Как человека с улицы привлекли к субсидиарке

Как человека с улицы привлекли к субсидиарке в 11,5 млн

Кейс о том, как легко могут привлечь к субсидиарке. И что потом с этим делать.
2918
0
Дело: А40-247321/2015
Размер проблемы: 11,5 млн руб
Начало проекта: февраль 2019
Внедрение: 3 месяца
Сложность: 2/5
Трудозатраты: 56 н/часов
Темп: некуда спешить
Результат: выигран суд
Стоимость: шестизначная, в рублях

Представьте, что жилищная компания, которая обслуживает вашу квартиру, начинает банкротиться. А спустя пару лет все ее миллионные долги перекладывают на вас в рамках субсидиарной ответственности. Обоснование следующее: вы не оплатили задолженность за горячую воду.

Как вам такое развитие событий?

«Нереально!» — скажет человек, ни разу не сталкивавшийся с нашей судебной системой. Но сегодня я расскажу как раз про подобный случай.

В феврале 2019 года ко мне обратился клиент и сказал: «Меня привлекли к субсидиарке на 11.5 млн рублей. Хочу подать апелляцию».

«Окей, — ответил я. — Расскажите поподробнее. Что у вас за компания? По каким основаниям привлекли?».

«А это была не моя компания, — ответил собеседник. — Я вообще не имею к ней отношения».
Предыстория

Чтобы разобраться в этой удивительной истории, вернемся на несколько лет назад — в далекий 2014 год.

Наш будущий клиент Вадим в то время был генеральным директором строительной компании. Для простоты повествования назовем ее «Заказчик». В июне 2014 года Вадим привлек на выполнение работ «Подрядчика».  По условиям договора «Подрядчик» должен был выполнить работы по благоустройству территории московской школы №919.

«Подрядчик» отремонтировал территорию школы, но у «Заказчика» возникли финансовые проблемы: он смог оплатить только часть выполненных работ. За взысканием оставшейся суммы долга «Подрядчик» обратился в суд и успешно просудил 11,5 млн руб.

Взыскать эти деньги «Подрядчик» не успел: в декабре 2016 года его признали банкротом.

А спустя еще пару лет арбитражный управляющий «Подрядчика»(!) подал и выиграл иск о привлечении к субсидиарной ответственности генерального директора «Заказчика»(!). Здесь внимание! Оцените ход: к ответственности привлекли не руководителя организации-банкрота, а управленца совершенно другого предприятия, которое являлось дебитором по отношению к нашему банкроту. По сути, привлекли человека с улицы, который когда-то вступил в коммерческие взаимоотношения с будущим банкротом («Подрядчиком»).

О том, что у него появился долг в десяток миллионов, Вадим узнал совершенно случайно, когда судебный акт уже вступил в законную силу и был выдан исполнительный лист.

В этот момент Вадим сделал все совершенно правильно: он вышел в интернет, нашел юридические компании, которые занимаются спорами по субсидиарке, изучил их дела и выбрал тех, кто вызвал наибольшее доверие. Вот таким образом перед «Игумнов Групп» была поставлена задача разобраться в этом беспределе и отыграть ситуацию обратно.

Плюсы

1. Мы уложились в шестимесячный срок
Клиент обратился к нам в период, в течение которого можно было восстановить срок на подачу апелляционной жалобы.

2. Любимая тема
Мы очень хорошо разбираемся в субсидиарке. Мы выиграли не один десяток судов и разбираемся в самых тонких нюансах закона. В этой теме нам нет равных, поэтому за дела о привлечении к субсидиарной ответственности мы беремся весьма охотно.

3. Клиент не мешал работать
Иногда клиент почему-то уверен, что он юрист, и постоянно вносит свои потрясающие (нет!) предложения и замечания. В этот раз ничего подобного не было: клиент дал нам полный карт-бланш на любые действия.

Минусы

1. Срок на обжалование был пропущен
Был риск, что суд вообще не примет апелляционную жалобу.

2. Ограниченность информации
Клиент не имел отношения к компании-банкроту, поэтому мы не могли получить доступ ни к какой информации, кроме обособленного спора по субсидиарке.

Подготовка

Как обычно, работу мы начали с 1) изучения всех материалов судебного дела, 2) постановки целей проекта и 3) выработки стратегии по их достижению. Но обо всем по порядку. Сначала разберемся, за что Вадима привлекли к субсидиарке.

Если верить вынесенному судебному акту, Вадим был признан виновным в том, что он своевременно не объявил о банкротстве своей организации. Согласно бухгалтерской отчетности за 2015 год, у ООО «Заказчик» была отрицательная стоимость чистых активов: имущества и денег было на 6.2 млн меньше, чем долгов перед кредиторами.

