Мы входим в ведущие правовые рейтинги России
Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО

Субсидиарная ответственность при ликвидации ООО

Как кредиторы взыскивают долги с руководителей и собственников юрлиц, которые были принудительно ликвидированы по решению налоговой
11433
8
Налоговая ликвидирует компанию из-за того, что собственник не сдавал отчетность, не реагировал на сведения о недостоверности юридического адреса, информации об учредителе или по другим причинам. Не суть важно. Главное, что у исключенной из ЕГРЮЛ компании остались долги перед контрагентами. Могут ли кредиторы привлечь собственников и директоров таких компаний к субсидиарной ответственности, чтобы вернуть свои деньги? Или контролирующим лицам тихо исчезнувшей из ЕГРЮЛ компании можно спать спокойно? Давайте разбираться.

К субсидиарной ответственности руководителей ликвидированной компании может привлечь налоговая и другие кредиторы (клиенты, поставщики, банки, работники, участники общества и т. д.). О возможностях последних и пойдет речь в этой статье.

ФНС использует свои механизмы, которые мы подробно разбирали тут. Коротко: доказывая состав конкретных действий/бездействия, которые привели к утрате организацией своей платежеспособности, налоговая служба опирается на результаты камеральной/выездной проверки. Работа с однодневками, фиктивный документооборот, уклонение от уплаты налогов, вывод активов в ходе проверки или сразу после нее — вот стандартный набор, который вменяется бывшим собственникам и руководителям принудительно ликвидированной ОООшки.

О проблемах ликвидации юридического лица с долгами в добровольном порядке (по решению участников/акционеров) читайте здесь.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО: историческая ремарка


Норма, позволяющая привлечь предпринимателя к субсидиарной ответственности за принудительную ликвидацию его организации, появилась в Законе об обществах с ограниченной ответственностью в 2017 году.

По этой норме необходимо установить, какое именно неправомерное действие/бездействие руководителя привело к потерям на стороне кредиторов.
Если вы не в курсе, за что компанию могут закрыть в административном порядке и чем принудительная ликвидация отличается от добровольной, то рекомендую начать со статей: «Как взыскать долг, если должник ликвидировался» и «Привлечение налоговой к субсидиарной ответственности».

Постепенно в судебной практике закрепляется подход, по которому самого по себе факта «бросания» неплатежеспособной компании недостаточно, чтобы притянуть КДЛ к личной ответственности за оставшиеся у организации долги. Сначала нужно установить, из-за чего компания потеряла возможность рассчитываться с кредиторами. Если это был вывод активов, целенаправленное наращивание кредиторской задолженности, распределение центров прибыли и убытков и т. д., то в этом случае на контролирующих лиц ликвидированного общества можно вешать субсидиарку.

При этом обязанность доказывать недобросовестность действий руководителей компании, принудительно исключенной из ЕГРЮЛ, законом была возложена на кредиторов. Но как это сделать, если у тебя нет доказательств: результатов проверок, выписок с расчетных счетов должника, его бухгалтерской отчетности и первичной документации, нет информации по сделкам, возможности подтвердить реальность основных средств, товарных запасов и т. д.?

Практически никак. Благодаря этому контролирующие лица выигрывали примерно 75% таких споров.

Однако судебная практика на месте не стоит. За последние несколько лет Верховный и Конституционный Суды выпустили ряд ключевых документов по делам с привлечением контролирующих лиц ликвидированных компаний к субсидиарной ответственности.

Разберем эти кейсы, чтобы вы поняли, как действовать (если вы кредитор) и чего делать не надо (если вы должник).

Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО за уклонение от уплаты долга


Гражданка К. взыскала с компании «Установка +» 172 тысячи рублей задолженности в суде общей юрисдикции, а затем получила исполнительный лист и пошла с ним в ООО добиваться своих денег. Там ее уверили, что погасят долг частями. Однако через некоторое время «Установку +» принудительно ликвидируют, исполнительное производство закрывают, а К. остается с шишом в кармане.

Такой расклад гражданку не устраивает. Она обращается в районный суд с заявлением о привлечении контролирующих лиц ликвидированного общества к субсидиарной ответственности. И ссылается при этом на подходящую к ситуации статью Закона об ООО.

