Признаки банкротства юридического лица


Как не встрять на субсидиарку за неподачу заявления в месячный срок

2511
Признаки банкротства юридического лица

Как не встрять на субсидиарку за неподачу заявления в месячный срок
По закону генеральный директор обязан подать заявление о банкротстве организации в течение одного месяца с момента, когда понял, что компания не может рассчитаться по своим долгам (говоря юридически — отвечает признакам неплатежеспособности).

Если гендир этого не делает, собственники бизнеса должны собраться и обязать его исполнить требование закона. Если и это не сделано, то бенефициары и топ-менеджеры начинают нести субсидиарную ответственность по обязательствам организации. И что примечательно, несут ее совместно (солидарно).

Вопрос: как понять, что компания стала неплатежеспособной и наступила пора подавать заявление о банкротстве? И что делать, если срок пропущен?

Разбираемся ниже.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку
Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Признаки банкротства юридического лица

По факту действует два ключевых подхода для выявления признаков неплатежеспособности. Мы в “Игумнов Групп” разделяем их на объективный и субъективный.

Объективный признак неплатежеспособности. К нему относится отрицательная стоимость чистых активов компании(СЧА). Рассчитывается СЧА по бухгалтерской отчетности, любому бухгалтеру потребуется на это не более 10 минут. Отрицательная СЧА, по сути, означает, что бизнес выживает за счет кредиторов и контрагентов.

Отбиваться от субсидиарки при отрицательной СЧА достаточно проблематично, т.к. состояние компании оценивается чисто математически. А точнее в знаках: если «в плюсе» — пляшем дальше; если нет, дело — труба.

Собственно, когда гендир подписал отчетность с отрицательной стоимостью чистых активов, выходит, что в эту же дату он и узнал о признаках неплатежеспособности компании. Отсчитываем месяц — и вот у нас потенциальный кандидат в субсидиарщики. При этом у собственников компании есть все шансы встрять вместе с ним. Но об их рисках — ниже.

Субъективный признак неплатежеспособности. Это проще объяснить на примере: десять лет назад вы забыли заплатить в ФСС аж 5000 рублей взносов. И вот в 2020 году налоговая включается в реестр требований кредиторов и от имени ФСС заявляет: 5000 руб. не были заплачены 10 лет назад и не заплачены до сих пор. Соответственно, все это время компания не могла закрыть свое обязательство, а значит, была неплатежеспособной.

То есть сам факт наличия непогашенного долга перед кредитором может расцениваться как доказательство неплатежеспособности. Этот признак мы называем субъективным, поскольку его легко опровергнуть: у компании могли быть основные средства, товарные запасы, дебиторка и просто деньги на счетах, которые многократно перекрывают сумму долга. Так что сам факт наличия долга еще ни о чем не говорит. И всемогущий Верховный суд с этим подходом согласен.

Ну и раз мы об этом заговорили, то обратим внимание еще на один важный момент: при обосновании даты субъективной неплатежеспособности кредитор может ссылаться только на те долги, которые были учтены в реестре требований кредиторов.

Например: у Должника было 100 кредиторов, а в реестр банкрота заявилось только два. Один с долгом от 2015 года, а второй — от 2017. Следовательно, кредитор №2 может пытаться обосновывать, что точка неплатежеспособности возникла только в 2015 году (дата возникновения обязательств перед кредитором №1). Судьба всех остальных 98 взыскателей никого интересовать не будет, даже если долги перед ними были от 2010 года. Именно поэтому должнику надо сопротивляться включению в реестр любого кредитора.

Но на практике все наоборот: активный банкрот пытается получить контроль над реестром требований и назначить «лояльного» арбитражного управляющего. Для этого активно «рисуются» долги, которых и в помине у должника не было. Если схематоз исполнен без должного интеллекта, дата создания искусственной задолженности может стать точкой отсчета срока для подачи заявления о банкротстве. И вуаля! Реальный кредитор привлекает вас к субсидиарке на основании вашего красивого творчества!

Так, от «знакомых» юристов мы слышали об одном ярком примере. Для получения контроля над банкротной процедурой инициативный собственник «выдал» два векселя в общей сложности на 1 миллиард рублей. В последующем эти два векселя выступили отправной точкой для определения даты этой самой неплатежеспособности. Итог: субсидиарка + личный долг на всю сумму требований реальных кредиторов.

