Мы входим в ведущие правовые рейтинги России

Взыскание долгов

Взыскание судебных расходов: как не дать это сделать

Опубликовано: 27 июня, 2024 в 10:00 дп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,

Как надо отбивать взыскание судебных расходов
Цена вопроса: 515 778,64 рубля
Сроки: несколько месяцев
Сложность: легко
Трудозатраты: 30 н/часов
Результат: дело выиграно
Стоимость: пятизначная, в рублях

По сути, это рассказ о том, как победитель пытается выдоить из проигравшего суд еще немножко денег, используя в качестве инструмента юридические услуги. В этом кейсе мы выступали на стороне проигравшего и снизили сумму, которую хотели срубить с нашего клиента оппоненты, почти в шесть раз, с полумиллиона до нескольких десятков тысяч.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

ООО «НПО» проиграло дело. С него взыскали в пользу двух его бывших участников стоимость их долей в уставном капитале — 20% у каждого. Но экс-участники ООО на этом не остановились и решили, что им не помешает и взыскание судебных расходов. Все вроде нормально, если бы не общая сумма  — почти полмиллиона рублей. За юридическую помощь в довольно простом деле.

Пострадавшее ООО (кстати, его представители — постоянные читатели нашего блога, привет!) решило, что это как-то чересчур. Мы, конечно же, согласились и начали действовать.
О том, как вообще можно решить корпоративные конфликты, рассказали в этой статье.

Раньше суды расходы на юристов резали и без каких-то особых заявлений. Но то было раньше: в конце 2022 года это им фактически запретил Верховный Суд. Рассматривая одно из дел, судьи ВС РФ заявили, что если проигравший ничего не имеет против заявленной победителем суммы расходов, то суды не имеют права их урезать. Это вообще еще в 2016 году разъяснялось. А вот если оппонент возражает и доказывает, что расходов как-то до фига, тогда резать можно.

На практике суды этим разъяснением далеко не всегда руководствуются, но он есть.

Скачать этот документ ВС РФ:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

В арбитражном процессе судебные расходы — это госпошлина и судебные издержки. К последним относятся: суммы, которые победитель был вынужден платить нотариусу за заверение доверенностей, оплата нотариального заверения показаний свидетелей, гонорары экспертам и переводчикам, компенсация почтовых и транспортных расходов, расходов на проживание (если они были), на оплату юридической помощи и другие. Но только связанные с рассмотрением дела в арбитражном суде.

И есть нюанс. Взыскать за юридические услуги далеко не всегда можно ту сумму, которую вы заплатили, а в разумных пределах. Например, вы судитесь с бывшим контрагентом по задолженности и желаете, чтобы вас в суде представлял именитый адвокат, который стоит миллион в час. Адвокат с лету выигрывает дело и выставляет вам счет — миллионов эдак на 10. Вы наивно думаете, что бывший контрагент оплатит этот банкет, и включаете адвокатский гонорар в судебные расходы. Ан нет. Суд решает вам вернуть тысяч пятьдесят (в разумных пределах!) и попутно устраивает выволочку: нечего, мол, на такие элементарные дела приглашать дорогих юристов. А если не можешь обойтись без понтов, плати за них сам.

Огласите весь список расходов!


Что именно входило в претензии выигравших суд двух участников к ООО «НПО»:
  • компенсация оплаты по договору об оказании юридической помощи за услуги представителя — 100 тысяч рублей;
  • оплата услуг адвоката — 140 тысяч рублей;
  • почтовые расходы и нотариальные услуги — чуть больше пары тысяч рублей.

И умножить все на два, так как оба участника подавали заявление вместе, — полмиллиона.

Как правильно провернуть взыскание судебных расходов?


Итак, самые большие затраты здесь — на юридическую помощь. Но юридическая помощь бывает разная. Потому давайте убедимся, что это именно судебные расходы, а не что-то другое.

И вот что для этого нужно понять:

1) связаны ли эти расходы с рассмотрением судебного дела и как именно;

2) подтверждено ли оказание юридических услуг документально (акты, справки и т. д., разного рода финансовые документы — чеки, приходники);

3) соразмерны ли расходы разумным пределам.

Смотрим: вроде бы все ок, состав юридической помощи расписан подробно. Эта помощь состояла из разного рода консультаций — лично, по телефону, под ёлкой и в чистом поле; изучение и рассмотрение документов;  поиск и разбор похожей судебной практики; отправка писем, анализ ответов, составление ответов на ответ, если надо; претензионная работа. И, конечно же, составление искового заявления, подача отзывов, расчет и взыскание судебных расходов, составление иных документов, получение исполнительного листа и предъявление его к исполнению… Что-что?!
Кстати, как заставить приставов работать, взыскивая долг по исполнительному листу? Ответ в этой статье

Это не сюда!


А при чем тут предъявление к исполнению исполнительного листа? Такое уже точно не из оперы судебных расходов: мы же помним, что учитываются только затраты, которые связаны с рассмотрением дела в арбитражном суде. Судебные приставы, хоть они и судебные, — это совсем другая епархия. Поэтому такие расходы можно (и нужно!) смело вычеркнуть.

Переходим к отчету юристов о проделанной работе (такой отчет — обязательный элемент комплекта документов о взыскании судебных расходов; без него даже не стоит пытаться их потребовать).

Опля! А здесь у нас всплывают несколько услуг, которые можно условно назвать «взаимодействие с налоговой»: запросы об открытых банковских счетах ООО, составление заявления о взыскании денег с его расчетного счета и отслеживание хода исполнения банком взыскания денежных средств с должника.

Еще раз: судебные расходы на то и судебные, поскольку связаны с рассмотрением дела в арбитражном суде. Налоговая — не арбитражный суд. Значит, и эти услуги не относятся к судебным расходам, с чего тогда проигравшему их возмещать? Вычеркиваем налоговую историю из списка.

Един в двух лицах и по двум договорам


И, кстати, самое странное. Почему у каждого взыскателя аж по два договора об оказании юридической помощи? Один — с представителем, на сто тысяч рублей, другой — с адвокатом, но уже на 140 тысяч. При этом услуги, если верить отчетам, и представитель, и адвокат оказывали одни и те же. Эдак можно десяток договоров с десятью представителями заключить и все их предъявить к оплате проигравшему!

Но мы же знаем, что в законе есть оговорка о принципе разумности. Разумно ли будет заплатить за одно и то же два раза, причем во второй раз даже больше, чем в первый? Что мы скажем о человеке, который так сделал? Правильно: да он, наверное, идиот.

И получается, два договора на разные суммы с разными людьми об одном и том же — простейшее злоупотребление правом, в результате которого на ответчика хотят повесить двойной (и даже больше) долг.

Принесите микроскоп


А теперь включаем режим «Душнила». Посмотрим две вещи:

а) доказано ли то, что юридические услуги действительно были оказаны, а не просто перечислены в отчетах;

б) рыночные цены на аналогичные услуги.

Подсказка, как именно определять, разумны расходы на представителя или нет, есть в документе Верховного Суда. Хотите его посмотреть? Оставляйте свой e-mail в форме:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Упс. На часть услуг нет доказательств того, что они были оказаны: где следы, которые должны остаться от поиска и анализа судебной практики? Какой-то документ должен быть? Где подтверждение того, что проводилась юридическая оценка документов — акт, правовое заключение, да хоть что-то? Где доказательства, что юристы консультировали своих клиентов по телефону?

Пора подводить итоги. Мы имеем:

1) расходы, не относящиеся к судебным;

2) чрезмерные расходы, дублирующие друг друга;

3) недоказанные расходы.

Итого отметаем дублирующие услуги адвоката — раз, расходы, не относящиеся к судебным, — два, три — вычитаем недоказанные услуги. У нас остались четыре пункта, которые действительно можно считать судебными расходами: оплата претензионной работы, подготовки искового заявления, представительства в арбитражном суде и апелляции.

…И еще душнее


Отлично, не придется работать со списком из нескольких десятков юруслуг.  Оцениваем стоимость оставшихся, отталкиваясь от стоимости аналогичных на рынке.

Простой поиск в интернете показывает: за подготовку иска в арбитражный суд придется заплатить от 1 до 10 тысяч рублей (в среднем по десятку предложений — 4 600 рублей); представительство в суде первой инстанции — от 2 до 35 тысяч, в среднем — 18 с половиной тысяч. Претензионная работа оценивается в среднем  в 4 406 рублей, участие представителя в апелляции — 14 250 рублей.

В то время как в договоре стоимость судебных расходов по претензионно-исковой работе и представлению интересов в судах первой инстанции — 70 тысяч, что в три раза больше, чем в среднем по рынку, а в апелляционной — в два раза больше — 30 000 рублей, принцип разумности горько плачет.

Считаем «средние» деньги за четыре услуги: 41 836 рублей на каждого заявителя плюс почтовые расходы и доверенности. По последним пунктам у нас возражений не было. Вот теперь можно в суд.
Может пригодиться: вот инструкция, как взыскивать судебные расходы в банкротстве.

Диалог из суда: «А что, так же можно было…»


Представитель от обоих истцов (в который раз) явился в одиночестве. Второй представитель присутствовал один-единственный раз — на самом первом судебном заседании. А судья, изучив наш подробный отзыв, пришла в крайне удивленное состояние и стала задавать представителю неудобные вопросы.

Судья — представителю: «Почему у вас договоры дублируются?»

Представитель, невозмутимо: «У нас два истца, два юриста, каждый оказал услуги».

Судья: «Но почему каждым юристом оказаны одни и те же услуги одному и тому же человеку?»

Представитель: «А что такого? Так ведь можно!» :)

Судья поулыбалась в ответ и ушла в совещательную комнату.

А когда вышла с решением, то… посчитала стоимость оказанных услуг даже ниже, чем мы готовы были признать в качестве разумной в нашем отзыве, — 35 вместо 41 тысячи рублей. Сумма снизилась примерно в шесть раз относительно первоначальной.

Обоснование от суда:

  1. Дело несложное и, собственно, стандартное, поэтому блистать юридическими познаниями при подготовке иска не требовалось.
  2. Забавно, что одни и те же услуги взыскателям оказывали два человека — одни и те же юристы что у одного взыскателя, что у второго. И ситуация у обоих была один в один: в правовой позиции по каждому потребовалось менять только фамилии.

Скачать документ суда по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.

Взыскание судебных расходов: как взыскать и не разочароваться


Этот кейс можно назвать примером того, как не надо проворачивать взыскание судебных расходов.  Чтобы впоследствии не грызть себе локти из-за подобной неудачи, не стоит полагать, что если вы выиграли дело, то проигравший теперь должен ответить вообще за все и возместить ваши расходы на шампанское по случаю выигрыша, команду юристов, пятизвездочный отель и аренду пяти лимузинов, на которых вы добирались до арбитражного суда.