Однако суды, в том числе и Верховный, гражданке К. в ее требованиях отказывают, так как она не смогла доказать недобросовестность действий директора и участника общества. Да, эти двое действительно заявление о банкротстве компании вовремя не подали, но для субсидиарки этого недостаточно.

К. не сдается и идет жаловаться в Конституционный Суд со словами: «Единственная норма, на основании которой я могу взыскать просуженный долг с закрывшейся компании, не работает. Мои права на судебную защиту нарушены».

КС РФ рассматривает спор, не соглашается с позицией нижестоящих судов и иначе трактует действия руководства «Установки +».

У общества были непогашенные долги на момент исключения из ЕГРЮЛ. А в этом случае еще и просуженные. Значит, контролирующие лица могли намеренно пренебрегать своими обязанностями и пытаться избежать субсидиарной ответственности (поэтому, собственно, заявление о банкротстве и не подали).

При этом сам Конституционный Суд в своих постановлениях и определениях неоднократно обращал внимание на проблему ликвидации юридических лиц и указывал, что эту процедуру некоторые граждане используют недобросовестно, уклоняясь от расчета с кредиторами. Что выгоднее: платить или не платить? Очевидно, второе. Особенно когда для этого есть абсолютно легальный способ: ликвидировал компанию и нет проблем.

Все вроде законно, но попахивает злоупотреблением правом. Поэтому поправки в Закон об обществах с ограниченной ответственностью эту лавочку прикрыли, дав возможность кредиторам привлекать к субсидиарке контролирующих лиц не только банкротящихся фирм, но и ликвидированных компаний.

Однако спор гражданки К. с «Установкой +» показывает, что кредиторам сложно этой возможностью воспользоваться. Ведь, как мы помним, они должны собирать доказательства неправомерных действий КДЛ, а это сделать получается далеко не всегда. Например, К. в судебном порядке запросила у налоговой сведения о счетах должника и его бухгалтерской отчетности, а у банка — о движениях средств по счету. Но ей отказали, хотя эти документы она запрашивала не любопытства ради, а с целью найти доказательства вывода директором и учредителем активов из компании.

Чтобы уравновесить силы кредиторов и должников в подобных спорах, Конституционный Суд предложил следующее. Кредитору достаточно доказать: а) наличие непогашенной задолженности; б) факт исключения компании из ЕГРЮЛ.

В свою очередь, контролирующие лица, которых пытаются привлечь к субсидиарной ответственности, должны объяснить: а) из-за чего произошла ликвидация; б) доказать, что действовали они добросовестно и разумно — приняли все меры, чтобы выполнить свои обязательства перед кредиторами.

КДЛ смог убедить судей в правомерности своих действий? Прекрасно. К субсидиарной ответственности его не привлекут, так как одного факта ликвидации компании для этого недостаточно.

КДЛ отказался давать пояснения, не явился в суд, не передал запрашиваемые истцом документы или привел слабые аргументы в свою защиту? Тогда субсидиарная ответственность ему обеспечена.

Так, Конституционный Суд в спорах кредиторов с ликвидированными компаниями вроде бы распределил бремя доказывания между истцами и ответчиками, однако по факту перенес головную боль на КДЛ обществ-должников. Теперь именно они должны объяснять, почему долг не был выплачен, с какого перепуга компания прекратила деятельность и почему это произошло именно в тот момент, когда у нее имелись задолженности.

Дополнительно в этом постановлении Конституционный Суд прошелся по популярной отмазке руководителей ликвидированных организаций из серии: «Мы тут ни при чем. Кредитор не обратился в налоговую с заявлением о приостановлении процедуры ликвидации, несмотря на невыплаченный долг! То есть он сам подходящий момент прохлопал, поэтому сам виноват».

Комментируя этот аргумент, КС РФ указал, что кредитор имеет право взыскать задолженность через привлечение контролирующих лиц к субсидиарке, даже если в процессе ликвидации компании в налоговую с возражениями не обратился.

