Можно ли оспорить внесение имущества в кооператив?

Разбираем ошибки, совершаемые при передаче активов в паевой фонд кооператива
2678
0
Одним из способов защиты личных активов является внесение их в паевой фонд производственного или потребительского кооператива, так как кооператив не отвечает по обязательствам своих членов. И в случае банкротства владельца на пай нельзя будет обратить взыскание. Из-за этого в предпринимательском сообществе сложилось мнение, что внесение имущества в паевой фонд кооператива – это верняк и что кредиторы в этом случае до вашего добра ни за что не дотянутся. Такое представление является ошибочным: сделки с кооперативами успешно оспариваются. Мы подобрали несколько подходящих кейсов и ниже разберем типичные ошибки, которые допускают должники.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Дело №1. Потребительское отношение

В мае-июле 2015 года Новгородское районное потребительское общество (райпо) заключило несколько договоров о внесении паевого взноса в потребительское общество «Новгородское». Райпо передало в ПО различное имущество, включая недвижимость и транспортные средства.

И все бы ничего, но уже через 3 месяца «НС банк» подал в арбитражный суд заявление о признании райпо несостоятельным. В ноябре того же года в отношении должника была введена процедура наблюдения, а спустя примерно год, в октябре 2016 года, общество было объявлено банкротом.

В 2017 году конкурсный управляющий подал в суд заявление о признании договоров о внесении паевого взноса недействительными и о применении последствий недействительности, то есть о возврате всего добра в конкурсную массу.
Подробнее об оспаривании сделок в процедуре банкротства мы писали здесь.

Суд первой инстанции удовлетворил требования КУ частично и определил вернуть в конкурсную массу райпо недвижимое имущество и транспортные средства, а то, что ПО «Новогородское» успело распродать, обязал возместить деньгами (26 142 039 руб. 52 коп.).

ПО «Новгородское» с таким решением не согласилось и подало жалобу в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд. К каким же выводам пришел этот суд?

Как известно, сделки могут быть признаны недействительными как по банкротным основаниям (по Закону о банкротстве), так и в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Если сделка оспаривается по банкротным основаниям, то заявителю надо доказать наличие совокупности трех обстоятельств: факт причинения ущерба кредиторам, цель причинить ущерб и осведомленность другой стороны сделки об указанной цели должника. Если хотя бы одно из обстоятельств не доказано, суд отказывает в признании сделки недействительной.

С доказыванием вреда особых проблем не возникало. В начале мая 2015 года сумма неисполненных райпо требований превысила 80 млн рублей. Кредиторы активно просуживали долги в арбитражном суде, в воздухе явственно пахло банкротством. И в этот самый момент райпо передает в ПО недвижимость и автотранспорт на миллионы рублей. Суд оценил это как вывод ликвидных активов с целью причинения вреда кредиторам.

С «другой стороной» тоже все было ясно. Райпо и ПО «Новгородское» были аффилированными лицами! Учредитель райпо Ульянова С. А. и предправления ПО Ульянова С. А. – один и тот же человек. А раз ПО «Новогородское» в момент проведения сделки являлось по отношению к должнику заинтересованным лицом, осведомленность о намерениях райпо презюмировалась.

А вот с целью причинить вред имущественным правам кредиторов все оказалось несколько сложнее. Обычно доказательством тут является наличие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки. Но суд первой инстанции таких признаков не обнаружил, и апелляционный суд с ним согласился. Так что же получается, сделки были признаны недействительными неправомерно?

Мы недаром упомянули ГК РФ. Наличие банкротных оснований для оспаривания не мешает суду квалифицировать сделку по нормам Гражданского кодекса как ничтожную, при совершении которой допущено злоупотребление правом.

Проанализировав обстоятельства сделок между райпо и ПО «Новгородское» и наступившие последствия, суд усмотрел в действиях сторон признаки недобросовестности. Договоры были заключены в момент, когда кредиторы райпо пытались взыскать с должника просроченную задолженность. Сделки представляли собой вывод ликвидных активов из общества-должника и совершались между заинтересованными лицами.

Райпо и ПО злоупотребили правом для того, чтобы предотвратить взыскание долгов. Сделки повлекли за собой уменьшение активов должника и нарушили тем самым права и имущественные интересы кредиторов.

