Неудачные схемы защиты личного имущества

Разбираем примеры из нашей практики и объясняем, почему это не работает

Неудачные схемы защиты личного имущества
Разбираем примеры из нашей практики и объясняем, почему это не работает
Типичный клиент «Игумнов Групп» уже знает, что такое субсидиарка, и ориентируется в теме защиты активов. Как правило, у него даже есть план спасения имущества от взыскания, составленный либо самостоятельно, либо с помощью юриста.

Мы видели десятки таких планов. На бумаге они выглядят убедительно: человек уверен, что на 146 % готов к любому развитию событий. Давайте посмотрим, как это работает на самом деле. В общих чертах и без погружения в мелкие нюансы.

Семейный бизнес

У Марины и Алексея было то, о чем мечтают многие ― свой отель. Дела шли хорошо, но наши герои понимали, в какой стране живут и делают бизнес, поэтому решили защитить активы до того, как клюнет жареный петух. В качестве средства защиты они выбрали сделку купли-продажи. Покупательница нашлась быстро ― ею оказалась тетушка Марины.

По условиям договора тетушка приобретала доли Марины и Алексея в ООО «Отель» за 2 млн руб. Именно столько составлял уставной капитал их бизнеса, то есть продали по номиналу. Причем оплатить покупку можно было не сразу, а в течение 36 месяцев ― договор предусматривал отсрочку платежа. Как вы понимаете, никаких денег тетушка так и не перевела. Формально она считалась владелицей, но Алексей и Марина сохраняли полный контроль над бизнесом, ведь они могли в любой момент потребовать разворота сделки, т. к. не получили денег от продажи актива. Ловко!

Но есть нюанс.

Если дело дойдет до субсидиарки и личного банкротства, то любой мало-мальски грамотный управляющий проверит эту сделку. И тут есть два варианта развития событий:

  1. Он предъявит иск к тетушке о взыскании неуплаченных ею денег по договору. А получив судебный акт о взыскании 2 млн за купленные доли, запустит на личное банкротство непосредственно Покупателя отеля с последующим отъемом всего им нажитого непосильным трудом.
  2. Если в этот момент в деле появится расписка в получении денег по налу и она каким-то фантастическим образом пройдет судебную экспертизу по датам ее подписания, то далее грамотный АУ сделает ретроспективную оценку стоимости гостиничного бизнеса (на дату совершения сделки) и внезапно выяснит, что он стоил значительно больше номинальных размеров долей в уставном капитале. А это снова даст основания для признания сделки недействительной по неравноценности.

Получается, вся схема бессмысленна, если не продумать последующие ходы оппонентов по ее оспариванию. Единственное на что, могут рассчитывать «Алексеи и Марины» — это истечение трехлетнего срока исковой давности. А он может достигать 10 лет с момента совершения сделки, о чем мы подробно писали здесь.

Тяжкое бремя

Часто сделку купли-продажи пытаются «усилить» обременением. Выглядит это так: Иван ― потенциальный субсидиарщик, у него есть ценный актив ― пара квартир. Чтобы вывести их из конкурсной массы, Иван решает распродать жилплощадь. Покупательница ― мама Тамара Семеновна.

Иван хорошо изучил блог «Игумнов Групп» и не намерен совершать глупые ошибки. Поэтому чистота сделки подкрепляется реальным прогоном денег. Вот только беда в том, что у мамы такого количества денег нет, а посему она берет их в долг у Павла. Кстати, Иван и Павел ― школьные друзья и партнеры по одному из бизнесов. В качестве обеспечения по выданному кредиту выступают все те же квартиры.

Схема выглядит красиво: покупатель недвижимости берет займ у третьего лица, на эти деньги приобретает квартиры и тут же передает их в залог заимодавцу. Кредитор способен подтвердить происхождение денег, а все движения подкреплены перечислениями по безналу. В этом случае у Ивана получается двойная страховка: даже если слетит сделка с мамой, приоритетные требования на квартиру будут у залогодержателя.

Все бы ничего, но не учтен момент, что при оспаривании подобных сделок суд обязан решить вопрос о судьбе залога. В данной ситуации доказать, что залогодержатель ― аффилированное лицо к участникам сделки, не составит труда. А значит, он по умолчанию знал о рисках признания сделки недействительной. То есть взял на себя все риски и потенциальные убытки, связанные с утратой предмета залога.

И вот квартиры уходят в конкурсную массу, а Павел попадает на круглую сумму денег. Как-то не по-дружески.

Неравный брак

Развод часто используют для того, чтобы защитить активы. При разделе имущества между мужем и женой та часть, которая отходит бывшему супругу субсидиарщика, исключается из конкурсной массы. С точки зрения закона они теперь чужие люди, и за свои долги каждый из них отвечает сам.

