Стратегия идеальной защиты от субсидиарки

На реальном кейсе разберём «золотой стандарт» того, как надо строить защиту от субсидиарной ответственности
2607
0
Дело: А40-267091/18
Цена вопроса: 250 млн руб.
Начало проекта: сентябрь 2018 года
Срок реализации: 2 месяца
Сложность: привычная
Трудозатраты: 55 н/час.
Темп: спокойный
Результат: продумана стратегия успеха
Стоимость: шестизначная, в рублях.

История, из-за которой Владислав оказался втянутым в многолетние судебные разборки, выглядела как типичный кидок: компания, в которой Владислав числился генеральным директором, набрала займов на 250 млн рублей. Часть денег потратила на собственные нужды, а почти половину вывела на счета материнской организации за рубежом. После чего юрлицо стали готовить к банкротству.

Но так ситуация выглядела только на первый, формальный, взгляд. А для того, чтобы выигрывать суды нам приходится разбираться в реальном состоянии дел. И фактические события развивались совсем по-другому…

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку.
Раз в месяц мы разбираем обращения читателей и только для подписчиков направляем закрытым письмом по e-mail.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

В начале 2010-х годов два российских предпринимателя – Изотов Сергей Владиславович и Ицков Дмитрий Ильич задумали амбициозный бизнес-проект. Они хотели создать в США сеть терминалов дистанционной оплаты и электронных платежей наподобие российского Qiwi. Суть в том, что в США до сих пор широко используют… бумажные чеки, поэтому план создания современной системы платежей отнюдь не выглядел безумным.

Организационно бизнес был построен из нескольких юридических лиц (чтобы вы не запутались, мы сильно упростим ситуацию и покажем лишь верхушку айсберга. Если нужны подробные детали – изучайте судебные акты, доступные для скачивания).

В Америке зарегистрировали компанию «ITBILLION USA LLC», которая должна была стать «центром доходов» и отвечала за коммерческое продвижение продукта. Его учредителями были несколько американских юрлиц(!), но конечными бенефициарами являлись Изотов и Ицков.

В свою очередь, в 2015 году «ITBILLION USA LLC» учредил российское  юрлицо ООО «АйтиБиллион», которое стало «центром затрат» — содержало штат программистов и занималось разработкой программного обеспечения. И, для упрощения финансового контроля, через него пустили все денежные потоки.

Генеральным директором «АйтиБиллион» бенефициары попросили стать Владислава. Он не был профессиональным управленцем или программистом – Владислав являлся юристом по инвестициям и сопровождал международные проекты одного из бенефициаров, но ему доверяли, что при планируемых оборотах юрлица имело существенное значение.

После создания юридической обвязки бизнеса, его начали накачивать деньгами. Инвестиции оформлялись как займы(!) от двух юридических лиц – ООО «Меркурий» (Изотов) и ООО «НДК» (Ицков).

Впоследствии «НДК» было ликвидировано, но до этого события оно вывело свою дебиторку через цепочку юрлиц: новым кредитором сначала стал ООО «Прогресс» — затем ООО «Трирайз» — и, наконец, ООО «ГК «Русские рестораны».

В общем, названия «Меркурий» и «Русские Рестораны» надо запомнить, т.к. скоро они станут нашими оппонентами.

В общей сложности на счета российского «Айтибиллион» была перечислена четверть миллиарда рублей. Часть денег ушла на зарплату программистов и примерно половину Владислав перечислили американским юрлицам «ITBILLION USA LLC» и «ITBILLION LLC» по договорам займа.
Завязка истории

Задолго до этого происходили события, напрямую не связанные с американским проектом, но имевшие драматические последствия для российского «АйтиБиллиона» и его гендиректора Владислава.

В какой-то момент своей жизни, Изотов, по неизвестным нам причинам, решил скрыть тот факт, что ему принадлежит ряд достаточно серьезных бизнесов, и в том числе крупный складской комплекс в Московской области оформленный на ООО «Меркурий». Компании были переписаны на доверенных лиц и новым собственником «Меркурия» стал приближенный к телу адвокат Х.

И все бы ничего, но 2018 году история приняла трагический оборот. Изотов внезапно умер.

Кончина отца-основателя круто изменила расстановку сил. Американский проект подвис, а бизнесы Изотова оказались в руках посторонних людей. Наследники пытались отсудить многомиллионные активы, но у них ничего не вышло. Благодаря их борьбе, в публичном пространстве осталась масса информации, которая впоследствии дала нам полезные зацепки.

