Как исключить кредитора из реестра требований


Рассказываем, как выбить «дружественного» кредитора, уже включенного в реестр должника

1355
Как исключить кредитора из реестра требований

Рассказываем, как выбить «дружественного» кредитора, уже включенного в реестр должника
«Дружественных» кредиторов должники включают в реестр в двух целях:

  1. Получить контроль над процедурой банкротства с последующей возможностью выбрать «своего» арбитражного управляющего и утвердить нужные должнику решения.
  2. Размыть долю реальных кредиторов и вывести деньги и активы должника в пользу аффилированных лиц.

Как этому противостоять — мы и поговорим в этой статье.

Какие бывают задолженности

Чтобы дойти до момента «А с чего вы вообще взяли, что такая проблема существует?», нужно разобраться, как происходит включение в реестр. Для этого начнем с нудной теории. Уважаемые коллеги-банкротчики — скрольте вниз, вам здесь вряд ли будет интересно.

Итак, долги в банкротстве бывают трех видов: текущие платежи, реестровые и включенные за реестр. Каждый вид задолженности погашается в определенной законом очередности.

Текущие платежи —это обязательства, которые возникли у должника ПОСЛЕ принятия судом заявления о банкротстве. Сюда входят расходы на оплату услуг арбитражного управляющего и привлекаемых им лиц, судебные издержки, зарплата сотрудников, все еще работающих в компании, коммунальные платежи.

Эти долги не включаются в реестр, а выплачиваются в первую очередь по факту поступления денежных средств на счет должника. Нас эти платежи интересовать не будут.

Реестровые долги — это обязательства, которые появились у компании ДО даты принятия судом заявления о банкротстве. Сюда включаются долги за причинение вреда здоровью, долги по зарплате и выходным пособиям, а также задолженности перед банками, контрагентами, налоговой и прочими кредиторами.

Именно среди реестровых кредиторов разворачиваются самые активные боевые действия.

Долги, включенные за реестр — это обязательства, которые были признаны обоснованными, но из-за пропуска срока на включение в реестр учитываются за реестром. По сути, это самая безнадежная ситуация, т. к. эти долги погашаются в самую последнюю очередь.

В рамках этой статьи нас интересуют именно реестровые долги. Выше описанное — только для общего развития.

Как включиться в реестр

Чтобы включиться в реестр, кредитору нужно обратиться в суд, рассматривающий банкротное дело, с соответствующим заявлением и приложить к нему пакет первичных документов, подтверждающих наличие обязательств. Госпошлина за рассмотрение подобных требований не уплачивается.

Чтобы получить образец заявления о включении требований в реестр, оставьте свой е-мейл здесь:


Жирным плюсом для кредитора станет наличие судебного акта о взыскании с должника суммы долга. Хоть банкротный состав и обязан повторно исследовать обстоятельства возникновения задолженности, по факту всё будет проходить гораздо легче: при наличии ранее просуженного дела суд обычно уже не сильно копает в деталях.

Если же кредитор не успел просудить дебиторку, то этот вариант всегда более уязвим — теперь арбитражный управляющий и любые кредиторы должника могут ставить под сомнение каждую запятую: как подлинность подписанных документов, так и сам факт оказания услуг / выполнения работ / поставки и т.д.

Но и в том, и другом случае для включения в реестр потребуется вся первичная документация: товарные накладные, акты приема-передачи, платежные поручения, договор между сторонами и т. д. Так что не расслабляйтесь, даже если вы просудили своего должника миллион лет назад.

Короче, включение в реестр требований кредиторов — это самостоятельный судебный процесс по взысканию долга. И если вы не привыкли участвовать в арбитражных рубках, то не стоит рассчитывать, что здесь всё будет легко и непринужденно.

Заканчивается он судебным определением о включении в реестр требований кредиторов. Ну или об отказе во включении. И пока у вас нет бумаги с положительным результатом, к процедуре банкротства вы имеете лишь косвенное отношение. Исключение только для работников с долгами по зарплате — там свой порядок.

Как происходит исключение из реестра?

Если для аффилированного кредитора гемор включиться в реестр, то гемор остальных кредиторов — «левого» кредитора выбить.

