуги «Игумнов Групп» многократно окупились, а опыт работы с профессионалами вообще бесценен.


Автор: Андрей С.
 

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.