В итоге то, что не получалось сделать, опираясь исключительно на нормы Закона о банкротстве, удалось осуществить благодаря нормам ГК. Определение суда первой инстанции в части признания сделок недействительными осталось в силе. Движимое и недвижимое имущество в совокупности с двадцатью шестью миллионами рублей предписано было вернуть в конкурсную массу. А ведь, казалось, какая была хорошая схема!

Чтобы скачать судебные акты по делу, введите свой е-мейл:
Дело №2. Недвига «Мономаха»

Еще интереснее развивались события в деле о недостроенном инженерно-лабораторном здании в подмосковном Раменском.

16 июня 2011 года ООО «ИК «Мономах» заключило договор о внесении означенного объекта в паевой фонд потребительского общества «Возрождение-2010». Сделка была исполнена в тот же день, о чем свидетельствовал передаточный акт.

Поскольку предметом сделки являлось недвижимое имущество, право собственности возникало у приобретателя с момента государственной регистрации – 21 сентября 2011 года. А уже через день – 23 сентября – «Возрождение-2010» продало здание компании «Кейпойнт Ворлдвайд Корп.» за 3 214 733 доллара США (102 584 058 рублей по тогдашнему курсу).

Тем временем, 9 августа 2011 года, в отношении «ИК «Мономах» была введена процедура наблюдения, а 19 марта 2012 года компания была признана банкротом.

Еще в 2012 году сделка со зданием инженерно-лабораторного корпуса попала в поле зрения конкурсного управляющего, но тогда она не была оспорена, потому что в тот момент конкурсной массы «Мономаха» было достаточно для удовлетворения требований кредиторов. Но в 2013 году в реестр включился новый кредитор на 200 млн рублей. Массы перестало хватать, и интерес к сделке с недвижимостью в Раменском вспыхнул с новой силой.

В апреле 2015 года конкурсный управляющий «Мономаха» подал в суд заявление о признании недействительными обеих сделок: и внесения здания в паевой фонд «Возрождения-2010», и продажи его компании «Кейпойнт». Суд первой инстанции в иске отказал, зато Девятый арбитражный апелляционный суд разбомбил всю схему до основания.

Сначала суд изучил сделку между «Мономахом» и «Возрождением» и обнаружил некоторые странности. По закону «О потребительской кооперации» вступающий признается пайщиком с момента уплаты вступительного взноса, а также паевого взноса или его части, установленной уставом. В этом деле паевой взнос (здание в Раменском) просматривался, а следы вступительного отсутствовали. Это означало, что «ИК «Мономах», расставшаяся с вполне реальным имуществом, не получила взамен никаких, даже иллюзорных, прав члена потребительского общества.

Не менее удивительные вещи происходили и со второй сделкой – продажей недвижимости. Суд установил, что в деле не было никаких доказательств того, что компания «Кейпойнт» реально заплатила за приобретенное имущество. Конкурсный управляющий затребовал справку о счетах ПО «Возрождение-2010». Из этого документа следовало, что у общества был всего один рублевый расчетный счет. И с момента его открытия 01.09.2011 до момента закрытия 17.03.2015 сумма оборотов по кредиту и по дебету составила – внимание! – 19 800 рублей.

Да и сам договор купли-продажи от 23 сентября 2011 года был какой-то странный, в смысле невыгодный и рискованный для «Возрождения». В нем было условие, что ипотека в силу закона не возникает, а плату можно было внести с большой отсрочкой (24 месяца). Между тем, покупатель – компания «Кейпойнт» – являлась иностранным юрлицом, не имевшим имущества и счетов на территории РФ, а значит, добиться принудительного исполнения договора было бы весьма сложно.

Присмотревшись к «Возрождению» повнимательнее, суд увидел у ПО признаки «технической компании». Судите сами. В июне 2011 года общество получает паевой взнос в виде недвижимого имущества. Это, по сути, единственная крупная сделка, которой может похвастаться «Возрождение». В этот момент у ПО, кстати, нет еще даже расчетного счета. Через три дня общество продает здание «Кейпойнту», но денег за это не получает. Обороты по счету были копеечными, это явное свидетельство того, что реальной хозяйственной деятельности общество не вело. Удивительно ли, что спустя некоторое время ПО было ликвидировано по требованию налоговых органов как недействующее юридическое лицо?
О том, как оспаривать сделки, если одно из звеньев цепочки ликвидировано, мы рассказывали здесь.

