Обжалование действий арбитражного управляющего

Обжалование действий арбитражного управляющего

Как обжаловать решение арбитражного управляющего? Объясняем на собственном примере
2288
0
Дело: А40-51353/2016
Размер проблемы: 141 млн
Начало проекта: октябрь 2019
Длительность: по настоящее время
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 135 часов
Темп: размеренный
Результат: дело передано на новое рассмотрение
Стоимость: шестизначная, в рублях

Иногда арбитражные управляющие ошибаются: не оспаривают сделки, не реализуют имущество и игнорируют интересы кредиторов. По закону в таких случаях разрешено обжаловать их действия.

К сожалению, суды знают, что участники дел о банкротстве часто используют жалобы как средство давления на арбитражных управляющих. Поэтому, несмотря на то, что количество жалоб на АУ растет из года в год, суды удовлетворяют только одну жалобу из пяти. В общем, бороться с арбитражными достаточно сложно.

Рассказываем, как мы несколько месяцев пытались обжаловать действия арбитражного управляющего — и в конце концов нам это все-таки удалось.

Плюсы

Объективная правота
Сделка по оплате долга объективно была совершена с предпочтением и не менее объективно попадала в месячный срок

Срок исковой давности
АУ пропустил срок исковой давности на оспаривание этой сделки, а значит, в случае обжалования сделки его можно было привлечь к убыткам

Нападать приятно
Нападать всегда приятнее, чем защищаться. Мы ничем не рисковали и не могли ухудшить положение дел нашего клиента

Минусы

Сильный оппонент
Нам предстояло обжаловать действия опытного АУ с почти двадцатилетним стажем работы. А значит, есть риск, что нас могут обыграть

Противник был любимчиком суда
Судьи явно симпатизировали арбитражному управляющему. Нам пришлось дойти до этапа кассации, чтобы доказать свою правоту

Кредитор был банкротом
На момент рассмотрения дела кредитор был уже в банкротстве. А значит, вряд ли у него были эти 140 миллионов

Против здравого смысла

Во время ведения одного банкротного дела нам потребовалось оспорить действия арбитражного управляющего. Про само дело сейчас рассказывать не будем, там много подробностей и нюансов, которые заслуживают отдельной статьи.

Просто обрисуем ситуацию: во время сложного банкротства, в которое были вовлечены несколько кредиторов, АУ забыл оспорить сделку, явно попадающую под критерии сделки с предпочтением. Если не помните, что это такое, почитайте нашу статью «Все об оспаривании сделок должника в банкротстве». Сумма сделки была огромной — 141 млн рублей.

События развивались так: компания «Эркольз» была должна 241 млн компании «Нома» (названия обеих компаний изменены). Важный нюанс: «Эркольз» задолжал много денег и другим фирмам.

«Нома» несколько месяцев не могла получить долг и подала на банкротство «Эркольза». После этого владельцы «Эркольза» срочно выплатили «Номе» 141 млн. Стороны подписали мировое соглашение, и банкротство было прекращено. А через 25 дней владельцы «Номы» захотели взыскать оставшийся долг и подали на банкротство «Эркольза» во второй раз. В этот раз процедура была введена, и владельца «Эркольза» привлекли к субсидиарке.

Глава «Эркольза» был нашим клиентом. Собственно, обжаловать действия управляющего мы решили именно поэтому. В конечном итоге это могло привести к снижению субсидиарки.

На нас работал один момент: сделка, совершенная за 25 дней до начала банкротства, очевидно попадает в период подозрительности. АУ должен был попытаться оспорить эту сделку: если бы 141 млн не вернули «Номе», деньги бы распределили по всем кредиторам «Эркольза». А так вся сумма досталась одной фирме, а другие кредиторы остались ни с чем.

К сожалению, и против нас работал один момент: компания «Нома» через какое-то время после сделки тоже разорилась.

Здравый смысл подсказывает, что пытаться забрать у банкрота 141 млн — безнадежное дело. Очевидно, что арбитражный управляющий рассудил так: «Зачем оспаривать сделку с банкротом? Он же все равно не отдаст никаких денег».

Короче, закон был на нашей стороне. А логика и благоразумие, скорее, не на нашей.
Две жалобы и две первые инстанции

Первую жалобу мы подали на неправомерное расходование денег «Эркольза» при ведении процедуры банкротства. Жалоба была хорошей и обоснованной, но суд был весьма лоялен к арбитражному, поэтому нам отказали.

Тогда мы закатали рукава, перелопатили тонну бумаг еще раз и подали вторую жалобу — на бездействие АУ при обжаловании сделки по возврату долга в 141 млн.