Нет, так не получится, потому что есть принцип разумности. Отыграть обратно выйдет только толковые расходы, напрямую связанные с рассмотрением дела. И исключительно те, которые действительно были оказаны, а не просто «прописаны» в договоре или отчете. Причем их стоимость не должна быть завышена.

К тому же, каждое движение юристы должны подтвердить документально: актом, заключением, другими доказательствами. Мы в «Игумнов Групп» так делаем, например.  Документируем чуть ли не каждый чих. Убедитесь в этом лично, и ваши шансы на то, что после всех судебных баталий вы «отобьете» расходы на юристов, резко повысятся.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Взыскание по исполнительному производству: заставляем приставов работать

Опубликовано: 16 ноября, 2023 в 10:00 дп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,

взыскание по исполнительному производству Организация заняла у вас деньги, но так и не вернула. При этом она продолжает работать, рекламировать свои услуги в соцсетях и зарабатывать на новых клиентах. Ваше терпение на исходе. Вы пытаетесь решить все путем мирных переговоров, но дело с мертвой точки не двигается. Тогда вы подаете иск в суд. Закон на вашей стороне: должник с грохотом проигрывает во всех инстанциях. И вот у вас на руках исполнительный лист. Казалось бы, еще чуть-чуть, и вы получите свои деньги назад. Но все, кто уже имел радость столкнуться с работой судебных приставов-исполнителей (СПИ), вам скажут: взыскание по исполнительному производству — тот еще увлекательный аттракцион.

Есть ли смысл ввязываться в эту историю? Что делать, если судебные приставы отмахиваются от вас отписками или своими действиями нарушают ваши интересы? Давайте разбираться.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

У исполнительного производства есть очевидный плюс: взыскателю не нужно платить приставам за работу по «выбиванию денег» из должника. Весь этот банкет будет за счет государства. Из минусов: взыскание по исполнительному производству может растянуться на годы.

Дело в том, что судебные приставы — занятые ребята. Им буквально некогда нянчиться с каждым взыскателем и должником. По данным Федеральной службы судебных приставов (ФССП), в 2022 году на одного судебного пристава в среднем приходилось 5 600 исполнительных производств. В целом же за прошлый год на исполнении находилось 131,5 миллиона (!) производств.

Хорошая новость: своими действиями вы можете ускорить процесс взыскания долга по исполнительному листу и сделать так, чтобы ваше дело не потерялось в толпе аналогичных. Об этом мы поговорим чуть позже, а для начала разберемся с порядком исполнительного производства и возможностями влияния на должника, которые есть у ФССП.

Порядок возбуждения исполнительного производства: ожидание


Вы выиграли суд и получили на руки исполнительный документ для принудительного взыскания задолженности. Это может быть исполнительный лист, судебный приказ, удостоверение комиссии по трудовым спорам и т. д.

Взыскатель направляет оригинал исполнительного листа (или другого документа из списка) вместе с заявлением в подразделение ФССП по юридическому адресу компании-должника, указанному в ЕГРЮЛ.

Скачать образец заявления о возбуждении исполнительного производства:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

После этого судебный пристав обязан сообщить должнику радостную новость, суть которой сводится к следующему: «Уважаемый, против вас возбуждено исполнительное производство. Отдайте деньги добровольно в течение 5 дней с момента получения этого постановления. Иначе будете должны уплатить сверху еще 7% от суммы долга, а мы начнем применять нашу силушку богатырскую, чтобы деньги из вас в принудительном порядке стрясти».

Если компания-должник не докажет, что задержала погашение задолженности по веской причине (ей помешали болезни, эпидемии или конец света), то она обязана уплатить исполнительский сбор в размере 7% от суммы задолженности, но не меньше 50 000 рублей при неимущественном характере требований и не меньше 10 000 рублей, если требования — имущественные.

Если должник после получения уведомления продолжает игнорировать требования взыскателя, пристав переходит к принудительному взысканию задолженности.

Исполнительное производство чаще всего завершается одним из этих вариантов:

  1. Долг взыскивают в полном объеме или частично.
  2. Из-за невозможности взыскания исполнительное производство оканчивается (например, должника не удается найти).
  3. Долг не возвращается, потому что у должника нет имущества на его погашение.
  4. Должник ликвидируется.
  5. В отношении должника инициируется процедура банкротства.

О том, как взыскать долги через банкротство и чем взыскание по исполнительному производству отличается от этого варианта, читайте тут.

Возбуждение исполнительного производства: реальность


Все может пойти куда-то не туда с самого начала. ФССП не всегда принимает заявления взыскателей с первого раза. Особенно если вы захотите общаться с приставами не лично, а через представителя.

Ваши документы приняли? Расслабляться ой как рано.

Пристав по закону обязан уведомить должника о возбуждении исполнительного производства не позднее следующего дня с момента вынесения соответствующего постановления.

До 2020 года такие постановления направлялись исключительно почтой. И приставы либо срывали сроки отправления писем, либо вообще забывали их отправлять.

Сейчас картина стала лучше: ФССП активно рассылает уведомления через Госуслуги. Проблема если не ушла целиком, то практически решилась. То есть должник с великой долей вероятности свое письмо счастья получит.

Более того, если приставы направили уведомление через Госуслуги и должник вошел в личный кабинет, с этого момента он считается ознакомленным с постановлением о возбуждении исполнительного производства. А если уведомление от ФССП висит непросмотренным в течение 15 дней, пристав направляет письмо другим способом.

Скачать определение Верховного Суда, в котором об этом говорится:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Если после этого задолженность перед вами начнут оперативно гасить, вы попали в число счастливчиков, которым взыскание через исполнительное производство уже через пару месяцев дало результат.

Но если ваш должник — организация со своими юристами, у которой нет ни желания, ни возможности возвращать ваши миллионы, вас ждет полное погружение в реальность работы ФССП.

Самое интересное начинается на этапе принудительного взыскания задолженности.

Возможности ФССП, которые она практически не использует


Чтобы приставы могли заставить должника в принудительном порядке рассчитаться со взыскателем, закон наделил ФССП расширенными полномочиями. При должном рвении с помощью этих инструментов можно найти любое имущество, даже если его три года назад подарили двоюродной тетушке из Якутии. Из основных:

1. Розыск финансов должника

Приставы могут определить финансовое и имущественное состояние должника в кратчайшие сроки благодаря межведомственному электронному документообороту. По нему, например, ФССП направляет запросы в налоговую, чтобы получить сведения об открытых банковских счетах компании-должника и количестве денег на них.

Через запросы в налоговую приставы также могут установить наличие доли компании-должника в другом юридическом лице.

Интеллектуальную собственность поможет найти Роспатент.

Информацию про дебиторскую задолженность пристав может получить от контрагентов компании-должника, истребовать у ее руководителя отдельным постановлением или отправить запрос в суды. В базе ФССП тоже можно откопать данные по дебиторке, если должник фигурирует в каких-то исполнительных производствах как взыскатель. Так пристав может выйти на дебиторов юридического лица.

2. Розыск имущества должника

Движимое имущество приставы могут найти через запросы в ГИБДД, МЧС, Ростехнадзор, Росавиацию. Недвижимость разыскивается в основном через Росреестр.

3. Подключение взыскателя к процессу

Взыскателей много, а пристав один. Закон учитывает эту несправедливость и наделяет пристава правом давать поручения взыскателю по направлению запросов и получению ответов от перечисленных выше органов и организаций. Поручение пристава — это стандартный документ, который в рамках исполнительного производства выполняет роль доверенности.

4. Реализация имущества

Если денег должника не хватает на погашение задолженности или пристав их по каким-то причинам не нашел, он приступает к реализации имущества. Пристав может: запретить регистрационные действия, арестовать или оставить на ответственном хранении у должника движимое имущество, арестовать недвижимость. После этих действий имущество оценивается и выставляется на торги. Также судебные приставы могут производить опись имущества.

5. Привлечение к уголовной ответственности

Орган дознания отдела судебных приставов-исполнителей  вправе возбудить уголовное дело в отношении руководителей и собственников юридического лица за злостное уклонение от выплаты долга.
Однажды мы участвовали в деле по взысканию убытков с ФССП. Чем все закончилось, можно почитать здесь.

Если бы приставы использовали все возможности давления на должника, которые им дает закон «Об исполнительном производстве», то даже самой крупной компании с самым профессиональным штатом юристов пришлось бы несладко.

Но кто будет производить все эти сложные розыскные мероприятия, потом оценивать найденное имущество, затем выставлять его на торги за зарплату бюджетника? Да к тому же, когда у тебя не одно такое дело в месяц, а пятьсот одно.

Поэтому в реальности судебные приставы отправляют «первое китайское» предупреждение должнику, а потом начинают проявлять чудеса изобретательности, лишь бы только не работать.
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.

Уловки приставов, на которые может нарваться взыскатель


Перечислим самые распространенные:

1. Если взыскатель контактирует с приставами через своего представителя, а тот пытается подать заявление о возбуждении исполнительного производства или ходатайства и т. д., приставы их принимать отказываются, ссылаясь на то, что в доверенности не прописаны полномочия на подачу каждого конкретного документа по конкретному исполнительному производству.

Однако ФССП обязана принять документы по доверенности: достаточно лишь указания общего права на представление интересов взыскателя в рамках исполнительного производства.

2. Ваш СПИ в отпуске/суде/болеет, а замещающий пристав говорит о том, что программа не позволяет совершить ему то или иное исполнительное действие, т. к. ваше производство привязано к аккаунту вашего СПИ.

Это все отговорки чистой воды. Когда один пристав отсутствует, его исполнительные производства должны быть переданы другому СПИ. Если этого не произошло, нужно идти к заместителю старшего судебного пристава-исполнителя или к старшему судебному приставу на прием в том же отделении. У них должны быть права доступа ко всем исполнительным производствам.

3. Вам говорят, что программа зависла, бумага закончилась, времени на розыск должника не хватает, до той или иной организации дописаться не могут… Любые обстоятельства из этой серии вас волновать не должны. Сразу идем с жалобой к руководству пристава.

4. В ФССП утверждают, что все исполнительные действия должны совершаться только по вашему письменному ходатайству.

И снова мимо. Закон обязывает приставов совершать исполнительные действия для взыскания задолженности. Подача ходатайств — это ваше право, но никак не прямая обязанность.

5. Самая трудозатратная часть работы пристава-исполнителя — поиск, оценка и реализация имущества должника. Именно с этого этапа приставы стараются слиться активнее всего. К примеру, обосновывают свое бездействие тем, что стоимость имущества должника превышает размер долга перед взыскателем, в связи с чем приступать к реализации никак нельзя. Такую позицию Верховный Суд не поддерживает, да и в законе она не закреплена.