Итогом рассмотрения этого кейса стало не классическое обращение к законодателю с требованием внести изменения в спорную статью Закона (КС РФ установил, что Конституции она не противоречит), а указание нижестоящим судам руководствоваться данным постановлением при работе с заявлениями о привлечении контролирующих лиц ликвидированных компаний к субсидиарной ответственности.

После этого гражданка К. почему-то не обратилась в суд общей юрисдикции за пересмотром дела, а подала новое заявление к тем же КДЛам на ту же сумму. И районный суд привлек их к субсидиарке на скромные 172 тысячи рублей.

Чтобы ознакомиться с постановлением КС РФ и решением районного суда по этому делу, оставьте свой e-mail:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО за нецелевое использование предмета аренды


Постановление Конституционного Суда начинает влиять на судебную практику, но кредиторам от этого легче не становится. Ведь не может же один документ ответить на все вопросы, которые появляются в процессе рассмотрения каждого конкретного спора. Что и произошло в кейсе, который сейчас разберу.

Компания «Максистрой» заключила договор аренды земельного участка с индивидуальным предпринимателем Виктором. Через какое-то время Виктор приехал посмотреть, как там поживает его земля, и увидел малоприятную картину. Участок перерыли и превратили в карьер по добыче песка, а договор аренды таких сюрпризов не предполагал.

«Нет, так дело не пойдет», — сказал Виктор и направил «Максистрою» уведомление о расторжении договора, а параллельно пригласил эксперта оценить размер ущерба. По результатам экспертизы стоимость восстановительных работ составила 2,4 млн рублей. Этот долг предприниматель в итоге взыскал с компании в судебном порядке (точности ради, взыскать удалось 2,7 млн с учетом задолженности по аренде и судебных издержек).

Как вы уже догадались, деньги предпринимателю «Максистрой» не выплатил, а затем был благополучно ликвидирован по решению налоговой.

В итоге Виктор обратился в суд с заявлением о привлечении генерального директора «Максистроя» к субсидиарке на основании все той же статьи Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Суды первой и апелляционной инстанций кредитора поддержали, ссылаясь на постановление КС РФ от мая 2021 года. Как мы помним, там рассматривался спор гражданки с ООО. За этот момент и зацепилась кассация, отменив решения своих нижестоящих коллег. Дескать, Конституционный Суд сформировал позицию по отношению к гражданам-кредиторам, а у нас тут индивидуальный предприниматель. Вы не понимаете, это другое. Заявитель недобросовестность контролирующих лиц не доказал, так что и привлечь их к субсидиарке невозможно.

Когда дело дошло до Верховного Суда, тот с позицией кассации решительно не согласился, указав, что постановление КС РФ распространяется на всех коммерческих кредиторов без исключения.

Решения первой и апелляционной инстанции Верховный Суд тоже подверг критике. Те за противоправные действия КДЛ признали только сам факт принудительной ликвидации компании, а нужно было в ситуации разобраться лучше и определить:

  1. Выводились ли контролирующими лицами из компании активы?
  2. Продолжала ли компания, находясь в состоянии неплатежеспособности, брать на себя новые обязательства, которые заведомо не могла исполнить (и о чем контролирующие лица не могли не знать)?

Нижестоящим инстанциям нужно получить ответы на эти вопросы, а также выяснить причины ликвидации компании и установить причастность (или непричастность) контролирующих лиц к доведению общества до состояния объективного банкротства.

С таким напутствием Верховный Суд направил спор Виктора с «Максистроем» на новое рассмотрение.

Итог его был для должника печален. Суды учли разъяснения ВС РФ, противоправность действий контролирующего лица установили и привлекли бывшего генерального директора «Максистроя» к субсидиарной ответственности на 2,7 млн рублей.

Получить судебные акты по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Снова-здорово: второй круг разъяснений


Периодически нижестоящие инстанции постановления Конституционного Суда игнорируют. И вот что из этого выходит.

У индивидуального предпринимателя Игоря и ООО «Каир» произошел конфликт, максимально напоминающий предыдущие кейсы. Общество задолжало ИП, тот долг просудил, но в рамках исполнительного производства его взыскать не смог.

Небольшая деталь, которая потом станет важной: кредитор возбудил дело о банкротстве компании, но оно было прекращено из-за того, что у «Каира» не оказалось активов, а заявитель из своего кармана оплачивать процедуру не захотел.