Т.е. «рисование» кредиторов — это палка о двух концах. И делать это без ума — чревато. Но это отдельная история, сейчас не о ней.

Риски собственников

Начиная с лета 2017 года, если директор не подал заявление о банкротстве, господа бенефициары обязаны инициировать внеочередное собрание и обязать его сделать это. На созыв собрания дается 10 дней с момента, когда владельцы бизнеса узнали (или должны были узнать) о том, что директор не исполнил свою обязанность по подаче заявления о банкротстве.

Если собственники на внеочередное собрание не соберутся, то будут нести субсидиарную ответственность (СО) солидарно с директором. И вменяться им будут все долги организации, появившиеся после истечения разумного срока на созыв, подготовку и проведение собрания.

Логика законодателя проста: продолжая вести бизнес в состоянии неплатежеспособности, вы подставляете своих контрагентов и заведомо вгоняете их в долги. А это — недобросовестное поведение, за которое надо нести личную ответственность.

Исключение сделано только для собственников, которые никаким боком не участвуют в деятельности компании и при этом владеют менее 10% акций/долей в обществе. Акционерам «Газпрома» привет!

Так как понять, когда подавать?

Если есть подозрение на неплатежеспособность по объективному признаку, нужно просто посчитать стоимость чистых активов. Эксель и формула «СУММ» вам в помощь.

По субъективному — чаще всего срабатывает внутренняя чуйка: что-то не так.

Простой пример: Вадим занимался продажами детских игрушек через интернет-магазин. Обратился он к нам, когда прикинул, что кредитов у него на 25 миллионов, а игрушек осталось всего на 23 млн: даже если продать их завтра, то вырученных денег все равно не хватит.

В общем, смотрите на сумму долгов, просрочку в днях по их оплате и соотносите со своими финансовыми возможностями.

Пример из практики

В рамках дела о банкротстве «Нефтегазоптимизация» конкурсный управляющий и кредитор обратились с заявлением о привлечении к ответственности Севрюкова и Новикова. Оба по очереди занимали должность руководителя компании с октября 2011 по февраль 2017, причем Новиков являлся еще и 100% участником общества.

В своем заявлении кредиторы указывали датой неплатежеспособности июнь 2015 года. Дату неплатежеспособности заявитель определил исходя из даты вступления в силу одного из самых ранних судебных актов о взыскании долга с должника.

Чтобы получить судебный акт по этому делу, оставьте свою почту ниже:


В подтверждение этого заявители указали, что:
  • в указанный период у компании возник долг по кредитам на сумму 3 миллиарда рублей;
  • к этому моменту компания фактически перестала вести деятельность;
  • из бухгалтерской отчетности следовало, что деятельность должника была убыточной;
  • на дату возбуждения дела о банкротстве у ЗАО «Нефтегазоптимизация» уже имелись просроченные обязательства перед кредиторами;
  • при этом по всем требованиям были вступившие в силу судебные акты.

Более того, товарищам вменяли еще и другие основания. С учетом приведенных фактов, подтвержденных плачевной отчетностью, Новиков и Севрюков влетели на субсидиарку почти на 2,9 ярда.

Что делать, чтобы избежать СО

Мы не можем дать вам универсальный способ отбиться от субсидиарки — его нет. В каждой ситуации работает разное. При этом просто так взять и подать на банкротство в первый же день просрочки было бы странно. Собственно, и десять лет ждать, уповая на помощь всех святых — тоже не очень формат. Вашему вниманию базовые способы:

Вариант 1: Уведомление кредиторов.
Самый очевидный и по совместительству малореализуемый способ — уведомлять кредиторов о своей неплатежеспособности. Т.е. если вы уже отвечаете признакам неплатежеспособности, берете лист бумаги (или клавитуру) и письменно уведомляете контрагентов, что есть фин. трудности, при этом хотелось бы получить товар, услугу или деньжат.

Если после такой откровенности контрагент дает вам желаемое, значит, он оценил ситуацию и на свой страх и риск идет вам навстречу. Вы действуете добросовестно, значит, к вам претензий нет.

На практике же понятно, что такую честность все оценят… и никто вам желаемое не даст.

Но это не значит, что этот вариант нельзя использовать для снятия вопросов по субсидиарке. Вот целая статья с разбором кейса, где мы отбили директора от субсидиарки как раз за неподачу заявления. Светило гендиру 75 лямов, а среди кредиторов было в том числе и наше любимое АСВ.

