Субсидиарная ответственность при ликвидации ООО

Субсидиарная ответственность при ликвидации ООО

Как кредиторы взыскивают долги с руководителей и собственников юрлиц, которые были принудительно ликвидированы по решению налоговой
1741
0
Какие риски существуют для собственников юрлиц, у которых есть долги перед контрагентами? Могут ли они безбоязненно «бросить» организацию, чтобы ФНС ее принудительно ликвидировала? И что в этой ситуации делать кредиторам?

В этой статье поговорим о рисках собственника / директора за принудительную (административную) ликвидацию юрлица по решению налоговой. А проблемы ликвидации компании с долгами в добровольном порядке (по решению участников / акционеров) разберем в другой раз.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Важная историческая ремарка

Норма, позволяющая привлечь предпринимателя к субсидиарке за принудительную ликвидацию его организации, появилась лишь в 2017 году в Законе об обществах с ограниченной ответственностью.

По этой норме необходимо установить, какое именно неправомерное действие / бездействие руководителя привело к принудительной ликвидации общества и потерям на стороне кредиторов.
Если вы не в курсе, при каких условиях закрывают компанию в административном порядке и чем принудительная ликвидация отличается от добровольной, то рекомендую начать со статей «Как взыскать долг, если должник ликвидировался» и «Привлечение налоговой к субсидиарной ответственности».

Для разрешения вышеуказанного вопроса судьи использовали разные подходы:
  • Суды общей юрисдикции в своем большинстве считали, что сам факт «бросания» компании является преступным — этого достаточно для вменения личной ответственности за имевшиеся у организации долги.
  • Арбитражные же суды использовали подход, наработанный в делах о банкротстве: «бросание» неплатежеспособной компании (и ее принудительная ликвидация, как следствие) само по себе не может причинить ущерб ее кредиторам. Для вменения субсидиарки надо установить первоисточник проблем: что привело к тому, что организация потеряла возможность рассчитываться по долгам? Если это был вывод активов, целенаправленное наращивание кредиторской задолженности, распределение центров прибыли и убытков и т.д., то только в этом случае можно вешать субсидиарную ответственность.

Естественно, в судах общей юрисдикции привлечь к субсидиарке за принудительную ликвидацию было гораздо проще. Перевес сохранялся ровно до того момента, пока недовольные субсидиарщики в 2019 году не дошли до Верховного Суда, который занял позицию аналогичную Арбитражным судам. Для должников это был очень радостный момент: шансы кредиторов на успех заметно понизились.

С тех пор прошло еще пару лет, и мы в «Игумнов Групп» решили сделать анализ того, как обстоит дело на текущий момент.

Для этого мы разбили кредиторов на 2 группы:

  1. фискальные структуры, в основном в лице ФНС, — под их задачи и появилась личная ответственность за «бросание» компании;
  2. все остальные кредиторы (клиенты, поставщики, банки, работники, участники общества и т.д.) — далее будем называть их коммерческими кредиторами.

Соответственно, стратегию и тактику налоговой мы разобрали в прошлой статье и там все просто: доказывая состав конкретных действий / бездействия, которые привели к утрате организацией своей платежеспособности, ФНС в 99% случаев опирается на результаты камеральной / выездной проверки. Работа с однодневками, фиктивный документооборот, уклонение от уплаты налогов, вывод активов в ходе проверки или сразу после нее — вот стандартный набор, который вменяется бывшим собственникам и руководителям принудительно ликвидированной ОООшки.

Но коммерческие контрагенты лишены столь сильного аргумента: у них нет результатов каких-либо проверок, нет доступа к расчетным счетам должника, его бухгалтерской отчетности и первичной документации, они не имеют информации по сделкам и не могут проверить реальность основных средств или товарных запасов и т.д. Между тем, в силу закона, именно на кредиторах лежит обязанность доказать, что руководители должника действовали недобросовестно. Как это сделать?

