Как мы списали 2 ярда с уголовкой за мошенничество


Разбор кейса по банкротству физлица

Как мы списали 2 ярда с уголовкой за мошенничество

Разбор кейса по банкротству физлица
Дело: А40 — 201299/2018
На кону: 2 миллиарда
Начало проекта: сентябрь 2018
Внедрение: 12 месяцев
Сложность: не без нее
Трудозатраты: более 200 н/часов
Темп: бодрый
Результат: списано 2 ярда
Стоимость: семизначная сумма, в рублях

Компания «Рассвет» занималась продажей электронной техники. В начале нулевых ее размах был сопоставим с небезызвестными «…дорадо», «…сила» и «…видео». Сеть быстро приглянулась конкурентам и инвесторам.

Дальше было много разных событий, в которых участвовали и уполномоченные президента, и владельцы крупнейших банковских структур, и высокие руководители силовых структур, и другие весьма интересные люди. Все достаточно подробно освещалось в СМИ, и сейчас нет смысла повторяться. Если будет желание, вы легко найдете всю информацию по фамилиям из судебных актов. Яндекс вам в помощь!

Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на нашу рассылку:


Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Нас интересует лишь концовка этой истории: по итогу рейдерского конфликта Сергей не просто лишился своего бизнеса. Еще ему навесили 9 лет лишения свободы за мошенничество с банковским кредитом в размере 40 млн долларов, полученным от банка «Греческая буква». Эти деньги брало юр. лицо на операционную деятельность, а владелец бизнеса выступал поручителем. Понятно, что разорванная на куски и перепроданная компания кредит платить не смогла. Поручительство было просужено и долг повис на бывшем собственнике, к этому моменту отбывающем срок в местах лишения свободы.

Освободившись по УДО Сергей озаботился списанием 2 млрд личных долгов, которые никак не способствовали полноценной жизни. Поскольку мы не бегаем за всеми зайцами, а выбрали специализацию, в которой гордо носим звание «профи», об «Игумнов Групп» будущий клиент узнал из лучшего источника — сарафанного радио «Довольные клиенты». После беседы с Сергеем вот какая нарисовалась перспектива:

Плюсы
Честность
Клиент сразу раскрыл нам карты и рассказал об уголовном деле и своем имущественном положении. У нас была возможность просчитать все риски до того, как мы ввязались в проект.

Работа «с нуля»
Дело было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную работу со старта. Без переделок и исправления чужих ошибок.

Один ответственный за результат
Клиент не планировал проводить многочисленные совещания и обсуждения. Нам изначально отдали проект на полном доверии и, как потом выяснится, практически без контроля за его ходом. Это сэкономило нам уйму сил и времени, которые часто тратятся на переубеждение инхаус-специалистов, далеких от банкротной темы.

Задача
Все, что касается банкротства —это наш профиль, а значит, мы знаем, как его готовить и с чем подавать. Если бы не «минусы проекта», мы бы отнесли задачи клиента к типовым. Такие мы решаем постоянно, потому не считаем нужным упоминать подобные кейсы в блоге.
Минусы
Уголовное дело
Долги, возникшие в результате совершения преступления через банкротство физлица, не списываются. На это есть прямое указание закона: п.4-6, ст.213.28 ФЗ «О банкротстве». И в этом мы видели основную проблему.

Мощный кредитор
«Греческая буква» один из крупнейших банков страны, поэтому надо ожидать серьезного сопротивления.

Личность клиента
В подобных проектах известность клиента и его бизнеса скорее минус, чем плюс. Большая публичность может создать предвзятое отношение к делу.

Сумма долга
2 ярда — это не 500 тыс. рублей займа. Такая сумма на 100% гарантировала пристальное внимание судейского аппарата. «На шару» тут не проскочишь.

