Мы входим в ведущие правовые рейтинги России
Мировое соглашение при банкротстве

Мировое соглашение при банкротстве как спасение от субсидиарки

История о том, как нам удалось склонить оппонентов к мировому соглашению, когда дело было у них в кармане: должника уже привлекли к субсидиарной ответственности
3795
16
Дело: А40-69519/20-78-123 «Б»
Цена вопроса: 17,6 млн рублей
Начало проекта: март 2021 года
Сроки: март 2022 — январь 2023 года
Сложность: высокая
Трудозатраты: 320 н/часов
Результат: цель, поставленная доверителем, достигнута
Стоимость: шестизначная, в рублях

Сначала суд признал сделки нашего доверителя недействительными, а затем привлек его к субсидиарной ответственности. Когда такое происходит, можно посыпать голову пеплом и со словами: «Шеф, все пропало», — смириться с поражением. Но это не наш стиль. Ведь даже в столь критической ситуации есть шанс списать до половины (!) задолженности, а то и больше.

Сделать это можно тремя способами. Либо пытаться выкупить требования по субсидиарке на торгах (ненадежный вариант для любителей русской рулетки. О том, как это работает, рассказывал в статье «Как избавиться от субсидиарной ответственности, если все суды уже проиграны»), либо составить план реструктуризации долгов или заключить с оппонентами мировое соглашение. Но что делать, если кредиторы и от реструктуризации отказываются и на мировое соглашение при банкротстве проигравшего все должника идти не хотят? Рассказываю, как нам удалось решить эту головоломку.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Переломный момент в споре нашего доверителя с кредиторами я разобрал в отдельной статье «Как мы “построили” арбитражного управляющего и снесли итоги торгов». Здесь же речь пойдет о том, для чего мы вообще оспаривали их результаты.

Как все начиналось: если друг оказался вдруг…


Чтобы вы не запутались в действующих лицах, напомню вам про главных героев этой истории. На правой стороне ринга наш доверитель, бывший директор ООО «Альтаир». На левой стороне его оппоненты: главный кредитор тире бывший партнер, которого конфиденциальности ради назовем ООО «Союз», и прокредиторски настроенный конкурсный управляющий.
Наш доверитель сотрудничал с ООО «Союз» по старой дружбе с одним из бенефициаров общества. Тот прекрасно знал как о сделках, совершенных доверителем в период его управления делами «Альтаира», так и о личном имуществе товарища: апартаментах в центре Москвы и энной сумме на счетах.

Итак, в январе 2019 года доверитель покидает «Альтаир» и уходит в индивидуальное предпринимательство. Тем временем у компании остаются невыполненные обязательства перед ООО «Союз». Между бывшими партнерами нарастает напряжение. Главный кредитор и некогда друг понимает, что с экс-директора можно стрясти все до последней копейки. И в апреле 2020 года подает заявление о признании ООО «Альтаир» банкротом.

Требования «Союза» почти на 13,3 млн рублей включают в реестр кредиторов и назначают должнику временного конкурсного управляющего. С ним у кредитора быстро складываются теплые отношения: управляющий поддерживает позицию кредитора во всех спорах.

Получить определение суда о признании общества банкротом:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

«Игумнов Групп» вступает в игру


Если бы доверитель пришел к нам году этак в 2014-ом, когда заключил сделку между своим ИП и ООО «Альтаир», мы бы отговорили его от рискованных действий. Но так дальновидно поступает примерно 0,1% предпринимателей.

Кто вообще станет беспокоиться о работах, которые были честно выполнены, приняты заказчиком и своевременно оплачены шесть лет назад?

Однако опытный конкурсный управляющий, да к тому же замотивированный материально, будет проверять каждый договор и каждую подозрительную сделку. Что в этом деле и произошло.

Экс-директор «Альтаира» обратился в «Игумнов Групп», когда опасность уже перестала быть иллюзорной. Управляющий подал заявление о признании сделок общества недействительными. А, как знают наши постоянные читатели, где оспоренные сделки, там и практически гарантированное привлечение к субсидиарной ответственности.
О том, какие сделки в банкротстве можно оспорить и как, читайте в нашем подробном гайде.

