Дробление бизнеса: как отбиться от налоговой

Охота за деньгами коммерсантов, 3 раунда неравной борьбы с ФНС и красивая победа.
1787
0
Дело: А70-16775/2019
Цена вопроса: 49 млн рублей (налоги, пени, штрафы)
Начало проекта: ноябрь 2018 года
Срок реализации: 15 месяцев
Сложность: средняя
Трудозатраты: 210 н/час
Темп: пульсирующий
Результат: дело выиграно, все доначисления налоговой сняты
Стоимость: семизначная, в рублях

У вас две взаимозависимые компании? Одна на общей системе налогообложения, а другая на упрощенке? Поздравляю, вы на особом контроле. Стоит инспекторам ФНС обнаружить малейшие признаки дробления бизнеса — и вот вероятность назначения налоговой проверки и доначислений на кругленькую сумму приближается к 100%.
Дробление бизнеса занимает верхнюю строчку хит-парада оснований для доначисления налогов по результатам налоговых проверок.

Для бизнеса дробление — это бесконечные претензии, повышенная сложность и риски, но все-таки еще не смертельный номер. На примере одного своего кейса докажу, что безвыходных налоговых споров не бывает!
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку.
Раз в месяц мы разбираем обращения читателей и только для подписчиков направляем закрытым письмом по e-mail.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Охота на бизнес по-сибирски

Дело разворачивалось в Тюменской области. В марте 2018 года Тобольская налоговая инспекция (ИФНС №7) вышла на охоту за налогоплательщиками-дробильщиками. Под выездную налоговую проверку попала крупная дичь: компания «Транссевер», которая сдавала свое имущество в аренду. Солидная производственная база, транспорт, недвижимое имущество — в общем, много вкусного. Налоговый режим — упрощенный (УСН).

ИФНС еще до проверки определила, что «Транссевер» через учредителей-родственников связан с компанией «Росойл», которая занималась автомобильными грузоперевозками нефти с месторождений. «Росойл» применял общую систему налогообложения с НДС (ОСН).

По результатам проверки «Транссевера» налоговики составили акт и пошли по отработанной схеме:

  1. вменили «Транссеверу» доходы «Росойла»;
  2. сняли «Транссевер» с упрощенной системы налогообложения;
  3. выставили «Транссеверу» долги по НДС и налогу на прибыль, сумму которых рассчитали исходя из общей системы налогообложения.

По логике инспекторов, «Транссевер» самостоятельно осуществлял всю перевозку грузов, а «Росойл» создан только для видимости, чтобы «Транссевер» не выбивался за лимиты доходов, установленные для компаний на УСН. А чтобы деятельность «Росойла» выглядела реальной, «Росойл» взял у «Транссевера» в аренду автотранспорт с экипажем. По мнению налоговой, эти договоры аренды были фиктивными и нефть на машинах возили сами сотрудники «Транссевера».

Бухгалтер компании в ходе проверки умудрилась подлить масла в огонь и представила в налоговую договоры на аренду, но без экипажа. А еще из-за путаницы получалось, что «Росойл» брал в аренду не только автомобили «Транссевера», но и свои собственные.

В общем, вместе с актом проверки ИФНС представила доказательства многочисленных признаков дробления бизнеса:
  • общая бухгалтерия, кадровик и секретарь;
  • пересечение руководящих сотрудников;
  • один и тот же банк;
  • взаимозависимость;
  • общие номера телефонов;
  • подача отчетности с одного адреса;
  • в договорах «Росойла» со своими контрагентами указан адрес и телефон «Транссевера»;
  • первичка «Росойла» подписана механиком «Транссевера»;
  • договоры «Росойла» подписаны по доверенности работниками «Транссевера».

В общем, куча всего и, кажется, отвертеться никак.

По мнению налоговиков, уже в 1-м квартале 2015 года совокупные доходы «Транссевера» и «Росойла» по кассовому методу составили более 157 млн рублей, что почти в два раза превышало действующий тогда лимит по УСН (68,82 млн). Налоговая поступила следующим образом:

  1. 70% доходов и расходов «Росойла» за 2015 и 2016 годы перенесла в «Транссевер». Почему такой жирный процент? Именно такая доля доходов была у «Росойла» от грузоперевозок, под которые она, якобы, арендовала авто в «Транссевере»;
  2. сняла «Транссевер» с УСН в связи с превышением лимита и доначислила НДС и налог на прибыль;
  3. в итоге насчитала компании около 49 млн рублей налогов, пеней, штрафов.

Руководитель компании от таких доначислений ***** (очень удивился). И понял, что пора обращаться за помощью.
Не будем скрывать: оспорить акт налоговой проверки он мог и самостоятельно. Какие были бы последствия, читайте в другом нашем материале.

Плюсы

Знакомая тема
У нас было достаточно кейсов по защите клиентов, связанных с дроблением бизнеса. Общие алгоритмы и особенности работы понятны.

Несуразность вменяемой «схемы»
Для ухода от налогов слишком сложно использовать фирму, работающую на ОСН и без каких-либо льгот.