По своей инициативе и без пересмотра судебного акта выйти из реестра возможно при условии:
  • погашения требования перед данным кредитором;
  • ликвидации этого кредитора без правопреемства.

В обоих этих случаях в той или иной мере нужны усилия должника. Но что делать реальным кредиторам, которых хитроумный должник на пару с аффилированными кредиторами зажали в тиски?

Есть три механизма исключения «дружественного» лица из реестра:

Механизм №1: оспаривать сделки должника, на основании которых «дружественный» кредитор был включен в реестр

Не буду специально останавливаться на этом механизме, т. к. на эту тему у нас есть отдельный цикл статей. Только скажу, что здесь применяется как глава III.1 закона о банкротстве, которая как раз регламентирует порядок оспаривания сделок, совершенных в предбанкротный период, так и нормы Гражданского кодекса, в том числе и наши любимые статьи 10 и 168. Чтобы подробнее узнать об оспаривании сделок, можно начать с «Всё об оспаривании сделок должника в банкротстве».

Только не забывайте, что формальное право оспаривать сделки дано только тем кредиторам, у которых более 10% голосов в реестре (считается от общей суммы реестра за вычетом кредитора, в отношении которого оспаривается сделка). У кого процентик выходит меньше, тому придется напрячься. Как именно решается эта проблема, мы писали во второй половине текста здесь.

Механизм №2: обжаловать определение о включении «дружественного» кредитора в реестр

Реальный кредитор подает заявление в суд о включении своих требований в реестр должника. Суд принимает его к производству и выпускает соответствующее определение. Вот с этого момента у реального кредитора появляются права на оспаривание требований «левых» кредиторов и судебных определений о включении их в реестр. И не важно, что «реальный» кредитор еще сам не включен в реестр.

Для того, что оспорить судебное определение о включении «дружественного» кредитора в реестр, реальный кредитор идет в апелляционный суд и указывает на аффилированность лиц. Скромно напомним, что одного фактора «Кредитор аффилирован с должником -> сделка недействительна» — будет недостаточно.

Выражаясь на судебном языке, важно «подтвердить суду разумные сомнения в аффилированности кредитора и должника». Если это удастся, бремя доказывания своей добросовестности ляжет на вражеского кредитора. И это логично, ведь у реального кредитора вряд ли на руках окажутся документы с подтверждением мутных схем заговорщиков.

Более того, исходя из практики, если реальному кредитору удастся посеять зерно сомнения в чистоте сделки, к дружественному кредитору суд обязан предъявить гораздо более строгие стандарты доказывания. Условно, одних только формальных договоров и расчета между сторонами будет недостаточно. На это неоднократно указывал в своих определениях Верховный Суд.

Оставьте свою почту, и мы пришлем вам определение Верховного Суда:


Механизм №3: оспаривать судебный акт, на основании которого кредитор заявил требования к должнику

Другая ситуация: «дружественный» кредитор пару лет назад обратился в суд и заранее просудил свои требования к должнику. Теперь на основании этих судебных актов кредитор включился в реестр.

Соответственно, мы уже не можем обжаловать определение о включении в реестр, т. к. работает преюдиция. В этой ситуации, реальному кредитору нужно идти в первоначальное дело, в котором просуживался аффилированный кредитор, и там подавать апелляционную жалобу.

В жалобе реальному кредитору нужно указать, что «дружественный» кредитор аффилирован с должником, а значит, вынесенное решение нарушает его права. Далее нужно просить суд отменить решение суда 1 инстанции и прекратить дело. Это нормально, если сейчас у вас возник вопрос: «А почему прекратить?».

А потому что у нас параллельно уже идет банкротство. А в многоуважаемом законе о банкротстве сказано, что дела о взыскании долгов с должника рассматриваются только в рамках дела о банкротстве, и всё, что там было подано вне рамок банкротства прекращается. Потому главная цель — отменить и прекратить.

Когда судебный акт отменен, мы возвращаемся в процедуру банкротства и просим пересмотреть включение в реестр аффилированного кредитора. Если проще: реальный кредитор берет судебный акт об отмене первоначального судебного решения и приземляет его на стол судьи со словами: «У этого кредитора больше нет основания быть в реестре».

