Субсидиарная ответственность работодателя за долги по зарплате

Как нам удалось выиграть дело о субсидиарке за невыплату 5 млн руб. заработной платы
5326
0
Дело: № 2-538/2020
Цена вопроса: 5 004 804 руб. 92 коп.
Начало проекта: июль 2020 года
Срок реализации: 8 месяцев
Сложность: средняя
Трудозатраты: 68 н/час
Темп: высокий
Результат: дело выиграно
Стоимость: шестизначная, в рублях

В 2014-м компания «Транс Строй» наняла на работу коммерческого директора. Договор с ним был заключен на три года, а затем дважды продлевался. Проблемы начались в 2017 году, когда крупный заказчик отказался оплачивать выполненные работы и у ООО образовался перед сотрудником долг по зарплате.

Долг рос, и в 2019 году работник обратился в Измайловский районный суд Москвы с иском о взыскании 5 004 804 руб. 92 коп. Суд взял сторону истца и присудил ему указанную сумму. Затем коммерческий директор возбудил исполнительное производство, но живых денег так и не увидел.

Тогда он решил зайти с другой стороны и привлечь к субсидиарной ответственности учредителя и гендиректора компании Валерия Дмитриевича и еще одного учредителя – нашего будущего клиента Валерия Валерьевича. Последний в операционной деятельности компания участия не принимал, и такой расклад пришелся ему совсем не по душе. О возможностях «Игумнов Групп» он узнал из интернета и пришел к нам посоветоваться.

Как следовало из позиции оппонента, учредитель Валерий должен был расстаться со своим личным имуществом по причине того, что не обратился в суд с заявлением о банкротстве «Транс Строй» в установленный для этого срок — в течение месяца с того момента, когда у компании появились признаки неплатежеспособности.

Заявление о привлечении к субсидиарке было откровенно слабым. Мы увидели в позиции коммерческого директора несчетное количество дыр и противоречий и заверили Валерия, что беспокоиться ему не о чем. Мы были настолько уверены в успехе, что дали клиенту 100% гарантию на выигрыш дела! Забегая вперед, скажем, это был последний раз, когда нами выдавалось такое заверение. Ибо в российских судах могут порой случаться вещи поистине удивительные.

Мы договорились о заключении договора, после чего совершили самую страшную ошибку продажника – не подписали документ. Судебное заседание было только через два месяца, торопиться было некуда, и мы «забыли» про клиента на целых три недели, считая, что уже ударили по рукам. А Валерий все эти недели нервничал, переживал и продолжал советоваться со знакомыми… В общем, к моменту, когда мы вернулись к Валерию с готовым для подписания договором, он огорчил нас тем, что уже начал работу с другим юристом по рекомендации от хороших знакомых. «Ну ничего не поделаешь, сами виноваты…» — вздохнули мы и продолжили жить дальше.

А Валерий отправился в суд первой инстанции и… проиграл дело, которое проиграть было невозможно. Волоколамский городской суд удовлетворил иск коммерческого директора, взыскав солидарно с обоих ответчиков 4 853 804 руб. 92 коп. (размер требования был уменьшен на сумму выявленной арифметической ошибки).

Чтобы скачать судебные акты по этому делу, введите свой е-мейл:
Не в своем суде не судись

Потерпев неожиданное поражение в суде первой инстанции, на апелляцию Валерий решил идти вместе с нами.

Мы по-прежнему были убеждены в том, что привлекать нашего клиента к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве не было никаких оснований. Но теперь мы уже не могли приводить новых доказательств, и наша позиция была построена на выявлении нарушений, допущенных первой инстанцией.

Прежде всего, мы внимательно изучили решение суда. И нам, как специалистам в области субсидиарной ответственности, оно показалось весьма увлекательным. В нем, похоже, были собраны все нормы российского законодательства, где звучали слова «субсидиарная ответственность». К примеру, суд ссылался даже на ст. 20 Трудового кодекса, в которой упоминалась субсидиарная ответственность учредителя по долгам, созданным в результате трудовых отношений. Уверена, что 98% юристов, занимающихся субсидиаркой, о таком даже не слышали.

И в то же время было очевидно, что при привлечении к субсидиарке по банкротным основаниям (как это делали наши оппоненты), должны доказываться те факты и обстоятельства, которые предусмотрены законом о банкротстве. И начинать надо с самого элементарного, так скажем, с основ, изучаемых на 3-м курсе юрфака, – с подсудности. Куда оппоненты должны были подать иск по банкротным основаниям?

Дело в том, что в силу прямого указания закона такой иск подлежит рассмотрению, во-первых, только в деле о банкротстве должника и, во-вторых, только арбитражным судом. В определенных случаях закон разрешает рассматривать такие дела вне рамок дела о банкротстве, но все равно только в арбитраже.