Мы перебрали сотню судебных актов по подобным делам и нашли примерно 25 решений, где кредиторы достигли успеха. Ниже мы дадим выжимки из них, и вы поймете, что и как надо делать (если вы кредитор) и что делать не надо (если вы должник). А если вы захотите увидеть первоисточники, то оставьте свой емейл в любой форме ниже, и мы пришлем их вам на почту.
Кейс 1. Схема по участию в торгах

Микрофинансовая организация выдала Заемщику целевой заем на обеспечение заявки на участие в аукционе. Заемщик в аукционе победил, но отказался от заключения контракта. При этом не стал обжаловать решение о признании его уклонившимся, хотя ранее обжаловал недопуск к участию в аукционе. В итоге контракт был заключен с аффилированным юрлицом, после чего Заемщика «бросили» и его принудительно ликвидировала налоговая из-за отсутствия бухгалтерской отчетности.

Истец счел отказ Заемщика от заключения контракта недобросовестными действиями, не соответствующими принципам делового оборота. В итоге гендиректор Заемщика был привлечен к субсидиарке на всю сумму займа с процентами в размере 1,4 млн руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 2. Неисполнение обязательств

Заказчик оплатил услуги Компании, но та свои обязательства не исполнила.

Заказчик обратился в суд за взысканием долга с юрлица. В ходе судебного разбирательства Компания не смогла доказать, что понесла какие-либо расходы, связанные с оказанием услуг, как и не представила доказательств того, что вообще приступила к выполнению работ. Кроме того, факт оприходования полученного аванса и наличия задолженности перед Заказчиком не был отражен в бухгалтерской отчетности. А сразу после проигрыша суда в первой инстанции юрлицо было переоформлено на нового участника и гендиректора, который, имея возможность взыскать убытки / неосновательное обогащение с предшественника, тем не менее этого не сделал.

По мнению Заказчика, вышеуказанные факты свидетельствуют о том, что оба руководителя Компании заведомо не планировали возвращать денежные средства и выполнять взятые на себя обязательства. Поэтому после принудительной ликвидации Общества Заказчик обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарке обоих руководителей (они же — участники). Но суд привлек только первого управленца на всю сумму долга в размере 555 000 руб. Вины его правопреемника в доведении компании до неплатежеспособности суд не увидел.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 3. Креативные схемы посредников

Поставщик осветительного оборудования отгрузил «Компании 1» товара на 12 млн руб. В тот же день товар (в том же наименовании и количестве) был продан Ледовой арене, но договор на поставку был заключен между Ледовой ареной и «Компанией 2». Соответственно, Ледовая арена поставленный товар оплатила и деньги со счета «Компании 2» испарились, а «Компания 1» осталась пустой и с долгом перед Поставщиком.

Поставщик свои требования просудил и даже попытался возбудить уголовное дело, в ходе доследственной проверки по которому и всплыли указанные подробности. Материалы опросов легли в основу иска о привлечении к субсидиарке, который подал Поставщик после принудительной ликвидации «Компании 1». Учитывая, что и «Компания 1», и «Компания 2» были оформлены на одного человека, суд с радостью заявление удовлетворил. Директору с творческим подходом вменили 12 млн руб. в качестве личного пожизненного долга.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 4. Классика корпоративного конфликта

Несколько участников Общества вышли из бизнеса и попросили выплатить им действительную стоимость их доли. Вместо этого оставшиеся партнеры продали единственный актив компании — недвижимость — за 20 тыс. руб. и прекратили деятельность организации.

Вышедшие участники просудили свои требования, но исполнительное производство выявило, что активов и денег у Общества уже нет. Спустя некоторое время его принудительно ликвидировала налоговая.

Вышедшие участники подали заявление о привлечении своих бывших партнеров к субсидиарке. В ходе этого разбирательства выяснилось, что проданная ими за 20 тыс. руб. недвижимость в последующем была перепродана за 12,6 млн руб. Налицо недобросовестное поведение, направленное на причинение ущерба кредиторам.

В итоге 3 из 5 ответчиков выбрали договориться миром, погасили свою часть долга, и кредиторы отказались от требований к ним. А двух оставшихся ответчиков привлекли к субсидиарке солидарно на 1,5 млн руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 5. Переоформление на номиналов

Не получив денег за поставленный товар, Поставщик обратился в суд за взысканием долга.