Наличие имущества
Клиент располагал «бумажным» имуществом, арестованным еще в рамках уголовного дела. Его необходимо будет реализовывать на торгах. В целом, для решения поставленных задач это не критично. Просто увеличит издержки клиента и время на проведение банкротной процедуры.

Анализ ситуации

Работу по проекту мы начали со стандартной процедуры — анализа исходной ситуации и выработки стратегии. Из имущества у Сергея была только доля в квартире, которая выступала единственным жильем. Ни постоянного дохода, ни счетов в банке у него не было. При этом на бумаге за Сергеем числились 2 автомобиля, которые по факту уже давно отсутствовали. Это осложняло ситуацию, ведь, по сути, на публичных торгах нужно продать имущество, которого нет.

Но это полбеды. По закону долги, возникшие в результате совершенного преступления, не могут быть списаны в рамках процедуры банкротства. Значит, нам надо разобраться, как уголовное дело связано с имеющимся долгом. Вот здесь пришлось немного покопаться.

После изучения документов мы установили, что долг Сергея формально вытекает из договора поручительства. Он как физ. лицо и директор фирмы поручился за юр. лицо «Рассвет». И это хорошо. Долги по поручительству списываются легко и непринужденно — об этом мы говорили вот в этой статье.

Иск о взыскании убытков по итогам уголовного дела Сергею тоже не предъявлялся. И это тоже хорошо! Потому что убытки (так же, как и субсидиарка) в процедуре банкротства не списываются.

Оставалось продумать возможные контрдоводы будущих оппонентов. А они были логичны и предсказуемы:

  1. Иск о взыскании убытков не подавался лишь потому, что кредитор выбрал защиту своих прав через предъявление требования по договору поручительства. Подача иска об убытках в таком случае привела бы к двойному взысканию денежной суммы, что в рамках действующего законодательства не допускается.
  2. Требования к поручителю по факту возникли в связи с тем, что не исполнялся основной договор займа. Если бы этот договор от имени «Рассвета» заключал кто-то другой, а не Сергей, не было бы вопросов! Но договор займа заключал наш клиент, будучи ген.директором и бенефициаром бизнеса. И затем он был осужден за получение кредита с формулировкой «за мошеннические действия». И вот уже вырисовывается совершенно другая логическая цепочка! Получается, что долги Поручителя как физического лица были созданы в результате совершения этим же лицом преступления в ходе получения кредита на юридическое лицо.

Внести конкретику в ситуацию должны материалы уголовного дела. Но в приговоре картина для нашего клиента вырисовывалась плохая от слова «очень». Условно там было сказано, что Сергей совершил преступление, обманом получил кредит, а пострадавшей стороной выступает банк «Греческая буква» — главный кредитор. Т.е. наш клиент в качестве гендира берет займ, подкрепляет все это своим поручительством, а потом привлекается к уголовке за преступные действия.

Уже на этапе анализа стало понятно, что у нас пограничная ситуация, в которой одни и те же события можно трактовать по-разному. Вопрос: какую позицию мы сможем донести до суда.

Поскольку одни и те же обстоятельства дела можно трактовать двояко, у нас не было 100% гарантии, что нам удастся списать долг. Более того, судебная практика, которую мы проанализировали по аналогичным кейсам, складывалась не в нашу пользу. Нас обнадеживал только тот факт, что в РФ не прецедентное право, а значит, мы можем рисковать и пробовать вывернуть ситуацию в свою пользу.

Окончив анализ, мы договорились о встрече с клиентом. Мы честно рассказали, что с учетом двусмысленности уголовного дела, возможностей кредитора и суммы долга сказать, как на все это посмотрит суд, невозможно. В лучшем случае наши шансы на благополучный исход со списанием долга — 50 на 50. Это не звучит обнадеживающе, но это правда. Выбор за клиентом: готов он бороться или нет.

Сергей был удивлён нашей прямолинейности: мало кто готов выложить перед клиентом все карты и озвучить возможный риск поражения. В итоге мы начали готовиться к заседанию.