Вариант 2: План по восстановлению платежеспособности.
Задача кредиторов — сдвинуть отправную точку неплатежеспособности как можно глубже в прошлое. Так и обязательств можно больше вменить, и людей по максимуму затянуть — одних только гендиров сколько можно насчитать.

Наша задача обратная — сместить эту дату как можно дальше в будущее. Что в этом может помочь?

Финансовый анализ. Имея на руках анализ положения своих дел, будет чем оперировать перед судом, доказывая, что у компании в целом-то все было ок. Или не ок. В любом случае, вы контролировали ситуацию. Но об этом мы рекомендуем почитать отдельную статью: “Финансовый анализ при банкротстве”.

Антикризисный план.  Если же и взгляд со стороны не нужен, чтобы увидеть слона в комнате, ваше оружие — стратегия выхода из кризиса или антикризисный план.

При этом стратегия формата: «Купил лотерейный билет. Думаю, есть шанс выиграть» — не подойдет. План должен быть составлен исходя из реального положения дел и не менее реальных путей решения. Причем важно начать его воплощать.

Дело в том, что в рамках дела о привлечении к субсидиарке данный план будет подвергаться оценке. В частности проверяться на реальность и воплотимость описываемого: насколько он объективно мог помочь компании восстановить платежеспособность и какие действия были предприняты для его реализации. План и действия, несовместимые с жизнью компании, только усугубят ситуацию.

Например, не так давно мы составляли антикризисный план, основанный на сроках взыскания дебиторки. Для этого от основных дебиторов были получены гарантийные письма об оплате в соответствующие сроки. В суде же мы доказывали, что если бы господа выдержали обещанные ими даты, то компания бы восстановила платежеспособность. Судом это было принято во внимание как надлежащее и добросовестное поведение нашего клиента, и дата неплатежеспособности была сдвинута вперед, на запланированный срок сбора дебиторки, что свело к нулю объем вменяемых по субсидиарке обязательств.

Под антикризисный план можно подвести и соглашения с инвесторами, и заключенные договоры с покупателями, и много чего еще, если вы работаете с креативными профессионалами.

И последний вариант — не делать ничего. Да, так можно.

К примеру, если на календаре 30 марта и вы понимаете, что у вас отрицательная стоимость чистых активов — заморозьте деятельность. Или прекратите полностью.

Таким образом, по старым долгам у вас будут обычные риски предпринимательской деятельности, которые с вами делили и ваши кредиторы. Такие долги в субсидиарку не вменяются, т.к. не подразумевают недобросовестность вашего поведения. А новых обязательств вы не набираете.

Что же лучше: подать заявление о банкротстве или просто заморозить деятельность? Ответ, на самом деле, очевидный: если нет рисков привлечения к субсидиарке по другим основаниям, то — подаем на банкротство. Если риски есть — то зачем облегчать жизнь кредиторов и усложнять свою?

Другой вопрос, что 99% предпринимателей (да, на самом деле, и юристов общего профиля) вряд ли до конца понимают, присутствуют ли риски субсидиарки или нет. Хотя и здесь все просто — достаточно обратиться в «Игумнов Групп» за предбанкротной подготовкой. Как это работает, мы писали здесь: часть 1 и часть 2.

Мифы о субсидиарке за неподачу

Чтобы быть понятнее, мы собрали топ-заблуждений на тему неподачи заявления, которые регулярно слышим от своих клиентов:

«Я не подал заявление. Значит, 100% субсидиарка?»

Нет, нет и нет.

В субсидиарку будут вменяться только те долги, которые вы создали, понимая, что компания уже является неплатежеспособной.

А все обязательства, которые были набраны до момента появления признаков неплатежеспособности — это обычный коммерческий риск, на который шли контрагенты, работая с вами, и никакой недобросовестности в невозможности рассчитаться с ними нет. А значит, нет шансов и привлечь к субсидиарке.

По крайней мере, так обстоит дело, если привлекают к субсидиарке за несвоевременную подачу заявления о банкротстве. Но ничто не мешает кредиторам пойти другим путем — варианты мы подробно рассматривали в статье «Субсидиарная ответственность директора».

«Я начал бизнес с долгов. Что, мне нужно закрываться?»

И да, и нет. Все зависит от того, повезет ли вам с адекватным судьей и компетентными юристами.