После изучения материалов дела и претензий оппонентов мы честно сказали нашему доверителю, что дело — труба. Конкурсный управляющий вместе с кредитором по нотам разыгрывают классическую стратегию: находят сомнительные сделки, указывают суду на аффилированность сторон, их заключивших, а также на осведомленность директора о финансовом положении компании и на вред, умышленно причиненный кредиторам. Бинго. Защитить сделки в нашем случае было нереально.

Чтобы получить судебные акты по оспариванию сделок должника, оставьте свой e-mail в форме ниже:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Несмотря на это доверитель решил бороться и поставил перед нами нетривиальную задачу: из принципа не дать кредитору победить. Подойдет ничья, но только не поражение. Ведь некогда близкий друг собрался обобрать его до нитки и получить квартиры, в которых проживали дети доверителя.

Проигранные битвы


Итак, управляющий сделки оспорил (с нашего доверителя по одной из них взыскали 4,4 млн рублей) и перешел к следующему очевидному шагу: подал заявление о привлечении контролирующих лиц «Альтаира» к субсидиарной ответственности. А чтобы дело выгорело наверняка, к сделкам присовокупил неподачу экс-директором заявления о банкротстве.

Линию защиты мы выстроили, используя все немногочисленные зацепки в этом деле:

1. За неподачу заявления о банкротстве в месячный срок привлечь нашего доверителя к ответственности не выйдет. Компания действительно стала отвечать признакам неплатежеспособности в 2015 году. Тогда у «Альтаира» возникла злополучная задолженность перед «Союзом» в размере 13,3 млн рублей с учетом процентов. Однако с этого момента и до признания «Альтаира» неплатежеспособным у него новых долгов не появилось. Да, наш доверитель не побежал с заявлением о банкротстве ООО в суд, но обанкротилось оно не из-за этого.

2. Мы ходатайствовали о проведении судебной финансово-экономической экспертизы.

3. Также уже на этом этапе ходатайствовали об отложении судебного разбирательства, чтобы урегулировать спор мирно.

Суд принял наш первый довод и не стал привлекать экс-директора к ответственности за неподачу заявления. Он его привлек за оспоренные сделки. И сделать мы с этим ничего не смогли. Их недействительность уже была доказана. В проведении экспертизы и отложении судебного разбирательства нам отказали.

Скачать определение суда о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарке:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

До определения размера ответственности нашего доверителя отдельным судебным актом мы, к счастью, так и не дошли, но с учетом всех его долгов (включенных в РТК, зареестровых и текущих) она бы составила 17,6 млн рублей.

Кредитора жадность сгубила


Но тут дело принимает интересный для нас поворот. Кредитор, вдохновленный своим успешным альянсом с конкурсным управляющим, соглашается на его предложение выкупить дебиторку нашего доверителя с торгов. В обход всех норм данного процесса. Эту часть истории читайте здесь. Оспорить результаты торгов было важно не ради самого факта их отмены и проведения по правилам. Напомню, доверитель поставил перед нами задачу не дать кредитору насладиться безоговорочной победой. И теперь у нас появилась такая возможность. Правда, проблем все еще хватало. Судите сами.

Плюсы

Мы у доверителя были первыми
Хоть предбанкротную подготовку экс-директор «Альтаира» не провел, но пришел к нам в самом начале судебных споров. У нас было время разобраться в ситуации, посмотреть на оппонентов в деле, продумать реальные варианты снижения размера субсидиарной ответственности доверителя.

«Снесенные» результаты торгов
Через три выигранных спора по торгам нам удалось признать действия конкурсного управляющего незаконными. И мы могли найти массу причин для новых жалоб. Управляющий это понимал и прекрасно знал, чем рискует. Ему теперь нужно было защищать свои интересы, а не выгодный альянс с кредитором. Разделяй и властвуй!