Если вас интересует история этого семейно-корпоративного конфликта, оставьте свой е-мейл и мы скинем судебные акты:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Владислав не зря работал юристом — он сразу понял, во что может вылиться смена хозяев бизнеса: рано или поздно новые собственники потребуют возврата долга от российского «АйтиБиллион». А это уже попахивает банкротством.

«Но у должника брать нечего, кроме флешки с программистским кодом – значит будут «отжимать» мои личные активы через субсидиарку» — догадался директор.
Клиент действует

Надо сказать, что Владислав правильно оценил сложившуюся ситуацию и принял на удивление грамотное решение не заниматься самодеятельностью, а привлечь профессионалов, специализирующихся в банкротстве и субсидиарке.

Защитой от субсидиарной ответственности сейчас занимается куча контор и найти исполнителей не так уж сложно. Проблема только в том, что действительно крутых спецов, которые зажигают в этой теме, по-прежнему можно пересчитать по пальцам обеих рук.
Владиславу повезло и он наткнулся на «Игумнов Групп». Так началось наше сотрудничество.
Первая консультация

Наше общение началось со стандартного вопроса: «Что мне делать, чтобы меня не привлекли к субсидиарке?».

На стандартный вопрос есть типовой ответ: «Готовых рецептов нет — сначала нужно понять ситуацию в компании-банкроте и разобраться за что могут привлечь. А потом уже думать, что именно надо сделать, чтобы этого не случилось.»

Услугу по анализу ситуации и выработке плана действий по минимизации выявленных рисков мы называем предбанкротной подготовкой. Как мы ее делаем — подробно писали в части 1 и в части 2, не будем повторяться.

В отличие от большого количества упоротых бизнесменов, которые искренне верят, что «не нужно тратить деньги ни на какие подготовки к банкротству, главное — хоть куда-то быстро побежать со «своим» арбитражным управляющим», Владислав в теме “шарил” и поэтому дал согласие на эту работу.

Плюсы

Ранний старт
Клиент обратился за юридической помощью заблаговременно – еще до начала банкротства компании

Доступ к документам
Наш доверитель имел доступ ко всем документам и мог оперативно предоставлять их нам для анализа

Лицо, принимающее решение
Зачастую заказчик скидывает работу с информацией на ответственных лиц в своей компании, которые начинают ее тупо саботировать, чтобы скрыть недочеты. Здесь все было не так: заказчик лично занимался всеми вопросами.

Знание реального положения дел
Клиент возглавлял компанию с момента ее создания и знал реальную структуру собственности и состояние текущих дел

Минусы

Ограниченные ресурсы
Любая война, как и подготовка к ней, требует ресурсов. Как минимум, времени и денег. Со вторым была явная напряженка, что задавало свои рамки.

Информированные оппоненты
Мы готовились к войне с оппонентами, которые знали наш бизнес наизнанку — не было шансов что-то незаметно подкорректировать или исправить.

Предбанкротная подготовка. Анализ ситуации

На данном этапе мы изучили отчетные документы компании и сделали полноценный финансовый анализ. Получилась следующая картина:

Положительный момент 1: с точки зрения сделок компания была чистой – все деньги шли на реальные расходы: зарплату, аренду и налоги. Подозрительные сделки отсутствовали, оспаривать было нечего. Вернее так: на что иск подать — всегда найдется, но вот зацепок чтобы потом его выиграть — мы не нашли.
О том, как оспариваются сделки 10-летней давности читайте здесь.

Положительный момент 2: небольшое количество кредиторов, ожидаемых в процедуре — 4 штуки. Из них два «агрессивных», требования которых обоснованы на 100%; один нейтральный (в лице ФНС) и четвертый — подрядчик по созданию сайта. Его требования под вопросом, т.к. претензии взаимные и неоднозначные.
Чем плоха ситуация, когда у банкрота много кредиторов, мы писали здесь.

Отрицательный момент 1: выявлен высокий риск привлечения к субсидиарке за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок с момента появления признаков неплатежеспособности.

