Как мы отбились от налогов на 48,5 млн рублей

История о том, как ИФНС пыталась переквалифицировать договоры ГПХ
в трудовые и что из этого получилось
2897
0
Цена вопроса: 49,9 млн руб.
Начало проекта: август 2019
Завершение проекта: июнь 2021
Сложность: высокая
Трудозатраты: большие
Темп: разный на разных этапах – от медленного до очень быстрого
Результат: уменьшили доначисления на 95%
Стоимость: семизначная, в рублях

Отношения налогоплательщиков и налоговых органов часто напоминают игру «полицейские и воры». Налогоплательщики «убегают» ищут различные способы сэкономить на налогах, а налоговики «догоняют» проверяют, доначисляют и штрафуют. Именно в такой ситуации оказался один наш клиент – компания, предоставлявшая услуги по перевозке работников для крупного заказчика. Назовем ее для простоты «Обществом».

В 2017–2018 годах Общество привлекало для выполнения работ индивидуальных предпринимателей (ИП) по договорам возмездного оказания услуг. Эта законная практика налоговой оптимизации очень не нравится налоговикам, которые все время видят в ней подмену трудовых отношений договорами ГПХ и схему ухода от уплаты НДФЛ и страховых взносов.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Штормовое предупреждение

В 2019 году налоговая истребовала у Общества документы и пояснения за 20172018 годы и предложила «уточнить» суммы налоговых начислений. Одновременно от контрагентов компании потребовали договоры и акты оказания услуг по сделкам, заключенным с Обществом. Все это ясно указывало на приближающиеся неприятности.

Истребование документов проводилось в рамках так называемых контрольно-аналитических мероприятий (КАМ). Причиной «проработки» Общества была общая волна переквалификаций договоров ГПХ в трудовые, инициированная ФНС с целью увеличения налоговых платежей в бюджет.

О том, что такое контрольно-аналитические мероприятия (КАМ) и для чего они проводятся, мы подробно рассказывали здесь.

В принципе, выявить подмену трудовых договоров договорами ГПХ довольно просто. Например, проверка банковских выписок поможет установить факты ежемесячной выплаты гражданам фиксированных сумм, что является признаком трудовых отношений.

КАМ продолжались три месяца. Нам удалось сработать оперативно и взять ситуацию под контроль. Все ответы налогоплательщика на требования налоговиков тщательно прорабатывались. Мы обзвонили наших контрагентов, предупредили их о проверочных мероприятиях и попросили отвечать на вопросы инспекции «синхронно» с нами. Мы также согласовали с партнерами изменения в договорах и актах выполненных работ.

Была проведена «перепрошивка» типовых договоров возмездного оказания услуг, в которых имелись кое-какие «косяки». Так, мы исключили из документов признаки трудовых договоров: графики рабочего времени, материальную ответственность, ежемесячную оплату услуг в фиксированном размере. Нужно отметить, что поправок было не так уж много.

К сожалению, не удалось внести в договоры все необходимые изменения.

Так, например, Общество заключало договоры повышения квалификации ИП, проведения предрейсовых и послерейсовых медосмотров и т. п. Это могло быть истолковано так, что компания фактически действовала в качестве работодателя, указания которого были обязательны для партнеров по договорам ГПХ.

В итоге договориться с налоговиками на этом этапе не удалось. Инспекция предложила Обществу признать практически все договоры оказания услуг трудовыми и самостоятельно доначислить и уплатить НДФЛ и страховые взносы. Компания не согласилась, и тогда налоговики наслали на строптивцев выездную налоговую проверку (ВНП).
Проверка к нам приходит

Из-за многочисленных приостановок выездная проверка длилась 12 месяцев. Как известно, основными мероприятиями налогового контроля, применяемыми в рамках ВНП, являются истребование документов и допрос свидетелей.

В нашем случае ключевое значение – и для налоговой, и для Общества – приобретали показания контрагентов компании. Ведь кто как не предприниматели могли рассказать, на каких условиях заключались с ними договоры ГПХ и как они исполнялись.

На этапе ВНП мы продолжали взаимодействовать с контрагентами: подготовили и передали предпринимателям, чьи договоры подлежали переквалификации, рекомендации, как отвечать на допросах в налоговой.

Но самое важное: от имени ИП в суды общей юрисдикции были поданы четыре исковых заявления о признании трудовыми договоров на оказание услуг по управлению транспортными средствами. Это была работа на опережение. В случае отказа в признании договоров трудовыми решения суда планировалось использовать как доказательства неправомерности действий налоговиков по переквалификации.