В итоге суд пришел к выводу, что хотя первоначально в деле фигурировали три юрлица («ИК «Мономах», ПО «Возрождение-2010» и компания «Кейпойнт») и две сделки, на самом деле речь шла об одной сделке – об отчуждении спорного недвижимого имущества «Мономаха» в пользу «Кейпойнта». А «Возрождение-2010» со своим «паевым фондом» было «технической компанией» и формальным собственником, участвовавшим в цепочке фиктивных сделок, которые должны были прикрыть реальную. В свою очередь, прикрываемая сделка могла быть признана недействительной на основании норм Гражданского кодекса РФ.

«А срок? – спросите вы. – Разве срок исковой давности здесь не был пропущен?» Нет. Суд постановил отсчитывать его с момента, когда в дело включился крупный кредитор «Мономаха» – ПК «Центральный» – с долгом на 200 млн руб. и конкурсной массы стало недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов. При таком подходе трехгодичный срок исковой давности пропущен не был.

Итог: суд признал оспариваемые сделки недействительными по основаниям ничтожности. Вот так, а люди, наверное, считали, что они все хорошо спрятали и зацементировали.

Чтобы скачать судебные акты по делу, введите свой е-мейл:
Дело №3. Земля и доля

А вот более успешный случай работы с паевыми взносами. Жил-был на свете человек по имени Роман. Много лет назад, в безмятежные советские времена, он встретил девушку по имени Элла и женился на ней. И жили они долго и счастливо до тех пор, пока в 2017 году Роман не столкнулся с финансовыми проблемами и не стал банкротиться.

Дело возбудили в марте, а уже в мае Романа признали несостоятельным и ввели в отношении него процедуру реализации имущества сроком на шесть месяцев.

Супруга Романа владела земельным участком на 15 соток (с 2001 года), нежилым садовым домиком площадью около 170 «квадратов» (с 2005 года) и автомобилем престижной европейской марки (2007 года выпуска). И аккурат за месяц с небольшим до начала банкротства мужа Элла стала пайщиком международного потребительского общества «Golden Axis» (МПО) и внесла туда все свое добро в качестве паевого взноса. Финуправляющий и один из кредиторов усмотрели в этом попытку вывода активов должника и попробовали оспорить сделку в суде.

Позиция истцов сводилась к следующему. Роман и Элла поженились в далеком 1974 году. Следовательно, все оспариваемое имущество было приобретено в то время, когда они состояли в браке. Следовательно, оно являлось совместно нажитым. Следовательно, половина его принадлежала Роману. А раз так, то землю, домик и авто надо было отобрать у МПО и вернуть в конкурсную массу, потом продать и одну половину денег пустить на погашение долгов, а вторую вернуть Элле.

Надо сказать, что известная логика во всем этом была. По закону в рамках дела о банкротстве гражданина-должника могут быть оспорены сделки с имуществом, совершенные его (ее) супругом. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов, соответствующая доле должника, а оставшаяся часть выплачивается супругу.

Конечно, должник может попытаться убедить суд, что он ничего не знал о действиях своей половины, но это, скорее всего, ему не поможет. Согласно Семейному кодексу РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Есть имущество, сделки с которым подлежат государственной регистрации. Для таких сделок необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Если согласие не было получено, соответствующий супруг (должник) должен оспорить сделку. Если, как в нашем случае, должник этого не сделал, сделка считается сделкой должника и правомерно оспаривается.

Разумеется, Роман и Элла утверждали, что ничего не прятали и что нет никакой связи между передачей имущества в кооператив и банкротством одного из супругов. Кроме того, Элла рассказала, что отдала свое добро в МПО не просто так, а в качестве залога, чтобы получить ссуду в 2,1 млн рублей сроком на три года. И предъявила квитанцию как доказательство того, что деньги были действительно получены.

