Взыскание имущества поручителя

Основной риск для поручителя — личное банкротство. В этом случае у него могут «отжать» все имущество, даже если оно было заранее переоформлено. Разберем на конкретном примере, как это происходит.
1398
0
Дело: А41-67003/19
Цена вопроса: 54 938 762 руб.
Начало проекта: май 2020 года
Срок реализации: полтора года
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 95 н/час.
Темп: аккуратный
Результат: дело выиграно, сделки признаны законными
Стоимость: семизначная, в рублях

Представьте: ваш друг детства Петя берет в банке кредит. Ему нужен поручитель, и он просит вас о безобидной услуге. Вы соглашаетесь, подписываете договор поручительства и надолго об этом забываете.

Проходит 5 лет. Вы получаете от банка уведомление: «Петя перестал платить. Будьте добры, внесите деньги по кредиту, иначе мы вас будем банкротить и отберем личное имущество».

Но денег у вас нет, а всю недвижимость вы подарили детям еще 4 года назад. Ваш карман пуст, как холодильник холостяка, и вроде бы волноваться не о чем. Вы показываете банку средний палец правой руки, а он запускает ваше банкротство.

Финансовый управляющий находит сделки дарения квартир детям и пытается их оспорить, чтобы этой недвижимостью погасить требования банка.
Внимание, вопрос: каковы шансы детей остаться без жилья?

Не торопитесь. Сосредоточьтесь, подумайте. Представьте, что от этого реально зависит материальное положение вашей семьи.

Вы ответили, что шансы низкие, — вы ошиблись.

Вы ответили, что шансы высокие, — опять мимо.

На самом деле, успех дела зависит всего от одного обстоятельства.

Когда поручитель стал должен банку денег? В какой конкретно день и время?

И вот здесь масса вариантов: то ли в тот момент, когда поручитель вытащил из своего почтового ящика уведомление банка. То ли за год до этого, когда тот самый Петя на рыбалке как бы случайно проронил: «Всё, Вася, кажется, я закончился. Наверное, дальше мой долг тебе платить…». Или в тот проклятый день, когда наш герой поставил подпись в договоре поручительства? А может, когда банк просудил свои требования к поручителю в суде?

Только от этого ответа зависит, будут ли дети жить в собственных квартирах или в съемных. Интересно, да?

Разберемся с этой непростой ситуацией на примере кейса «Игумнов Групп», который мы завершили год назад. А заодно обобщим судебную практику.

Поясню важный момент: с точки зрения закона не имеет значения, поручался человек за бизнес (компанию) или за физическое лицо. Подходы к оспариванию сделок поручителя в обоих случаях одинаковы.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку.
Раз в месяц мы разбираем обращения читателей и только для подписчиков направляем закрытым письмом по e-mail.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Основная хроника событий

2010 г.
Большая игра. Поставки комплектующих для электроники и оргтехники. Миллиардные обороты. Собственное офисное здание в центре Москвы. Возобновляемый кредит для покрытия кассовых разрывов на период поставки и реализации товара. 3 партнера в бизнесе — они же поручители по банковскому кредиту. Все в шоколаде.

2014 г.
«Крымская весна». Скачок стоимости доллара. Падение объема продаж. Отсутствие возможности выдернуть деньги из оборота и погасить кредит. Банк отказывается реструктурировать задолженность и блокирует счета. Компания в кризисе. Но общий размер банковского кредита в разы меньше, чем стоимость офисной недвижимости. Партнеры спокойны. Они уверены, что денег с её продажи хватит на покрытие всех долгов. И еще останется.

2015 г.
Кредитная организация подает на банкротство компании. Назначается «дружественный» банку арбитражный управляющий. Одновременно банк просуживает требования к поручителям. Владельцы бизнеса (они же поручители) начинают что-то подозревать…

2016–2018 гг.
Классика рейдерства: офисное здание компании оценивается за копейки и продается с торгов. Недвижимость выкупает только что зарегистрированное юрлицо, которое без всяких залогов и поручительств берет на эти цели кредит в том же самом банке. Вырученных с продажи денег для полного покрытия долга компании, естественно, не хватает. Банк просит поручителей «скинуться» личным имуществом и помочь решить проблему. У бывших владельцев бизнеса открываются глаза.
Не знаете, как взыскать долг, если должник ликвидировался? Ответ найдете здесь.