Когда бизнес начинается с заемных или привлеченных денег — это нормально. Надо ведь как-то запускать производство, строить объекты, покупать сырье и т.д. Проблема только в том, что первое время бизнес может показывать как раз ту самую пресловутую отрицательную СЧА, о которой мы говорили выше.

Когда бизнес раскачается, он погасит свои обязательства и выйдет в плюс по СЧА. А вот если спустя N лет он снова уйдет в минус и потом в банкротство, встанет вопрос с какого момента будет отсчитываться дата неплатежеспособности: с самой первой даты, когда гендир указал в отчетности минусовую СЧА, или с последней? Вопрос на самом деле не праздный.

Если руководствоваться адекватной логикой, то, конечно, отсчет должен вестись с последней даты, т.к. компания уже дано закрыла первоначальные «хвосты» и некоторое время отработала с положительной СЧА.

Но адекватная логика не всегда применяется в наших судах. Поэтому могут взять и самую первую дату — фактически дату открытия компании. Пример подобного перегиба мы разбирали здесь.

Но не будем вас сильно запугивать: судебная практика в России разнообразная, да и подходы судей тоже меняются (в том числе, и в справедливую сторону). Лично я бы справился с защитой от субсидиарки в подобной ситуации.

«Пока кредиторы долг не просудили — нет и обязательства. А значит нет и признаков неплатежеспособности».

Это не так.

Обязательство у бизнеса возникает в момент подписания соответствующей бумажки. Это правильно и логично: подписали акт выполненных работ — стали должны денег. Подписали товарную накладную — снова должны. Пропустили дату оплаты по подписанному кредитному договору — снова рискуете попасть под признаки неплатежеспособности. А то, что вы отказывались платить деньги и 5 лет затягивали суд — никакого значения не имеет. Срок возникновения обязательств будет отсчитываться именно с момента приема работ, получения товара, принятия услуг.

В этом правиле есть и свои специфические исключения. Например:
  • Обязательство по возмещению ущерба (убытков) возникает именно с даты вступления соответствующего судебного решения в законную силу.

  • Обязательство по поручительству возникает только с момента получения от кредитора письменного требования об уплате долга за основного должника. И не ранее! Даже если кредитный менеджер с глазами кота из Шрека лепит, что вы сразу должны были оценить возможность погашения поручительства, как только повесили его на забалансовые счета. Это не так. Есть требование — есть обязательство, и никак иначе.

А вот с долгами, возникшими перед любимой ФНС в результате выездной налоговой проверки, судебная практика не менее веселая, чем разнообразная:
  • Ряд судов считает, что долг перед бюджетом возникает, только когда соответствующее решение налоговой (судебный акт по итогам его оспаривания) вступит в законную силу. Это, конечно, удобней для должника: по сложным доначислениям можно и 3 года судиться, оттягивая дату, от которой будет рассчитываться объем субсидиарки.

  • Другие суды приравнивают решение налоговой к подписанию первички: «Ну да, вы оспаривали решение… Но не оспорили же… Значит, решение налоговой было справедливым, обоснованным и подлежащим оплате с момента вынесения».

  • А ряд «прогрессивных» судов идет еще дальше. Раз в рамках выездной налоговой проверки НДС и налог на прибыль доначисляются поквартально, то применяют следующую логику: «Выездная проверка была за 2014, 2015, 2016 года. НДС и налог на прибыль вам доначислили за все 3*4=12 кварталов. Суд по оспариванию решения налоговой вы проиграли. Значит, установлен факт вашей недобросовестности при исчислении и уплате налогов. А вот если бы вы действовали добросовестно и разумно, то уже по итогам 1 квартала 2014 года вы бы отразили задолженность по налогам в размере 7 млн рублей. Вот эту дату и возьмем за момент возникновения признаков неплатежеспособности. От нее отсчитаем месяц на подачу заявления о банкротстве и все последующие квартальные доначисления вменим в субсидиарку». Как тебе такое, Илон Маск?

Положительная практика

Один за всех

В рамках дела о банкротстве ООО «Армапласт» конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении Файзулина, Вираховского и Осетрова к субсидиарной ответственности. Собственно, каждому из трех вменяли разные основания:
  • Файзулину (мажоритарный участник с долей 60%) вменяли неподачу заявления о банкротстве. А именно — что как мажоритарий, он не инициировал собрание участников для подачи заявления. Назовем его просто «Участник».
  • Вираховский (Директор 1) руководил компанией в период с 30.10.2010 по 26.11.2015). Основание для привлечения вменяли неподачу заявления о банкротстве и непередачу документов управляющему.
  • Осетров (Директор 2) был у руля с 27.11.2015 по 27.09.2018. Собственно, его привлекали по тем же основаниям, что и Директора 1.