Об этом факте не мог не знать генеральный директор Вадим, который в 2016 году принял выполненные работы у «Подрядчика». По закону создание новых обязательств в период неплатежеспособности расценивается как недобросовестность директора, за которую предусмотрена субсидиарная ответственность.

Определение арбитражного суда завершалось красивой резолютивной частью, смысл которой с первого раза тяжело осознать даже тем, кто работает с субсидиаркой каждый день, поэтому ее надо процитировать целиком: «Привлечь Вадима… к субсидиарной ответственности по долгам ООО “Заказчик” перед ООО “Подрядчик”».

О всех логических нестыковках в вынесенном судебном акте мы поговорим чуть позже. А сейчас вернемся к целям, которые перед нами возникли по итогам изучения дела. Глобально их было три:

Во-первых, судебный акт первой инстанции уже вступил в законную силу и сроки его обжалования истекли. Поэтому нам требовалось восстановить срок на подачу апелляционной жалобы. Это была самая главная задача, без ее решения все остальные телодвижения не имели смысла.

Во-вторых, надо было приостановить списание денег со счетов Вадима по выданному исполлисту. Здесь основная проблема в том, что списанные деньги уйдут в конкурсную массу и могут быть распределены между кредиторами, которые их потратят на свои нужды. Соответственно, к тому моменту, когда мы отменим судебный акт по субсидиарке, есть риск, что возврат денег обратно на счета Вадима станет невозможным.

Ну и, в-третьих, осталась мелочь: подготовить апелляционную жалобу и отменить определение о привлечении Вадима к субсидиарке.
1. Восстановление срока обжалования

Подать апелляционную жалобу на определение по субсидиарке в общем случае надо в течение 10 рабочих дней. Если этот срок пропущен, то срок на подачу апелляции надо восстанавливать через суд. Для этого дается еще 6 месяцев, в течение которых надо подать соответствующее ходатайство. Суд рассмотрит это прошение и примет решение: либо срок восстановят и апелляционную жалобу рассмотрят, либо суд откажет в восстановлении срока, тогда апелляшку вернут не глядя.

Что примечательно, так это то, что шестимесячный срок является пресекательным. На практике это значит, что если вы подадите ходатайство о восстановление срока на подачу апелляции через 6 месяцев и 1 день после вынесения судебного акта, вам гарантировано откажут.

И тут нам с Вадимом страшно повезло: он узнал о своих проблемах всего через месяц после привлечения к СО. Так что в отведенные 6 месяцев мы укладывались. Оставалось только грамотно объяснить причины, по которым мы не могли обжаловать неугодный нам судебный акт в отведенный для этого десятидневный срок.

На самом деле, все эти причины всегда лежат всего в двух плоскостях: либо ответчик не знал о наличии судебного процесса (не получал писем и уведомлений), либо не мог на нем присутствовать (лежал в больнице, жил в другой стране). Так что особого креатива тут не требуется. В подобных делах гораздо важнее скрупулезная работа с доказательствами: заявить, что ты ничего не слышал и не видел, легко. Гораздо сложнее привести доказательства, что это действительно так и было. Но восстанавливать сроки нам было не впервой, например, вот в этом деле мы с такой задачей успешно справились.

Чтобы обосновать, что Вадим не знал о судебном процессе, мы перерыли все банкротное дело и нашли следующие зацепки:

1) Почтовый идентификатор о том, что Вадим не получил заявление о привлечении к субсидиарке, направленное по его адресу конкурсным управляющим.

2) Вернувшийся в Арбитражный суд конверт с определением о назначении судебного заседания по делу Вадима.

3) И, наконец, ответ МВД о текущем адресе регистрации Вадима, который был получен судом всего за месяц до финального судебного заседания. Естественно, что по указанному адресу никто никаких писем не направлял. Доказательства обратного в материалах дела отсутствовали.

Все это мы сдобрили ссылками на законодательство, судебную практику Европейского суда по правам человека, Конституционного суда, Верховного суда РФ и изложили в ходатайстве.
2. Приостановка исполнения судебного акта.

По второй стоящей перед нами цели также было подготовлено ходатайство в апелляцию о приостановлении исполнения судебного акта первой инстанции. Если суд его удовлетворит, то судебные приставы вынуждены будут приостановить исполпроизводство и перестать списывать деньги со счетов Вадима до того момента, пока мы не проиграем апелляционную жалобу.

А чтобы суд это ходатайство удовлетворил, необходимо доказать, что в случае отмены судебного акта по субсидиарке возврат Вадиму списанных у него денег будет невозможен или существенно затруднен.

