Как мы выиграли кассацию по субсидиарке на 15 млн

Что делать, если первая инстанция и апелляция проиграны? Идти до конца и выигрывать в кассации

Как мы выиграли кассацию по субсидиарке на 15 млн
Что делать, если первая инстанция и апелляция проиграны? Идти до конца и выигрывать в кассации
Дело: А40-154708/2015
Размер проблемы: 14,7 млн
Начало проекта: ноябрь 2018
Внедрение: пока 8 месяцев
Сложность: 5/5
Трудозатраты: пока 67 часов
Темп: ускоренный
Результат: выиграна кассация, дело отправлено на новое рассмотрение
Стоимость: шестизначная, в рублях


Компания «Лоджистик Центр» занималась перевозками товаров по Москве. Бизнес шел хорошо, но в 2016 году ее признали банкротом. И дело было не в финансовых проблемах, а в интригах. Вот какую историю рассказал нам бенефициар этой компании.

Учредителем  и единственным участником «Лоджистик Центр» являлось юридическое лицо «Трейд Сервис». Его интересы представляла Елена для простоты изложения далее будем называть ее бенефициаром бизнеса.

Для ведения операционной деятельности в дочерней структуре Елена привлекла наемного менеджера Владимира. Он вступил в должность ген. директора «Лоджистик Центр» и приступил к работе, закатав рукава.

Но работа на дядю быстро наскучила и в 2014 году гендир приступил к активным действиям. Сначала зарегистрировал юридическое лицо со схожим названием «Лоджистик». Затем перевел туда все товарно-материальные ценности, включая товарные запасы и парк автомобилей благо его полномочия по уставу не были ограничены. А параллельно поработал над созданием долгов перед своими дружественными структурами, чтобы иметь козырь в рукаве на случай возможной войны.

Когда бенефициар понял, в чем дело, было уже, мягко говоря, поздновато. Тем не менее, Елена отважно кинулась в бой: назначила себя новым директором «Лоджистик Центра» и попыталась возродить компанию. Но это было не просто: бизнес был выжжен до основания: ни бухгалтерских документов, ни дебиторки, ни активов. Да еще и клиенты уведены. Логично, что Елена первым делом подала заявление в правоохранительные органы по факту хищения автотранспорта и ТМЦ. Было возбуждено уголовное дело по статье «Кража в особо крупном размере».

В ответ «Лоджистик Центру» прилетели иски о взыскании сумм задолженности от структур Владимира. Естественно, вся первичная документация была оформлена соответствующими датами и подписана непосредственно бывшим гендиром. Поэтому  с просуживанием этих долгов у Владимира проблем не возникло.

Далее последовало заявление о банкротстве «Лоджистик Центра». Арбитражный управляющий был свой человек. Он без стеснения выдал доверенность тем же лицам, которые ходили в суд и от бывшего гендира и от его «дружественных» кредиторов.

Исходя из грубости исполнения этой схемы, можно было бы предположить недостаток ресурсов у юридической команды Владимира, если бы не одно «но» в результате всех этих манипуляций нашим будущим оппонентам удалось добиться задуманной цели: Елену и единственного участника в лице ООО «Трейд Сервис» привлекли к субсидиарной ответственности по всем долгам, которые нагенерил Владимир за время своего управления компанией. Так сказать, обманутых кинули дважды. Красиво. И грустно.

После проигрыша суда Елена решила сменить юристов и обратилась за помощью в «Игумнов Групп». Ее впечатлил наш опыт в решении подобных конфликтов.

К этому моменту на подачу апелляционной жалобы оставалось всего 4 дня. Так что времени раскачиваться не было. Мы сразу оценили плюсы и минусы проекта:


Плюсы
1. Наша любимая субсидиарка.
Мы накопили значительный опыт в этой теме. Он помогает работать быстрее и эффективнее. Других плюсов в этой ситуации не было.
Минусы
1. Отсутствие материалов ознакомления.
У клиента не было никаких документов по которым бы мы могли нормально разобраться в сути судебного спора и подготовить качественную апелляционную жалобу. А ознакомиться с делом самостоятельно в оставшийся промежуток времени мы уже не успевали.

2. Начали без нас.
В первой инстанции дело вели другие юристы. Нам предстояло найти и исправить чужие ошибки. А переделывая чужую работу, сложно вытянуть результат на 5 баллов.

3. Горит!
На подготовку и подачу апелляционной жалобы у нас было всего 4 дня. Учитывая, что обычно работа у нас расписана по часам, минимум, на неделю вперед, требовалось пересмотреть приоритеты и сдвинуть в сторону другие проекты без потери контроля и качества.

4. Это апелляция, детка!
А значит новые доказательства не принимаются. Это сильно сужает круг возможных действий. Фактически мы были ограничены теми доводами и доказательствами, что в первой инстанции озвучили (или не озвучили) наши предшественники-юристы.

5. Профессиональное нападение.
Нашими оппонентами были арбитражный управляющий, который должен разбираться в субсидиарке по умолчанию, и команда юристов, которая уже подтвердила свои навыки, полученным результатом.