В ответ единственный участник и директор Покупателя переоформил юрлицо на иностранный офшор и назначил иностранца директором. После чего компания перестала вести экономическую деятельность, сдавать отчетность и через 2 года была принудительно ликвидирована налоговой.

Привлекая наивного собственника к субсидиарке, суд прозорливо счел, что… Хотя это достойно того, чтобы быть процитированным дословно: «…иностранные лица не становятся участниками “бросовых” обществ, подобная схема распространена для ухода от исполнения обязательств».

Исходя из этой логики, бывшему директору и собственнику повесили всю сумму долга в размере 319 тыс. руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 6. Систематическое уклонение

Поставщик, не получивший оплату за поставленный товар, стал привлекать к субсидиарке трех человек: собственника доли 50%, последнего гендиректора и предпоследнего директора, который (по мнению Поставщика) и является реальным бенефициаром бизнеса.

Доводы, которые использовал Поставщик, замешаны в одну большую кучу, и суд не сильно напрягался в их структурировании, поэтому, честного говоря, судебный акт выглядит немного притянутым за уши. Но он прошел 2 круга рассмотрения и вступил в законную силу — так что разбираем то, что имеем.

В качестве главного основания по доведению Покупателя до неплатежеспособности (и, как следствие, последующей принудительной ликвидации) был положен аргумент о том, что действия ответчиков носят систематический характер: так, на последнего директора Покупателя было оформлено два десятка юрлиц с долгами, большинство из которых принудительно ликвидированы. Собственник доли 50% также имеет схожий грешок — является участником юрлица, которое было исключено из ЕГРЮЛ с долгами. «Такое прохладное отношение к своим обязательствам никак нельзя считать нормальным», решил суд.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства выяснилось, что полученный от Поставщика товар был успешно продан Покупателем. И за него были получены деньги. Но должник не предпринял усилий, чтобы рассчитаться с Поставщиком.

Сама задолженность перед Поставщиком возникла, когда бенефициар компании был ее предпоследним директором. После этого он освободился от занимаемой должности, но продолжал распоряжаться расчетным счетом организации, подписывать документы, вести переписку с контрагентами и затягивать судебный процесс с Поставщиком.

Исходя из вышеуказанного, суд согласился со взыскателем в том, что действия ответчиков направлены на уклонение от погашения задолженности (при возможности ее погасить) и на ускорение процесса исключения Покупателя из ЕГРЮЛ, что является недобросовестным и неразумным. К субсидиарке были привлечены все трое солидарно. Вмененная сумма — 970 тыс. руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 7. Уступка прав требований

После того как суд принял исковое заявление о взыскании задолженности, Должник уступил по договору цессии свою дебиторскую задолженность на сумму 7,2 млн руб. А как только апелляция засилила вынесенное судебное решение, Должник продал еще одно право требования на сумму 129 тыс. руб.

Об этом выводе активов может никто бы и не узнал, если бы Цессионарии не обратились в суд за просуживанием приобретенных долгов и суд не расписал в судебном акте весь переход прав требований от Должника с упоминаем дат и сумм. А кредитор оказался очень внимательным и нашел эти документы.

Результат: поведение директора и учредителя (разные люди) признано недобросовестным, оба привлечены к субсидиарной ответственности солидарно на сумму 800 тыс. руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 8. Вывод бизнеса

После получения предоплаты по договору транспортной экспедиции, предприниматель открыл второе юрлицо со схожим названием и аналогичными видами деятельности и начал работать от его имени.

Дождавшись принудительной ликвидации Должника (первого юрлица), Заказчик обратился с иском о привлечении предпринимателя к субсидиарной ответственности. Первая инстанции отказала, но апелляция требования удовлетворила: собственник и директор Должника (в одном лице) был привлечен к субсидиарке на 300 тыс. руб.

На самом деле, позиция суда выглядит весьма слабенькой: количество создаваемых предпринимателем юрлиц по закону не ограничено, поэтому принимая решение о выводе бизнеса как актива, суд должен был хотя бы сопоставить объемы выручки и наименования контрагентов по старому и новому юрлицам.