Именно поэтому в субсидиарке лучше разбираются именно арбитражные суды, а суды общей юрисдикции в этих вопросах плавают и иногда откровенно «лепят горбатого». Волоколамский городской суд, как вы уже догадались – это суд общей юрисдикции. И мы не будем критиковать юриста, представлявшего Валерия. Подготовленная им позиция отнюдь не выглядела беззубой, там были написаны правильные вещи. Но, к сожалению, донести их до понимания суда ему не удалось. Такое может быть с каждым.

Плюсы

1. Косяк на косяке
При рассмотрении дела в суде первой инстанции было допущено множество нарушений и ошибок, и это повышало наши шансы на успех.

2. Любимая тема
Мы хорошо разбираемся в теме и выиграли много дел о привлечении к субсидиарной ответственности.

Минусы

1. Не тот суд
Суды общей юрисдикции плохо разбираются в субсидиарке и иногда принимают необоснованные решения. И мы не могли быть уверены в том, что ошибки, допущенные в первой инстанции, не будут повторены в апелляции.

2. Нам пришлось отыгрываться
Мы вступили в дело, уже после того, как ответчики проиграли суд в первой инстанции. Это всегда усложняет работу и повышает риски.

Неподсудный

Подготовленная нами апелляционная жалоба занимала пятнадцать страниц, то есть была ровно в три раза толще судебного акта, который обжаловала. И начали мы с подсудности.

Как мы уже отметили, дела о привлечении к субсидиарной ответственности должны рассматриваться арбитражными судами в рамках дела о банкротстве компании-должника. А тут тебе ни арбитражного суда, ни банкротства!

Первоначально исковое заявление о привлечении к субсидиарке по зарплатным долгам истец подал в Солнцевский районный суд города Москвы. Это была первая ошибка, но далеко не последняя.

Что по закону должен был в этом случае сделать Солнцевский суд? Ответ: при поступлении в суд общей юрисдикции искового заявления, подлежащего рассмотрению арбитражным судом, такое заявление должно быть возвращено заявителю с добрым напутствием обратиться куда следует.

Но Солнцевский суд с вопросом подсудности решил не заморачиваться. Он принял исковое заявление коммерческого директора к производству и возбудил гражданское дело № 2-619/2020! А затем передал его в Волоколамский городской суд Московской области «по подсудности».

Что по закону должен был сделать Волоколамский суд? Ответ: если уже после принятия дела к производству выясняется, что им должен заниматься другой суд (арбитражный), дело передается в правильный суд (арбитражный).

Если при рассмотрении апелляционной или кассационной жалобы будет установлено, что дело не подлежало рассмотрению в суде общей юрисдикции и участники дела заявляли об этом в суде первой инстанции, то принятые судебные акты подлежат отмене!
А где банкротство?

С банкротством дело обстояло не лучше, чем с подсудностью. На момент рассмотрения дела в первой инстанции ООО «Транс Строй» было действующей организацией. С заявлением о признании его несостоятельным никто не обращался! Это означает, что у истца вообще не было права привлекать кого бы то ни было к субсидиарке по банкротным основаниям.

Если уж бывший работник хотел привлечь кого-либо к субсидиарке без проведения банкротной процедуры, то начинать работу имело смысл с прочтения нашей статьи «Субсидиарная ответственность без банкротства».

Этих двух фактов уже было достаточно для отмены решения суда первой инстанции, но мы решили подстраховаться и построили несколько линий обороны на случай, если суд по каким-то причинам не примет во внимание часть наших доводов. Как показали дальнейшие события, мы поступили совершенно правильно.
А был ли КДЛ?

Изучая дело, мы установили, что наш клиент не мог быть отнесен к лицам, контролирующим должника (КДЛ). Валерий не являлся руководителем компании, ее ликвидатором, членом ликвидационной комиссии и не занимал руководящих постов в организации. Будучи участником общества, он владел только 30% долей в уставном капитале, то есть был миноритарием. А в апреле 2018 он вообще продал свою долю и перестал быть участником ООО «Транс Строй».

В суде первой инстанции не было доказано, что ответчик единолично или вместе с другими лицами мог распоряжаться пятьюдесятью и более процентами долей. Не было доказано и то, что он имел право давать указания обязательные для исполнения, в том числе по совершению сделок и их условиям.

А раз не доказано, что ответчик был КДЛ и что у него была обязанность (или полномочия) обращаться в арбитраж с заявлением о банкротстве компании, то и привлекать его к субсидиарной ответственности нет оснований.
Сказка о потерянных сроках

На тот случай, если и этого суду было бы недостаточно, мы отдельно разобрались с вопросом, мог ли долг по зарплате быть включен в размер субсидиарной ответственности нашего клиента. И выяснили интересные подробности.