В этой части все наши доводы укладывались в рамки разумной логики:

1) Списанные у Вадима деньги поступают в конкурсную массу банкрота.

2) Формальных ограничений на использование или распределение этих денег у арбитражного управляющего нет. Нет обеспечительных мер в отношении конкурсной массы, не ведутся иные мероприятия, которые могли бы ему помешать. Соответственно, арбитражный управляющий может спокойно распределить деньги Вадима между кредиторами.

3) Далее кредиторы эти деньги тратят по своему усмотрению.

4) Если после этого определение о привлечении к субсидиарной ответственности будет отменено, то кредиторы должны будут вернуть деньги обратно в конкурсную массу. Не факт, что они это сделать смогут или захотят.

Переходим к третьей задаче.
3. Апелляционная жалоба

В вынесенном судебном акте было столько логических нестыковок и несоответствий законодательству, что составление жалобы доставило нам искреннее удовольствие. Это был тот случай, когда не надо высасывать доводы из пальца, просто бери и сразу пиши все, что видишь. А видели мы достаточно много:

1) Это и неверное применение норм закона: вменяемые нашему клиенту правонарушения совершались в 2014-2016 годах. Должна была использоваться статья 10 Закона о банкротстве, а суд применил главу III.1, которая была принята только в середине 2017 года. Между тем, закон обратной силы не имеет.

2) Это и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела: например, суд неверно указал даты вступления в силу некоторых судебных актов, которыми с «Заказчика» были взысканы деньги, что повлекло за собой неверно рассчитанную дату неплатежеспособности компании. Также суд ссылался на то, что баланс за 2015 год был отрицательным, а между тем договор с «Подрядчиком» подписывался в 2014 году и не принять выполненную работу «Заказчик» физически не мог.

3) Это и недоказанность обстоятельств, на которые суд сослался в судебном акте. Например, о том, что Вадим был генеральным директором «Заказчика», суд поверил на слово арбитражному управляющему, который даже не приобщил в материалы дела выписки из ЕГРЮЛ или протоколы о назначении. С таким же успехом крайним можно было назначить абсолютно любого человека.

Но это была лишь разминка. Самый главный и железобетонный довод мы припасли напоследок, а именно:

4) Суд не полностью выяснил обстоятельства дела.

Привлекая к субсидиарной ответственности, суд должен был установить два факта: во-первых, что ответчик является контролирующим должника лицом (КДЛ), и только во-вторых, что в его действиях есть правонарушения, за которые предусмотрена субсидиарная ответственность. Если со вторым в этом деле все более-менее понятно, то с контролирующим должника лицом надо разобраться в деталях.
КДЛ — это кто?

КДЛ (контролирующее должника лицо) — это человек или организация, которые в течение трех лет до появления у компании признаков банкротства принимали важные решения, связанные с ведением бизнеса.

Суд может признать вас КДЛом, если вы:

1) Руководитель разорившейся компании (гендиректор, член правления, член совета директоров).

2) Директор управляющей компании, которой подчинялся должник.

3) Акционер/участник бизнеса с долей более 50%.

4) Занимаете руководящую должность, связанную с финансами компании (главбух, финансовый директор).

5) В силу своей должности можете отдавать распоряжения руководителям компании.

И самое интересное:

6) Вы извлекли выгоду из недобросовестного поведения руководства разорившейся компании.

На практике это значит следующее. Вы были родственником или знакомым человека, который недобросовестно вел бизнес: заключал сделки на невыгодных условиях, выводил активы, мухлевал с финансовыми документами и так далее. Бизнес обанкротился, а кредиторам не выплатили деньги. Одновременно с этим бизнесмен улучшал ваше финансовое состояние: переписывал на вас имущество, акции, переводил вам деньги. В таком случае вас могут привлечь к субсидиарке, доказав, что вы были выгодоприобретателем от деятельности бизнеса, а из-за того, что активы перешли к вам, пострадали кредиторы.

По этой причине к субсидиарке обычно привлекают родителей и супругов экс-владельцев бизнеса, а недавно привлекли детей бизнесмена, один из которых был несовершеннолетним.

Но! По этому основанию к субсидиарке можно привлечь только тех людей, которые непосредственно получали выгоду от разорившейся компании. Например, руководитель продал офисное здание, а деньги от продажи перевел брату. Или гендиректор заключил мошенническую сделку, а выручку спрятал на счетах жены.

В случае Вадима не было вообще ничего подобного! Он не являлся контролирующим «Подрядчика» лицом. Он не получал выгоды от его деятельности. Он не давал ему указания. Доказательства обратного в материалах дела отсутствовали.