Позже налоговая в принудительном порядке ликвидирует общество, и в 2020 году Игорь обращается в суд, чтобы взыскать долг через привлечение контролирующих лиц «Каира» к субсидиарке.

Суды всех инстанций, включая Верховный, Игорю отказывают, наглухо игнорируя постановление КС РФ двухлетней давности. Причина отказа до боли знакомая: кредитор не смог доказать недобросовестность действий КДЛ.

Тогда Игорь стучится в Конституционный Суд и говорит: «Меня заставляют доказывать то, что я априори доказать не могу. Так еще и документы о деятельности компании ее руководство представлять отказывается. Безобразие!»

Судьи КС РФ глубоко вздохнули и выпустили очередное постановление. В дополнение к уже сделанным в 2021 году выводам в нем появилось кое-что новое.

Так, кредиторы, обратившиеся в суд за защитой своих интересов, вправе рассчитывать на добросовестное поведение руководства ликвидированной компании. То есть на то, что КДЛ будет всячески содействовать правосудию, раскрывать информацию о деятельности закрывшегося общества, представлять запрашиваемые документы и другие доказательства, которые помогут суду разобраться в ситуации.

Также КС РФ не обошел вниманием неудавшийся банкротный процесс и указал, что если контролирующие компанию лица при наличии просуженных долгов не подают заявление о банкротстве, отказываются финансировать банкротную процедуру и/или ничего не делают, чтобы предотвратить ликвидацию общества, то все это свидетельствует о намеренном нарушении обязательств и попытке избежать субсидиарной ответственности.

Что же касается кредитора, который решает банкротить компанию-должника за свой счет с единственной целью — получить доступ к доказательствам для привлечения руководства общества к субсидиарке, то этот путь не только не гарантирует взыскания долга, так еще и наносит заявителю дополнительные финансовые потери.

В связи с этим КС РФ снова приходит к выводу: если кредитор заявляет о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности на основании наличия задолженности и факта ликвидации компании, то суд не может ему отказать. Напротив, нужно оценить, есть ли у кредитора доступ к информации о деятельности и имуществе должника. Если нет, то суд должен потребовать ее у ответчика.

А дальше у должника есть два стула (то есть выхода, ну вы поняли). Либо «содействовать правосудию» и раскрывать кредитору запрашиваемую информацию, либо вляпаться в субсидиарку.

В итоге Конституционный Суд опять настоятельно рекомендовал судам распределять бремя доказывания в подобных спорах между истцом и ответчиком, при этом всячески содействуя кредиторам в получении информации о деятельности ликвидированной компании, ее бухгалтерской отчетности и имуществе.

После этого индивидуальный предприниматель обратился в суд первой инстанции за пересмотром первоначального решения. И все получилось: директора ООО «Каир» привлекли к субсидиарной ответственности на 5,3 млн рублей.

Получить судебные акты по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО за нарушение условий договора поставки


История этого спора началась с классического кидалова. Две компании заключили договор поставки. Первая перевела второй 2,9 млн рублей за товар, но так его и не получила.

Дальше события развивались по уже привычному сценарию: обманутая компания долг просудила, а затем общество-должника исключили из ЕГРЮЛ по решению налоговой.

Потом три инстанции проигнорировали постановления Конституционного Суда и отказали кредитору в привлечении КДЛ ликвидированной компании к субсидиарке.

Дело дошло до суда Верховного. Тот в своем определении напомнил нижестоящим инстанциям о том, что если контролирующее лицо документацию о финансово-хозяйственной деятельности компании не выдает, то суды должны помочь кредитору ее получить. Причем не важно, каким лицом кредитор является — физическим или юридическим.

Однако это не все. Верховный Суд подчеркнул, что КДЛ должны сохранять всю документацию общества даже после его ликвидации в административном порядке. Ведь сохранение документов говорит о добросовестности участников корпоративных отношений.

То есть если контролирующее лицо на запрос суда представить бухгалтерскую отчетность и другую информацию о деятельности компании разводит руками: «Моего общества больше нет, как и смысла хранить все эти бумажки», — это не повод отказать кредитору в его требованиях, а, напротив, подтверждение недобросовестности действий КДЛ и прямая дорога к субсидиарной ответственности.