Минусы

Преюдиция вины
Наш доверитель был стопроцентным КДЛ. Он точно знал о финансовом положении своей компании, о сделках со всеми контрагентами и по закону нес ответственность за деятельность юридического лица.

Оспоренные сделки и привлечение к субсидиарке
Две сделки, которые нарыл конкурсный управляющий, обладали яркими признаками недействительности. И судебные решения по ним стали в этом деле приговором. Защитить доверителя от субсидиарной ответственности мы не могли, хотя и дошли по его просьбе до кассации. Нам оставалось только придумать план по снижению размера долга.

Агрессивный кредитор в тандеме с опытным управляющим
Оппоненты не собирались соглашаться на мирное урегулирование спора. И ни на какие компромиссы идти не хотели. Им нужно было сделать из бывшего партнера вечно должного им субсидиарщика. А сложившийся союз с управляющим давал нашим оппонентам практически полный контроль над ситуацией.

Итак, мы начали разрабатывать стратегию по спасению доверителя от полного поражения, которое ни мы, ни он не могли допустить.

План «Б»: мировое соглашение при банкротстве


Когда спор по субсидиарной ответственности в деле о банкротстве проигран, у вас есть всего два выхода из ситуации, не считая поднятия белого флага:

  1. Искать варианты списания части задолженности.
  2. Попробовать выкупить право требования по субсидиарной ответственности на торгах. Как я уже говорил в начале статьи, из двух вариантов этот — самый нервный и ненадежный. Ведь права могут на торги и не выставить.

В нашем случае вторая стратегия отпадала сама собой. Было очевидно, что конкурсный управляющий точно не станет продавать право требования по субсидиарке. Более того, главный кредитор ООО «Союз» обязательно заберет его себе и, вооружившись исполнительным листом, со свитой приставов будет годами кошмарить нашего доверителя.

Поэтому мы решили остановиться на первом варианте. После того, как нам не удалось выиграть спор по субсидиарной ответственности, снижение ее размера стало планом «Б».

Для этого мы разработали мировое соглашение, в котором сбалансировали интересы сторон конфликта. Дело оставалось «за малым»: доказать уже победившему кредитору, что пойти на компромисс ему выгоднее, чем ждать удовлетворения своих требований по субсидиарной ответственности.

Условия должника и тактика переговоров


В мировом соглашении мы предложили кредитору:

1) гарантированно получить 50% долга в рассрочку с ежемесячными платежами. Первую выплату доверитель переведет ему сразу после подписания соглашения;

2) кредитору не нужно будет дальше тратиться на сопровождение процедуры банкротства и вознаграждения конкурсному управляющему;

3) кредитору не придется тратить силы, время и деньги на бесконечные судебные споры.

Мы провели пять встреч с оппонентами за круглым столом, но каждый раз наши условия отвергали с надменным смехом. Кредитор был уверен, что уже достиг своей цели и его бывший деловой партнер вот-вот приползет на коленях молить о пощаде.

Все-таки мировое соглашение — это всегда компромисс, а с проигравшими на компромиссы не идут.

Меняем мировое соглашение на реструктуризацию долгов


Понимая, что на решение конфликта мирным путем наши оппоненты соглашаться не собираются, я предложил новый ход — рабочий план реструктуризации долгов в личном деле о банкротстве нашего доверителя.

Перед тем, как вы окончательно запутаетесь, а мои коллеги-юристы начнут плеваться, спешу внести две ремарки:

1. Параллельно с процедурой банкротства ООО «Альтаир» было запущено личное дело о банкротстве нашего доверителя. Эти две процедуры влияли друг на друга. Победа в одном деле определяла развитие событий во втором и наоборот. В контексте привлечения нашего доверителя к субсидиарке работало все так: сперва в деле о банкротстве «Альтаира» рассматривался спор по субсидиарной ответственности, затем контролирующих лиц общества к ней привлекли, а потом конкурсный управляющий обязан был заявиться от лица компании-должника в процедуру личного банкротства экс-директора с соответствующими требованиями.