Пример: взыскатель С. обратился в суд с жалобой на бездействие пристава-исполнителя. Тот отказывался приступать к реализации имущества должника Д., поскольку его задолженность перед С. составляла всего 500 тысяч рублей. Таких денег на счетах Д. обнаружено не было. Единственное, что можно было продать с торгов — земельный участок, стоимость которого в разы превышала размер долга перед взыскателем. Должника такой расклад не устроил, поэтому он предложил приставу погасить задолженность не за счет дорогого участка, а из денег от своей предпринимательской деятельности.

Первая инстанция, апелляция и кассация с должником согласились. Дескать, в материалах дела нет доказательств, что задолженность невозможно погасить за счет иного имущества должника-предпринимателя.

Однако когда дело дошло до Верховного Суда, тот акты нижестоящих инстанций отменил примерно с такими словами: «Уважаемый пристав, вы же уже предприняли необходимые меры: сначала разыскивали деньги, потом другое имущество должника. И нашли только земельный участок. Раз так, землю надо продавать, из вырученной суммы 500 тысяч отдать взыскателю, а оставшиеся деньги вернуть должнику». Итог: жалоба взыскателя удовлетворена.

Скачать решение ВС РФ по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

6. Пристав может взять и отменить собственное постановление. Такие ситуации на практике тоже не редкость.

Пример: пристав возбудил исполнительное производство по заявлению взыскателя — ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород». Получил сведения о наличии на счетах компании-должника денежных средств, достаточных для погашения задолженности. Затем вынес постановление об обращении взыскания на деньги должника, хранящиеся на расчетном счете.

Должник с таким положением дел не согласился и направил приставу обращение, в котором давил на то, что он является ресурсоснабжающей организацией. Из-за ареста счетов придется прекратить работу котельной накануне отопительного сезона. А от этого могут пострадать люди.

Пристав обращением должника проникся, грех на душу брать не стал и отменил свое же постановление.

Тут уже не обрадовалась компания-взыскатель и обжаловала действия пристава в суде.

Итог: суды заявленные заявителем требования удовлетворили, подчеркнув, что пристав-исполнитель не может по собственной инициативе отменить постановление. Такие полномочия есть только у руководства: старшего судебного пристава и его заместителя.

Скачать судебное постановление по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

7. На обжалование действий пристава у вас есть всего 10 дней с того момента, как вы узнали/должны были узнать о нарушениях ваших прав. А жалобы приставы не любят почти так же, как разборки с имуществом должника. Поэтому могут тянуть с ответами на поданное заявление всеми доступными способами, чтобы сорвать сроки на обжалование. Например, направляют письмо на электронную почту: «Ваша заявка рассмотрена, ответ во вложении». А во вложении какой-то странный файл лежит в формате odt. Через некоторое время вам удается его открыть, а там написано: «Ответ направлен заявителю почтой». Может быть, когда-нибудь это письмо до вас дойдет, но заветные 10 дней закончатся раньше. И снова здорово: либо писать очередное заявление, либо обращаться с жалобой на бездействие пристава в суд.

8. Сайт ФССП, на котором вам придется проводить уйму времени, периодически безбожно висит. Иногда помогает одна перезагрузка, а иногда проблема сохраняется часами. К уловкам приставов этот факт напрямую не относится, но такие баги могут стоить вам драгоценного времени на отправку той же жалобы или обращения.

Может сложиться впечатление, что от действий (а чаще — активного бездействия) приставов страдают только взыскатели. Три ха-ха. Должникам тоже достается.

СПИ торопятся как можно скорее сбросить с себя очередное взыскание по исполнительному производству, поэтому если им удается в пару запросов найти имущество должника, то оценивают они его частенько ниже рынка. Ведь дешевый лот уйдет с торгов быстрее. Квартиру за 1 млн купят в первом же круге, а точно такая же недвижимость за 10 млн может месяцами никого из участников торгов не заинтересовать. Это только одна из схем. Вот другие:

1. Пристав торопится и взыскивает все доходы должника, чтобы погасить требования взыскателя в один присест, хотя по закону не может удерживать больше 50% от дохода.

2. С той же целью СПИ может описать все имущество должника или арестовать активы, не подлежащие взысканию.

Пример: суд в отношении должника вынес решение о запрете на осуществление регулярных перевозок по Белгороду. В адрес пристава был направлен исполнительный лист. Однако вместо того, чтобы принять меры, направленные на исполнение должником судебного решения, пристав решил проявить фантазию. Во время рейда с ГИБДД он обнаружил,  что принадлежащий должнику автобус продолжает курсировать по запрещенному маршруту. И арестовал транспорт.

За это действие должник подал жалобу на пристава, сославшись на то, что требование по исполнительному листу носит неимущественный характер (запрет перевозок по маршруту). Следовательно, имущество должника не может быть изъято с целью исполнения решения суда.

Три инстанции должник проиграл, но Верховный Суд разрешил возникший спор по-своему.

Поскольку в данном случае в исполнительном листе отсутствовали требования имущественного характера, а в деле не содержится каких-либо доказательств принятия судебного акта о наложении ареста на автобус или другое имущество должника, у судебного пристава не было законных оснований арестовывать транспортное средство. К тому же, этот арест нельзя расценить как действие, направленное на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению судебного решения.

В итоге ВС РФ акты нижестоящих инстанций отменил и признал действия пристава незаконными.

Скачать это определение Верховного Суда:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

3. Пристав начисляет исполнительский сбор (те самые 7% от суммы долга) должнику, хотя тот начал добровольно гасить задолженность и уложился в пятидневный срок. Или вообще никакого постановления о возбуждении исполнительного производства не получал.

Пример: ничего не подозревающий должник отправился в отпуск. Но на паспортном контроле в аэропорту его развернули со словами: «У вас ограничение на выезд за границу. Вы разве не знали?!»

А должник действительно ничего не знал. И на ровном месте потерял не только хорошее настроение, но и деньги: билеты сгорели вместе с путевкой.

Естественно, здесь поработал судебный пристав-исполнитель. Должник тоже об этом догадался и подал заявление в суд с требованием признать действия пристава незаконными и возместить стоимость путевки.

Суд первой инстанции требования удовлетворил, но апелляция с кассацией все отменили и должнику отказали.

И снова справедливость восстановил ВС РФ. Оказалось, что постановление об ограничении на выезд за границу было вынесено в июле 2018 года. При этом в материалах дела отсутствуют сведения, что пристав уведомил должника о возбуждении исполнительного производства и запрете на выезд. Должник же узнал об этом только в октябре 2018-го, в день долгожданного отпуска.

Ненадлежащий порядок уведомления должника это вопиющее нарушение. Действия пристава признали противоправными, с ФССП взыскали убытки.

Скачать судебный акт по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

4. У должника несколько взыскателей с исполнительными листами. По закону пристав должен эти производства объединить и распределять поступившие от должника деньги пропорционально требованиям всех взыскателей. В таких случаях приставы могут распределять полученные с должника средства неправильно. Например, одно из исполнительных производств пристав «забыл» объединить с остальными. Должник перечисляет деньги конкретно по этому «выпавшему» исполнительному производству. В итоге производство закрывается, а остальные взыскатели остаются ни с чем.

5. В отношении должника вводится процедура банкротства, а пристав исполнительное производство не закрывает и продолжает взыскивать деньги из конкурсной массы, причиняя убытки.

P. S.


Примеров, где пристав нарушает интересы должника, куда больше. Мы разобрали самые распространенные. Отметим: такие действия ФССП бьют по обеим сторонам конфликта. Взыскатель тоже страдает: должник будет жаловаться на пристава, что дополнительно затормозит и без того небыстрый процесс взыскания по исполнительному производству.

Как заставить приставов работать?


Увы, волшебных лайфхаков и формулировок мы вам не дадим. Мы не жадные, их просто не существует. И если вы до сих пор верите во взыскание по исполнительному производству… правильно делаете. Оно со скрипом, но все-таки работает. При одном условии. Если вы будете принимать во взыскании долга активнейшее участие. Надеяться на то, что пристав опомнится, раскается и все сделает за вас, можно. Только так свои деньги вы вряд ли вернете.

Чтобы дело сдвинулось с мертвой точки:

1. Жалуйтесь!


И еще раз жалуйтесь. Причин у вас для этого в ходе исполнительного производства будет достаточно. Направляйте жалобы к старшим приставам-исполнителям, в управление по региону, в ФССП. Жаловаться можно и нужно не только в службу судебных приставов, но и в региональную прокуратуру.  Там вашему заявлению не удивятся: Генпрокуратура спустила в свои подразделения отдельные указания, в которых говорится о необходимости прокурорского надзора за действиями приставов-исполнителей.

Скачать указание Генеральной прокуратуры, о котором идет речь:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Заявления в суд с обжалованием действий/бездействия СПИ тоже работают. В свежей судебной практике таких примеров масса. Разберем парочку:

Оспаривание оценки имущества должника


Перед тем как отправить имущество должника на торги, пристав-исполнитель должен определить его рыночную стоимость. Оценку производит нанятый ФССП эксперт.

Эти ребята грешат занижением стоимости имущества должников. Рекомендуем во избежание неприятных сюрпризов нанимать своего оценщика и перепроверять результаты экспертизы от приставов.

Важный момент: отчет об оценке имущества актуален в течение 6 месяцев с момента его составления. Про этот нюанс приставы в пылу работы любят забывать.

Так и произошло в одном из кейсов. Пристав-исполнитель забыл об указанной норме и выставил недвижимость компании-должника на торги с учетом стоимости, определенной отчетом об оценке, составленным больше полугода назад.

Компания-должник, воспользовавшись ошибкой ФССП, обратилась в суд с требованием признать начальную стоимость реализации имущества недостоверной и провести судебную экспертизу для определения актуальной цены недвижимости.

Суды требование компании удовлетворили. Недвижимость на торги была выставлена по цене, установленной свежей судебной экспертизой.

Скачать постановление суда по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Непринятие приставом мер по изъятию имущества у должника


ООО «СК-Мегаполис» подало заявление о возбуждении исполнительного производства против индивидуального предпринимателя, который занимался розничной торговлей.

Затем общество дважды обращалось к приставу с требованием выйти на торговые точки ИП, арестовать продукцию и денежные средства в кассе.

Только через полгода пристав удосужился проверить торговую точку должника, но ничего там не нашел. А еще через два месяца ИП прекратил свою деятельность и был исключен из ЕГРИП.

Раздосадованный взыскатель подал заявление в суд с жалобой на пристава. Суды признали его бездействие незаконным, но убытки с ФССП взыскать не вышло: отсутствие описи продукции и кассовой книги помешали «СК-Мегаполису» определить реальную стоимость сокрытого должником имущества.

Скачать постановление суда по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

2. Следите за сроками


Главное правило жалоб на ФССП — не пропустить 10-дневный срок на обжалование. Он, как мы уже говорили, начинает течь с того момента, когда вы узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Еще один важный момент. Чтобы не потерять время впустую, при подаче жалобы соблюдайте правильную последовательность:

  1. сначала ее нужно отправить старшему судебному приставу отдела, в котором работает ваш пристав-исполнитель;
  2. затем в управление приставов по региону;
  3. далее — в ФСПП России;
  4. и только потом — в суд.