Суть в том, что компания была убыточна с момента ее создания. А на дату обращения к нам, пассивы по балансу составляли уже почти 300 млн. Активы же измерялись дебиторкой американских юрлиц в размере 160 млн и флешкой, с неработающим программным продуктом, рыночная стоимость которого равна нулю. Налицо признаки объективного банкротства и обязанность директора подать заявление о банкротстве в течение 1 месяца с момента их появления, которую директор, естественно, своевременно не исполнил.

О том, как привлекают к субсидиарке за неподачу заявления о банкротстве, мы писали здесь.

Отрицательный момент 2: выявлен высокий риск привлечения к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства путем вывода активов (денежных средств).

Займы в пользу материнской компании в размере более 2 000 000$ могли квалифицировать как целенаправленный вывод денег в пользу аффилированного лица с целью последующего «кидка» кредиторов. А это субсидиарка за действия, направленные на доведение до банкротства. Судебной практики по таким делам – хоть завались.  Если бы инвесторы выдавали займы напрямую американским юрлицам – проблема отсутствовала бы. Но мы имеем то, что имеем.
Как защитить сделки, когда сделан классический вывод активов, мы разбирали в нашем кейсе здесь.

Поняв перечень проблем и рисков, мы перешли в разработке стратегии и пошаговому плану действий. Но начали мы с перечня того, что делать точно не стоит.
Что делать точно не надо

Во-первых, мы посоветовали не «рисовать» «дружественного» кредитора, который будет претендовать на большинство в собрании кредиторов. Причин несколько:

  1. наличие «дружественного» большинства в реестре никак не помешает реальным кредиторам подать заявление о субсидиарке,
  2. если «рисование» будет доказано в ходе рассмотрения требований «липового» кредитора – такие художества сами по себе потянут субсидиарку,
  3. а может еще потянут и ст.196 УК РФ — преднамеренное банкротство, но её чаще переквалифицируют в 159 УК РФ, отчего жизнь не становится слаще. А если клиент «поплывет» на допросах и скажет, что все это ему посоветовали сделать юристы, то это будет «группа лиц». Поэтому такие советы умные юристы дают только за большие деньги и тем заказчикам, которые понимают риски и готовы держать удар.
  4. но, самое главное, чтобы сделать «дружественного» кредитора на несколько десятков или сотен миллионов рублей, который сможет включиться в реестр несмотря на сопротивление агрессивных кредиторов и существующую судебную практику, не достаточно иметь даже такие хорошие мозги, как у «Игумнов Групп». Нужна инфраструктура из «живых» юрлиц под которую можно будет завести экономический смысл и на этот смысл уже «рисовать» документы с обязательствами. В случае, когда обращается бенефициар бизнеса – это, как правило, проблем не составляет: у человека есть деловые связи, состоятельные друзья и разные бизнес-проекты. Но Владислав был наемным специалистом и не обладал такими ресурсами.

Способов как “нарисовать” дружественного кредитора — множество. Начать их изучение можно вот с этой статьи.

Во-вторых, мы решили отказаться от «своего» арбитражного управляющего:

  1. В настоящее время задача «дружественного» АУ сводится лишь к «замыливанию» определённых документов. Но в этом не было ценности – наши оппоненты и так отлично понимали все наши проблемные зоны, т.к. еще недавно варились с нами в одном котле.
  2. Без мажоритарного «дружеского» кредитора в реестре, нашего арбитражного управляющего элементарно сняли бы с процедуры по итогам наблюдения.
  3. Да, работа с независимым АУ усложняла некоторые организационные моменты, но зато снижала расходы нашего клиента. Это имело большое значение для человека, оставшегося без работы.

Как потерять “своего” арбитражного управляющего на старте проекта, мы писали здесь.

В общем, мы решили действовать без двух наиболее важных, по мнению дилетантов, условий успешной защиты от субсидиарной ответственности.
Предбанкротная подготовка. Стратегия.

За годы работы и десятки набитых шишек, мы сформировали свой подход к построению защиты от субсидиарки. Его мы считаем «золотым стандартом» грамотной обороны и единственно правильной стратегией в войне с кредиторами.