Вот о чем мы говорили на суде:

1. Арбитражный управляющий должен защищать интересы всех кредиторов. Это его прямая обязанность, святой долг и главное, за что ему платят зарплату. А из-за сделки, во время которой 141 млн был выплачен компании «Нома», права всех остальных были нарушены. «Эркольз» вскоре обанкротился, и кредиторы не получили из этих 141 млн ни копейки! Разве это нормально?

2. Арбитражный не мог не знать о совершенной сделке. Работая над банкротством компании, АУ обязан провести финансовый анализ должника: посмотреть, как происходило ухудшение финансовых показателей, какие действия предпринимали руководители, какие сделки совершались. На сумму в 141 млн невозможно было не обратить внимания, это огромные деньги.

3. Сделка попала в период подозрительности. Оплата долга в 141 миллион произошла за 25 дней до принятия заявления о банкротстве «Эркольза».

4. Пропущен срок исковой давности. На оспаривание этой сделки у арбитражного был целый год. Почему он не воспользовался этим временем?

Честно скажем, вероятность успеха мы оценивали в 98%. Косяки управляющего лежали на поверхности, все аргументы мы подкрепили цифрами и нормативными актами, а выступление в суде было вполне себе блестящим.

Тем удивительнее было узнать, что суд решил отказать в удовлетворении жалобы. Что? Как? Уважаемый суд, это вообще нормально?

Чтобы получить определение первой инстанции, оставьте свой е-мейл:

Суд развернул нас по следующим причинам:

1. Оспаривание сделок — право, а не обязанность
Если управляющий не стал оспаривать сделку — еще раз, на 141 миллион, совершенную с очевидным предпочтением — значит, не верил, что действительно сможет взыскать нужную сумму.

2. Не было заявления собрания кредиторов
По закону собрание кредиторов может принять решение об оспаривании той или иной сделки, и тогда у арбитражного управляющего не будет возможности отказать. В материалах дела не было информации о том, что кредиторы требовали оспорить эту сделку. Вот арбитражный и не стал.

3. И самое главное — кредитор разорился
Компания «Нома», которой «Экрольз» перевел 141 миллион в счет оплаты долга, стала банкротом в ноябре 2017 года. А раз кредитор был неплатежеспособен, значит, перспектив получения денег не было, то есть арбитражный мог и не оспаривать сделку.

В общем-то, это было все. Три пункта — и все три выглядели неубедительно. Короче, чем дольше мы читали определение суда, тем злее становились.
Достигнув такого уровня злости, когда от гнева уже тряслись руки, мы стали готовиться к апелляции.
Апелляция

На апелляции мы прошлись по каждому пункту жуткого определения первой инстанции.

Чтобы было понятнее, пробежимся по датам:
30 мая 2016 — компания «Эркольз» выплачивает долг компании «Нома»
24 июня 2016 — принято заявление о банкротстве «Эркольза»
29 августа 2016 — вводится процедура наблюдения в «Эркользе»
26 апреля 2017 — вводится процедура наблюдения в «Номе»
28 сентября 2017 — вводится конкурсное производство в компании «Эркольз»

Что из этого следует?

1. Кредитор был платежеспособен
Когда «Эркольз» вернул долг, «Нома» еще была платежеспособной компанией. Если бы арбитражный оспорил сделку, 141 млн рублей попал бы в конкурсную массу «Эркольза» и был бы распределен между остальными кредиторами.

Кроме того, в 2018 и 2019 году суд оспорил ряд сделок «Номы» с другими компаниями на сумму более 750 млн. К тому же, у «Номы» нашелся ряд дебиторов, задолжавших более 2,3 млрд рублей.

Сложно поверить, что компания, в активах которой есть 2.3 млрд, не сможет выплатить 141 млн. Та же дебиторка легко продается — и вот, пожалуйста, деньги в копилку.

2. Был пропущен срок исковой давности
Процедуру конкурсного производства в отношении «Эркольза» начали в сентябре 2017 года. Значит, у арбитражного управляющего была возможность оспорить эту сделку вплоть до сентября 2018, тем более, что у кредитора были деньги.

3. Суд неверно интерпретировал нормы закона
Да, оспаривание сделок — право управляющего, и он должен оспаривать только те сделки, где видит перспективу получения денег.

Но обязанность(!) арбитражного — защищать права кредиторов. Эта обязанность — самая главная часть его работы, она стоит выше его размышлений, волнений и сомнений. Даже если он переживал, что не сможет вернуть 141 млн, он все равно должен был оспорить сделку. 141 млн достался только одной фирме, а остальные получили из этих денег ровно ноль. Это как?

Более того, раз у «Номы» были запасы в 2.3 млрд дебиторки, не попытаться вернуть этот 141 млн — решение просто чудовищно странное.