С чем могут быть проблемы

Учитывая, что мы стараемся максимально понятно разжевать материал и некоторые моменты упрощаем, может сложиться впечатление, что никакой проблемы с исключением из реестра нет. Это не так.

Если опустить сложности с работой над оспариванием сделок — а это не такое простое занятие, особенно, если все моменты продумывали нормальные спецы, типа вот этих — то остаются три самых жирные проблемы:

Сроки. Если заявление реального кредитора о включении в реестр принято позже выхода определения о включении в реестр аффилированного, то к этому моменту все сроки на обжалование обычно уже пропущены. По крайней мере, исходя из той логики, что сам срок составляет всего-то 10 дней.

Поскольку в реалиях в эти сроки пролезть фактически невозможно, нужно будет одновременно с обжалованием определения подать ходатайство о восстановлении сроков. Если ходатайство не удовлетворят, то вы пролетаете с обжалованием автоматически.

Законом предусмотрена формулировка, что срок на обжалование начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав. Но фактически, если аффилированный кредитор включился еще в наблюдении, а реальный кредитор объявился за 2 дня до закрытия реестра в конкурсном производстве, суд может поинтересоваться: «А что же вы все это время делали? Публикация о банкротстве на Федресурсе уже полгода висит…» и отказать. Впрочем, здесь многое зависит от конкретного судьи — как и всегда.

Судебный акт. Если аффилированный кредитор включился на основании судебного акта, вынесенного заранее и в другом деле — а хитровыдуманные ребята именно так и делают — нужно идти обжаловать исходное решение. И с этим могут быть проблемы, т. к.:

  1. Скорее всего всё также пропущены сроки. Значит, придется доказывать, почему вы пропустили изначально отведенный на обжалование 1 месяц и восстанавливать его по аналогичной процедуре.
  2. Придется по новой доказывать суду, почему он был не прав. И если это удастся, идти в банкротное дело, чтобы уже там настаивать на исключении требований. Это долго, трудоемко и часто очень недешево.

Сам факт аффилированности. Представьте себе кейс, в котором мы и по срокам успели, и суд готов рассматривать нашу жалобу. Остается главный момент — как доказать, что кредитор и должник между собой аффилированы. Что делать, если связь между компаниями не очевидна?

В этом случае предстоит провести основательное расследование и сбор доказательств, на что не у каждой юридической компании есть ресурсы и опыт. К примеру, надо будет найти информацию, что участники бизнеса раньше вместе работали, или являются дальними родственниками, или каждые выходные собираются на шашлыки и т. д.

Из практики

У нашего юриста — Александра Миронова — был интересный опыт.

Предыстория

Итак, жили — не тужили банк и алкогольный завод. Соответственно, первый кредитовал второго, второй платил проценты — идиллия, гармония, счастье. Как и у любого уважающего себя банка, у нашего были в запасе так называемые технические заемщики ака компании-помойки. Подробнее о таких делах банков можете почитать в статье «Как мы проиграли суд по банковской субсидиарке на 1,5 ярда».

Перед банком засветила перспектива проверки от ЦБ: то ли уже было предписание, то ли только намечалось — не суть. Но одно точно — ох, как ЦБ не нравятся эти мутные схемы с техническими заемщиками. На удачу банка, заводу как раз потребовалось побольше денег.

Суть

Что решили: банк увеличивает заводу кредитную линию, а завод по договору цессии выкупает долг одной из помоек банка. Цессия, естественно, не оплачивается. Таким образом, у банка вместо мертвой помойки появляется живой должник-завод. Всё с договорами, подписями и на бумаге. А за кулисами заключили письменное понятийное соглашение в формате: «Завод, ну ты сколько меня знаешь? Я тебя хоть раз кидал? Перетащи на себя эти долги, тебе это ничего не будет стоить. Зуб даем, что никаких предъяв не будет». На том и порешили.

А со временем завод сам постепенно скатился в банкротство — бизнес есть бизнес. Началось активное формирование реестра кредиторов. Завод был тоже не дурак: помимо банка, у него были давние дружественные кредиторы. Так, для подстраховки.