Естественно, с нашей стороны были подготовлены обоснованные возражения на требования истцов, в результате рассмотрения которых суд пришел к выводу, что представленные договоры не имеют признаков трудовых. Основанием стало то, что в течение срока действия договоров истцом и ответчиком подписывались ежемесячные акты о выполнении работ-услуг, из которых следовало, что исполнители (индивидуальные предприниматели) выполнили, а заказчик (Общество) принял услуги по управлению транспортными средствами. Оплачивались услуги платежными поручениями.

Узнать, как суды различают трудовые договоры и договоры оказания услуг, можно, скачав судебные акты.

Суд в исках отказал, его решения вступили в законную силу как раз к моменту завершения проверки. Эти судебные акты стали для Общества важным козырем, но сыграли они свою роль позже – на стадии принятия решения по апелляционной жалобе Общества.

А пока налогоплательщика ждал полный «разгром». По итогам ВНП налоговая переквалифицировала в трудовые не только договоры по оказанию услуг управления транспортными средствами, но и договоры, заключенные с диспетчерами и бухгалтерами. Были доначислены НДФЛ, страховые взносы и пени. Кроме того, предлагалось привлечь Общество к налоговой ответственности по ст. 122, 123 и 126 НК РФ, в переводе на русский – оштрафовать на изрядную сумму.

Итоги выездной налоговой проверки в цифрах:
Сумма доначислений: 49,9 млн руб., в том числе:
Налоги / страховые взносы: 24,4 млн руб.
Пени: 10,1 млн руб.
Штрафы: 15,4 млн руб.
Есть возражения!

Общество не согласилось с позицией налогового органа и решило оспаривать акт проверки и решение в досудебном порядке. Дело в том, что судебная практика по этой категории споров складывается совсем не в пользу налогоплательщиков, поэтому надо было попробовать переубедить налоговиков, не доводя дела до суда. Этот этап продлился примерно месяц.

Общий алгоритм подготовки возражений на акт проверки мы описывали в статье «Как обжаловать акт налоговой проверки».

Акт документ, в котором налогоплательщик впервые видит сумму доначислений и аргументы налоговиков. Появляется реальный, а не предполагаемый материал для работы.

То, что налоговики переквалифицируют часть договоров ГПХ в трудовые, мы ожидали, но нас, честно говоря, удивило, что переквалификация коснулась всех договоров, в том числе, на оказание бухгалтерских услуг.

Привлечение предпринимателей к оказанию услуг управления транспортным средством является законной, но довольно рискованной моделью налоговой оптимизации. Чего не скажешь о приобретении по договорам ГПХ бухгалтерских услуг у предпринимателей-аутсорсеров. Это обычная деловая практика с очень низкими рисками переквалификации договоров в трудовые.
Шесть пунктов

Наши возражения сводились к следующему.

Во-первых, в договорах ГПХ, представленных в материалах ВНП, отсутствовали признаки трудовых договоров и, наоборот, имелись признаки договоров оказания услуг. Это подтверждалось как текстами самих договоров, так и свидетельскими показаниями.

В частности, в договорах отсутствовали условия подчинения работника внутреннему трудовому распорядку, установленному в Обществе; размер оплаты труда не был установлен. Сумма вознаграждения не являлась фиксированной и выплачивалась исходя из фактически отработанного времени и конкретного транспортного средства. Выплаты пособий по больничным листам не осуществлялись. Отпускные и иные дополнительные выплаты не начислялись и не производились.

В материалах проверки отсутствовали доказательства, прямо указывавшие на трудовой характер отношений индивидуальных предпринимателей с Обществом. Не было ни журналов регистрации прихода-ухода работников на работу; ни графиков работы (сменности) и отпусков; ни документов о направлении работника в командировку или возложении на него обязанностей по обеспечению пожарной безопасности. Не имелось также договоров о полной материальной ответственности работника; расчетных листов о начислении заработной платы, платежных ведомостей или сведений о перечислении денежных средств на банковскую карту; заполненных или подписанных работником товарных накладных.

Во-вторых, в акте ВНП были допущены ошибки при расчете доначисленных сумм НДФЛ. При правомерной переквалификации налоговой базой являются суммы, перечисленные ИП по актам оказанных услуг. Расчет налога должен производиться путем умножения налоговой базы на 13%. В нашем случае расчет был произведен неверно, что привело к излишнему доначислению НДФЛ в размере 2,5 млн руб.

В-третьих, ошибки были допущены и при расчете доначисленных сумм страховых взносов. Налоговики посчитали взносы на обязательное пенсионное страхование (ОПС) по единой ставке 22% без учета положений п. 3 ст. 421 НК РФ, предусматривающих применение пониженных ставок страховых взносов при достижении предельной величины базы для исчисления страховых взносов за 2017–2018  годы. Это привело к «переначислению» взносов на 2,8 млн руб.