Видимо, суд это и сам понимал, поэтому накидал общих фраз об обязанности сдавать бухгалтерскую отчетность и принимать меры к недопущению принудительной ликвидации, чтобы формально вытянуть судебный акт до нужного уровня. Но, на мой взгляд, в этой ситуации кредитора спасло только то, что ответчик не пошел обжаловать постановление апелляции в вышестоящие инстанции.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 9. Активное уклонение от уплаты

В преддверии своего банкротства, «Банкрот» скинул со счетов 16,7 млн руб. Деньги ушли в «Компанию 1» которая после этого была переоформлена на номинала. Но номинал был не простой, а в виде юрлица — Управляющей компании, которая и стала единственным участником и единоличным исполнительным органом «Компании 1».

Затем в «Банкрот» пришел арбитражный управляющий, который подал иск о взыскании денег с «Компании 1». И тут Управляющая компания стала активно сопротивляться — она начала реорганизацию «Компании 1» в форме присоединения к другому юрлицу.

А тут и налоговая вывесила объявление о принудительной ликвидации «Компании 1» в связи с несдачей бухгалтерской отчетности. И, видимо, стратегия Управляющей компании немного поменялась — решили затянуть суд до момента, пока юрлицо принудительно не закроется. В ход пошли фальсифицированные документы и различные уловки. В суд ходили юристы по доверенности от директора Управляющей компании.

В итоге действия юристов признали злоупотребление правом, суд был проигран, ни рубля в счет погашения долга «Компания 1» не перечислила, а потом была принудительно ликвидирована по решению ФНС.

Арбитражный управляющий «Банкрота» счел проведение реорганизации, затягивание судебного процесса и несдачу бухгалтерской отчетности по «Компании 1» недобросовестным поведением Управляющей компании и ее директора, направленным на уклонение от исполнения обязанностей. Суд с этой позицией согласился и Управляющую компанию вместе с ее директором привлекли к субсидиарной ответственности солидарно. Всего им вменили 16,7 млн руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 10. Бездействие ликвидатора

Заемщик решил ликвидироваться в добровольном порядке. Участники ООО приняли соответствующее решение и назначили одного из бенефициаров компании ликвидатором. Это вызвало недовольство у Заимодавца, который направил ликвидатору требование о включении задолженности в ликвидационный баланс и подал иск в суд на просуживание своих требований.

Ликвидатор на требование не отреагировал, и Заимодавец подал заявление в суд о признании его бездействия незаконным. Суд согласился, что «… ликвидатор не собирался включать задолженность ни в промежуточный, ни в окончательные ликвидационные балансы, ни производить расчеты с Заимодавцем, и не имел цели завершать процедуру ликвидации», и прописал это в судебном акте. Установленные обстоятельства стали иметь преюдициальное значение.

Ликвидатор так и не довел официальную ликвидацию до логического конца. Вместо него это сделала налоговая, которая принудительно закрыла организацию в связи с отсутствием бухгалтерской отчетности. После этого Заимодавец обратился в суд с заявлением о привлечении ликвидатора к субсидиарной ответственности. В основу иска были положены обстоятельства, установленные в деле о признании его бездействия незаконным. Ликвидатора привлекли на всю сумму долга в размере 9,3 млн руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Кейс 11. Альтернативная ликвидация

Должник, проиграв суд Покупателю товара, был ликвидирован через присоединение к другому юридическому лицу. Правопреемник экономической деятельности не вел, отчетности не сдавал и через некоторое время был ликвидирован в административном порядке по решению ФНС. После этого Покупатель обратился с иском о привлечении к субсидиарной ответственности единственного участника и директора первоначального юрлица-должника.

В основу был положен довод, что вместо того, чтобы рассчитываться по обязательствам, собственник бизнеса предпринял действия по его ликвидации и, как следствие, уклонению от уплаты долга. Суд с данной позицией согласился, ответчику вменили 890 тыс. руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Тоска или повод для радости?

Если вы должник и дочитали до этого места, у вас, возможно, сложилась картина безысходности и неминуемости расправы. Или, наоборот, расправились крылья, если вы — кредитор. Но это ощущение не соответствует действительности потому, что мы показали вам лишь маленький кусочек специально сделанной выборки.

На самом деле, мы перерыли огромное количество судебной практики о субсидиарной ответственности за принудительную ликвидацию организации с долгами перед коммерческими контрагентами. И из нее выбрали примерно 100 дел, которые прошли все инстанции и вступили в законную силу.

