Как применяют обеспечительные меры против должников

Верховный суд разрешил чаще использовать обеспечительные меры в отношении будущих субсидиарщиков

Как применяют обеспечительные меры против должников
Верховный суд разрешил чаще использовать обеспечительные меры в отношении будущих субсидиарщиков
Что делает любой нормальный человек, которого начали привлекать к субсидиарной ответственности? Правильно, спасает свое имущество!

Кредитор может этому помешать только одним способом: добиться принятия обеспечительных мер. Тогда на активы должника наложат арест, а счета заморозят. До сих пор суды редко шли на это, и должники успевали спрятать свое имущество. С 1 января 2019-го ситуация изменилась. Теперь лишиться всего, что было нажито непосильным трудом, можно легко и быстро.

Рассказываем, как этого избежать.


Какие ваши доказательства?


Раньше обеспечительные меры принимались только в том случае, если их отсутствие могло помешать реальному взысканию денег.

Чтобы получить на почту все статьи АПК, касающиеся обеспечительных мер, оставьте свой e-mail здесь:




Для этого кредитор должен был убедить суд в том, что должник собирается «слиться». Сделать это было непросто. Смотрим на свежие цифры: в первом квартале 2018 года арбитражные суды РФ удовлетворили только половину всех заявлений о применении обеспечительных мер. Получается, что шансы 50/50, ненадежно. Но у кредиторов были способы добиться своего.

Как вариант — предложить встречное обеспечение. Например, кредитор хочет взыскать долг в 10 млн руб. и просит суд заморозить эту сумму на счетах должника. А чтобы покрыть убытки, которые должник, возможно, понесет из-за этого, вносит на депозит суда те же 10 млн руб. из своих средств. При таком раскладе шансы кредитора резко возрастают.

А еще мы не понаслышке знаем о случаях, когда ушлые кредиторы от имени должников размещали в сети объявления о продаже имущества, чтобы сымитировать попытку спрятать и добиться применения обеспечительных мер. Особенно хорошо подобная тактика работала в судах общей юрисдикции.

Но теперь у кредиторов пропала потребность в подобных экзерсисах.


Лучший мой подарочек


Прямо под Новый 2019 год Верховный суд сделал кредиторам отличный подарок: вынес определение, касающееся обеспечительных мер в делах о субсидиарке. Теперь для заморозки активов достаточно подтвердить «разумные подозрения» о том, что должник может совершить что-то, что помешает исполнить судебное решение.


Еще раз: хватит и разумных подозрений.


Эти самые подозрения обошлись бывшему врио председателя правления «ИпоТек Банка» Дмитрию Сердюку в 471 млн руб.

Дело было так. Агентство по страхованию вкладов решило привлечь к субсидиарке бывшего руководителя банка и запросило обеспечительные меры: арест его собственности в размере 471 млн руб.  Первые три инстанции ответили отказом, ведь кредитор не доказал, что ответчик собирается скрыть свое имущество или вывести деньги.

А Верховный суд неожиданно выступил на стороне кредитора. Вот основные выводы, которые сделал суд:

  1. Согласно статистике АСВ, взыскать деньги с руководителей банков-банкротов удается крайне редко. А значит, они успевают избавиться от имущества до вынесения определения о привлечении к субсидиарной ответственности.
  2. Принятый судебный акт теряет смысл, а судопроизводство превращается в фикцию судебной защиты, если должник успевает скрыть свои активы. При этом кредитора нельзя считать восстановленным в правах до того момента, пока он не получил просуженные деньги.
  3. Согласно неопровергнутой информации АСВ, Сердюк Д.В. уже проявил свою недобросовестность, противодействуя временной администрации банка. А значит, существует высокая вероятность того, что он попытается спрятать и личное имущество.
  4. В то же время обеспечительные меры являются предварительным средством защиты. Для их применения достаточно подтвердить разумные подозрения того, что должник может пытаться помешать будущему взысканию денег. При этом арест активов будущего субсидиарщика не ущемляет его права, т. к. он может просить суд отменить обеспечительные меры или заменить их на другие.

И, наконец, самое крутое.

  1. Поскольку причины применения обеспечительных мер носят вероятностный характер, то опровержение доводов кредитора в связи с их надуманностью, невероятностью, отсутствием смысла, нелогичностью, нереальностью является обязанностью должника.

Выходит, теперь не кредитор должен доказать необходимость принятия обеспечительных мер, а должник вынужден оправдываться. Было бы хорошо, если бы Верховный суд еще разъяснил, как это сделать, когда обеспечительные меры накладываются в кратчайшие сроки и без вызова сторон.

Чтобы получить на почту определение Верховного суда, оставьте свой e-mail здесь:




Команда быстрого реагирования


Кстати, вы можете и не знать о том, что против вас собираются применить обеспечительные меры. Обычно ходатайство об этом подают в тот же день, что и заявление о привлечении к субсидиарке. Уведомлять о нем должника не нужно.

В течение трех рабочих дней суд рассматривает ходатайство и выносит определение. Накинем неделю-две на то, чтобы кредитор успел получить исполнительный лист и передать его приставам. Подождем еще три дня, пока приставы доберутся до вашего имущества.


Итого: максимум три недели. Через 3 недели после подачи заявления о субсидиарке вы теряете доступ к своим активам.


И что с этим делать?


В теории вы, конечно, можете обжаловать наложение обеспечительных мер. И согласно статистике, в первом квартале 2018 года арбитражные суды удовлетворили аж 72 % подобных заявлений. Но столь обнадеживающая цифра была достигнута до того момента, как Верховный суд пересмотрел концепцию предварительной защиты прав кредиторов.

На практике мы в «Игумнов Групп» видим совсем другую картину: в 2019 году ходатайства о наложении обеспечительных мер в отношении субсидиарщиков удовлетворяются повсеместно. А если какой-то суд отказался это делать, то вышестоящие товарищи жестко вразумляют нерадивого коллегу. Поэтому я больше чем уверен, что по итогам 2019 года количество удовлетворенных заявлений об аресте активов будет стремиться к 100 %.

А значит, у должника не будет шансов снять арест, действуя в правовой плоскости. Вне рамок закона можно, конечно, включить мозг и придумать схему по аналогии со снятием залога. Но мы не рекомендуем вам ничем таким заниматься. Это же наверняка незаконно!

Отсюда очевидный вывод: если вы хотите избежать наложения обеспечительных мер, у вас изначально не должно быть имущества и денег, на которые их можно наложить.

— Гениально, Карл!

Делается это элементарно. Умные люди начинают с разработки комплексного плана. Он должен предусматривать в том числе риски банкротства субсидиарщика как физического лица. И риски оспаривания совершенных им сделок. В противном случае вся суета по переписыванию недвижимости, яхт, пароходов и заводов пойдет прахом.

У топовых юридических компаний подобные планы по защите личных активов стартуют с 20-25 тыс. долл.  Мы же в «Игумнов Групп» не содержим офис в Лондоне и поэтому берем за эту работу так дешево, что аж самим стыдно. Информацию, как с нами связаться, ищите здесь.
Игумнова Анна
старший партнер "Игумнов Групп",
эксперт по сохранению активов,
юрист-судебник
Специализация: подготовка и сопровождение сделок с недвижимостью и землей в предбанкротный период. Судебная защита интересов добросовестного приобретателя. Организация и сопровождение публичных торгов по реализации имущества должника.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.