КАК НЕ СЛЕДУЕТ ГАСИТЬ ДЕБИТОРКУ

Или как оспариваются сделки, совершенные за полгода до банкротства.
Часть 2.

КАК НЕ СЛЕДУЕТ ГАСИТЬ ДЕБИТОРКУ
Или как оспариваются сделки, совершенные за полгода до банкротства.
Часть 2.
В прошлой статье мы поговорили о тех возможностях, которые дает нам законодательство об оспаривании сделок, совершенных за месяц до банкротства. Если вы еще ничего не знаете об этом, то рекомендуем начать с части №1. Лучше двигаться от простому к сложному.

Реальная к взысканию дебиторка – это не только ценный актив. Для группы взаимозависимых компаний она может стать канатом, который потянет на дно весь холдинг, если до нее доберутся кредиторы. Должники это хорошо понимают и в преддверии своего банкротства пытаются вывести дебиторку дружественных им компаний. Либо погасить ее.

Как это делать правильно – мы уже писали вот в этой статье. А сейчас в деталях поговорим о том, как ломать подобные выводы активов. При условии, что они совершенны не более чем за полгода до банкротства. А также поговорим о тех возможностях, которые открываются как для кредитора, так и для должника. Как бы странно ни звучало это утверждение для последних.

Чтобы все было яснее ясного, проиллюстрируем наши слова примером из свежей судебной практики.
Подготовка схемы
«Фармацевты» были должны «Медикам» 58,7 млн рублей. И все бы ничего, но «Медики», в свою очередь, имели долги перед третьими лицами в размере более 750 млн рублей. И похоже с этими долгами компания справиться уже не могла. А в случае объявления себя банкротом у кредиторов были бы все возможности для взыскания дебиторки напрямую с «Фармацевтов». Вопрос надо было решать.

В ноябре 2015 года «Фармацевты» обращаются в суд с требованием о взыскании 161 млн рублей с «Медиков». В ответ «Медики» предлагают заключить мировое соглашение о взаимозачете, согласно которому долг «Фармацевтов» в размере 58,7 млн погашается в счет долга «Медиков» в размере 161 млн. Таким образом, дебиторка будущего банкрота погашается в полном объеме и при этом «Медики» еще остаются должны некоторую сумму денег.

Был ли в реальности у «Медиков» долг 161 млн перед «Фармацевтами» или он появился в результате креативной работы юристов мы не знаем, свечку не держали. Но что-то нам подсказывает, что взаимозачет требований (если они реальны) можно провести и без судебного спектакля. Простым письменным соглашением сторон.

А если говорить еще точнее, то весь этот цирк с просуживанием обычно делается только для того, чтобы «засилить» судебным актом определенные действия Должника перед будущим банкротством. И эти действия здесь хорошо видны: суд как бы проверил наличие долга в 161 миллион и своим определением погасил дебиторскую задолженность «Фармацевтов» в полном объеме. Теперь кредиторам «Медиков» ничего не светит.
Война за дебиторку
С таким положением вещей кредиторы согласиться не могли. И после введения процедуры банкротства в отношении «Медиков» пошли в суд. Цель была проста и логична: отменить определение Арбитражного суда об утверждении мирового соглашения и восстановить требования к «Фармацевтам» на сумму 58,7 млн рублей.

В качестве основания для признания мирового соглашения кредиторы ссылались на пункт 3 статьи 61.3 закона о банкротстве: сделка, совершенная с предпочтением в полугодовой срок до банкротства.

В суде кредиторы пытались доказать, что заключение мирового соглашения направлено на сокрытие денежных средств. Но кассация сочла, что мировое соглашение не затрагивает их интересов и было заключено в полном соответствии с требованиями законодательства.
Верховный суд
Следующим этапом был Верховный суд. И тот смог уделить делу больше внимания. В результате было установлено, что:
  1. Сделка по заключению мирового соглашения была совершена за 2 месяца до принятия заявления о банкротстве «Медиков».
  2. На момент совершения сделки к должнику уже было предъявлено требований на сумму более 782 млн рублей. Информация была в открытых источниках и «Фармацевты» могли достоверно знать об этом из электронной картотеки арбитражных дел.
  3. «Фармацевты» получили больше денег от Должника, чем они могли бы получить в ходе конкурсного производства.

Де-юре, в преддверии банкротства «Фармацевты» сначала должны были отдать «Медикам» 58,7 млн рублей, а потом получить из этих денег долю в счет частичного погашения своего долга в размере 161 млн. Причем эта доля должна быть пропорциональна требованиям всех остальных кредиторов. Вместо этого «Фармацевты», де-факто, единолично забрали себе 58,7 млн рублей ни с кем не поделившись.