Суть вкратце: для того, чтобы ответчику выиграть дело по субсидиарной ответственности надо изначально делать полноценную предбанкротную подготовку, а в ходе банкротства брать под контроль 4 реперных точки:

  1. Реестр кредиторов
  2. Финансовый анализ
  3. Суды по сделкам
  4. И, наконец, суд по субсидиарке

Как вы можете заметить, подавляющее большинство потенциальных субсидиарщиков ждут последнего – 4 этапа – и только после получения иска, бегут искать юристов, которые сотворят чудо. В таких ситуациях стратегические просчеты зачастую уже невозможно компенсировать тактическими успехами и люди лишаются личного имущества. А для достижения успеха начинать надо сильно раньше:

Этап 1 – предбанкротная подготовка. Делается еще до подачи заявления о банкротстве – и чем раньше, тем лучше. В неё входит полноценный финансовый анализ деятельности компании, выявление искажений в бух.отчетности, нахождение подозрительных сделок, раскрытие оснований для привлечения к субсидиарке и т.д.

По итогу этой аналитики вы не только получаете «карту рисков и проблем», но и пошаговый план по их устранению. Кроме того, в банкротстве вы начнете видеть разницу между «реальной» (вашей) картинкой и тем, что «впаривают» кредиторы и будете понимать момент, когда ситуация начинает поворачивать не туда. Чтобы заказать такую работу – переходите сюда.

Затем, когда банкротство началось (вне зависимости делается оно с «дружественным» кредитором и «подконтрольным» арбитражным управляющим или без них), надо взять под контроль следующие реперные точки:

Этап 2: требования кредиторов в наблюдении / конкурсном производстве. Цель: минимизировать количество кредиторов (в штуках) и их требования, которые будут включены в реестр или за него (в деньгах). Чем меньше долгов (как в штуках, так и в объеме), тем легче защищаться от субсидиарки. Дальше вы увидите это на примере. Почему? Писали здесь.

Этап 3 – контролировать, что написано в финансовом анализе. Особенно если его готовите не вы. От этого документа зависит, когда у компании «появятся» признаки неплатежеспособности и причины, которые будут положены в основу их появления. А еще чуть позже, на этот финансовый анализ будут ссылаться «агрессивные» кредиторы, когда начнут заламывать вам руки. Почему важен финансовый анализ – мы писали здесь.

Этап 4 – контролировать все иски на предмет оспаривания сделок. Помним: каждая оспоренная сделка – это гвоздь в крышу гроба топ-менеджеров и бенефициаров. Под сделками здесь я понимаю, в том числе, и любые требования к контролирующим лицам: об истребовании документов, о понуждении совершить какие-либо действия и т.д. Но нельзя расслабляться, если в дело поступают иски к контрагентам, которые к вам вроде бы отношения не имеют – помним про преюдицию, которая будет установлена по итогам их рассмотрения. Пример работы преюдиции разобран здесь.

Этап 5 – выиграть суд по субсидиарке. Если предыдущие этапы отработаны на совесть, то выигрыш суда по субсидиарке становится технически прозрачной процедурой. А не «черным ящиком» с непонятным прогнозом. Это мы продемонстрируем в кейсе, который вы сейчас читаете.

Для «быстрых» бизнесменов, повторю еще раз: пункты с 2 по 5 — это тот минимум(!), который нужно контролировать в процедуре банкротства вне зависимости от того есть у вас «свой» арбитражный управляющий / «дружественный» кредитор или нет.

Это была важная теория. Вернемся к решению, которые мы предложили Владиславу.
Предбанкротная подготовка. План действий.

К этому моменту мы уже прошли этап №1 и понимали всю ситуацию в бизнесе клиента, его финансовые показатели, причины неплатежеспособности, количество кредиторов, наличие активов и т.д. и поэтому предложили Владиславу снять проблему с субсидиаркой на этапе №2 – «контроль реестра кредиторов».

Как и у любого хорошего плана, сделанного в «Игумнов Групп», у него были цели-максимум и цели-минимум:

Цель-максимум: полностью отбиться от требований ООО «Меркурий» и ГК «Русские рестораны»: нет кредиторов – нет субсидиарки.

Цель очень амбициозная потому, что деньги переводились по безналу и подкреплялись полным пакетом подписанных с обеих сторон документов. Отрицать само наличие займов в такой ситуации – полнейшая глупость. Надо будет идти через мнимость/ничтожность сделок. Зато достижение этой цели снимет 100% проблем (спойлер: этой цели нам удалось достигнуть в отношении одного из «агрессивных» кредиторов).
О том, как отбиваться от требований кредиторов мы писали здесь.

Цель-минимум: субординировать требования основных кредиторов и включить их за реестр.