Жалобы можно подавать почтой, через Госуслуги, на руки под штамп или прямо через сайт ФССП:

Жалоба на ФССП для юридических лиц через сайт службы судебных приставов

3. Вам надо — вы и работайте


Морально готовьтесь к тому, что вам придется выполнять всю работу за пристава и регулярно ходить к нему на приемы, которые проходят два раза в неделю. Во взыскании по исполнительному производству, как бы грубо это ни звучало, только одно заинтересованное лицо. И это точно не пристав.

Не хотите ждать своих денег годами, пока их окончательно не съест инфляция? Знакомьтесь с материалами производства. Подавайте ходатайства о совершении нужных исполнительных действий. Самостоятельно ищите информацию о должнике и все, что узнаете, сообщайте вашему приставу. Тогда есть шанс, что вы войдете в число тех, кому по исполнительному листу удалось хоть что-то взыскать.

А можете обратиться за сопровождением исполнительного производства к юристам, которые в битвах с ФССП заматерели и знают, как ускорить процесс, защитив ваши интересы. Выбор, как всегда, за вами.
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени

Взыскание по исполнительному производству: вы рискуете остаться ни с чем?


Говорить о том, что ФССП — бесполезная организация, приставы — поголовно лентяи и тунеядцы, а исполнительный лист из суда вообще можно не забирать, нельзя.

Институт судебных приставов работает, пусть и не без помощи известной матери. Об этом говорим не только мы, но и статистика.

За 2022 год количество исполнительных производств, требования по которым удовлетворены полностью или частично, составило 65,9 млн. Для сравнения: в 2021-ом их было 60,2 миллиона. В прошлом году показатель исполняемости по всем категориям производств составил 50%.

Статистика официальная, но, судя по нашей практике последних трех лет, примерно так картина и выглядит. То есть шансы, что вам удастся вернуть хотя бы часть денег по исполнительному листу, буквально 50/50.

Если такая статистика не для вас, есть более надежный, хоть и более дорогой вариант, в котором вам не нужно будет делать всю работу за тех, кто по закону обязан ею заниматься. Это взыскание долга через банкротство должника.

А если вы готовы испытать удачу со взысканием долга через исполнительное производство, резюмируем, к чему стоит готовиться и на что обратить особое внимание:

  1. Приставы перегружены работой. Ваше производство будет одним из тысячи.
  2. Просто подать заявление в ФССП и ждать положительного исхода — не вариант. Вы либо делаете за приставов работу, закидываете их ходатайствами и жалобами, самостоятельно ищите имущество должника и получаете результат, либо рискуете остаться без своих денег.
  3. Приставы не только затягивают исполнительное производство, но и регулярно нарушают права взыскателей с должниками.
  4. При обжаловании действий/бездействия пристава нужно уложиться в 10-дневный срок и соблюдать очередность подачи жалобы.
  5. Взыскать долг через исполнительное производство реально, если должник «жив» (не ликвидировался и не ушел в банкротство) и у него есть официальные активы.
  6. Взыскание по исполнительному производству вам подойдет больше, чем через банкротство, если у вас нет лишних денег на финансирование банкротной процедуры. Либо если вы точно знаете, что у должника есть средства на погашение задолженности.
  7. Взыскание по исполнительному производству может длиться от пары месяцев до нескольких лет. Продолжительность зависит от активности самого взыскателя и судебного пристава, размера долга и от того, насколько хорошо должник сумел спрятать свое имущество и доход.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте к нам в гости в Москву и Санкт-Петербург.
Взыскание имущества поручителя

Опубликовано: 13 октября, 2022 в 12:00 пп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,,

взыскание имущества поручителя
Дело: А41-67003/19
Цена вопроса: 54 938 762 рублей
Начало проекта: май 2020 года
Срок реализации: полтора года
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 95 н/час
Темп: аккуратный
Результат: дело выиграно, сделки признаны законными
Стоимость: семизначная, в рублях

Представьте: ваш друг детства Петя берет в банке кредит. Ему нужен поручитель, и он просит вас о безобидной услуге. Вы соглашаетесь, подписываете договор поручительства и надолго об этом забываете.

Проходит 5 лет. Вы получаете от банка уведомление: «Петя перестал платить. Будьте добры, внесите деньги по кредиту, иначе мы вас будем банкротить и отберем личное имущество».

Но денег у вас нет, а всю недвижимость вы подарили детям еще 4 года назад. Ваш карман пуст, как холодильник холостяка, и вроде бы волноваться не о чем. Вы показываете банку средний палец правой руки, а он запускает ваше банкротство.

Финансовый управляющий находит сделки дарения квартир детям и пытается их оспорить, чтобы этой недвижимостью погасить требования банка.
Внимание, вопрос: каковы шансы детей остаться без жилья?
Не торопитесь. Сосредоточьтесь, подумайте. Представьте, что от этого реально зависит материальное положение вашей семьи.

Вы ответили, что шансы низкие, — вы ошиблись.

Вы ответили, что шансы высокие, — опять мимо.

На самом деле, успех дела зависит всего от одного обстоятельства.

Когда поручитель стал должен банку денег? В какой конкретно день и время?

И вот здесь масса вариантов: то ли в тот момент, когда поручитель вытащил из своего почтового ящика уведомление банка. То ли за год до этого, когда тот самый Петя на рыбалке как бы случайно проронил: «Всё, Вася, кажется, я закончился. Наверное, дальше мой долг тебе платить…». Или в тот проклятый день, когда наш герой поставил подпись в договоре поручительства? А может, когда банк просудил свои требования к поручителю в суде?

Только от этого ответа зависит, будут ли дети жить в собственных квартирах или в съемных. Интересно, да?

Разберемся с этой непростой ситуацией на примере кейса «Игумнов Групп», который мы завершили год назад. А заодно обобщим судебную практику.

Поясню важный момент: с точки зрения закона не имеет значения, поручался человек за бизнес (компанию) или за физическое лицо. Подходы к оспариванию сделок поручителя в обоих случаях одинаковы.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Взыскание имущества поручителя: хроника событий


2010 год


Большая игра. Поставки комплектующих для электроники и оргтехники. Миллиардные обороты. Собственное офисное здание в центре Москвы. Возобновляемый кредит для покрытия кассовых разрывов на период поставки и реализации товара. Три партнера в бизнесе — они же поручители по банковскому кредиту. Все в шоколаде.

2014 год


«Крымская весна». Скачок стоимости доллара. Падение объема продаж. Отсутствие возможности выдернуть деньги из оборота и погасить кредит. Банк отказывается реструктурировать задолженность и блокирует счета. Компания в кризисе. Но общий размер банковского кредита в разы меньше, чем стоимость офисной недвижимости. Партнеры спокойны. Они уверены, что денег с её продажи хватит на покрытие всех долгов. И еще останется.

2015 год


Кредитная организация подает на банкротство компании. Назначается «дружественный» банку арбитражный управляющий. Одновременно банк просуживает требования к поручителям. Владельцы бизнеса (они же поручители) начинают что-то подозревать…

2016–2018 годы


Классика рейдерства: офисное здание компании оценивается за копейки и продается с торгов. Недвижимость выкупает только что зарегистрированное юрлицо, которое без всяких залогов и поручительств берет на эти цели кредит в том же самом банке. Вырученных с продажи денег для полного покрытия долга компании, естественно, не хватает. Банк подает заявление о взыскании имущества, вежливо попросив поручителей «скинуться» личным имуществом, чтобы решить проблему. У бывших владельцев бизнеса открываются глаза.
Не знаете, как взыскать долг, если должник ликвидировался? Ответ найдете здесь.

2019 год


Все три бенефициара компании подают на личное банкротство. Цель: списать долги по поручительству. Благо, с момента отчуждения личного имущества прошло более 3 лет, и оно в безопасности — так рассуждают поручители. Но впереди их ждет множество чудесных открытий.

2020 год


Поручитель №1 удачно проскакивает. Банкротство завершается, долги списываются.

Поручитель №2 банк ловит его в последний момент: активно включается в банкротство и начинает оспаривать сделки. Экс-бизнесмен помнит про срок исковой давности в 3 года и думает, что у него все тип-топ — тратиться на юристов нет смысла. Но банк — профессионал по взысканию долгов: сделки «слетают», личное недвижимое имущество возвращается в конкурсную массу и продается с торгов, деньги забирает банк.

Подобную схему банк пытается провернуть и в банкротстве. Только теперь его позиция становится крепче: «Мы ведь уже доказали, что эти поручители бо-о-о-о-о-ольшие хулиганы!»

Поручитель №3 понимает, что пора идти в «Игумнов Групп», юристы которой решают безнадежные проблемы.
О том, как уйти в банкротство и остаться «живым», мы рассказывали в этой статье.

Добро пожаловать


Поручитель №3 побоялся довериться юристам широкого профиля. Они могут просто не обратить внимание на тонкие моменты, понимание которых приходит с опытом, чаще с отрицательным.

При выборе юристов он искал именно тех, кто специализируется на банкротном праве. И желательно, не на ведении банкротных процедур — в общем-то, рутинной и не самой интеллектуальной работе, — а именно на судебных спорах внутри этого банкротства: защите сделок, судах по привлечению к субсидиарной ответственности, обжалованию действий арбитражного управляющего и так далее.

Это так называемые обособленные споры, которые требуют от юриста высокой квалификации не только в части закона о банкротстве, но и знания Арбитражного процессуального кодекса, семейного права, гражданского законодательства, отраслевых стандартов деятельности должника и другого специфического опыта.
Мы обобщили здесь наш опыт об оспаривании сделок должника в процедуре банкротства.

На консультации мы прикинули перспективы Поручителя №3 и честно ему признались: оспариваемые сделки безвозмездные и совершены с аффилированными лицами, поэтому шансы 50 на 50. Все зависит от того, какие еще обстоятельства всплывут и насколько дотошными будут юристы банка.
Вы еще не знаете, как «Игумнов Групп» проводит платные консультации? Тогда вам точно будет интересно об этом прочитать.

В общем, картина по итогам анализа перспектив дела сложилась такая.

Плюсы

Обратная связь
Поручитель №3 был заинтересован в успехе дела, проявлял инициативу в поиске доказательств и охотно давал пояснения по всем возникающим вопросам.

Нормы гражданского права
Сделки нашего клиента оспаривались по нормам гражданского кодекса. Так защищаться все же легче, чем когда оспаривание идет по закону о банкротстве.

Мелкие косяки оппонентов
Банк экономил деньги либо просто был уверен в своей победе. Поэтому некоторые доводы не были подкреплены соответствующими доказательствами. Подобные ошибки мы прощать не собирались.

Бесценный опыт
Когда-то юристы «Игумнов Групп» занимались только судами по субсидиарке. Но на сегодняшний день можем похвастаться массой других успешных кейсов, в том числе и по защите сделок.