Д — доверие
Клиент дал нам карт-бланш в принимаемых решениях, поскольку пришел по проверенной рекомендации и был уверен в нашей компетенции.

Минусы

Плохая судебная практика
Дробление бизнеса — худший сценарий для налогоплательщиков. Идеи перерасчета налоговых обязательств (или так называемой налоговой реконструкции) не всегда адекватно воспринимаются судьями и уж тем более налоговиками.

Много формальных признаков
Доказательств дробления бизнеса хоть отбавляй, и это отвлекало внимание от реальной сути экономических отношений между компаниями.

Не все документы в наличии
В распоряжении клиента не было всей документации «Росойла». Поэтому предстояло работать только с материалами, собранными налоговой в ходе проверки.

Ограниченное время
Клиент обратился всего за две недели до окончания срока подачи возражений. На изучение материалов проверки и формирование аргументированной правовой позиции этого времени в обрез.

Раунд первый: ИФНС

После первого знакомства с актом проверки возникло ощущение, что у налоговой на руках одни тузы и козыри, а у меня с клиентом — шестерки. Самое время поднять лапки и сдаться, но… это не в нашем характере. И я стал искать за что зацепиться.

Биться против доводов налоговиков о взаимозависимости компаний бесполезно: слишком уж многое на это указывало. Поэтому я сделал свой расчет налоговых обязательств «Транссевера» в связи с его переводом на ОСН. При расчете исходил из того, что «Росойл» и «Транссевер» — единое предприятие. Следовательно:
  1. Из доходов и расходов «Транссевера» необходимо исключить взаимные расчеты по аренде и продаже основных средств.
  2. Долг «Росойла» перед «Транссевером», который составлял около 68 млн руб., в этом случае должен был считаться внутренним долгом подразделения и исключен из дебиторской задолженности.
  3. «Транссевер» применял УСН. Значит, после перевода на ОСН при расчете НДС нужно было применить ставку 18/118 и исчислить сумму НДС из суммы вмененных доходов, а не сверх нее, как рассчитали налоговики. Это влекло уменьшение сумм доначисленного НДС и налога на прибыль.
  4. Сумму доначисленных «Транссеверу» налогов необходимо было уменьшить на сумму уже уплаченных в бюджет налогов «Росойла».

Здесь я лишь тезисно указываю основные четыре направления моей работы. Но на деле был подготовлен многостраничный расчет в виде таблицы с подробными пояснениями. Его я и представил в налоговую вместе с возражениями на акт проверки.
Итог

Из всего списка налоговая приняла только довод №2 (уменьшить долг по дебиторке). А 3 из 4 заявленных доводов — смягчающими обстоятельствами. Штраф уменьшился в 8 раз, и по итогам первого раунда доначисления составили уже не 49 млн, а 22,2 млн рублей.
У нас есть конкретный план действий, как уменьшить размер налоговых штрафов.

Раунд второй: УФНС

Впереди наша вторая попытка разрешить спор в досудебном порядке. Мы с клиентом обжаловали решение по акту налоговой проверки в Управление ФНС России по Тюменской области в порядке апелляции. Обычно на этом этапе шансов немного, но перед обращением в суд обойти его нельзя.

По большому счету, в жалобе продублированы доводы трех указанных выше возражений, которые не приняла инспекция.

Управление согласилось только с нашим доводом №3 (ставка 18/118 при расчете НДС), и это безусловный успех. При подходе, на который я ссылался, НДС начисляется не сверх суммы дохода, а, наоборот, уменьшает ее.
Итог

НДС, налог на прибыль организаций, а также соответствующие им суммы пени и штрафов уменьшились на 1,3 млн рублей. В остальном пока без изменений. Теперь общая сумма доначислений составляет примерно 21 млн рублей.
Раунд третий: суд

Двигаемся дальше. По сути, заявление в арбитраж — усиленная версия апелляционной жалобы в УФНС. К тому же суд принял обеспечительные меры и по нашему ходатайству приостановил исполнение решения налогового органа. Это внушало определенный оптимизм.
Читайте в другой нашей статье о том, как применяют обеспечительные меры к должникам в процедуре банкротства.

В заявлении в суд я настаивал на следующих обстоятельствах:

  1. При доказывании налоговой выгоды нельзя приводить доводы о том, что получено в предыдущие налоговые периоды, то есть не охвачено проверкой.
  2. Никакого схематоза и налоговой выгоды у компаний не было. Я это наглядно показал и привел соответствующие расчеты.
  3. Нужно исключить все внутренние расчеты между компаниями из облагаемой базы по НДС и налогу на прибыль.
  4. При расчете налогооблагаемых баз по НДС и налогу на прибыль организаций следует учитывать все расходы и вычеты «Росойла», в том числе внереализационные.

Что перевесит: наши расчеты или формальные признаки дробления?