Мы не против такого способа защиты, но из-за кажущейся простоты его часто используют неправильно. Вот две истории про то, как делать не надо.

1. Владимир и Ольга выбрали для защиты своего имущества развод. Бизнесом занимался муж, в случае чего субсидиарка грозила бы именно ему. Поэтому активы решили переводить на жену. По обоюдному согласию Владимир оставил за Ольгой право собственности на квартиру (рыночная стоимость около 20 млн руб.), а себе взял автомобиль (что-то типа 1 700 тыс. руб.) К сожалению, суд не оценил его джентльменский поступок. Сделка была признана неравноценной, и в итоге управляющему ее оспорил.

Вывод: чтобы этот способ сработал, соглашение должно быть составлено а) заранее и б) грамотно

2. Игорь и Елена так и сделали.  Они оформили развод, подписали соглашение о разделе имущества и алиментное соглашение. Все документы были составлены как надо. Вот только после этого экс-супруги продолжили жить в той же квартире, что и до развода, ездить на той же машине и постить в инстаграм совместные селфи с милыми подписями. И снова циничный управляющий не оценил высокие отношения и подал на оспаривание сделок по их фиктивности.

Вывод: если у вас зависимость от лайков, поищите другие способы защиты активов. Мы поможем выбрать подходящий.

Как не надо дарить авто

Сергей очень любил свою машину и не хотел отдавать ее кредиторам. Чтобы конкурсный не добрался до автомобиля, Сергей решил подарить его несовершеннолетнему сыну. «Надежный вариант! У несовершеннолетнего нельзя ничего отобрать!» ― рассудил он.

Сделку оформили через договор дарения, зарегистрировали его как положено и… автомобиль ушел кредиторам!

Сергей не принял во внимание тот факт, что личность получателя активов не имеет значения, если сама передача активов связана с нарушением закона. А согласно специальным нормам закона о банкротстве, безвозмездная сделка направлена на причинение ущерба кредиторам. И Приобретатель, являясь аффилированным лицом, по умолчанию знает о плачевной финансовой ситуации Дарителя. А значит понимает, что продажа активов направлена на уклонение от уплаты долга, а не на реальную передачу авто во владение и пользование новому владельцу.

Оставьте свой e-mail здесь, чтобы получить соответствующие главы Закона о банкротстве:


Вывод: не поддавайтесь обывательским стереотипам. Это обходится гораздо дороже, чем работа с «Игумнов Групп».

Воображаемые друзья

Когда дело доходит до личного банкротства, многие вспоминают, что где-то в интернете советовали в таких случаях создавать дружественных кредиторов. Якобы это поможет не только назначить своего финансового управляющего, но и размыть долю «вражеских» кредиторов с последующим выводом наиболее ценных активов в «дружеские» руки.

Владелец строительного бизнеса Петр решил, что это отличная идея. Получив иск по субсидиарке на 20 млн, он сразу заключил договор займа с Гариком. Петр взял в долг 50 млн, по документам кредит был выдан еще пару лет назад. Чтобы подтвердить факт передачи денег, Петр даже написал несколько расписок.

Он рассчитывал на то, что у Гарика будет большинство в собрании кредиторов. Через него Петр смог бы утвердить лояльного управляющего и фактически получил бы контроль над своим банкротством.

Но, увы, это так не работает. Первым делом управляющий проверяет сам договор, дальше смотрит, выполнены ли обязательства по нему. На этом этапе он будет отслеживать движение денег по счетам или, как в нашем случае, проверит, есть ли расписка. Но это не конец. Добросовестный АУ проведет экспертизу давности подписанных документов и обязательно проверит, действительно ли у кредитора было достаточно средств, чтобы предоставить заем. Вот тут план Петра и дал трещину. Финансовое положение Гарика что 2 года назад, что к моменту разбирательства оставляло желать лучшего. Надежным кредитором он не выглядел, и договор займа был оспорен по безденежности. Гарик пролетел мимо реестра как фанера над Парижем.

Итоги

Мы не будем здесь предлагать «хорошие» схемы взамен «плохих».  Вместо этого мы составили чеклист. Вот какой должна быть безупречная схема:

  1. Избегайте аффилированности. Да, с родными и знакомыми проще договориться, но делать этого не надо. Схемы с аффилированными лицами оспорят в первую очередь.
  2. Продавайте и покупайте только по рыночной цене.
  3. Платите по-настоящему. Лучше всего по безналу, так, чтобы можно было отследить движение денег между счетами. А если используете наличные, то заверяйте их передачу у нотариуса.

Идеальный вариант: продаете активы через avito по рыночной цене реальному покупателю с получением денег по безналу. И больше о своем имуществе не вспоминаете.

Если такой вариант не для вас, то приходите к нам на консультацию ― обсудим иные возможности.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий
Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments

Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.