Минусы

Преюдиция
Банк ссылался на обстоятельства, установленные при оспаривании схожих сделок Поручителя №2. Существовал риск, что суд пойдет по протоптанной дорожке.

Сделки дарения
Наш клиент заключил худшие сделки из возможных. Во-первых, они безвозмездные, а во-вторых, совершаются с аффилированными лицами.

Поручительство
Наш клиент был обязан возвращать кредит, за который поручился, даже если ему не предъявляют никаких требований. Но вот вопрос, с какого момента считать его должником? Здесь есть разные подходы.

На что спорим


В деле Поручителя №3 было пять сделок, четыре из которых касались купли-продажи автомобилей. Мы не будем на них останавливаться отдельно, так как в рамках данного кейса они погоды не делали, хотя спор по ним тоже выиграли.

Показательной была сделка с недвижимостью, которую и разберем в деталях. В октябре 2014 года Поручитель №3 избавился от квартиры в районе Очаково-Матвеевское города Москвы. Это было оформлено в виде дарения матери доли в трехкомнатной квартире.
О том, как кредитору выжать максимум денег из оспоренной сделки и к чему готовиться должнику, мы рассказывали здесь.

Сделка была совершена за 4 года до принятия заявления о банкротстве, а значит, выпадала за пределы трехгодичного периода подозрительности, предусмотренного законом о банкротстве. По банкротным основаниям она не могла быть оспорена.

А вот по Гражданскому кодексу предельный срок исковой давности составляет 10 лет.

С учетом того, что стороны по сделке были аффилированными лицами, нашим оппонентам нужно было доказать всего два момента:
  • цель сделки — уклонение от уплаты долга. При этом уклонение подразумевается, если поручитель знал о наличии у него задолженности. То есть здесь оппонентам нужно обосновать, в какой момент поручитель узнал о том, что он должен возвращать деньги вместо основного заемщика;
  • сделка заключена для создания видимости перехода права собственности, а не для извлечения реального хозяйственного результата. Здесь потребуется доказать, что после совершения сделки недвижимостью продолжал пользоваться прошлый собственник (поручитель).

Соответственно, мы стали готовиться по обоим пунктам.
Как оспариваются сделки, совершенные за 4–10 лет до банкротства физлица, мы во всех подробностях разбирали в статье «Как отобрать личное имущество у поручителя по займам».

Отсутствие умысла


Тот факт, что не было цели причинить вред кредиторам, мы обосновали просто: поручитель не знал о наличии личного долга. Раз ты не знаешь, что должен кому-то денег, то и не можешь иметь цели причинить ему ущерб, отчуждая свои активы.

Наша позиция была обоснована судебной практикой, получившей широкое распространение с 2015–2016 годов: поручитель становится должен денег только в тот момент, когда он получил письменное уведомление от банка о том, что основной заемщик перестал исполнять свои обязательства.

Кроме того, на руку нам играла и позиция банка: он ссылался на то, что задолженность по поручительству была просужена 1 сентября 2015 года. Нас это устраивало, потому что сделка дарения недвижимости, как вы помните, была заключена в октябре 2014 года. А значит, на момент заключения сделок наш клиент личных обязательств перед кредитором не имел. Соответственно, и умысла причинить вред банку у него тоже быть не могло.
О последствиях, которые могут ждать должника и кредиторов после оспаривания сделки, читайте в этом материале.

Все реально


Подбор контраргументов по направлению «мнимости» сделки мы начали с истории получения нашим клиентом права собственности на эту недвижимость.

«Трешку» в Очаково-Матвеевском наш доверитель, его брат и их мать получили в собственность в 1992 году в порядке приватизации. Три равные доли возникли после смерти отца Поручителя №3.

В большинстве случаев пожилые родители дарят свое имущество детям, чтобы никто после их смерти не заморачивался с наследством. Но вот в нашем случае все наоборот: наш клиент и его брат подарили свои доли матери, тем самым она стала единоличным собственником квартиры.
Кстати, вам может быть интересно, как защитить единственное жилье должника.

И у этого подарка была конкретная цель: после дарственных сделок мать Поручителя №3 заключила договор ренты с пожизненным содержанием. А без единоличного владения жилплощадью оформить ренту нельзя.

«Ну хорошо, — возразят скептики, — как докажете, что мать клиента этой квартирой действительно распоряжалась сама?»

К этому вопросу мы были готовы:
  • она постоянно там зарегистрирована — показываем выписку из домовой книги;
  • несет бремя ее содержания — подтверждаем поручением владельца лицевого счета на перечисление денежных средств, начиная с 2010 года;
  • сама оплачивает коммунальные услуги — достаем заявление о подключении услуги «Автоплатеж» в феврале 2015 года для списание денег с банковского счета матери.

Еще никогда «Автоплатеж» за коммуналку не был так полезен.


Единственное имущество, которое осталось в собственности у Поручителя №3, — это однокомнатная квартира в подмосковных Химках, где он и проживает.

Скептики сразу скажут: «Но ведь клиент теперь живет в „однушке“ в Химках. А был в „трешке“ в Москве. Намеренно ухудшил жилищные условия! И заодно получил иммунитет единственного жилья».

Но это как посмотреть. Например, мы пришли к выводу, что поручитель жилищные условия не ухудшил, а, наоборот, улучшил. Хоть он и купил «однушку» в 2011 году, но проживать в ней смог лишь с 2015 года. Таким образом, сделка отчуждения одной квартиры с последующим переселением в другую ухудшить имущественное положение нашего доверителя не могла.

Судебное взыскание имущества: первая инстанция


Наша логичная позиция, что у ответчика не было цели причинить вред банку путем заключения спорных сделок, ожидаемо сработала.

Доводы по поводу реальности сделки дарения также нашли отражение в определении суда.

Да и в целом суд первой инстанции не стал глубоко погружаться в доводы истца и подробно их расписывать в судебном акте. Было видно, что наши сделки не представляют сложной юридической дилеммы и думать тут суду особо не о чем.

Чтобы скачать вынесенное определение, оставьте свой e-mail, и мы пришлем его в ближайшее время.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Конечно, такой подход делу не всегда помогает, потому что у оппонентов появляется возможность объективно жаловаться в апелляцию. Мол, судебный акт был вынесен без учета важных обстоятельств, и в нем не дана оценка их доводам. Так и произошло.

Апелляционная инстанция: настаиваем на своем


Апелляционная жалоба конкурсного кредитора акцентировала внимание суда на двух моментах:
  • не имеет значения, что судебное решение о взыскании имущества с поручителя долга основного заемщика было вынесено в 2015 году. Главное, что на момент совершения сделок ответчик уже знал о требовании банка по поручительству и не мог его исполнить. А значит, отвечал признакам неплатежеспособности и, следовательно, под этим подразумевается цель причинить ущерб кредиторам;
  • по мнению истца, суд первой инстанции не принял во внимание, что схожие обстоятельства исследовались в деле Поручителя №2, и там аналогичные сделки были отменены. Типа, действует преюдиция, и все надо отменять по отработанному сценарию.

К нашей радости, апелляция пошла по проторенному пути. Суд решил, что обязанность поручителя выплачивать долг за основного должника возникает только с момента вынесения судебного решения о взыскании этого самого долга. А в нашем случае это сентябрь 2015 года.
По-настоящему эпичная история о том, как мы измотали истца и он бросил отстаивать свои позиции, изложена в нашем кейсе «Как номинальному директору избежать субсидиарной ответственности».

Относительно преюдиции апелляция сослалась на то, что не может принять во внимание судебный акт по Поручителю №2, так как он не имеет отношения к нашему делу.

В теории, кстати, это судебное решение в любом случае не могло иметь преюдициального значения. Оно выносилось в отношении других лиц и без участия нашего клиента в споре. На практике же бывает по-разному.

Выводы апелляции нас полностью устроили. Укажите свой e-mail, и мы пришлем вам это постановление.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Итак, через год после старта проекта две инстанции позади. Впереди кассация, которая любит удивлять неожиданными поворотами.

Кассационная инстанция: опасный прецедент


Если откинуть словесную шелуху, то основной вопрос, который должна была разрешить кассация: с какого момента поручитель становится обязанным возвращать долг вместо основного должника?

Нас вполне устраивала версия нижестоящих инстанций: с момента оспаривания требования к поручителю в суде. В нашем случае это 2015 год, а значит, на момент совершения сделок в 2014 году Поручитель №3 никак не мог знать о наличии личного долга. Следовательно, не мог преследовать цель уклониться от его уплаты.

А нашим оппонентам нужен вариант наоборот: долг у поручителя возник с даты просрочки очередного платежа основным заемщиком. Мол, как только бизнес просрочил платеж по кредиту, тут же должен подсуетиться поручитель и оплатить долг из своего кармана. Если поручитель этого не сделал, он признается неплатежеспособным. А значит, автоматически подразумевается цель уклонения от уплаты долга в момент совершения последующих сделок с личным имуществом.

Но кассация пошла еще дальше. Она указала на то, что обязанность поручителя возникает с момента подписания договора поручительства. А значит, цель причинить ущерб своим кредиторам возникает именно с этого момента.

Давайте еще раз для ясности, простыми словами.
Пошел человек в банк и росчерком ручки стал поручителем. Всё, с этого момента любые его сделки с личным имуществом можно рассматривать как совершенные с целью причинить ущерб кредиторам.
Неужели история повторится и счет в пользу банка будет 2:1?

Спокойствие! Не забывайте, что для отмены сделки нужно доказать одновременно два обстоятельства.

Да, предположим, что цель уклониться от уплаты долга у нашего доверителя была. Но никто не отменял того момента, что нужно еще доказать недобросовестность сторон. А вот тут все факты были в нашу пользу: подаренным имуществом реально пользовался и распоряжался одаряемый. У сделки была конкретная цель, и это не попытка «кинуть» банк.

Гвоздем стала покупка нашим клиентом новой квартиры взамен отчужденной. Таким образом, он не ухудшил свое имущественное положение и не мог причинить ущерб кредитору. Это сломало всю логику оппонентов. Что самое смешное: они реально не могли до нее дотянуться, поскольку взыскание не может быть обращено на единственное жилье, а квартира в Химках таковой и являлась.

В общем, кассация поправила выводы нижестоящих судов в части «с какого момента поручитель начинает злоупотреблять правами», но по существу оставила вывод без изменений. С ним вы можете ознакомиться лично: оставляйте e-mail, и мы сразу пришлем его на почту.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

С души упал огромный камень. На счету «Игумнов Групп» очередной успешный кейс, но остался неприятный осадок. Поэтому давайте порассуждаем

Взыскание имущества: возможные ситуации и последствия


Подход к поручителям со временем менялся, но на конец 2022 года он уже более-менее сформирован.
Поручитель начинает злоупотреблять правами с того момента, как он узнал, что основной заемщик не вытягивает свои обязательства.
По этому признаку условно можно выделить три категории поручителей.