Так вот: из этих 100 дел примерно лишь 12–15 рассмотрены в пользу кредиторов с установлением реального состава по доведению компании до неплатежеспособности, т.е. так это нам и завещал великий Верховный Суд (большинство из этих дел вы можете увидеть выше).

А примерно 75 дел выиграно в пользу должников, т.е. кредиторы не смогли найти доказательств того, что должник действовал недобросовестно и принудительная ликвидация компании стала результатом его целенаправленных действий по выводу активов или бизнеса, а не просто в связи с естественным окончанием экономической деятельности. То есть судебная практика примерно в 75% случаев стоит на стороне должника.

Вы можете сказать: 15+75=90 дел, а куда делись еще 10?

А вот по этим 10% дел судебные акты вынесены тоже в пользу кредиторов. Но в них суды пошли по самому легкому пути: признания самого факта «бросания» компании и / или несдачи бухгалтерской отчетности неправомерным и недобросовестным. А вот и типовой пример подобного случая:
Кейс 12. Недостоверный юридический адрес

После того как суд вынес решение о взыскании с Должника части аванса за невыполненную им работу, директор Должника расторг договор аренды и прекратил экономическую деятельность. Арендодатель отрапортовал в налоговую о том, что Должник по данному адресу больше не находится, и ФНС внесла запись о недостоверности данных в ЕГРЮЛ в части местонахождения общества. У директора возникла обязанность поменять юридический адрес предприятия, но так как он этого не сделал, то Должник через некоторое время был ликвидирован в принудительном порядке.

Кредитор счел непринятие директором мер по перерегистрации общества недобросовестными действиями: если Должник был намерен прекратить экономическую деятельность, то он должен ликвидироваться либо в добровольном порядке, либо через процедуру банкротства. А бездействие директора привело к убыткам кредитора. Суд с такой позицией согласился и привлек директора к субсидиарке на сумму 3,4 млн руб.

Чтобы получить судебный акт по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

Выводы

Во-первых, можно однозначно утверждать, что на конец 2021 года у нас отсутствует единообразие судебных подходов к рассмотрению дел по субсидиарке за принудительную ликвидацию компании с коммерческими долгами.

Во-вторых, у кредиторов есть реальный шанс проскочить по-легкому — достаточно лишь заявить, что добросовестный директор должен был либо банкротиться, либо идти в добровольную ликвидацию, а не «бросать» компанию. И дело в шляпе — в 10% случаев столь немудренной аргументации судьям хватает (несмотря на позицию Верховного Суда).

В-третьих, самое слабое место кредиторов в том, что у них нет достаточной фактуры и доступа к доказательствам. Хорошо, если удалось собрать информацию из открытых источников. В противном случае придется истребовать документы через суд. А увидит ли суд необходимость помогать — большой вопрос.

В-четвертых, примерно в 75% суды выигрывают должники. Но, тем не менее, в 25% случаев они залетают на субсидиарку. Так что нельзя сказать, что норма нерабочая.

В-пятых, у должников есть реальный и почти бесплатный инструмент по минимизации своих проблем. Для этого надо лишь продолжать сдавать бухгалтерскую отчетность, отслеживать состояние юридического адреса и не давать налоговой ликвидировать юрлицо в принудительном порядке. Все настолько просто, что даже на юристов тратиться не надо.

И в-шестых, если должник попался упертый и не дает принудительно ликвидировать организацию, у кредитора всегда есть возможность подать на банкротство, отказаться от финансирования и получить право на подачу заявления о привлечении к субсидиарке вне рамок дела о банкротстве. О том, как это делает налоговая, мы писали здесь. А о том, с какими трудностями могут столкнуться коммерческие кредиторы, поговорим в следующей статье.

P.S. Осталось лишь напомнить, что, если вы криворукий кредитор, не способный собрать фактуру на своего оппонента, или ленивый должник, все-таки допустивший принудительную ликвидацию компании,  и в том и другом случае вы можете обратиться в «Игумнов Групп», чтобы защитить свои интересы. Наши контакты здесь.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий
Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 25000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.