Потребуется доказать, что «Меркурий» и «ГК «Русские рестораны», как минимум, аффилированы с должником «АйтиБиллион». Эта задачка тоже весьма заковыристая, но ее решение снимет 95% проблем.
Субординирование в банкротстве – это понижение кредиторов в очереди на погашение их требований. Осуществляется, как правило в отношении тех взыскателей, которые в силу своей аффилированности должны были знать о финансовом состоянии должника и, в отличие от других контрагентов, понимали свои риски. Таким образом, их финансовые вливания в компанию расцениваются не как кредитование в том или ином виде, а как докапитализация бизнеса.

Судебная практика по применению этого понятия до сих пор развивается достаточно активно и демонстрирует разные подходы. В связи с этим, судебные процессы по субординации требований нельзя назвать линейными и с заведомо понятным результатом. И скоро мы это продемонстрируем.

Почему? Для этого есть несколько причин:

Во-первых, на момент когда запускался этот проект, существовала теоретическая норма закона, которая говорит о том, что требования аффилированных лиц не включаются в размер субсидиарной ответственности. А к текущей дате, по этой теме есть значительное количество подкрепляющей судебной практики.

Логика проста: разборки акционеров/бенефициаров бизнеса не должны решаться с помощью инструмента «субсидиарной ответственности». Для этого есть корпоративное право с его правовыми инструментами: отменой сделок, взысканием убытков и т.д.

Короче, мухи отдельно — котлеты отдельно.
О том, как это работает на практике мы показывали в нашем кейсе здесь.

Во-вторых, доказав, что «Меркурий» и ГК «Русские рестораны» аффилированы с должником, мы автоматически аффилируем их и с американским 99%-участником «ITBILLION USA LLC». А значит, заимодавцы уже не смогут говорить о том, что их деньги выводились в материнскую организацию должника – получается, что деньги крутились в одной группе компаний и они не могли об этом не знать – у нас сразу же отпадает второе снование для привлечения к субсидиарке: «доведение до банкротства».

Также, выходит, что аффилированные лица не могли не знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности. А как мы помним, если лицо знает о несостоятельности своего визави, но продолжает его кредитовать, то оно действует на свой страх и риск и не вправе требовать привлечения к субсидиарке за неподачу заявления о банкротстве.

Фактически, добившись цели-минимум — субординирования требований заимодавцев — мы одним действием тут же умножаем все их потуги на ноль.

— Красивое решение?!
— Еще какое!)

Спойлер: этой цели нам удалось достигнуть в отношении второго мажоритарного кредитора.

Дальше остается на легком контроле реализовать этап №3 и этап №4, чтобы не допустить каких-нибудь случайностей. А затем чуть-чуть напрячься на этапе 5, чтобы выиграть дело по субсидиарке, которое, конечно, никто не отменял, т.к. у нас еще остаются ФНС и подрядчик с их копеечными суммами. У этого плана был только один недостаток…
Горькая пилюля

Предложенное нами решение, к сожалению, было труднореализуемым: юридическая аффилированность должника с его «главными» кредиторами — отсутствовала.

«Меркурий» и «Русские рестораны» были оформлены на людей, которые юридического отношения к должнику не имели, а «АйтиБиллион» принадлежал американским юрлицам, собственники которых были надежно спрятаны.

Можно, конечно, зайти через фактическую аффилированность — упирать на то, что в бизнесе не принято давать в долг четверть миллиарда рублей без залогов и поручительств. Но если иных доводов не будет, то такая позиция смотрится, ой, как слабенько.

А еще надо было решить еще одну мелкую, но принципиально важную задачку: кто будет контролировать реперные точки?
От кого работаем?

Сформулирую по-другому: кто выдаст доверенность юристам на ознакомление с материалами судебных дел, участие в судебных заседаниях, заявление ходатайств и т.д.?

Нельзя просто прийти с улицы и начать выступать в судебном заседании. Для этого нужно иметь соответствующие процессуальные права. И по умолчанию такие права в банкротстве предоставлены, так называемым, участника дела: А) кредиторам, Б) арбитражному управляющему и В) собственникам юрлица-должника.

И первые, и вторые, и третьи играют против нас. А нашего клиента-гендиректора отстранят от руководства должником в момент введения конкурсного производства. Далее он даже не сможет знакомиться с материалами банкротного дела, ни то что участвовать в судах.