Этап банкротства

Процедура банкротства была введена в ноябре 2018 г. И на этом этапе все шло по плану. Первый положительный момент наступил, когда банк «Греческая буква» не включился в реестр кредиторов. Процедура прошла вообще без единого кредитора, которые были бы включен в реестр.

Некоторое время мы не понимали, почему «Греческая буква» игнорирует возможность участия в процессе. Сейчас большинство кредитных организаций на автомате проверяют своих клиентов через Единый Федеральный Реестр Сведений о Банкротстве (ЕФРСБ), чтобы в случае чего не проспать момент предъявления своих требований. А тут мы сами отправляем кредитору уведомления, а в ответ — тишина.

В ходе дела доброжелатели передали, что «Греческая буква» уже получила от нашего клиента «все, что им было нужно, и не планирует участвовать в процедуре». Этот момент значительно облегчал работу: кредитор фактически выбывал из игры по собственному желанию. Ещё на этапе анализа дела мы полагали, что нам предстоит битва на два фронта: с кредитором и с судом. С учетом безразличия «Греческой буквы» фактически нам предстояло работать только с судебной машиной.

Итак, все рутинные банкротные мероприятия проведены, подошло время завершать процедуру. Мы подаем ходатайство о списании всех имеющихся долгов, в том числе тех, которые не были включены в реестр требований кредиторов.

Судебное заседание №1

Судья сразу обратила внимание на 3 аспекта:
  • Сумма долга;
  • Отсутствие кредиторов;
  • Почему не реализовано имущество.

Мы решили не усложнять и емко расставили все по полочкам: сумма долга вытекает из договора поручительства, кредиторы не явились, несмотря не уведомления, имущество не реализовано, потому что нет требований кредиторов, а значит, некому выплачивать деньги в случае реализации.

Судья не верила глазам и все проконтролировала: отправлены ли уведомления, размещены ли публикации в СМИ, точно ли канцелярия ничего не перепутала…

Несмотря на то, что с нашей стороны все было по-пацански четко, судья отложила заседание и, более того, потребовала, чтобы «Греческая буква» представила свою позицию по вопросу завершения банкротной процедуры, и сказала помощнику, чтоб направил определение об этом в их адрес.

Судебное заседание №2

На второе заседание «Греческая буква» тоже не явилась. Несмотря на все старания, кредитор продолжал упорно игнорировать процедуру. Ни документов, ни представителя… Нонсенс для дел с банковским участием!

Оставьте свою электронную почту, и мы отправим вам судебные акты по этому делу:


Тогда судья стала копать глубже: «2 млрд висит, кредитор за них не борется —странное дельце у вас, товарищи». Понятно, что на этой почве наше ходатайство о списании долга судья восприняла крайне негативно. Во время заседания нам прямым текстом сказали, что все эти обстоятельства выглядят очень подозрительно и суд хочет разобраться в этом деле. Судья отложила судебное заседание и обязала нас представить приговор по уголовному делу и справку о погашенной судимости. Наши попытки «замолчать» эти документы провалились.

Судебное заседание №3

Мы понимали, что, если просто отдадим судье приговор в том виде, в котором он есть, исход будет плачевным. Поэтому мы подготовили развернутые пояснения с учетом той информации, которая всплывет из представленных документов. И в самом приговоре, который составлял более 180 страниц, стикерами промаркировали ключевые моменты, свидетельствующие в пользу нашей позиции.

А еще мы понимали, что судья хочет понять всю историю вопроса. А вернее, возможные риски для своей карьеры в случае вынесения того или иного решения. И мы предоставили эту возможность. В ходе судебного заседания мы неформально рассказали всю историю: как Сергей был собственником крутого бизнеса и как этот бизнес был утерян в результате рейдерского захвата. И про первого следователя рассказали, того самого, которого поймали на взятке в 3 млн долларов. И про второго, который довел дело до конца, до реального срока. И даже рассказали, что из неофициальных источников доподлинно знаем, что «Греческая буква» участвовать в процедуре не хочет и не будет: ей это буквально неинтересно.