6. Презумпция вины.
Наша клиентка была последним ген. директором Должника. И на этом посту она проработала 2 года. Исходя из норм закона о банкротстве, ей по умолчанию вменялась презумпция вины за доведение до банкротства. Доказывать обратное должны были мы.

Начало

Обычно на ознакомление с материалами судебного дела + их анализ + подготовку развернутой апелляционной жалобы уходит 2 недели. Это при условии, что дело обычное, а не на несколько сотен томов, как это бывает в банковской сфере. И при условии, что к ознакомлению помощник тебя допустил как положено, на 5-ый рабочий день с момента получения ходатайства, а не тогда, когда он соизволил найти дело в закоулках судебной машины. С учетом нашей стабильно высокой загрузки плюсуем еще неделю на то, чтобы встроить проект в текущие дела без ущерба для других клиентов.

Итого: для полноценной работы в штатном режиме нужно три недели. У нас было 4 дня. Поэтому мы применили экстренный план: готовим жалобу на основе тех материалов, которые уже есть, и подаем в апелляцию, застолбив сроки. А потом отрабатываем по полной программе и дополняем нашу позицию через письменные объяснения.

Чем хороши письменные объяснения? Тем, что в отличие от отзыва (или жалобы) их не надо направлять сторонам по делу и не надо подавать в суд заблаговременно. Фактически, это устная речь оформленная в письменном виде. Документ достаточно зачитать от корки до корки и затем попросить суд приобщить к материалам дела непосредственно в судебном заседании. И что приятно, суд отказать в этом не может (по крайне мере, мы так думали до этого дела)  иначе получится, что он отказался выслушивать вашу устную речь.

В общем, письменные объяснения  это отличный инструмент, если вы хотите удивить своих оппонентов внезапно изменившейся тактикой или новыми доводами. Ну или подробно разжевать и дополнить то, что вы изложили ранее. Если вы раньше о письменных объяснениях ничего не слышали — пользуйтесь и не благодарите.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить соответствующую статью АПК в помощь:


Но вернемся к нашей головной боли. Из документов на руках у нас были только определение суда первой инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности и черновик апелляционной жалобы, подготовленный предыдущими юристами клиента. Это небольшое богатство мы по максимуму переработали и выжали все, что смогли.
Жалобу успели подать в апелляцию в последний день отведенного срока. После этого зашли на новый круг подготовки и направили ходатайство об ознакомлении с материалами судебного дела и запросили аудиозаписи всех судебных заседаний.

В предыдущих сериях

По результатам ознакомления мы выяснили самое главное: кто, зачем и почему.

В своем заявлении АУ указал 2 основания для привлечения нашего клиента (последнего директора) к субсидиарке:

  1. Непередача бухгалтерской отчетности арбитражному управляющему.
  2. Неподача заявления о банкротстве должника в месячный срок после выявления признаков неплатежеспособности компании.

По второму основанию солидарно привлекался и единственный участник Должника — компания «Трейд Сервис». Это делалось в  соответствии с новой редакцией Закона о банкротстве, которая фактически вменила владельцам бизнеса обязанность отслеживать финансовые показатели своих компаний.

Вот эти претензии и нужно было отбить. На тот момент мы еще не были знакомы с клиенткой.  Ее интересы представляли другие юристы, но у нас есть аудиозапись судебного заседания.  Вот, что там было.

Попытка номер раз

Коллеги вполне логично указали на то, что ответчица не передала управляющему документы только потому, что сама их в глаза не видела. Предыдущий директор ей ничего не передал. Но чтобы все свалить на Владимира, надо  привлечь его к участию в деле в качестве соответчика. Что и юристы клиента и попытались сделать, но вышло неубедительно и суд в удовлетворении этого ходатайства отказал.

Ок, тогда можно с другой стороны зайти.

По нашему опыту, если документов нет, то суд учитывает усилия, которые ответчик потратил на их восстановление.

Надо показать копии запросов, обращений и требований — вот, смотрите, мы искали эти документы, пытались восстановить и вообще сделали все возможное. Подобные доказательства у клиентки были, но в ход они не пошли, и вполне здравый довод не сработал.

Зато юристы заявили ходатайство об истребовании документов из уголовного дела, в чем суд обоснованно отказал. Чтобы заявлять такие ходатайства, нужно сначала доказать, что вы пытались сами получить материал, но получили отказ, поэтому и обращаетесь за помощью к судье. Получается, коллеги этого не знали.

По второму основанию они вообще никак не отбивались, что очень грустно. Ни одного возражения против указанной управляющим даты наступления неплатежеспособности или суммы вменяемой ответственности мы не услышали.

Это треш какой-то!

Учитывая все это, не удивительно, что определение первой инстанции было проигрышным ― нашу будущую клиентку привлекли по полной программе.

Судя по допущенным ошибкам, у наших предшественников не было опыта работы с субсидиаркой. Елена совершила распространенную ошибку: обратилась к юристам общей практики, а не к узкоспециализированным профи. Это все равно что идти к стоматологу, если у вас проблемы со зрением.

Попытка номер два

Разобравшись в сути дела, мы перешли к подготовке письменных объяснений  и сосредоточились на главном:

  1. Опровергнуть основания для привлечения.
  2. Подкрепить свою позицию аргументами и ссылками на материалы дела.
  3. Указать на те нарушения, которые допустила первая инстанция.