Что в итоге и произошло. При пересмотре дела суд первой инстанции привлек контролирующих лиц компании-должника к субсидиарке на 2,9 млн рублей.

Чтобы изучить это постановление Верховного Суда, оставьте свой e-mail:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Тоска или повод для радости?


Если вы должник и дочитали до этого места, у вас, возможно, сложилась картина безысходности и неминуемости расправы. Или, наоборот, расправились крылья, если вы — кредитор. Но оба эти ощущения не совсем соответствуют реальности.

За все время действия нормы, позволяющей привлекать контролирующих лиц ликвидированных обществ к субсидиарке (то есть с 2017 года), кассационными судами рассмотрено 1,5 тысячи дел, а апелляцией — 2,7 тысячи. Вы же не думаете, что все требования кредиторов из этой массы удовлетворяют?

И правильно делаете. Для полноты картины посмотрим кейс, в котором Верховный Суд встал на сторону КДЛ.
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.

Субсидиарка отменяется


Земельный комитет муниципалитета сдавал обществу в аренду земельный участок. Все шло прекрасно до тех пор, пока ООО не перестало вносить платежи по договору.

Комитет направил обществу досудебную претензию, но деньги получить не успел — должник по решению налоговой был ликвидирован. Тогда комитет попытался привлечь гендиректора закрывшегося ООО к субсидиарной ответственности.

Суды трех инстанций постановления КС РФ по аналогичным спорам явно читали, поскольку без колебаний удовлетворили требования кредитора. При этом они ссылались на то, что во время рассмотрения дела генеральный директор никак не объяснил причины ликвидации компании и не доказал, что пытался исполнить обязательства перед кредитором до исключения общества из реестра.

Однако бывший гендиректор решил так просто не сдаваться и дошел до Верховного Суда.

Рассматривая спор, ВС РФ указал, что привлечь контролирующее лицо к субсидиарке на основании Закона об обществах с ограниченной ответственностью  можно, если КДЛ создал условия, при которых компания оказалась не в состоянии с кредитором рассчитаться. Например, расплачивался со своими личными кредиторами за счет средств компании, выводил из нее активы или продолжал заключать сделки, хотя общество уже было неплатежеспособным.

При этом факт принудительной ликвидации компании не является самостоятельным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. То есть если кроме исключения компании из ЕГРЮЛ у кредитора на должника ничего нет, дело закрыто.

В этом споре Верховный Суд выделил еще один момент. На арендованном земельном участке у ООО был незавершенный объект строительства. Нижестоящие инстанции указали, что должник мог расплатиться с кредитором за счет реализации своего имущества. Однако этого не сделал. Недобросовестность налицо.

Генеральный директор объяснял, что пытался найти средства для погашения долга перед комитетом, искал инвесторов, готовых выкупить недострой, но не успел. Судьи эти аргументы проигнорировали.

А вот ВС РФ доводы гендиректора учел и указал, что контролирующее лицо нельзя привлечь к субсидиарке за то, что оно не успело продать имущество компании и рассчитаться с кредиторами до ликвидации. Тем более что у конкретного общества других активов на балансе, помимо недостроя, не было.

В итоге Верховный Суд счел факт противоправного характера действий со стороны генерального директора ликвидированной компании недоказанным и отправил спор на новое рассмотрение.

На втором круге суды учли разъяснения ВС РФ и в удовлетворении требований кредитору отказали.

Получить судебные акты по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Исковую давность никто не отменял, хотя у кредиторов ликвидированных компаний и тут есть поблажки. Чтобы не быть голословным, покажу вам один кейс, в котором общество ликвидировалось в 2019 году, а кредитор попытался привлечь его КДЛ к субсидиарке в 2022-м. Естественно, должник заявил о пропуске истцом срока исковой давности.

Рассматривая спор, суды указали, что кредиторы общества не обязаны отслеживать в ЕГРЮЛ информацию о своих должниках. Поэтому если с момента ликвидации компании прошло больше трех лет, но кредитор сумел доказать, что не обратился с заявлением вовремя по уважительным причинам, то трюк с исковой давностью не прокатит.