В-четвертых, мы оспаривали доказанность умысла Общества на совершение налоговых правонарушений (создание схемы уклонения от уплаты налогов) и квалификацию действий компании по п. 3 ст. 122 НК РФ, а не по п. 1 этой статьи. Разница тут существенная: по пункту 3 штрафные санкции составляют 40% от суммы неуплаченных налогов (сборов), а по пункту 1 – 20%, то есть в два раза меньше.

В-пятых, мы были не согласны с привлечением Общества к ответственности по ст. 126 НК РФ и штрафом в размере 5,6 млн руб.  – за непредставление 28 тыс. документов. В возражениях мы указали на неправомерность привлечения к ответственности в связи с тем, что большая часть документов была изъята до истребования. Выемка обжаловалась в досудебном порядке, но безрезультатно.

Наконец, мы заявили ходатайство о применении смягчающих обстоятельств, которые дают налогоплательщику право на уменьшение размера штрафных санкций (ст. 112 НК РФ). К таким обстоятельствам могут быть отнесены тяжелое финансовое положение налогоплательщика, осуществление им социально значимой или благотворительной деятельности и др. Перечень является открытым.

Применение одного смягчающего обстоятельства ведет к уменьшению суммы штрафа минимум в два раза. Налоговая вправе применять или не применять смягчающие обстоятельства с изложением мотивировки своего решения.

Наши доводы были приняты инспекцией частично. В том числе, налоговая применила одно смягчающее обстоятельство: налогоплательщик был отнесен к субъектам малого и среднего бизнеса и вел деятельность, отнесенную к наиболее пострадавшим от коронавирусной инфекции. Был произведен перерасчет НДФЛ, страховых взносов, соответствующих сумм пени. Суммы штрафов по ст. 122, 123 и 126 НК РФ уменьшились в два раза.

Решение инспекции по итогам рассмотрения возражений в цифрах:
Сумма доначислений: 29,1 млн  руб.
Налоги (НДФЛ, прибыль, транспортный) /страховые взносы – 19,1 млн руб.
Пени: 6,6 млн руб.
Штрафы: 3,4 млн руб.
Продолжение банкета

Общество продолжило борьбу, и мы подали апелляционную жалобу в вышестоящий налоговый орган (Управление ФНС). Напомним, что срок составления и направления апелляционной жалобы на решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения 1 месяц со дня вручения этого решения.

О том, как правильно оспаривать решение налоговой инспекции, проводившей проверку, мы писали в статье «Продолжаем оспаривать результаты налоговой проверки».

В апелляционной жалобе мы указали на:

  1. Неправомерность переквалификации договоров ГПХ в трудовые по основаниям, указанным ранее в возражениях на акт проверки, и не принятым инспекцией. Важная деталь: в жалобе был проведен анализ условий договоров оказания услуг.


  1. Дополнительные смягчающие обстоятельства. Как мы помним, инспекция при вынесении решения применила только одно смягчающее обстоятельство и уменьшила штраф в 2 раза. Мы заявили о наличии у Общества иных смягчающих обстоятельств и попросили уменьшить сумму штрафов еще, как минимум, в два раза.

Финалом истории стало решение УФНС, на которое трудно было даже рассчитывать. Управление согласилось с доводами налогоплательщика, изложенными в возражениях на акт проверки и в апелляционной жалобе.

Переквалификация договоров ГПХ в трудовые была признана неправомерной. Свою роль тут сыграли и судебные решения о «нетрудовом» характере оспариваемых договоров.

Помимо этого, в два раза была уменьшена сумма штрафа по ст. 126 НК РФ с 2,8 млн руб. до 1,4 млн руб. В качестве смягчающего обстоятельства Управление приняло довод об оказании налогоплательщиком благотворительной помощи детским некоммерческим организациям в 2017–2020 годах.

Решение УФНС в цифрах:
Налоги / страховые взносы – 8 тыс. руб.
Пени: 2 тыс. руб.
Штрафы: 1,4 млн руб.

В итоге Общество доплатило в бюджет 1,4 млн руб. вместо 49,9 млн руб. «Чистая экономия» составила 48,5 млн рублей. Правда, добиваться этого решения пришлось почти два года.

Те, кто готовы побороться за несколько десятков миллионов рублей, могут найти наши контакты здесь.
Шаховцева Наталия
профи по налоговым спорам,
аттестованный налоговый консультант,
советник государственной гражданской службы РФ 3 класса
Специализация: индивидуальное юридическое сопровождение налоговых проверок. Досудебное обжалование актов и решений налоговых органов. Представительство в суде.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.