2019 г.
Все три бенефициара компании подают на личное банкротство. Цель: списать долги по поручительству. Благо, с момента отчуждения личного имущества прошло более 3 лет, и оно в безопасности — так рассуждают поручители. Но впереди их ждет множество чудесных открытий.

2020 г.
Поручитель №1 удачно проскакивает. Банкротство завершается, долги списываются.

Поручителя №2 в последний момент ловит банк: активно включается в банкротство и начинает оспаривать сделки. Экс-бизнесмен помнит про срок исковой давности 3 года и думает, что у него все тип-топ — тратиться на юристов нет смысла. Но банк — профессионал по взысканию долгов: сделки «слетают», личное недвижимое имущество возвращается в конкурсную массу и продается с торгов, деньги забирает банк.

Подобную схему банк пытается провернуть и в банкротстве.

Поручителя №3. Только теперь позиция банка стала крепче: мы ведь уже доказали, что эти поручители бо-о-о-о-о-ольшие хулиганы! Поручитель №3 понимает, что пора идти в «Игумнов Групп», юристы которой решают безнадежные проблемы.
О том, как уйти в банкротство и остаться «живым», мы рассказывали в этой статье.

Добро пожаловать

Поручитель №3 побоялся довериться юристам широкого профиля. Они могут просто не обратить внимание на тонкие моменты, понимание которых приходит с опытом, чаще с отрицательным.

При выборе юристов он искал именно тех, кто специализируется на банкротном праве. И желательно, не на ведении банкротных процедур — в общем-то, рутинной и не самой интеллектуальной работе, — а именно на судебных спорах внутри этого банкротства: защите сделок, судах по привлечению к субсидиарной ответственности, обжалованию действий арбитражного управляющего и так далее.

Это так называемые обособленные споры, которые требуют от юриста высокой квалификации не только в части закона о банкротстве, но и знания Арбитражного процессуального кодекса, семейного права, гражданского законодательства, отраслевых стандартов деятельности должника и другого специфического опыта.
Мы обобщили здесь наш опыт об оспаривании сделок должника в процедуре банкротства.

На консультации мы прикинули перспективы Поручителя №3 и честно ему признались: оспариваемые сделки безвозмездные и совершены с аффилированными лицами, поэтому шансы 50 на 50. Все зависит от того, какие еще обстоятельства всплывут и насколько дотошными будут юристы банка.
Вы еще не знаете, как «Игумнов Групп» проводит платные консультации? Тогда вам точно будет интересно об этом прочитать.

В общем, картина по итогам анализа перспектив дела сложилась такая.

Плюсы

Обратная связь
Поручитель №3 был заинтересован в успехе дела, проявлял инициативу в поиске доказательств и охотно давал пояснения по всем возникающим вопросам.

Нормы гражданского права
Сделки нашего клиента оспаривались по нормам гражданского кодекса. Так защищаться все же легче, чем когда оспаривание идет по закону о банкротстве.

Мелкие косяки оппонентов
Банк экономил деньги либо просто был уверен в своей победе. Поэтому некоторые доводы не были подкреплены соответствующими доказательствами. Подобные ошибки мы прощать не собирались.

Бесценный опыт
Когда-то юристы «Игумнов Групп» занимались только судами по субсидиарке. Но на сегодняшний день можем похвастаться массой успешных кейсов и по защите сделок.

Минусы

Преюдиция?
Банк ссылался на обстоятельства, установленные при оспаривании схожих сделок Поручителя №2. Существовал риск, что суд пойдет по протоптанной дорожке.

Сделки дарения
Наш клиент заключил худшие сделки из возможных. Во-первых, они безвозмездные, а во-вторых, совершаются с аффилированными лицами.

Поручительство
Наш клиент был обязан возвращать кредит, за который поручился, даже если ему не предъявляют никаких требований. Но вот вопрос, с какого момента считать его должником? Здесь есть разные подходы.

На что спорим

В деле Поручителя №3 было пять сделок, четыре из которых касались купли-продажи автомобилей. Мы не будем на них останавливаться отдельно, так как в рамках данного кейса они погоды не делали, хотя спор по ним тоже выиграли.

Показательной была сделка с недвижимостью, которую и разберем в деталях. В октябре 2014 года Поручитель №3 избавился от квартиры в районе Очаково-Матвеевское города Москвы. Это было оформлено в виде дарения матери доли в трехкомнатной квартире.
О том, как кредитору выжать максимум денег из оспоренной сделки и к чему готовиться должнику, мы рассказывали здесь.