Однако в конкретном деле сведения о недостоверности в отношении общества были внесены в реестр юрлиц еще в 2018-м, то есть за год до взыскания долга. Соответственно, кредитор должен был отслеживать судьбу своего должника, который находился в паре шагов от принудительной ликвидации. При этом истец не смог объяснить, почему все три года с момента исключения общества из ЕГРЮЛ он в суд с заявлением не обращался.

В итоге за начало отсчета срока исковой давности суд принял день внесения записи в реестр о ликвидации компании (январь 2019 года). Заявление было подано за его пределами (в январе 2022-го). И на этом основании в привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности было отказано.

Верховный Суд кредитору тоже не помог, поддержав позицию нижестоящих инстанций.

Получить постановление кассации по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Выводы


1. За последние три года судебная практика повернулась лицом к кредиторам. Если раньше субсидиарная ответственность после ликвидации ООО для должников была скорее исключением из правил, то сейчас она стала вполне ощутимой угрозой.

2. Самое слабое место кредиторов — в отсутствии достаточных доказательств и доступа к ним. Однако Конституционный и Верховный Суды как могли эту ахиллесову пяту прикрыли. Нижестоящие инстанции к их постановлениям не всегда прислушиваются и не спешат помогать истцам со сбором доказательств. Но если кредитор дойдет до «верха», то с великой долей вероятности добьется нового рассмотрения. Правда, до этого верха еще надо добраться.

3. У руководства компаний-должников есть реальный и почти бесплатный инструмент по минимизации своих проблем. Для этого надо лишь продолжать сдавать бухгалтерскую отчетность, отслеживать состояние юридического адреса (например, здесь) и не давать налоговой ликвидировать юрлицо в принудительном порядке, своевременно реагируя на те же сведения о недостоверности. Все настолько просто, что даже на юристов тратиться не надо.

4. Должник может рискнуть: опередить ФНС и ликвидироваться по собственному желанию. Этот процесс занимает 6 месяцев. Но если кредитор успеет до исключения компании из реестра обратиться в налоговую с требованием это безобразие прекратить, финт ушами будет провален. Итогом в лучшем случае станет банкротство, в худшем — субсидиарка. Если же кредитор момент Х проспит, то могу вас поздравить: КДЛ компании, ликвидированной в добровольном порядке, к субсидиарной ответственности привлечь нельзя.

5. Если должника ликвидировали принудительно и кредитор-таки подал роковое заявление, то избежать ответственности все еще возможно по двум глобальным основаниям:

а) единственные противоправные действия, в которых обвиняют КДЛ, — это наличие непогашенной задолженности и факт принудительной ликвидации. При этом контролирующее лицо не имеет никакого отношения к тому, что компания с кредитором рассчитаться не смогла. Чтобы это подтвердить, нужно представить суду свою точку зрения на причины прекращения деятельности организации и ее неспособности выплачивать долги. В идеале указать, что конкретно вы делали, чтобы вывести свою компанию из кризиса. Если фирма закрылась в силу внешних обстоятельств и скрывать вам нечего, стоит поделиться с судом всей бухгалтерской документацией, выписками с расчетных счетов и другими документами, говорящими о положении дел в ООО, которые вы не успели вынести на помойку;

б) истец пропустил срок исковой давности (тут все просто, смотрим подкат).

6. Если компания-должник оказалась упертой и не дает себя принудительно ликвидировать, у кредитора всегда есть возможность подать на банкротство, отказаться от финансирования и получить право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве по специальным основаниям. О том, как это делает налоговая, мы писали здесь. А о том, с какими трудностями могут столкнуться коммерческие кредиторы, читайте тут.