4. Наш кредитор не имел права подать заявление
В этом деле мы выступали от миноритарного кредитора «Эркольз». Он имел менее 10% голосов на собрании кредиторов, а значит, не мог самостоятельно обращаться к АУ с требованием об оспаривании сделки.

В общем, в успех на апелляции мы верили еще сильнее — на 99%.

Из-за этого решение суда было даже более обидным. Как вы поняли, апелляция нам тоже отказала.

Чтобы скачать судебный акт, введите е-мейл:

Причин для отказа было три:

1. Бремя доказывания вины лежит на заявителе
Эмм. Спасибо, уважаемый суд, мы в курсе.

2. Если сделка оспорена, это еще не значит, что компания получила деньги назад
Да, конкурсный управляющий «Номы» оспорил ряд сделок по отчуждению активов. Но не факт, что фирма уже получила деньги, которые ей должны были вернуть. То есть арбитражный управляющий мог понимать, что компания не сумеет вернуть 141 миллион, поэтому и не стал оспаривать сделку.

3. Кредитор должен был настаивать на оспаривании сделок
Собрание кредиторов и каждый кредитор по отдельности вправе обратиться к АУ с требованием оспорить сделку. Не обращались = не хотели.

В общем, апелляция повторила все то, что уже и так сказал суд первой инстанции. Честно говоря, это воспринималось как вызов.
Кассация

Мы поговорили с доверителями и решили биться до последнего. Тем более, мы очень любим кассации: например, однажды мы там выиграли дело по субсидиарке на 40 миллионов и дважды выиграли в кассации одно и то же дело.

На заседании мы оспаривали все доводы, которые приводил суд первых двух инстанций. Особенно напирали на следующее:

1. Кредитор был платежеспособен и на момент получения 141 млн, и через год. Арбитражному управляющему ничто не мешало оспорить сделку.

2. Даже если деньги за оспоренные сделки «Номе» не вернулись, у компании еще оставалась дебиторка на 2.3 млрд, которую можно было взыскать или продать с торгов.

3. Кредитор, имеющий менее 10% голосов на собрании кредиторов, не может обращаться к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделку. Это должен сделать сам управляющий.


Московскую кассацию мы любим за то, что там работают судьи, которым не плевать на исход дела. В первых двух инстанциях иногда на заседание отводится по 30 секунд, и за эти полминуты судьи успевают вынести решение. В кассации такое вряд ли возможно: там дела рассматривают вдумчиво.

Вот и сейчас нам повезло. Судьи страшно удивились действиям арбитражного, довольно жестко его критиковали и признали нашу правоту.

В результате дело направлено на новое рассмотрение. Ура!

Что интересно: сразу же после этого арбитражный управляющий, чьи действия мы оспаривали, вышел из СРО и снял с себя полномочия. Одна из целей нашей жалобы уже достигнута.
Оспаривать или нет?

Вопрос «Оспаривать сделки — это право или обязанность» горячо обсуждается в юридических кругах. Раньше у судов не было четкой позиции по этому поводу: кто-то считал, что арбитражный управляющий должен сам решать, какие сделки оспаривать полезно, а какие — бессмысленно. Другие судьи утверждали, что оспаривать нужно все сделки, даже если некоторые из них не приведут к пополнению конкурсной массы.

Финальную точку в этом споре поставил Верховный суд в ноябре 2020 года. Он отменил решение кассации, которая отказалась привлекать АУ к административной ответственности за неоспоренную сделку. Суд сделал вывод, что арбитражный управляющий обязан оспаривать сделки должника в любом случае, даже если уверен, что денег в конкурсную массу это не добавит.

Чтобы скачать определение Верховного суда, оставьте свой е-мейл:
Вывод

На арбитражных управляющих подают очень много жалоб. Например, в 2018 году, по данным Росреестра, на них подали 17,5 тысяч жалоб. Учитывая, что процедур банкротства в 2018 было 77,7 тысяч, получается, что обжаловать пытались действия каждого четвертого управляющего.

При этом судьи понимают, что многие жалобы нужны для того, чтобы оказать давление на АУ. Поэтому удовлетворяют только 20% из них.

Если вы собираетесь жаловаться на АУ, готовьтесь к тому, что будет непросто. Есть вероятность, что суд примет не вашу сторону, а все спорные моменты станет трактовать в пользу арбитражного управляющего.

Готовьтесь к долгому процессу и найдите специалиста, который уже обжаловал несколько решений АУ. И не сдавайтесь, если суд первой инстанции вас не поддержал: все еще можно поправить.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Кондратьева Екатерина
юрист "Игумнов Групп",
профи по банкротствам юридических и физических лиц,
специалист-схемотехник
Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.
comments powered by HyperComments
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.