Налицо сделка с предпочтением в пользу одного из кредиторов перед другими. Верховный суд отменил определение первой инстанции о заключении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь:
Теперь кредиторы «Медиков» имеют возможность предъявить требования о взыскании 58,7 млн с «Фармацевтов», а те, в свою очередь, обязаны заявить свой долг в размере 161 млн рублей ко включению в реестр требований. И еще далеко не факт, что они смогут его включить, в банкротных делах суды обязаны подробно исследовать обстоятельства возникновения задолженности. В отличие от общего порядка, когда для признания долга достаточно согласия ответчика.
В чем нюанс?
В прошлой статье мы уже использовали это выражение: «сделка с предпочтением». Так в чем разница между сделкой, совершенной за 1 месяц, и сделкой, совершенной за 6 месяцев до банкротства?

Сходство заключается в том, что и ту и другую сделку признают сделанной с предпочтением, если в результате ее совершения один из кредиторов получил больше, чем он мог бы получить в процедуре банкротства. Таким образом, и сделку, совершенную за месяц, и сделку за полгода до банкротства можно оспаривать.

Разница же в том, что для признания сделки недействительной в первом случае достаточно доказать единственный факт: один из кредиторов получил предпочтение в удовлетворении своих требований (например, обеспечил свои обязательства залогом, получил отступное в приоритете перед другими кредиторами и т.д.).

А во втором случае – сделка в течение полугода до банкротства – уже нужно доказать, что кредитор не только получил предпочтение, но еще и знал о неплатежеспособности должника. При этом по умолчанию подразумевается, что он знал о плачевном состоянии своего контрагента, если являлся аффилированным или заинтересованным лицом.
А если аффилированности нет?
Как оспорить сделку, если аффилированность оппонентов не прослеживается? В этом случае нужно доказывать, что, действуя добросовестно и разумно, получатель по сделке мог с определенной степенью достоверности предположить неплатежеспособность своего визави.

Таким путем пошли кредиторы наших «Медиков»: они взяли информацию из общедоступных источников о наличии и сумме требований к Должнику и сочли, что «Фармацевты» могли изучить их и допустить неплатежеспособность «Медиков». А затем, действуя добросовестно и разумно, могли попросить сделать взаимозачет только в части, пропорциональной общим требованиям. А оставшуюся сумму своего долга вернуть Должнику.

Да, да, и мы уже это слышали: «Где они таких должников то видели, чтоб сам отказывался от уменьшения своего долга?» Знаем, что звучит не по-русски, но вполне в рамках судебной логики.
Возможности для должника
Зная эти особенности законодательства, должник может сделать массу выводов. Например, мы краем уха слышали небылицы о собственниках крупного и среднего бизнеса, которые погашали существенные долги, одновременно снимая личное поручительство и выводя из-под залога имущество только затем, чтобы через 3-4 месяца уйти в банкротство по инициативе другого кредитора. Который затем оспаривал возвраты займов, как сделанные с предпочтением, и возвращал все уплаченное обратно должнику. Естественно, с последующим пропорциональным распределением между всеми кредиторами. Но вам мы ни в коем случае не рекомендуем таким заниматься. Это же наверняка незаконно!
Возможности для кредитора
У кредитора все проще: никакого креатива не требуется. Надо лишь технично и грамотно сделать 2 вещи:
  1. Быстро подать заявление на банкротство, чтобы застолбить дату, от которой будет отсчитываться срок для оспаривания сделок. При этом желательно не накосячить, потому что заявления, возвращенные заявителю в связи с допущенными нарушениями, не являются принятыми к производству, а значит автоматически сдвигается и дата, от которой отсчитывается нужный срок.
  2. Грамотно подготовить заявление об оспаривании сделок и принять меры к наложению обеспечительных мер, чтобы имущество не «уехало» дальше.

И с первой, и со второй задачей вы можете обращаться в «Игумнов Групп». Что-что, а оспаривать сделки, совершенные в полугодовой период, проблем для нас не составляет.

Гораздо интереснее обстоит ситуация с имуществом, с момента выведения которого прошел уже год. Об этом мы и поговорим в следующей статье.
Tilda Publishing
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий
Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Нет времени?
Если вам сейчас не до увлекательного чтива «залётов» и судебной
практики, то позвоните нам в будни с 9:00 до 18:00 по МСК или просто оставьте номер телефона, чтобы обсудить возможные выходы из сложившейся ситуации