1. Поручитель — собственник бизнеса, участвующий в его операционном управлении.

У этих ребят знание о своем личном долге возникает с момента неисполнения денежного обязательства основным должником. Например, не смогла компания в сентябре 2022 года оплатить очередной платеж по кредитному договору — вот с этого момента поручитель и начал злоупотреблять своими правами.

Логика проста: поручитель, принимая участие в управлении бизнесом на должности топ-менеджера, имеет доступ к финансовой информации предприятия и понимает, когда бизнес перестает справляться. И с этого момента начинает уклоняться от уплаты своего поручительства.

При этом суды должны принимать во внимание имущественное положение бизнеса, наличие залогов и так далее.
Признание судом сделки недействительной или сохранение ее в силе зависит от правильного определения момента, когда основной заемщик перестал справляться со своими обязательствами.
Вы можете скачать еще один документ из судебной практики. В нем описана ситуация, когда обязанность поручителя за бизнес возникла после получения уведомления от банка.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

2. Поручитель — собственник бизнеса, не участвующий в его управлении.

Часто собственники бизнеса делегируют управление своей организацией наемному менеджеру, генеральному директору и другим. В этом случае бенефициар, будучи поручителем, может и не знать о проблемах бизнеса.
В этом случае действия поручителя будут признаваться недобросовестными с момента, когда он узнал о наличии у него долга по поручительству или узнал о невозможности исполнять обязательства основным заемщиком.
Узнать это поручитель может, например, из ежегодной отчетности компании. Или из уведомления банка о необходимости погасить долг за заемщика. Но, на мой взгляд, защищаться здесь вполне возможно.

3. Поручитель — третье лицо, не имеющее возможности влиять на должника.

В ситуации, когда поручитель не имеет возможности влиять на деятельность должника и принимаемые им решения (например, поручился за физическое лицо или за стороннее юридическое лицо на основе коммерческого вознаграждения), момент осведомленности также будет другим.

Если иное не доказано, то:
О появлении долга такой поручитель может узнать только из поступившей ему претензии — при условии, что между поручителем и должником отсутствует аффилированность.
В отличие от двух других случаев, у такого поручителя максимум шансов, что его сделки останутся в силе и взыскание имущества его не коснется.

Спасли имущество поручителя и не только: выводы


В описанном кейсе победу принесла предусмотрительность Поручителя №3. Я не знаю, было ли это стечением обстоятельств или хорошо продуманным маневром. Но отчуждение одной недвижимости с одновременной покупкой другой — спасательный круг, вытянувший все тонущие сделки.
Кстати, риски привлечения к субсидиарной ответственности у родственников должника тоже есть.

Могу честно сказать, на такой подход мы наткнулись только благодаря клиенту, но уже неоднократно использовали его в наших услугах по защите личных активов. И это именно тот случай, который показывает, почему специализированные юристы рулят:
  • мы видим массу заказчиков со схожими проблемами;
  • наблюдаем у кого какие решения сработали, а у кого нет;
  • собираем с этого сливки и с учетом судебной практики и законодательных подходов внедряем в свои рекомендации.

Да, это стоит дороже, чем советы сына маминой подруги. Но спокойный сон — это бесценно! Профессионалов, которые могут его обеспечить, ищите здесь.
Взыскание долга через банкротство физического лица

Опубликовано: 8 июля, 2021 в 12:00 пп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,,

Дело: № А40-214081/17
Цена вопроса: 20 146 237, 50 руб.
Начало проекта: январь 2017 года
Срок реализации: по настоящее время
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 226 н/час
Темп: небыстрый
Результат: дело выиграно
Стоимость: фикс + %% по факту взыскания

В девяти из десяти случаев «Игумнов Групп» работает на стороне должников. Так сложилось, что их проблемы и чаяния нам ближе. Возможно, это связано с личным опытом, который пережил глава нашей компании. Но, как бы то ни было, мы хорошо разбираемся в вопросах защиты активов и помогаем клиентам выбрать правильную стратегию и тактику противодействия взыскателям.

Логично, что находятся кредиторы, которые рассуждают примерно так: «Эти ребята знают, как будет вести себя должник, как он будет прятать активы и сопротивляться…» Такие клиенты хотят использовать наши навыки и предлагают заняться взысканием дебиторки. Подобных проектов у нас немного – процентов 10%, но они есть. Нам тоже бывает интересно посмотреть на проблему с другой стороны.

Мы участвуем в деле, в котором кредитор пытается взыскать долг с пяти физических лиц. Проект начался в 2017 году и не завершен до сих пор, потому что имущество выводилось грамотно, с дроблением долей и многократной перепродажей. Из-за этого судебные процессы затягиваются. Поэтому в статье мы расскажем об одном из эпизодов дела, работа по которому уже завершена. И на этом примере постараемся показать, как взыскивать долги через банкротство физического лица.

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Долги наши тяжкие


В 2009 году наш будущий клиент выдал группе из пяти заемщиков кредит на сумму 9,75 млн рублей под залог 39 земельных участков.

Средства должны были вернуться не позднее 31 августа 2013 года, но заемщики своих обязательств не выполнили. Не было возвращено ни копейки! Три года наш клиент слушал вялые объяснения и обещания, что «вот-вот, еще чуть-чуть и мы все обязательно вернем». Позже мы узнали, что в это время должники потихоньку избавлялись от личного имущества (о том, как мы собираем подобную информацию, читайте здесь).

Поняв, что до истечения трехлетнего срока, отведенного для предъявления требований, остался всего месяц, клиент рванул в суд. Иск готовил его юридический отдел, он же вел дело в первые полгода. За это время ситуация приняла нехороший оборот. Договоры займа от имени всех пяти заемщиков подписывал по доверенности один человек – Петр. И в суде ответчики не без успеха продвигали мысль, что они никакие доверенности не выдавали и подпись, поставленная на договорах от их имени, не легитимна.

Поняв, что пахнет жареным, клиент обратился за помощью в «Игумнов Групп». Мы приступили к работе в январе 2017 года и за десять месяцев сумели довести дело до успешного конца. Суд обязал всех пятерых солидарно выплатить нашему доверителю 20,1 млн руб., из которых 9,75 млн руб. составлял основной долг, 10,1 млн руб. – проценты, 200 тыс. руб. – неустойки, 60 тыс. руб. — расходы по уплате государственной пошлины. Заложенные земельные участки выставили на торги, их начальная стоимость была установлена судом на уровне 5 млн руб.

Было очевидно, что суммы, вырученной от реализации предметов залога, не хватит на погашение даже основной суммы долга. Поэтому сразу после вступления в силу судебного акта мы подали заявление о банкротстве физлиц-должников. Цель была простой – успеть вписаться в сроки оспаривания сделок (три года с момента принятия заявления о банкротстве), вернуть выведенное имущество и за счет него погасить долг.

Подозрительный автомобиль


В момент признания физического лица банкротом на сцене появляется новая фигура – финансовый управляющий (ФУ). В его обязанности входит анализ состояния должника, выявление его имущества, ведение реестра кредиторов и др.

В числе прочего финансовый управляющий имеет право подавать иски о признании недействительными так называемых подозрительных сделок должника. К числу подозрительных относятся сделки, наносящие вред кредиторам или оказывающие предпочтение одному из них.

Тому, как вернуть выведенные активы должника, мы посвятили отдельный материал. Почитать об этом можно здесь и здесь.

В деле о банкротстве главного подписанта договоров займа – Петра как раз имелась сомнительная операция. За два месяца до подачи иска о взыскании долга должник продал свой автомобиль Toyota Land Cruiser 200. Машина досталась некоему г-ну М. (далее – Покупатель) всего за 1,5 млн рублей.

Продавалось авто не напрямую. Сначала был заключен договор комиссии с неким Б., который затем уже реализовал машину М. Странным было то, что оба договора – и комиссии, и купли-продажи – были датированы одним днем, 6 июня. Как правило, подобные схемы с участием комиссионера используются для продажи активов аффилированным лицам.

Эта сделка вызвала у нас вполне законные сомнения, и в марте 2020 года финансовый управляющий подал в Арбитражный суд (АС) Москвы заявление о признании ее недействительной.

О том, как оспариваются сделки в банкротстве, мы подробно писали здесь.

Плюсы

1. Опыт работы
Мы хорошо знаем, как оспариваются сделки в процедуре банкротства
и какие доводы в свою защиту выдвигают обычно должники

2. Ошибки противника
Оппоненты не слишком торопились с выводом активов, и мы успели оспорить продажу имущества в трехлетний период. Это гораздо проще, чем разворачивать сделку за пределами указанного срока

Минусы

1. Недоказанная аффилированность
Несмотря на все усилия и «раскопки» нам не удалось доказать факт аффилированности должника и покупателя актива

2. Мало времени для старта
Клиент обратился к нам за помощью, когда до истечения трехлетнего срока, отведенного для предъявления требований, оставался всего месяц. Нам надо было торопиться

3. Кое-что пришлось переделывать
До нас делом занимался юридический отдел нашего клиента. Не то, чтобы они все делали неправильно, но нам все же пришлось вносить некоторые коррективы в позицию доверителя

Сделка была совершена за полтора года до принятия заявления о банкротстве Петра, и мы стали оспаривать ее по банкротным основаниям. Для этого нам требовалось доказать, что, во-первых, сделка совершалась с целью причинения ущерба кредиторам, во-вторых, что ущерб был причинен, и в-третьих, что Покупатель знал о намерении Петра причинить ущерб своим кредиторам. Пройдемся по каждому пункту отдельно.

Цель – причинение ущерба


Здесь требовалось доказать, что в момент совершения сделки (июнь 2016 года) Петр как физлицо имел признаки неплатежеспособности. И с этим было достаточно просто – с 31 августа 2013 года за Петром числилось просроченное и непогашенное обязательство перед нашим клиентом.

Кроме того, мы получили информацию о том, что должник не платил налоги на имущество с 2014 года. Признаки неплатежеспособности были налицо.

Ущерб причинен


Для установления этого обстоятельства требовалось доказать, что имущество продавалось по нерыночной цене или что деньги за него продавцу в реальности не поступили. Мы проработали оба варианта.

Напомним, что Toyota Land Cruiser 200 был продан за 1,5 млн рублей. Мы изучили автомобильные ресурсы в Сети и быстро установили, что на рынке за аналогичный автомобиль того же года выпуска можно было бы выручить порядка 2,225 млн рублей, то есть цена была явно занижена. А что с оплатой?

От ФНС мы получили информацию о банковских счетах должника и запросили сведения о движении по ним. Выяснилось, что суммы похожие на заявленную цену автомобиля на них не поступали.

Мы уже много раз участвовали в подобных спорах и знали, что Покупатель будет говорить, что машина была в убито-разбитом состоянии – отсюда и более низкая цена, а рассчитывались с продавцом наличкой.