Как известно, заявление о банкротстве должно быть направлено в суд не позднее, чем через месяц после даты возникновения неплатежеспособности компании. При этом в размер субсидиарной ответственности КДЛ включаются только новые требования, которые возникли после того, как истек месяц на подачу заявления о банкротстве.
Подробнее о субсидиарке за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок мы писали в статье «Признаки банкротства юридического лица»

И тут возник неизбежный вопрос: а когда, собственно, наступил тот самый момент, от которого полагалось отсчитывать месяц на подачу заявления? И выяснилось, что при рассмотрении дела в первой инстанции этот момент вообще не был установлен! А без этого не может быть решен вопрос об обоснованности включения требований истца в размер субсидиарной ответственности.

Мы на всякий случай прикинули, после какой даты могли возникнуть требования, которые хотя бы теоретически можно было предъявить нашему клиенту. И вот что у нас получилось.

Валерий был не гендиректором компании, а участником (учредителем). Для него вся история со сроками выглядит несколько иначе, чем для гендира. Месячный срок для участника начинает течь не с момента неплатежеспособности, а со дня, когда он узнал или должен был узнать о неисполнении директором обязанности обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

Валерий не участвовал в текущей деятельности компании и о долгах перед истцом мог (должен был) узнать только при утверждении годового баланса ООО «Транс Строй» за 2018 год на общем собрании участников. По закону, провести такое собрание надлежало не позднее 30 апреля 2019 года. Затем у него было бы десять дней на созыв нового собрания – для принятия решения о банкротстве (до 10 мая). А потом еще десять дней – на проведение собрания (до 20 мая). И только потом начинает течь один месяц на подачу заявления (до 20 июня 2019 года). Соответственно, нашему клиенту можно вменить в вину только те долги, которые появились у организации после 20 июня 2019 года. Но и тут у наших оппонентов была небольшая загвоздка: во-первых, никаких новых долгов у компании в 2019 году не появилось, а во-вторых, Валерий продал свою долю в бизнесе еще в апреле 2018 года, а значит при всем желании не мог принять участия в собрании участников в 2019 году.

Кстати, у владельцев бизнеса часто возникает вопрос: «А что, если я не участвую в годовых собраниях? Это освобождает меня от ответственности? Я же ничего не знал!» Нет, ребята, это так не работает. Участие в годовых собраниях – это ваша обязанность, и никого не будет волновать, по какой причине вы ее не исполняли. Просто в этом случае будет считаться, что вы узнали о результатах деятельности своей организации в последний день срока, отведенного законом на проведение собрания (в нашем случае — 30 апреля). И с этого момента начнется отсчет.

В нашем деле мы обратили внимание и на то, что не был установлен факт неплатежеспособности компании. Само по себе наличие долгов перед отдельным кредитором еще не говорит о неплатежеспособности организации, поскольку у нее могут быть основные средства, товарные запасы, дебиторка или просто деньги на счетах в размере, значительно превышающем сумму долга.
Чем дело кончилось

Мы были уверены в своей позиции, но, памятуя о подходе судов общей юрисдикции к подобным делам, заложили в нее избыточный запас прочности. И не ошиблись. Суд прислушался лишь к некоторым из наших доводов. Так, например, остались без внимания важные, на наш взгляд, пункты о подсудности и об отсутствии дела о банкротстве. Но зато выстрелили доводы о том, что не была доказана неплатежеспособность «Транс Строя» и не установлена возможная дата возникновения этой неплатежеспособности.

В результате решение Волоколамского городского суда было отменено, а по делу принято новое определение — в иске о взыскании с ответчиков денежных средств в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Транс-Строй» отказать.

Пять миллионов рублей ускользали из рук, и это, конечно, расстроило наших оппонентов. Они обжаловали судебный акт апелляции, но, честно говоря, шансов выиграть у них уже не было. Как мы и предполагали, суд кассационной инстанции оставил определение апелляционного суда без изменения, а жалобу истца – без удовлетворения.

Чтобы скачать судебные акты по этому делу, введите свой е-мейл:
Финальные мысли

Этот случай является весьма показательным. Конечно, важно разбираться в деталях и нюансах законодательства, но и это не гарантирует легкой победы. Суд – своего рода рулетка, где даже с железобетонной позицией нельзя быть полностью уверенным в успехе. Многое зависит от квалификации самих судей и от умения юриста доносить до них свои доводы. А на этом мы в «Игумнов Групп» собаку съели. Если вам надо отбиться от субсидиарки, вы знаете, что делать. Наши контакты здесь.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Кондратьева Екатерина
юрист "Игумнов Групп",
профи по банкротствам юридических и физических лиц,
специалист-схемотехник
Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.