Сделка была совершена за 4 года до принятия заявления о банкротстве, а значит, выпадала за пределы трехгодичного периода подозрительности, предусмотренного законом о банкротстве. По банкротным основаниям она не могла быть оспорена.

А вот по Гражданскому кодексу предельный срок исковой давности составляет 10 лет.

С учетом того, что стороны по сделке были аффилированными лицами, нашим оппонентам нужно было доказать всего два момента:
  • цель сделки — уклонение от уплаты долга. При этом уклонение подразумевается, если поручитель знал о наличии у него задолженности. То есть здесь оппонентам нужно обосновать, в какой момент поручитель узнал о том, что он должен возвращать деньги вместо основного заемщика;
  • сделка заключена для создания видимости перехода права собственности, а не для извлечения реального хозяйственного результата. Здесь потребуется доказать, что после совершения сделки недвижимостью продолжал пользоваться прошлый собственник (поручитель).

Соответственно, мы стали готовиться по обоим пунктам.
Как оспариваются сделки, совершенные за 4–10 лет до банкротства физлица, мы во всех подробностях разбирали в статье «Как отобрать личное имущество у поручителя по займам».

1. Отсутствие умысла

Тот факт, что не было цели причинить вред кредиторам, мы обосновали просто: поручитель не знал о наличии личного долга. Раз ты не знаешь, что должен кому-то денег, то и не можешь иметь цели причинить ему ущерб, отчуждая свои активы.

Наша позиция была обоснована судебной практикой, получившей широкое распространение с 2015–2016 годов: поручитель становится должен денег только в тот момент, когда он получил письменное уведомление от банка о том, что основной заемщик перестал исполнять свои обязательства.

Кроме того, на руку нам играла и позиция банка: он ссылался на то, что задолженность по поручительству была просужена 1 сентября 2015 года. Нас это устраивало, потому что сделка дарения недвижимости, как вы помните, была заключена в октябре 2014 года. А значит, на момент заключения сделок наш клиент личных обязательств перед кредитором не имел. Соответственно, и умысла причинить вред банку у него тоже быть не могло.
О последствиях, которые могут ждать должника и кредиторов после оспаривания сделки, читайте в этом материале.

2. Все реально

Подбор контраргументов по направлению «мнимости» сделки мы начали с истории получения нашим клиентом права собственности на эту недвижимость.

«Трешку» в Очаково-Матвеевском наш доверитель, его брат и их мать получили в собственность в 1992 году в порядке приватизации. Три равные доли возникли после смерти отца Поручителя №3.

В большинстве случаев пожилые родители дарят свое имущество детям, чтобы никто после их смерти не заморачивался с наследством. Но вот в нашем случае все наоборот: наш клиент и его брат подарили свои доли матери, тем самым она стала единоличным собственником квартиры.
Кстати, вам может быть интересно, как защитить единственное жилье должника.

И у этого подарка была конкретная цель: после дарственных сделок мать Поручителя №3 заключила договор ренты с пожизненным содержанием. А без единоличного владения жилплощадью оформить ренту нельзя.

«Ну хорошо, — возразят скептики, — как докажете, что мать клиента этой квартирой действительно распоряжалась сама?»

К этому вопросу мы были готовы:
  • она постоянно там зарегистрирована — показываем выписку из домовой книги;
  • несет бремя ее содержания — подтверждаем поручением владельца лицевого счета на перечисление денежных средств, начиная с 2010 года;
  • сама оплачивает коммунальные услуги — достаем заявление о подключении услуги «Автоплатеж» в феврале 2015 года для списание денег с банковского счета матери.

Еще никогда «Автоплатеж» за коммуналку не был так полезен.


Единственное имущество, которое осталось в собственности у Поручителя №3, — это однокомнатная квартира в подмосковных Химках, где он и проживает.

Скептики сразу скажут: «Но ведь клиент теперь живет в „однушке“ в Химках. А был в „трешке“ в Москве. Намеренно ухудшил жилищные условия! И заодно получил иммунитет единственного жилья.»

Но это как посмотреть. Например, мы пришли к выводу, что поручитель жилищные условия не ухудшил, а, наоборот, улучшил. Хоть он и купил «однушку» в 2011 году, но проживать в ней смог лишь с 2015 года. Таким образом, сделка отчуждения одной квартиры с последующим переселением в другую ухудшить имущественное положение нашего доверителя не могла.

Суд первой инстанции: по нашим правилам

Наша логичная позиция, что у ответчика не было цели причинить вред банку путем заключения спорных сделок, ожидаемо сработала.