Чтобы опровергнуть первый довод, мы запросили в ГИБДД договор купли-продажи авто. И в нем было ясно написано, что «транспортное средство передано годным к эксплуатации, в исправном состоянии, со всеми принадлежностями и документами».

Что делать с утверждениями о расчетах наличными, мы тоже знали. Надо было подвергнуть сомнению способность Покупателя заплатить сумму, указанную в договоре. Для этого необходимо получить информацию о его доходах по форме 2-НДФЛ и/или подтверждение снятия требуемой суммы с банковского счета.

Покупатель знал о намерениях продавца


А вот тут было сложнее всего. Считается, что покупатель знает о намерениях продавца «кинуть» своих кредиторов в том случае, если он является аффилированным с продавцом лицом.

Но информации об аффилированности Петра и М. нам найти не удалось. А недоказанность хотя бы одного пункта является основанием для отказа в удовлетворении иска. Ну не отступать же нам было из-за такой мелочи…

Поэтому мы стали бить на то, что странные условия сделки – заниженная цена и безвозмездность – должны были бы насторожить любого добросовестного и осмотрительного покупателя и навести его на мысль, что тут явно не все в порядке и что кому-то могут быть причинены убытки. М. не проявил никаких признаков беспокойства, из этого мы делали вывод, что он понимал истинные причины и цели сделки.

В итоге суд признал договор купли-продажи, заключенный между должником Петром и г-ном М., недействительной сделкой. Результатом этого должен был стать возврат автомобиля «в натуре». Но так как из представленных в материалы дела документов было известно, что М. в феврале 2018 года перепродал машину, последствием стало взыскание с него рыночной стоимости авто в размере 2 225 000 рублей.

Тонкостям реализации автомобилей мы посвятили целую статью – «Как не надо покупать автотранспорт».

Судился – не торопился


Господину М. не хотелось платить два с лишним миллиона, и он решил подать апелляционную жалобу.

По правилам апелляцию необходимо подавать в течение десяти рабочих дней, считая с даты публикации оспариваемого решения в полном объеме. Но в 2020 году в связи с пандемией коронавируса были введены карантинные меры, затронувшие и работу судов. Поэтому формально десятидневный срок стал отсчитываться с момента окончания карантина, введенного в столице (мы судились в Арбитражном суде Москвы).

С учетом этого перерыва срок для подачи апелляции растянулся аж до двух месяцев – до 18 мая 2020 года. Времени навалом! Но и этого нашему оппоненту не хватило. Апелляционная жалоба господина М. поступила в суд… минуточку!.. 26 октября 2020 года!

Апеллянт, видимо, догадывался, что со сроками у него не все в порядке, поэтому подал ходатайство о восстановлении пропущенного срока. Теоретически суд может пойти в этом вопросе навстречу заявителю, но опять же при определенных условиях. Пропущенный срок подачи апелляционной жалобы может быть восстановлен, если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня публикации судебного акта. Это условие явно не выполнялось. Чтобы его соблюсти, надо было принести жалобу не позднее 18 сентября 2020 года.

Таким образом, жалоба наших оппонентов была подана не только с нарушением сроков подачи, но и за пределами 6-месячного пресекательного срока.

В таких случаях вышестоящая инстанция обычно отказывается принимать жалобу и возвращает ее заявителю. Но Девятый апелляционный суд решил пойти другим путем – он принял жалобу к производству и назначил дату слушаний. Это означало, что суд будет принимать решение о восстановлении пропущенного срока непосредственно в ходе судебного заседания. И если удовлетворит просьбу М., то тут же перейдет к рассмотрению жалобы по существу.

В ответ на это мы подготовили отзыв, состоявший из двух частей: первый рубеж обороны – возражать по поводу восстановления пропущенного срока; второй – отбиваться от доводов Покупателя, согласно которым он уже заплатил 1,5 млн руб. комиссионеру, а значит, взыскиваемая с него сумма должна быть, как минимум, уменьшена до 725 000 руб.

Поговорили в суде


Сразу скажем, что до рассмотрения жалобы по существу дело не дошло. Все закончилось на пропущенном сроке. Наши доводы были практически полностью повторены в постановлении апелляции: недостаточно подать ходатайство о восстановлении пропущенного срока, арбитражный суд должен признать причины пропуска уважительными.

М. ссылался на отсутствие надлежащего извещения о дате, времени и месте судебного заседания – суд слал ему письма по адресу регистрации, а фактически заявитель проживал в другом месте.

Однако эти причины не были признаны уважительными. Покупатель должен был самостоятельно обеспечить получение поступающей в его адрес корреспонденции. А раз этого не было сделано, то именно на нем лежит риск возникновения неблагоприятных последствий в результате неполучения судебных актов. Это, кстати, полезно помнить всем, кто думает, что если он не живет по месту регистрации, то он «в домике».

Суд также отметил наш довод о том, что срок на подачу апелляционной жалобы исчисляется не с даты направления копии судебного акта лицам, участвующим в деле, а с даты его изготовления в полном объеме (размещения на сайте Арбитражного суда). Еще в 2011 году Высший Арбитражный Суд РФ исключил такое основание для восстановления срока, как позднее направление судом копии обжалуемого судебного акта или задержка пересылки копии организациями почтовой связи. Таким образом, законодатель не допускает произвольного, неограниченного по времени пересмотра судебных актов.

О том, как восстанавливаем сроки на обжалование, мы писали в кейсе «Как мы спасли от субсидиарки учредителя телеком-компании».

Кстати, заявления М. о том, что он передавал 1,5 млн руб. комиссионеру также не нашли подтверждения. Покупатель не смог представить в суде никаких финансовых документов, доказывавших оплату.

В итоге суд отклонил ходатайство г-на М., отказал ему в восстановлении процессуального срока подачи апелляции и прекратил производство по жалобе. Это решение поддержал и кассационный суд.

Чтобы скачать судебные акты по делу, введите свой е-мейл:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

А деньги?


Опытный кредитор в этом месте спросит: «Ну, ок, судебный акт вы получили, а что с реальными деньгами?»

Естественно, оспаривание сделок не является самоцелью, в конце надо получить реальные деньги. Для этого на имущество М. был наложен арест. Благодаря этому удалось обеспечить сохранность имущества, за счет которого будут поступать взысканные 2,225 млн руб.

На момент написания данной статьи наши процессуальные оппоненты не оставляли попыток минимизировать свои финансовые потери путем подачи различных заявлений и ходатайств (например, о приостановке исполнительного производства, о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам и т. д.), но не находили поддержки у суда.

Исполнительное производство шло своим ходом, и часть арестованного имущества М. уже была выставлена на торги. В ближайшие полгода мы рассчитываем получить взысканную сумму в полном объеме. Вероятность составляет 99%.

Итоги


Если резюмировать все сказанное, то весь процесс взыскания долга можно свести к следующим шагам:
  • Необходимо оценить финансовое состояние должника. Если у него никогда не было имущества или оно было отчуждено более десяти лет назад, то нет смысла тратить время и деньги на взыскание. Пожалуй, это самый главный момент во всей истории. Отдельно можно почитать наши рекомендации, как выгодно продать безнадежный долг.

  • Если с финансовым состоянием должника все более или менее хорошо, то надо максимально быстро просудить свои требования. Желательно с наложением обеспечительных мер на то имущество, что у должника осталось.

  • Если у должника уже ничего нет, то после просуживания долга начинаем его банкротить, дабы оспорить сделки и вернуть выведенное имущество. В процессе оспаривания сделок не стесняемся применять обеспечительные меры, иначе имущество будет уходить все дальше и дальше.

  • По итогу оспаривания сделок инициируем исполнительное производство или банкротство в отношении стороны (покупателя) по оспоренной сделке.

И дело в шляпе! Понятно, что все это просто только на словах, а в реальности должник будет сопротивляться такому развитию событий. Самый очевидный способ – размыть реестр требований кредиторов, чтобы ваша доля уменьшилась до жалких процентов. Это делается путем создания «дружественного» кредитора с долгом, в десятки раз превышающим требования кредиторов реальных. Но это уже технические моменты, умение работать с которыми и отличает дилетантов от профессионалов.

Если у вас возникнут проблемы с реализацией вышеуказанного алгоритма на практике, то обращайтесь к нам. Мы можем вести работу как от своего арбитражного управляющего, так и сотрудничать с вашим.
Как «Игумнов групп» помогла бывшим офицерам слово сдержать

Опубликовано: 8 апреля, 2021 в 12:00 пп

Категории: Взыскание долгов

Тэги: ,,,,,

Обычно кейсы о наших делах мы пишем сами. Но все, что вы прочтете ниже, от первой и до последней буквы написано нашим клиентом от своего имени. Он прислал этот рассказ в качестве отзыва о нашем сотрудничестве. И мы так прониклись, что не могли не опубликовать этот текст в нашем блоге.

Дело: А40-4399/21
Цена вопроса: 846 340 рублей
Начало проекта: декабрь 2020 года
Срок реализации: 3 месяца
Сложность: небольшая
Трудозатраты: 8 н/час
Темп: умеренно быстрый
Результат: деньги получены
Стоимость: пятизначная, в рублях

Начало этой истории было довольно оптимистичным. Я отправился в Сокольники на встречу с потенциальным клиентом — ООО «Хвост и Чешуя» (здесь и далее названия изменены). У них были деньги, ну а мы могли выполнить для них работу.

Компания располагалась в собственном здании, а внутренняя автостоянка была забита черными «крузаками» с красивыми номерами. На встречу со мной явились серьезные мужчины, рассказавшие, что все они бывшие военные, в бизнесе тридцать лет, что у них крупный агрохолдинг и команда, прошедшая огонь, воду и лихие 90-е. Но меня они видят в первый раз и поэтому значительную часть денег за выполненные работы заплатят только после подписания актов сдачи-приемки.

Я ответил, что тоже являюсь офицером запаса и тоже вижу их в первый раз. И где, спрашивается, гарантии того, что они заплатят, получив результат? «Деньги есть, — сказал самый серьезный мужчина. — За свою работу вы получите все сполна. Слово офицера!» Взвесив слово офицера, посмотрев еще раз на здание и машины, я согласился.

Им была нужна наша работа, нам была видна их платежеспособность. Мне казалось маловероятным, что крупный агрохолдинг растворится на просторах нашей необъятной Родины, зажав под мышкой финальный платеж, недотягивавший даже до миллиона рублей. «В крайнем случае отдадут «крузаками»», — подумал я. В способности своей компании выполнить договор я не сомневался. Ах, каким же я был наивным всего два года назад!

Клиенты исчезают в полдень


Дело шло скоро, работа велась по графику, оплата производилась вовремя. Последний этап, как и все предыдущие, был нами выполнен в срок, и настало время подписания актов. Но в этот момент начались волшебные превращения «крузаков» в тыквы, серьезных мужчин — в неплательщиков, а ООО «Хвост и Чешуя» — в «компанию-должника».