Единственное исключение будет сделано, когда к нему подадут иск о привлечении к субсидиарке – тогда статус ответчика позволит участвовать в банкротном деле. А это, как вы помните, этап №5 — финальная стадия нашего Марлезонского балета – самое время мылить веревку.

В нашем случае, Владислав, мог участвовать в банкротном деле только на этапе наблюдения, но у нас не было гарантий, что кредиторы предъявят свои требования  юрлицу на этой стадии. Если взыскатели не успеют заявиться в течение 1 месяца с момента введения наблюдения, то рассматривать их будут уже в конкурсном производств — когда мы не сможем аргументировать по поводу субординации (в итоге, с одним кредитором так и получилось).
Опа, опа, рождается участник дела…

На самом деле, проблема «от кого работаем?» мега-актуальна для предпринимателей, которым важнее «быстро побежать», чем «хорошо подумать».

Вы даже не представляете какое количество людей приходит к нам, после того как они радостно поменяли учредителей на бомжей (потому что им кто-то рассказал шутку, что так безопасней) и уже запустили процедуру банкротства. И у них нет никого, кто мог бы выдать доверенность на участие в судебных процессах (а от физлиц она выдается в нотариально заверенной форме).

В итоге, этапы работ №2-4 спускаются в унитаз, а предприниматели бегают в поисках чароплёта, который вытянет этап 5.

Пустить ситуацию на самотек – не наш стиль работы. Нам был нужен официальный участник дела о банкротстве, который имеет все необходимые права и может выражать свою позицию в любой процедуре и в любой момент времени. Учитывая, что контроля над юрлицом-собственником бизнеса у нас не было, а от «своего» арбитражного управляющего мы отказались по вышеуказанным причинам, то оставался только вариант с «дружественным» кредитором.

В данном случае размер его требований не имел принципиального значения – он мог быть хоть 5 рублей, потому что ограничения, связанные с размером долга мы умеем легко обходить. Например, о том, как мелкому кредитору оспаривать сделки, мы писали здесь.

После обсуждения ситуации с заказчиком, такой кредитор быстро нашелся. Выяснилось, что Владислав в свое время дал своему юрлицу займ в размере 17 млн руб. из которых он вернул только часть.

Конечно, займ от аффилированного лица значительно усложнит включение остатка займа в реестр, т.к. судом будет применяться повышенный стандарт доказывания. Но этот вариант имел и свои плюсы: во-первых, наличие займа легко доказывается – все деньги проходили по безналу, во-вторых, не надо ничего «креативить», а как вы помните мы люди законопослушные)). В общем, мы решили рискнуть…
О том, как правильно выдать заем будущему банкроту мы писали здесь.

«Дорожная карта»

По итогам предбанкротной подготовки была утверждена «дорожная карта» на нескольких листах, выжимку из которой можно свести к нескольким базовым пунктам:

  1. Подать иски к американским дебиторам о взыскании задолженности. Цель: демонстрация добросовестного поведения руководителя.
  2. Просудить требования Владислава по своим займам в пользу «АйтиБиллион» до того момента, как начнется заварушка. Цель: усилить некоторые моменты, по которым могут возникнуть вопросы.
  3. Подготовить первичную бухгалтерскую документацию и программное обеспечение к передаче арбитражному управляющему. Цель: снять потенциальные обвинения в непередаче бух.документации и активов юрлица.
  4. Подать заявление о банкротстве от имени должника, при этом кандидатура арбитражного управляющего не имеет значения и выбирается судом. Цель: А) выполнить обязанность, установленную законом о банкротстве; Б) избавиться от расходов, связанных с поддержанием вялотекущего состояния юрлица, у которого уже нет перспектив.
  5. После введения наблюдения включить в реестр «дружественного» кредитора (в лице нашего заказчика). Цель: возможность работать в процедуре банкротства.
  6. Оспаривать требования кредиторов «Меркурий» и ГК «Русские рестораны» от имени «дружественного» кредитора и добиваться отказа во включении их в реестр (цель-максимум) или субординации (цель-минимум).
  7. Далее по списку (см.выше «реперные точки»).

На этом предбанкротная подготовка была завершена и заказчик поставлен перед выбором:

А) претворять предложенный план в жизнь своими силами или

Б) полностью/частично отдать его на подряд профессионалам из «Игумнов Групп».