Доводы по поводу реальности сделки дарения также нашли отражение в определении суда.

Да и в целом суд первой инстанции не стал глубоко погружаться в доводы истца и подробно их расписывать в судебном акте. Было видно, что наши сделки не представляют сложной юридической дилеммы и думать тут суду особо не о чем.

Чтобы скачать вынесенное определение, оставьте свой e-mail, и мы пришлем его в ближайшее время.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Конечно, такой подход делу не всегда помогает, потому что у оппонентов появляется возможность объективно жаловаться в апелляцию. Мол, судебный акт был вынесен без учета важных обстоятельств, и в нем не дана оценка их доводам. Так и произошло.
Апелляционная инстанция: настаиваем на своем

Апелляционная жалоба конкурсного кредитора акцентировала внимание суда на двух моментах:
  • не имеет значения, что судебное решение о взыскании с поручителя долга основного заемщика было вынесено в 2015 году. Главное, что на момент совершения сделок ответчик уже знал о требовании банка по поручительству и не мог его исполнить. А значит, отвечал признакам неплатежеспособности и, следовательно, под этим подразумевается цель причинить ущерб кредиторам;
  • по мнению истца, суд первой инстанции не принял во внимание, что схожие обстоятельства исследовались в деле Поручителя №2, и там аналогичные сделки были отменены. Типа, действует преюдиция, и все надо отменять по отработанному сценарию.

К нашей радости, апелляция пошла по проторенному пути. Суд решил, что обязанность поручителя выплачивать долг за основного должника возникает только с момента вынесения судебного решения о взыскании этого самого долга. А в нашем случае это сентябрь 2015 года.
По-настоящему эпичная история о том, как мы измотали истца и он бросил отстаивать свои позиции, изложена в нашем кейсе «Как номинальному директору избежать субсидиарной ответственности».

Относительно преюдиции апелляция сослалась на то, что не может принять во внимание судебный акт по Поручителю №2, так как он не имеет отношения к нашему делу.

В теории, кстати, это судебное решение в любом случае не могло иметь преюдициального значения. Оно выносилось в отношении других лиц и без участия нашего клиента в споре. На практике же бывает по-разному.

Выводы апелляции нас полностью устроили. Укажите свой e-mail, и мы пришлем вам это постановление.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Итак, через год после старта проекта две инстанции позади. Впереди кассация, которая любит удивлять неожиданными поворотами.
Кассационная инстанция: опасный прецедент

Если откинуть словесную шелуху, то основной вопрос, который должна была разрешить кассация: с какого момента поручитель становится обязанным возвращать долг вместо основного должника?

Нас вполне устраивала версия нижестоящих инстанций: с момента оспаривания требования к поручителю в суде. В нашем случае это 2015 год, а значит, на момент совершения сделок в 2014 году Поручитель №3 никак не мог знать о наличии личного долга. Следовательно, не мог преследовать цель уклониться от его уплаты.

А нашим оппонентам нужен вариант наоборот: долг у поручителя возник с даты просрочки очередного платежа основным заемщиком. Мол, как только бизнес просрочил платеж по кредиту, тут же должен подсуетиться поручитель и оплатить долг из своего кармана. Если поручитель этого не сделал, он признается неплатежеспособным. А значит, автоматически подразумевается цель уклонения от уплаты долга в момент совершения последующих сделок с личным имуществом.

Но кассация пошла еще дальше. Она указала на то, что обязанность поручителя возникает с момента подписания договора поручительства. А значит, цель причинить ущерб своим кредиторам возникает именно с этого момента.

Давайте еще раз для ясности, простыми словами.
Пошел человек в банк и росчерком ручки стал поручителем. Всё, с этого момента любые его сделки с личным имуществом можно рассматривать как совершенные с целью причинить ущерб кредиторам.

Неужели история повторится и счет в пользу банка будет 2:1?

Спокойствие! Не забывайте, что для отмены сделки нужно доказать одновременно 2 обстоятельства.

Да, предположим, что цель уклониться от уплаты долга у нашего доверителя была. Но никто не отменял того момента, что нужно еще доказать недобросовестность сторон. А вот тут все факты были в нашу пользу: подаренным имуществом реально пользовался и распоряжался одаряемый. У сделки была конкретная цель, и это не попытка «кинуть» банк.

Гвоздем стала покупка нашим клиентом новой квартиры взамен отчужденной. Таким образом, он не ухудшил свое имущественное положение и не мог причинить ущерб кредитору. Это сломало всю логику оппонентов. Что самое смешное: они реально не могли до нее дотянуться, поскольку квартира в Химках была единственным жильем с соответствующим иммунитетом.