Менеджер проекта заявил нам, что в ООО «Хвост и Чешуя» больше не работает. Заместитель генерального пообещал, что акты вот-вот подпишут и все деньги заплатят. А генеральный, самый серьезный мужчина, давший слово офицера, сообщил, что в компании случился внутрикорпоративный конфликт, поэтому оплата будет чуть позже. Ну, а чуть позже перестал брать трубку.

Мы ждали месяц, потом второй. «Опять кидалово, — подумал я. — Недорого в последнее время стоит слово офицера». План действий в таких случаях нами, к сожалению, был уже отработан. Акты и копии результатов работ были отправлены почтой РФ на юридический адрес  должника. Через 10 дней последовала досудебная претензия, через месяц — исковое заявление, и в суд! Еще через 3-4 месяца на руках у нас имелся исполнительный лист, в который была включена госпошлина, услуги юристов и проценты за удержание денежных средств.

Однако серьезные мужчины тоже не сидели сложа руки. Прежде чем посылать исполнительный лист в банк или приставам, я полез в СБИС посмотреть, что там с нашим должником. А происходили с ним удивительные вещи — он находился в стадии ликвидации.
О том, как взыскать долг, если должник ликвидировался, читайте здесь:
Как взыскать долг с недействующего юридического лица

В принципе, добровольно ликвидироваться — нормальная идея. Продай недвижку, которая у тебя есть, заплати налоги и долги, остаток подели между учредителями и спи спокойно. Если не хватает денег расплатиться, возьми кредит и добавь своих. Только вот было у меня предчувствие, что после ликвидации должника денег я не увижу.

Написав должнику о том, что он не уведомил нас о ликвидации, не прислал денег, не провел сверку и, вероятно, не включил информацию о долге в ликвидационный баланс, я сообщил в налоговую, что славные ребята из ООО «Хвост и Чешуя» должны денег контрагентам и что ликвидировать их не стоит.

Налоговая ликвидацию приостановила, но должник на связь не выходил. Звонки в агрохолдинг, в чьей собственности было здание в Сокольниках, также ни к чему не приводили. Меня перекидывали от юриста к бухгалтеру, от бухгалтера — к администратору, все обещали разобраться, а ликвидатор фактически скрывался. Должник переезжал по новому адресу в зону ответственности другой налоговой инспекции.

«Ну что ж, надо когда-то начинать, — подумал я. — Пройдем путь банкротства должника». Честно говоря, я завелся. За десять лет в бизнесе случались потери, и, бывало, долги мы списывали после объяснений должника, что денег нет и не будет. Но наглость небедных, в общем-то, и взрослых мужиков, давших слово офицера, меня задела.

Были юристы, с которыми мы постоянно работали, но в банкротстве они ориентировались слабо. И тогда я отправился на консультацию в «Игумнов Групп», хотя понимал, что специалисты этой фирмы для меня дороговаты, да и саму процедуру банкротства должника я, возможно, не потяну по деньгам. Но потратить 15 тыс. руб. на консультацию у хороших профессионалов стоило. Они могли подсказать мне решения, о которых я даже не догадывался.

Плюсы

1. Прозрачность сделки
Работы по договору были выполнены компанией полностью и в срок, и все документы, подтверждавшие наши требования, у нас имелись.

2. Сильные юристы
Нам помогали хорошие профессионалы из юридической фирмы, специализирующейся на вопросах банкротства и взыскания ущерба.

Минусы

1. Отсутствие опыта
До этого нашей компании не доводилось получать долги через процедуру банкротства должника.

2. Тяжелый должник
Наш контрагент продемонстрировал известную изворотливость, пытаясь уклониться от погашения задолженности.

3. Стоимость проекта
Из-за возможных затяжек и проволочек сумма наших издержек могла сильно вырасти и приблизиться к сумме долга, который мы хотели получить.

Доброе слово и заявление о банкротстве


Уже на консультации юрист фирмы Екатерина Кондратьева развеяла мои иллюзии относительно наличия у должника имущества. «Вот видите, здесь написано, что земельный участок уже не их, а передан по договору отступного учредителю должника — «Колхозу им. Антипартийной группы 1957 года», — объяснила она. — Можно ли его оспорить? Трудно сказать, нужно смотреть документы, которые может запросить арбитражный управляющий. Но, скорее всего, из имущества у должника есть только флешка доступа к клиент-банку, на счетах которого лежат звонкие нули».

Тут же были определены варианты действий для спасения наших денег. Вариант 1 предусматривал банкротство должника и, как следствие, оспаривание сделок, формирование конкурсной массы, продажу имущества с аукциона и взыскание субсидиарки с ликвидатора, учредителя и бывшего директора, если конкурсной массы не хватит.

В «Игумнов Групп» могли все это организовать. Должник капитально накосячил — вывод недвижки по отступному учредителю был аффилированной и, скорее всего, неравноценной сделкой, наш долг был просужен и возник позже иных долгов тогда, когда должник уже должен был банкротиться.

Минусом этого варианта была цена услуг, зависевшая от сроков судебной работы (не менее полугода). Должник тоже, скорее всего, не сидел бы сложа руки, а это означало затягивание дела, апелляции, перепрятывание имущества и т. д. Полная стоимость юридических услуг по взысканию могла сравняться с суммой самого взыскания.

Вариант 2 состоял в том, чтобы показать серьезность наших намерений — подать на банкротство, найти тех, кто действительно принимал решения в компании и попытаться до открытия конкурсного производства договориться о погашении долга.

Ликвидируемую фирму банкротят по упрощенной процедуре, и ликвидатор об этом должен знать. Может, на него снизойдет просветление, и он поймет, что проще и дешевле закрыть копеечный по меркам холдинга долг, чем бодаться в деле о банкротстве и нести в перспективе субсидиарную ответственность. Плюсом этого варианта была демократичная цена.

Вообще, хочу отметить, что в «Игумнов Групп» думали о моем финансовом положении и всегда предлагали варианты на выбор: дешевле или дороже. Мне очень понравилась четкость работы фирмы: прием документов по описи, отчетность за каждый потраченный рубль, оперативная связь.

Между тем, сроки поджимали. Я решил воспользоваться советом Дмитрия Игумнова и подать на банкротство должника. Суд принял дело к рассмотрению. После этого, как мы и решили, я написал должнику письмо. Черновая версия выглядела примерно так: «Слышьте, сапоги кирзовые, думали — землю слили, фирму под ликвидацию и можно расслабиться? Не получится! Юристы-субсидиарщики с вас три шкуры снимут, команду «радоваться» забудете. Слово офицера они давали… нецензурно. Гоните деньги, мы так просто не отстанем, вам дороже выйдет».

Посоветовавшись с Анной Игумновой, мы немного видоизменили текст.

Теперь письмо выглядело так:

«Бывшему директору должника
Х. Х. Занятому

Ликвидатору должника
У. У. Неуловимому

Учредителю должника — Директору
ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года»
А. Я. Неприделах

Уведомление о субсидиарной ответственности в случае банкротства ООО «Хвост и Чешуя» (ИНН 77777777777)

В настоящее время ООО «Хвост и Чешуя» проходит процедуру банкротства (дело А40-ХХХХ/2021), имея при этом задолженность перед нашей компанией в размере 846 340 рублей (дело А40-ХХХХ/2020).

Учитывая, что все вы являетесь или являлись контролирующими должника лицами, в случае отсутствия возмещения задолженности перед нашей компаний в процедуре банкротства, планируется привлечение вас к субсидиарной ответственности по долгам ООО «Хвост и Чешуя».

Основанием для привлечения вас к субсидиарной ответственности являются грубые нарушения законодательства, такие как, например, непредоставление информации о задолженности перед нашей компанией в ликвидационном балансе, передача земельного участка, принадлежавшего ООО «Хвост и Чешуя», по неравнозначному договору ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года», а также иные нарушения законодательства, как уже нам известные, так и те, которые будут обнаружены арбитражным управляющим.

Интересы нашей компании будут представлять юристы «Игумнов Групп», много лет специализирующиеся на банкротстве и субсидиарной ответственности.

Для экономии времени предлагаем вам добровольно погасить имеющуюся задолженность 846 340 рублей и спокойно уходить в ликвидацию.

Реквизиты для погашения задолженности».

Письмо до компании-должника дошло, и тут агрохолдинг наконец-то проняло.

Сначала позвонила юристка ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года», громко кричала и почему-то только матом. Тоже, наверное, в армии долго служила.

Потом сказала, что мы все неправильно сделали, что не надо было подавать на банкротство, а надо было отдать исполнительный лист приставам и ждать, как все нормальные люди. Чего ждать, я, правда, не понял, видимо, ликвидации компании-должника.

Потом эта женщина задала два вопроса. Перевели мы деньги на счет арбитражного суда для компенсации работы арбитражного управляющего? И правда ли, что мы клиенты «Игумнов Групп»? Получив утвердительный ответ на второй вопрос, она заметно расстроилась и сказала, что нам перезвонят.

Нам, действительно, перезвонил руководитель службы безопасности агрохолдинга, в который входил ООО «Колхоз им. Антипартийной группы 1957 года». Этот явно уже был не из военных, а из других, но тоже с погонами.

Он сказал, что все всегда хотели нам заплатить, но роковое стечение обстоятельств: пандемия, санкции, Новый Год, а затем отмечание 23 февраля, плавно перешедшее в 8 марта, — нарушило финансовые планы. И что он идет к руководству согласовывать сумму платежа.

На это мы ему ответили, что учредитель может погасить долги учрежденной компании в рамках банкнотной процедуры и что тогда дело о банкротстве прекращается. И что мы даем слово офицера, что подадим отказ от иска, получив деньги на наш счет. А если мы нарушим наше нерушимое слово, то должник в заседании суда предъявит платежку о том, что он нам ничего не должен, и судья дело о банкротстве прекратит.

Результаты. Выводы. Мораль


Деньги на наш счет поступили через день напрямую от должника, и они были очень вовремя. Ликвидатор У. У. Неуловимый и сам нашелся, и требуемую сумму нашел. Он лично подписал платежку и отвез ее в банк. Хотя я подозреваю, что финансы прошли транзитом от «Колхоза». Напомню, стоимость слова офицера в настоящее время не превышает 846 340 рублей.

Затраты на юридические услуги «Игумнов Групп» многократно окупились, а опыт работы с профессионалами вообще бесценен.

Автор: Андрей С.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. Или просто оставьте свой номер телефона, и мы скоро сами вам перезвоним.
Телефоны
Адреса
  • Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, W-Plaza 2
  • Санкт-Петербург, Аптекарская наб., 18, AVENUE PAGE
  • Екатеринбург, ул. Декабристов 69, оф. 303
  • Краснодар, ул. Григория Булгакова 12, оф. 5
  • Симферополь, ул. Гагарина 20А, оф. 312
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.