P.S. Осталось лишь напомнить: если вы кредитор, не понимающий, как собрать фактуру на своего оппонента, или беспечный должник, все-таки допустивший принудительную ликвидацию компании, то и в том и в другом случае вы можете обратиться в «Игумнов Групп», чтобы защитить свои интересы. Наши контакты здесь.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте к нам в гости.
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Игумнов Дмитрий
Основатель, генеральный директор «Игумнов Групп», арбитражный управляющий
Специализация: практик в сфере банкротства, защиты личных активов и корпоративных конфликтов.
Область особого интереса: разработка стратегии и дорожной карты банкротства, суды по субсидиарной ответственности и взысканию убытков, защита сделок, структурирование личных и семейных активов, представление интересов бенефициара при конфликте с партнерами или инвесторами.
5 2 голоса
Article Rating
guest
8 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ильич
Ильич
3 месяцев назад

Во-первых, товарищи, это мрак. С одной стороны, вроде, справедливо (я про помощь кредиторам), а с другой руководителей доят как хотят….

Но вам, Дмитрий, от души спасибо за статью. Тема актуальнее некуда. И написано блестяще. Все чётко, понятно, по делу. Благодарю!

Сергей
Сергей
3 месяцев назад

Дмитрий, прекрасная статья. У меня есть вопрос касательно п 5.2 Постановления КС РФ от 07.02.2023 N 6-П, а именно: «Кредитор должен проявлять в отношениях с должником требуемую по условиям оборота заботливость и осмотрительность, включая своевременное использование механизмов досудебной и судебной защиты прав и принудительного исполнения судебных решений»
Что если кредитор отнес Исполнительный лист в ФССП уже после ликвидации ООО? Лишает ли его это шансов на привлечение КДЛ к субсидиарке?
Если я правильно понимаю логику КС, он хочет предупредить случаи когда кредиторы будут нарочно затягивать решение вопросов между юр. лицами в судебном порядке в т.ч и принудительное взыскание, в надежде, что проще будет взыскать долг с КДЛ, чем возиться с умирающим ООО, с непонятными активами сомнительной ценности.

Сергей
Сергей
Ответить на  admin
3 месяцев назад

Тогда не совсем понятно зачем фраза про «включая своевременное использование механизмов досудебной и судебной защиты прав и принудительного исполнения судебных решений».
Насчет требуемой осмотрительности тоже вопрос интересный, помимо очевидных критериев (не проведение процедуры банкротства, отсутствие в реестрах недобросовестных поставщиков и т.д.), есть и же масса других критериев, например наличие сотрудников с соответствующей квалификацией, опыта подобных работ, лицензий, кодов ОКВЭД и т.д. Проявил ли кредитор должную осмотрительность, если заключил договор без учета этих факторов?

Сергей
Сергей
Ответить на  admin
3 месяцев назад

До этого в решениях КС да и ВС я и не припоминаю, чтобы упоминалась должная осмотрительность при выборе контрагента или своевременное использование механизмов досудебной и судебной защиты прав и принудительного исполнения судебных решений, соответственно у судов и не было прецедентов. Очень смахивает на лазейку для субсиадиарщиков, которым попались сильно расслабленные кредиторы)
Обычно при отказе в иске упоминалось, что истец мог обратиться в ФНС и суд для приостановления/отмены решения о ликвидации юр. лица или подать на банкротство. Во всяком случае КС в своем решении в деле Карпук вполне ясно написал, что от профессионального участника рынка разумно ожидать именно таких действий.
В целом если говорить о позиции КС, такое ощущение что несмотря на явный тренд в сторону упрощения жизни кредиторам, КС все таки дает дает понять, что субсидиарка вне банкротства, это экстраординарный механизм решения их проблем и он для собранных кредиторов, которые до этого сделали все возможное, чтобы минимизировать свои риски и решить свои проблемы с пока еще живым контрагентом. Но тут уже как будут толковать суды.
Еще один вопрос, как суды относятся или могут отнестись к попыткам КДЛ заключить мировое соглашение с кредитором, еще до ликвидации ООО, при условии, что кредитор сам отказался от переговоров?

Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. Или просто оставьте свой номер телефона, и мы скоро сами вам перезвоним.
Телефоны
Адреса
  • Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, W-Plaza 2
  • Санкт-Петербург, Аптекарская наб., 18, AVENUE PAGE
  • Екатеринбург, ул. Декабристов 69, оф. 303
  • Краснодар, ул. Григория Булгакова 12, оф. 5
  • Симферополь, ул. Гагарина 20А, оф. 312
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.
8
0
Поделиться своими мыслямиx