По ряду причин Владислав решил пойти по первому варианту.
Год спустя…

Война никогда не развивается по запланированному сценарию. Поэтому через год мы снова встретились с Владиславом. Выяснилось, что по проекту есть определенные успехи, но в целом ситуация идет не в ту сторону, в которую хотелось бы заказчику.

В конце ноября 2019 года мы подписали договор на юридическое сопровождение проекта «под ключ» и включились в работу. Что мы имели к этому моменту:

Из положительного:

  1. Наш клиент подал на банкротство, ввел процедуру наблюдения и в процессе подал иски к двум американским дебиторам. Иск к первому дебитору был успешно выигран на сумму 1 972 000$. А ко второму – в размере 864 000$ — столкнулся с сопротивлением.
  2. Вопрос с «дружественным» кредитором был решен на 80%: суд первой инстанции рассмотрел требования Владислава к своему юрлицу и включил их в реестр. Но оппоненты были с этим не согласны и обжаловали определение в апелляции.
  3. Бухгалтерская документация и не работающее программное обеспечение были переданы временному управляющему по грамотной описи.
  4. Требований кредитора ГК «Русские рестораны» были в процессе рассмотрения судом, и мы могли по ним работать.

Из отрицательного:

  1. Суд в одно судебное заседание рассмотрел требования нашего главного оппонента – ООО «Меркурий» — и включил их в реестр. Определение суда было вынесено «28» августа 2019 г. и десятидневный срок на его обжалование был упущен.
  2. Соответственно, в конкурсное производство «АйтиБиллион» вошел уже с новым арбитражным управляющим, которого большинством голосов выбрал наш оппонент.

В общем, именно такую ситуацию мы называем «тактические успехи не компенсируют стратегические просчеты»: вроде бы и победы какие-то есть, но глобально война уже проиграна – кредитор влез в реестр как не аффилированный и срок на обжалование судебного акта истек. Весь наш план пошел коту под хвост — купировать субсидиарку на корню не получилось…

Чтобы скачать судебные акты по банкротному делу к моменту начала нашей работы, оставьте свой е-мейл в форме и мы пришлем их в течение 15 минут.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Оппонентам оставалось только обжаловать пару-тройку сделок, да подать иск о привлечении к субсидиарной ответственности с одновременным наложением обеспечительных мер. И всего через 4 месяца – в марте 2020г. – иск о субсидиарке был подан, но прежде мы все-таки решили побороться, чтобы переломить ход войны в свою пользу…
Новый план действий

Скорректированный план работ выглядел следующим образом:

  1. «Засилить» «дружеского» кредитора в лице Владислава. То, что его требования первая инстанция включила в реестр, еще не означало, что с этими выводами автоматически согласится и апелляция и кассация (судебный процесс №1).
  2. Завершить суд по взысканию дебиторки с оставшегося американского контрагента. Здесь наблюдалось активное сопротивление как со стороны кредитора «Меркурий», так и со стороны арбитражного управляющего. Учитывая, что эти лица вроде бы, наоборот, должны быть заинтересованы в пополнении конкурсной массы – их сопротивление выглядело забавно, но работу не облегчало (судебный процесс №2).
  3. Самое главное — отбиться от требований кредитора ГК «Русские рестораны» и каким-то образом добиться пересмотра итогов судебного процесса по требованиям кредитора «Меркурий». Как минимум, мы должны были отправить обоих за реестр. Иначе дело пропало (судебный процесс №3 и №4). О том, как исключать кредиторов из реестра, когда они уже “там” — писали здесь.
  4. Мы проверили фин.анализ по итогам процедуры наблюдения и его выводы нас вполне устроили. Здесь ситуацию просто держим на контроле.
  5. Выиграть суды по сделкам, чтобы не допустить «засиливание» негативных для нас моментов.
  6. Выиграть суд по субсидиарной ответственности и услышать «Спасибо, вы лучшие! Возьмите свой гонорар успеха».

Все эти направления работы развивались одновременно, но чтобы вас не запутать, расскажем о каждом из них отдельно. В следующей статье начнем с судебного процесса №1 – как мы включали «дружеского» кредитора в лице бывшего ген.директора в реестр требований «АйтиБиллион».
Игумнов Дмитрий
генеральный директор «Игумнов Групп»,
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий
Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.
0 0 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. А можете просто оставить свой номер телефона, и мы вам сами перезвоним в ближайшее время.
Телефон
Адрес
Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
0
Поделиться своими мыслямиx