+ все что угодно, лишь бы убедить судей отменить решение первой инстанции и пересмотреть его. На всякий случай напомню: это апелляция, а значит, приобщить новые доказательства так же сложно, как встретить на улице единорога.

Основание 1: непередача отчетности.
Тут все понятно, не передали потому, что передавать было нечего. Мы довели до ума доводы предшественников: дополнили возражение ссылками на запросы и требования и указали на документы из МВД, которые свидетельствует о том, что прошлый директор вывел имущество, причинив вред кредиторам, а значит, был заинтересован в сокрытии отчетности.

Основание 2: неподача заявления о банкротстве компании-должника в месячный срок.
А вот тут интересно. Суд первой инстанции установил, что неплатежеспособность наступила в сентябре 2014. В этом месяце прошла камеральная проверка, которая выявила долги. Но долги-то относились к 2013 и 2014 годам. Мало того, само по себе наличие долга не означает, что вы ― банкрот.

Плюс эти долги набрал предыдущий директор Владимир, а не наша клиентка. За 2014 год, когда она была директором, баланс у «Лоджистик Центра» положительный, а значит, компания была платежеспособной.

И последнее: АУ включил в субсидиарную ответственность все требования из реестра кредиторов и реестра платежей. Но по закону в субсидиарку по указанному основанию вменяются только те долги, которые были набраны после наступления неплатежеспособности. Если согласиться с датой, выбранной АУ, то это период с 03.09.2014 по 27.08.2015. То есть, вменить в субсидиарку можно было только часть требований, а уж никак не все. Это нарушение.

Со всем этим мы и пошли в апелляцию.  Основания для пересмотра были существенными, мы рассчитывали на победу.


Ожидание и реальность

Вот только апелляции в тот день было не до нас. Уважаемый суд отвел на выступление 30 секунд, сославшись на большую загрузку.

30 секунд, Карл!

На всякий случай поясню, что «скорость доверия» ― 120 слов в минуту. Именно в таком темпе психологи советуют говорить, если вы хотите удержать внимание аудитории. То есть, нам нужно было уместить все свои мысли в 60 слов. И мы очень старались. Но в любом случае, весь объем письменных объяснений почти на десяти листах мы озвучить не смогли.

После этого суд попытался отказать нам в их приобщении к материалам дела. С подобным мы сталкиваемся не в первый раз, поэтому в ход пошли отработанные доводы и ссылки на статьи действующего законодательства, которые обычно вызывают должный эффект. Но в этот единственный раз впечатления мы произвести не смогли. Позиция судьи была прямолинейна и логична: «Раз письменные объяснения расширяют доводы указанные в апелляционной жалобе, то это не письменные объяснения, а новая апелляционная жалоба, которая должна подаваться отдельно». Нам просто заткнули рот: «И не надо нас учить как закон применять!»

Если сказать мягко, то мы слегка офигели. И сделали выводы.

К сожалению, в тот день это было не последнее нарушение. Суд повторно отказал в привлечении соответчика: ой, надо рассматривать ходатайство, откладываться, а это так долго.

В итоге решение первой инстанции осталось без изменений. Мы не достучались до апелляции. Печально, но делать нечего — берем курс на кассацию.

Попытка номер три

Для кассации наша позиция практически никак не изменилась: осталось все то, что мы заявляли в апелляции +  мы указали на процессуальные нарушения, допущенные в первой и во второй инстанциях. Благо, было, что вспомнить: и определение об отказе в привлечении соответчика, вынесенное первой инстанцией в последний момент, без возможности его оспаривания, и повторный отказ во второй.

А еще в этом деле, как и во многих других, суд вынес решение о событиях 2013-2014 гг., опираясь на современный закон о банкротстве. Вот в этой статье мы подробно объяснили, почему так делать нельзя. Плюс еще одно нарушение, мы указали и на него.

…и это сработало!

Суд вдумчиво подошел к делу, разобрался во всех обстоятельствах, увидел ошибки. Честно говоря, мы не первый раз участвуем в кассации , но  такое отношение председательствующего судьи к делу и ее профессионализм нас приятно удивили. Человеческий фактор играет в суде очень важную роль и случается, что настрой судьи влияет на решение сильнее, чем доводы сторон. Здесь было не так: никакого предубеждения или спешки.

В итоге кассация закономерно отменила решение первой и второй инстанции и отправил дело на новое рассмотрение.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить судебные акты по этому кейсу


Вместо выводов

Дело пока не завершено, наоборот, начался новый виток его рассмотрения. Поэтому вывод пока только один: никогда нельзя опускать руки. Ну проиграли суд. Ну два. Не стоит отчаиваться ― если вы уверены в своей правоте, продолжайте бороться за то, чтобы вас услышали! И радость от такой победы втрое сильнее, скажу я вам.

Дата следующего заседания еще не назначена. Но мы уже сделали очень важную вещь: переломили ситуацию. To be continued.


 
Кондратьева Екатерина
юрист "Игумнов Групп", профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник
Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.