В общем, кассация поправила выводы нижестоящих судов в части «с какого момента поручитель начинает злоупотреблять правами», но по существу оставила вывод без изменений. С ним вы можете ознакомиться лично: оставляйте e-mail, и мы сразу пришлем его на почту.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

С души упал огромный камень. На счету «Игумнов Групп» очередной успешный кейс, но остался неприятный осадок. Поэтому давайте порассуждаем
О возможных ситуациях и последствиях

На самом деле, мы немного сгустили краски. Да, подход к поручителям со временем менялся, но на конец 2022 года он уже более-менее сформирован.
Поручитель начинает злоупотреблять правами с того момента, как он узнал, что основной заемщик не вытягивает свои обязательства.

По этому признаку условно можно выделить 3 категории поручителей.

1. Поручитель — собственник бизнеса, участвующий в его операционном управлении.

У этих ребят знание о своем личном долге возникает с момента неисполнения денежного обязательства основным должником. Например, не смогла компания в сентябре 2022 года оплатить очередной платеж по кредитному договору — вот с этого момента поручитель и начал злоупотреблять своими правами.

Логика проста: поручитель, принимая участие в управлении бизнесом на должности топ-менеджера, имеет доступ к финансовой информации предприятия и понимает, когда бизнес перестает справляться. С этого момента начинает уклоняться от уплаты своего поручительства.

При этом суды должны принимать во внимание имущественное положение бизнеса, наличие залогов и так далее.
Признание судом сделки недействительной или сохранение ее в силе зависит от правильного определения момента, когда основной заемщик перестал справляться со своими обязательствами.

Вы можете скачать еще один документ из судебной практики. В нем описана ситуация, когда обязанность поручителя за бизнес возникла после получения уведомления от банка.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

2. Поручитель — собственник бизнеса, не участвующий в его управлении.

Часто собственники бизнеса делегируют управление своей организацией наемному менеджеру, генеральному директору и другим. В этом случае бенефициар, будучи поручителем, может и не знать о проблемах бизнеса.
В этом случае действия поручителя будут признаваться недобросовестными с момента, когда он узнал о наличии у него долга по поручительству или узнал о невозможности исполнять обязательства основным заемщиком.

Узнать это поручитель может, например, из ежегодной отчетности компании. Или из уведомления банка о необходимости погасить долг за заемщика. Но, на мой взгляд, защищаться здесь вполне возможно.

3. Поручитель — третье лицо, не имеющее возможности влиять на должника.

В ситуации, когда поручитель не имеет возможности влиять на деятельность должника и принимаемые им решения (например, поручился за физическое лицо или за стороннее юридическое лицо на основе коммерческого вознаграждения), момент осведомленности также будет другим.

Если иное не доказано, то
О появлении долга такой поручитель может узнать только из поступившей ему претензии — при условии, что между поручителем и должником отсутствует аффилированность.

В отличие от двух других случаев, у такого поручителя максимум шансов, что его сделки с имуществом останутся в силе.
Поучительность данной истории

В описанном кейсе победу принесла предусмотрительность Поручителя №3. Я не знаю, было ли это стечением обстоятельств или хорошо продуманным маневром. Но отчуждение одной недвижимости с одновременной покупкой другой — спасательный круг, вытянувший все тонущие сделки.
Кстати, риски привлечения к субсидиарной ответственности у родственников должника тоже есть.

Могу честно сказать, на такой подход мы наткнулись только благодаря клиенту, но уже неоднократно использовали его в наших услугах по защите личных активов. И это именно тот случай, почему специализированные юристы рулят:
  • мы видим массу заказчиков со схожими проблемами;
  • наблюдаем у кого какие решения сработали, а у кого нет;
  • собираем с этого сливки и с учетом судебной практики и законодательных подходов внедряем в свои рекомендации.

Да, это стоит дороже, чем советы сына маминой подруги. Но спокойный сон — это бесценно! Профессионалов, которые могут его обеспечить, ищите здесь.
Макаричев Вадим
адвокат, руководитель практики
банкротства и обособленных споров
Специализация: Эксперт по банкротству, субсидиарной ответственности и защите личных активов.
0 0 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. А можете просто оставить свой номер телефона, и мы вам сами перезвоним в ближайшее время.
Телефон
Адрес
Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
0
Поделиться своими мыслямиx