Судя по тому, что нас слушали внимательно, не прервали и ни разу не перебили — хотя вся рассказанное нами было из разряда слухов и, по большому счету, даже не относилось к существу рассматриваемого вопроса — информация нашла своего адресата. Но какие выводы из нее сделаны — нам оставалось лишь догадываться.

После того, как картинка по уголовному делу была прояснена, судья углубилась в анализ действий Сергея в ходе банкротного дела: уклонялся ли должник от своих обязательств, всю ли информацию нам предоставлял и была ли информация достоверной. В общем, уточняла все нюансы, которые могли показать недобросовестность нашего клиента, а значит, привели бы к отказу в списании долгов.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам основания для отказа в списании долгов гражданина по итогам процедуры банкротства:


Это стандартные вопросы для банкротных дел, и нам нечего было скрывать. Сергей с самого начала откровенно сообщил нам все нюансы своего прошлого, а также предоставил полную и достоверную информацию о своем материальном положении. В защиту позиции о списании долгов мы настаивали на своем судебном опыте, в том числе попытались приобщить судебную практику, которую мы нашли с некоторой натяжкой, в пользу нашей ситуации. Но судья тут же ознакомилась с судебными актами, после чего отрезала, мол, ребята, это не ваш случай, не надо мне тут под дурачка всякую макулатуру подсовывать.

После этого судья взяла паузу и объявила перерыв на неделю. Это могло значить только то, что финишная прямая не за горами, вопрос только как мы её пересечем: на щите или со щитом.

Судебное заседание №4

В заключительном судебном заседании, суд снова уточнил нашу позицию по поводу списания долга. И мы снова разжевали каждую строчку уголовного дела, объяснили причину долга и провели водораздел между займом, который получало юридическое лицо, и поручительством, которое было связано с физическим лицом.

Но было видно, что мнение судьи уже сформировано и процедура отрабатывается лишь формально. Через 10 минут суд удалился для вынесения решения. И потянулось вязкое ожидание.

В такие минуты я начинаю внутренний диалог со Вселенной и трансерфю, чтобы все получилось. Это единственное, что мне остается делать, сидя в тихом и почти пустом зале.

Не знаю, что сработало в этот раз: наш доводы и аргументы или трансерфинг, но мы победили! Судья объявила о завершении банкротства и о списании долгов. Ура!

Итоги

Обычно самое главное в банкротстве — доказать, что у должника действительно тяжелое финансовое положение, он не может исполнить требования кредиторов (при этом у него не было умысла не возвращать деньги).

В этом же деле нам нужно было отделить зерна от плевел, а точнее — уголовное дело от текущей процедуры банкротства. Благо в этот раз правосудие не подвело, и с заседания мы вышли с +1 свободным от долгов гражданином, у которого жизнь началась с полноценно белого листа.

Что еще нас порадовало, так это то, что мы получили окончательное решение и закрыли вопрос навсегда. Так как никто не включился в реестр требований кредиторов, то и некому обжаловать вынесенный судебный акт. Вот такой приятный бонус за несколько месяцев терпения и скрупулезной работы!

Выводы

1. Юрист — как врач: чем подробнее вы опишите симптомы, тем точнее вам поставят диагноз. Предельная честность — залог успеха.
2. Юристы могут лишь сказать вам о перспективах дела, но бороться или сдаться на старте — решение только за вами.
3. У нас не прецедентное право. Любые неясности в законодательстве можно трактовать в свою пользу.
4. Уголовное дело — не приговор для списания долгов в рамках банкротства, если вы в руках профессионалов.
Кондратьева Екатерина
юрист "Игумнов Групп", профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник
Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.
Вам так же будет интересно:
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.