Поэтому Вадима как гендиректора ООО «Заказчик» в принципе не могли привлекать к ответственности за банкротство ООО «Подрядчик». Для этого как минимум надо было начать банкротить ООО «Заказчик» и включиться в его реестр требований кредиторов, что «Подрядчиком» сделано не было.

С этой прекрасной позицией мы собрали воедино все три подготовленных нами документа (два ходатайства и одну апелляционную жалобу) и направили их в суд.
Принятие к производству

Принимая решение о принятии нашей жалобы к производству, апелляция сразу же рассмотрела оба ходатайства: как о приостановке исполнения судебного акта, так и о восстановлении срока обжалования.

По первому суд счел, что мы не доказали невозможность или затруднительность возврата списанных со счетов Вадима денежных средств. В удовлетворении этого ходатайства суд отказал.

А по второму (о восстановлении срока обжалования) было принято положительное решение и апелляционная жалоба была принята к производству. Что нас вполне устроило.

Чтобы скачать определение о принятии этой апелляционной жалобы к производству, введите свой е-мейл.
Апелляция

Перед судебным заседанием у нас сильно потели ладошки и слегка тряслись коленочки, потому что наша жалоба попала к судье Порывкину, известному в Москве двумя моментами: 1) крайне стремительной манерой рассмотрения дел («30 секунд на выступление») и 2) тем, что в подавляющем большинстве дел он отказывает апеллянтам в пересмотре. Даже кассация чаще отменяет те судебные акты, которые оставил в силе г-н Порывкин. Знание этого факта не могло нас порадовать. Но, как говорит мой партнер по бизнесу: «Наша задача выложиться по максимуму, а там что будет, то будет».

В ходе всего выступления судебная коллегия откровенно скучала, что не предвещало ничего хорошего. Но когда мы стали разжевывать, что наш клиент Вадим не являлся контролирующим лицом по отношению к «Подрядчику», так как занимал руководящую должность в совершенно посторонней компании, г-н Порывкин встрепенулся, стал листать туда-сюда нашу апелляционную жалобу, после чего попросил нас показать выписки из ЕГРЮЛ по обеим организациям, что мы и сделали. Эффект был достигнут. Судебная коллегия удалилась в совещательную комнату.

По итогу судебный акт был отменен, а дело по привлечению к субсидиарке прекращено, что привело в неописуемый восторг нашего клиента, который был в суде вместе с нами и весь процесс подпрыгивал на стуле. Да и мы несказанно обрадовались, что смогли донести свою позицию с первой попытки.

Мы не только отбили невиновного, но и пресекли опасный прецедент. С такими судебными подходами к субсидиарке могли начать привлекать любого, кто неосторожно постоял рядом с разорившейся компанией.

Чтобы скачать постановление апелляции по этому делу, введите свой е-мейл.
Выводы

1. Не пропускайте судебные заседания

Суд первой инстанции вряд ли вынес бы такое решение, если бы на заседании присутствовал Вадим и отстаивал свои интересы.

Старайтесь не пропускать судебные заседания! Если вы живете не там, где прописаны, мы снова и снова повторяем: скачайте приложение «Почты России» и включите функции «Получать госпочту» и «Автодобавление отправлений по номеру телефона и адресу». Так вы сможете отслеживать, кто присылает вам письма, и не пропустите весточку от Арбитражного суда.

2. Проверьте, являетесь ли вы контролирующим должника лицом

Список тех, кто является контролирующим должника лицом, приводится в Законе о банкротстве. Дополнительная информация содержится в Постановлении Пленума ВС №53.

Если вас привлекают к субсидиарке как КДЛа, проверьте, точно ли вы подходите под перечисленные критерии.

Чтобы скачать соответствующую статью закона о банкротстве и Пленум, оставьте свой е-мейл здесь:

3. Обратитесь к узкопрофильным юристам

Субсидиарная ответственность — достаточно новая область, поэтому обращайтесь не к звездным юристам, которые «ведут любые дела от уголовки до бракоразводных», а к узкопрофильным профессионалам.

Выбирайте юридические компании, которые специализируются конкретно на субсидиарке не менее трех лет и одержали хотя бы с десяток побед.

Скромно заметим, что мы — именно такая юридическая компания. О делах, которые мы выиграли, можно почитать тут. Средняя сумма, которую мы сохранили каждому клиенту в 2020 — 269 млн рублей.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Игумнова Анна
старший партнер "Игумнов Групп",
эксперт по сохранению активов,
юрист-судебник
Специализация: подготовка и сопровождение сделок с недвижимостью и землей в предбанкротный период. Судебная защита интересов добросовестного приобретателя. Организация и сопровождение публичных торгов по реализации имущества должника.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.