При подготовке к судебному заседанию я решил заново перелопатить материалы дела «Транссевера» и «Росойла». Я работаю с налоговыми спорами больше 20 лет и точно знаю, как важно возвращаться к отправной точке, чтобы посмотреть на ситуацию под другим углом. Даже когда все вроде бы идет по накатанной.
В налоговых спорах большие объемы документов, много цифр и расчетов, а сроки на подготовку возражений и жалоб короткие.

В «Игумнов Групп» мы даже практикуем такой прием: к делу подключается второй, третий, … пятый юрист, который дает свою точку зрения по ситуации. И как показала практика, в результате такого мозгового штурма можно найти весьма креативные подходы к решению вроде бы тривиальной задачи.

Но вернемся к нашему делу: к каждому счету-фактуре и акту выполненных работ в деле были приложены отчетные таблицы на нескольких десятках листов. В них содержался перечень транспортных средств, которые выполняли перевозки, с разбивкой по датам и объемам. Раньше этим таблицам я не придавал особого значения, так как придерживался другого плана защиты позиции клиента. Но настало время проработать и запасные варианты.
Мы очень любим финансовый анализ. Как правило, там тоже солидные графики, таблицы и цифры. Весомый аргумент в пользу своей позиции.

Чтобы из этих таблиц вытащить машины, принадлежащие «Транссеверу» и «Росойлу», и разделить объемы перевозок — а значит и объемы выручки, понадобилось несколько дней.

В суд я вышел со следующей позицией: раз налоговая считает, что «Транссевер» сам занимался перевозкой нефти, то и общий объем перевозок давайте разделим между двумя организациями. Ведь каждая из них располагала надлежащим транспортом и трудовыми ресурсами.

«Транссевер» оказал услуги грузоперевозок на сумму 67,1 млн рублей, но оплачено всего 36,4 млн. Пока я выводил сложный расчет, меня осенило: в договоре с нефтяной компанией предусмотрена большая отсрочка платежа. Откуда же приходили деньги? Начинаю разбираться. Выясняется, что это не прямая оплата от контрагента, а факторинг. Это следовало из платежных поручений.
Факторинг — это услуга, которой часто пользуются производители и поставщики для продажи товаров с отсрочкой платежа. Производители обращаются к факторам, то есть банкам, микрофинансовым организациям или специальным факторинговым компаниям. В свою очередь, те за небольшой процент оплачивают счета вместо покупателей.

По своей природе факторинг — форма заимствования денег, а не доход. Поэтому денежные средства считаются заемными до момента оплаты заказчиком выполненных работ банку. Таким образом, «Транссевер» лишь получил деньги в долг. А значит, не теряет права на применение УСН. Бинго!

Вот почему важно перепроверять информацию не только из акта проверки или решения, но и полученную от бухгалтера клиента. Ранее главбух подтверждала объемы оплат в том же квартале 157 млн рублей. Но не сообщила важнейшую информацию о взаимоотношениях через факторинг. Возможно, она просто не знала, что это имеет значение.

Конечно, оставались опасения, что суд не станет глубоко вникать в сложные расчеты и тонкости факторинга. Позиция была изложена в дополнениях к заявлению со ссылками на тома и листы дела, с приложением многостраничных расчетов.

Налоговая представила возражения, но единственным сильным аргументом против моих доводов было то, что я не приводил их в предыдущих инстанциях. В принципе, роли это не играет. Тем более, что математических опровержений моей позиции представители ФНС в суде сделать не смогли.
Итог

Мои опасения в отношении суда не оправдались. Все расчеты были приняты, и суд признал решение по проверке недействительным. Общая сумма доначислений: 0 (ноль) рублей.

Оставьте свой e-mail ниже, и в течение 15 минут мы пришлем судебный акт по делу «Транссевера» и «Росойла».
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Послесловие

Безусловно, дробление бизнеса — это страшный сон предпринимателя и жирная добыча налоговика. Но дело «Транссевера» и «Росойла» наглядно показало, такие случаи тоже не безнадежны.

В сложном налоговом споре действительно стоит подходить к ситуации с разных сторон, иногда даже не один раз. Пусть вас не пугают большие расчеты, десятки томов и тысячи страниц. Главное — не упустить полезные для дела детали, которые и приведут к обнулению доначислений.
«Взыскание имущества поручителя» — один из наших кейсов, в котором победа тоже достигнута только благодаря плану «Б».

Исходя из моей практики, налоговики всегда допускают ошибки в своих расчетах по итогам проверок. Вот с этим и надо работать. Да, контррасчеты трудоемкие, но они определенно стоят потраченных нервов и времени.

Тем более, что вы уже знаете, кто умеет находить выходы из сложных ситуаций и ценит ваше время.
Куклин Антон
юрист по налоговым спорам,
аудитор
Специализация: Занимаюсь любыми налоговыми спорами, в том числе в сельскохозяйственной отрасли, строительстве и добыче ресурсов.
0 0 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. А можете просто оставить свой номер телефона, и мы вам сами перезвоним в ближайшее время.
Телефон
Адрес
Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
0
Поделиться своими мыслямиx