В общем, все скопом стали включаться в реестр. Хоть банк и без того был мажоритарным кредитором, он решил в ту же топку добавить еще и долги по цессии. Причем начал трясти их с завода по полной.

А как мы помним, условие, что на долг по цессии банк претендовать не будет, герои нашего повествования прописали только в понятийном соглашении. Но юридическая сила такого документа весьма слаба. Тем более, что у завода осталась только копия соглашения.

Собственно, банк требования по цессии благополучно включил. По сути, из-за мягкотелости судьи, который считал, что где банк — там правда, а вот остальных нужно проверять под лупой. Завод, конечно, на этом моменте обмяк: «Это же как так? Столько лет вместе работали, а тут вот такое najebalovo». И тут на сцену вышел наш Александр.

Задача Александра была не простая: оспорить саму сделку цессии + потом, по вновь открывшимся обстоятельствам, обжаловать судебный акт о включении требований банка в реестр должника.

Основания для оспаривания сделки цессии

Ключевое, за что удалось зацепиться — отсутствие экономической целесообразности.

Итак, помойка якобы занималась продажей алкоголя. Но вот что интересно — к моменту заключения цессии через однодневку проходил очень незначительный объем продаж и объем выручки был мизерным. Вопрос: «В чем смысл покупать обязательства, если у должника нет денег и имущества?»

Далее — помойка занималась тем, что по номиналу выкупала у банка право требования к другим однодневкам. Фактически, переводила на себя чужие долги. И занималась она этим задолго до того, как ее обязательства выкупил алкогольный завод.

Таким образом, с помойки изначально взять было нечего. Тем самым, для завода не было никакой выгоды от покупки дебиторки. А вот банк фактически произвел перемену должников: с «пустой» помойки на завод с имуществом и активами, т. е. банк остался в шоколаде.

И еще важный момент: завод и банк были аффилированы через человека Х, который совмещал посты и в банке, и на заводе. Это было негласным требованием банка при кредитовании проекта. Даже в протоколе общего собрания участников завода отражено, что представитель банка предложил этого самого Х на пост директора завода. И это при том, что Х на тот момент работал в банке.

Последний гвоздь: и без аффилированности завод регулярно представлял в банк отчетность, из которой кредитной организации должно было быть известно, что на момент покупки столь сомнительного актива в виде прав требований к помойке — у завода уже всё было достаточно плохо.

В суде банк занял позицию, что за совершение сделки цессии завод получил какие-то плюшки и сделка была выгодна для покупателя. Но как и за кулисное обсуждение, что долги по цессии никогда не превратятся в реальное взыскание, так и факт наличия плюшек для завода, документально нигде не был зафиксирован. Вот тебе и бумеранг справедливости.

Процесс был сложный и тягомотный. Но все же суд не устоял против доводов завода: сделка цессии была признана недействительной. А дальше — дело за малым: пересматривать дело о включении в реестр по вновь открывшимся обстоятельствам. Собственно, компания-помойка благополучно отправилась на помойку, а требование банка по неоплаченной цессии вычеркнуто из реестра требований кредиторов.

Ссылку на это дело мы вам не дадим потому, что клиент такое согласие не дал.

Выводы:

1. В процедуре оспаривания важную роль играют сроки. И чаще всего — они пропущены. Чтобы их восстановить, придется найти этому логичное объяснение.
2. Есть три механизма исключения кредитора из реестра: оспаривание сделки должника с кредитором, оспаривание определения о включении в реестр или оспаривание судебного акта, на основании которого кредитор включился.
3. Если удастся доказать суду аффилированность кредитора, включенного в реестр, на него ляжет бремя доказывания, что сделка не имела цели навредить другим кредиторам или повлиять на процедуру банкротства.
4. Даже зная все схемы по исключению кредитора из реестра, у вас наверняка (уж поверьте нам на слово) возникнут трудности с их реализацией. Свяжитесь с профессионалами и мы обеспечим результат. Качественно, дорого, быстро.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Кондратьева Екатерина
юрист "Игумнов Групп",
профи по банкротствам юридических и физических лиц,
специалист-схемотехник
Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.
28.05.2020г.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.