Дело тянулось долго, супругам пришлось пройти полных два круга судов с апелляциями и кассациями. Но в конечном счете сделка по передаче имущества в паевой фонд МПО «Golden Axis» устояла.

Напомним, что по закону для признания сделки должника недействительной необходимо доказать три момента. Во-первых, что сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; во-вторых, что такой вред в результате был действительно причинен; и в-третьих, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Если с первыми двумя пунктами дела у истцов обстояли неплохо, то с третьим – не очень.

Представитель МПО «Golden Axis» утверждал, что Элла ничего не сообщила обществу о наличии у ее мужа каких-либо долговых обязательств. Никаких отношений между Романом и МПО не существовало, и «Golden Axis» не являлось в данной ситуации заинтересованным лицом. Женщина представила документы, подтверждавшие право личной собственности на передаваемое имущество. Займ в сумме 2,1 млн руб. под залог внесенных паевых взносов был предоставлен, что подтверждалось соответствующей квитанцией. Одним словом, у объединения не было оснований подозревать, что за сделкой скрываются какие-то дурные намерения.

И в конце концов суды признали отсутствие доказательств того, что МПО «Golden Axis» знало о наличии у должника неисполненных обязательств перед другими кредиторами. Оснований полагать, что кооператив не проявил достаточной осмотрительности и осторожности при принятии от Эллы имущества в качестве паевых взносов, в деле также не имелось. Следовательно, не был установлен тот факт, что другая сторона знала или могла знать о цели причинения вреда кредиторам.

Данное обстоятельство исключало возможность признания оспариваемых сделок недействительными. Суды не нашли доказательств того, что Элла злоупотребила правом с целью вывода имущества из конкурсной массы. Злоупотребление правом со стороны МПО «Golden Axis» также не было доказано.
Интересный нюанс

Однако в деле Романа и Эллы интересно не только это. В ноябре 2020 года, уже после победной кассации по защите сделки от оспаривания, в Арбитражный суд Москвы было подано заявление «о разрешении разногласий между финансовым управляющим, конкурсными кредиторами и должником относительно включения имущества в конкурсную массу».

Речь шла о том самом спорном имуществе, которое было внесено в паевой фонд МПО. Оказалось, что имущество не перерегистрировано на общество и продолжает находиться в собственности супруги, поэтому кредиторы настаивали на продаже его с торгов несмотря на отказ в оспаривании сделки. А финансовый управляющий предлагал включить в конкурсную массу не само имущество, а пай, в который оно «превратилось» (по аналогии с долями в ООО).

Что сказали на это суды первой инстанции и апелляционный? А вот что. Продать имущество невозможно, так как сделка по его отчуждению не оспорена. И выставить пай на торги тоже нельзя: по закону «О сельскохозяйственной кооперации» (применим в данном случае) «пай – часть имущества кооператива, отражающая размер участия члена кооператива… в образовании имущества и учитываемая в стоимостном выражении». А раз это имущество общества, то включить его в конкурсную массу должника невозможно. Таким образом, защитный механизм сработал.

Чтобы скачать судебные акты по делу, введите свой е-мейл:
Послесловие

Итак, подведем некоторые итоги. У читателей может сложиться впечатление, что сама идея защиты активов путем внесения имущества в паевой фонд кооператива вызывает у нас скепсис. Это не так! Случай Романа и Эллы как раз показывает, что схема работает. Обратить взыскание на пай нельзя, потому что это уже имущество кооператива, а не должника. Скепсис вызывает исполнение сделок по переводу имущества с должника на кооператив.

Что погубило должника в деле №1? Сделка проводилась с аффилированным лицом при наличии признаков неплатежеспособности. В деле №2 люди вообще не придумали ничего лучшего, как внести «пай» в «мертвую» структуру и передать имущество без возмещения (нерыночная сделка). В деле №3 положение должника тоже было непростым, но там сделка устояла, потому что была заключена с незаинтересованным лицом и с выплатой встречного возмещения.

О том, каким условиям должны отвечать сделки с имуществом, мы во всех деталях описали в статье «Способы защиты личного имущества должника». А если вам лень читать и вникать в детали – вы знаете, куда обращаться за консультацией.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий
Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 25000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.