За что же так топил конкурсный? Покопавшись в отчетности и документах, он выявил, что в июне 2015 года между компанией-должником и «ТД «АДЛ» был заключен договор поставки. По нему Армапласт не позднее 09.10.2015 должен был перечислить оплату. Собственно, чего не произошло.

Конкурсный посчитал, что раз за все это время оплата так и не была перечислена, именно с 9 октября 2015 нужно было отсчитывать месячный срок на подачу заявления. Законом же предусмотрено, что наличие просрочки может соотносится с признаком неплатежеспособности. Более того, в тот период в компании пассивы уже преобладали над активами, а значит, компания уже не могла исполнять обязательства перед кредиторами. Как следствие — какого черта вы не подали заявление?

Суд подумал-подумал и вот к чему пришел.

На ноябрь 2015 года в законе не было требования, что участник обязан собрать ответственных участников для принятия решения о подаче заявления на банкротство. А раз требования не было, то Участнику вменять нечего — спасибо, свободен!

Что же по директорам. Вообще, сам факт наличия просрочки еще не значит, что директор должен сломя голову бежать с заявлением. Да, просрочка — это плохо, но если каждый бизнесмен начнет закидывать суд заявлением после первой же просрочки, экономика рухнет, бизнес вымрет и скатимся мы в каменный век.

Более того, движения по счету осуществлялись даже в сентябре 2015. Значит, несмотря на заявление о недостаточности имущества, деньги у компании были.

Если вспомним, что с конца ноября 2015 у руля встал Директор 2, а движения по счету показали, что все-таки дата определена ошибочно, прилетело, как вы поняли, только второму директору — Осетрову.

Учитывая, что отбиваться от субсидиарки можно по-разному, мы не остановились на одном деле:

Один в поле воин

Тут руководитель был один и битва ему предстояла не на жизнь.

Сценарий стандартный. Компанию признали банкротом, после чего конкурсный решил притянуть к субсидиарке бывшего руководителя компании Владимира. Основание вы знаете — неподача заявления.

Исходя из имеющейся информации с середины октября 2014 года у компании-должника отсутствовала хоть какая-то возможность погашать задолженность по обязательным взносам на пенсионное и социальное страхование. Вроде все очевидно.

Чтобы получить судебные акты по разобранным делам, оставьте свою почту ниже:


Но чего не учел конкурсный, так это то, что Владимир все это время не просто сидел в кресле и ждал конца, а предпринимал реальные меры. Так, он составил подробный план мероприятий на 2015 и 2016 годы по восстановлению платежеспособности, а также заключение специалиста о возможности исполнения данного плана.

Более того, компания старалась вести экономическую деятельность. Владимир предоставил подтверждение в виде заключенных в 2016 договоров. По тем же сделкам, что не привели к успеху, он предоставил переписку.

В общем, суд все усилия Владимира принял во внимание. Конкурсный пролетел.

Выводы

1. Существует два ключевых признака банкротства компании: отрицательная стоимость активов и невозможность расплатиться с кредиторами. При этом последний носит крайне субъективный характер.
2. Для привлечения к субсидиарке за неподачу заявителю важно указать точный период, когда возникла неплатежеспособность, и подкрепить это конкретными фактами + рассчитать объем новых долгов, набранных ПОСЛЕ истечения месячного срока.
3. Чтобы отбиться от субсидиарки за неподачу заявления, важно доказать, что руководитель действовал добросовестно: предупреждал контрагентов о своих проблемах, разрабатывал пути выхода из кризиса, предпринимал конкретные шаги, чтобы спасти компанию;
4. Если вы хотите быть уверенным в надежности своей позиции, вам сюда.


Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Миронов Александр
юрист "Игумнов Групп", профи в разрешении споров в судах арбитражной юрисдикции
Специализация: защита от субсидиарной ответственности в сфере кредитных организаций. Разработка комплексной стратегии и реализация мер, направленных на обеспечение безопасности активов руководителей и бенефициаров бизнеса.
05.03.2020г.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.