2. Чтобы до этого не дошло, мы разработали план реструктуризации долгов нашего доверителя. Только вот данная процедура зарекомендовала себя в юридической практике как ненадежная и мертворожденная. А зря. Дело в том, что такие планы направляют на утверждение собрания кредиторов, а те в свою очередь шлют должников лесом. При этом мало кто знает, что план реструктуризации можно утвердить БЕЗ СОГЛАСИЯ КРЕДИТОРОВ. И при этом списать через него 50% долгов: данное право должника-физлица закреплено в пункте 4 статьи 213.17 Закона о банкротстве.

Утвердить план реструктуризации долгов можно через суд, если его реализация удовлетворит требования кредиторов, включенных в РТК. И по нему они получат больше денег, чем от немедленной реализации имущества должника-гражданина и распределения его среднемесячного дохода за полгода. План реструктуризации должен покрывать не менее 50% размера всех требований конкурсных кредиторов. Нам этот вариант подходил как нельзя лучше. Реальный кредитор был у нас всего один, а доверитель был готов выплатить ему половину долга с рассрочкой на 3 года. И мы могли доказать, что кредитор благодаря реструктуризации долгов получит свои деньги намного быстрее, чем через исполнение его требований по субсидиарной ответственности.

Но сначала план нужно было предложить нашему оппоненту. Он его ожидаемо отклонил, мы уже собирались направляться со своим предложением в суд, но тут нам удалось снести результаты торгов и добиться удовлетворения жалобы на действия конкурсного управляющего.

Стало ясно, что мировое соглашение при банкротстве совсем скоро перестанет быть несбыточной мечтой нашего доверителя. И нас это вполне устраивало.

По своей сути план реструктуризации долгов — это ничто иное, как мировое соглашение, но с конкретными условиями и процессуальными сложностями. Закон о банкротстве строго регламентирует состав и процесс исполнения плана реструктуризации статьями 213.12 — 213.23.

В то время как стандартное мировое соглашение — чистое поле. В нем можно прописать любые договоренности сторон (главное, чтобы они не противоречили российскому законодательству как таковому). Заключая его, стороны не связаны процессуальными мероприятиями. То есть исполнить мировое соглашение легче, чем выполнить план реструктуризации. Зато второй можно утвердить, даже если все ваши кредиторы вплоть до налоговой против.

В нашем случае был еще один плюс в карму мирового соглашения. При его заключении прекращается производство по делу о банкротстве гражданина. А при утверждении плана реструктуризации долгов этого не происходит: чтобы процедура банкротства завершилась, нужно сначала полностью погасить задолженность по плану.

Наш доверитель хотел поскорее избавиться от ярлыка «банкрот», поэтому мировое соглашение было в приоритете.

Ну мир так мир


Итак, мы успели подать три жалобы на действия конкурсного управляющего, и это было только начало.

Понимая, что кредитор из принципа может не пойти на мирное решение спора даже сейчас, мы с доверителем согласовали запасной план действий. Он сводился к тому, что оппонентам придется долго и нудно добиваться удовлетворения своих требований по субсидиарке. Мы могли растянуть процедуру банкротства еще на пару лет. Учитывая, что спонсирует ее заявитель (главный кредитор «Альтаира»), то он потратит больше ресурсов, чем в итоге заберет у своего бывшего делового партнера.

Да, наш доверитель в этом случае будет вынужден погасить всю сумму долга перед ООО «Союз» и по оспоренной сделке, но оппонентам тоже придется несладко.

Прибавим к этому готовый план реструктуризации, который я бы без проблем утвердил через суд. То есть наш доверитель и с мировым соглашением, и без него мог списать 50% своих долгов.

Ну и вишенкой на торте стало испорченное настроение конкурсного. Всего одна удовлетворенная жалоба подействовала на него отрезвляюще. Дело в том, что стоимость страховки управляющего из-за жалоб, даже признанных судом необоснованными, начинает резко расти. Она и без того обходится недешево: примерно 100–150 тысяч рублей, а с жалобами эту цифру можно умножать на два.

Даже самый дружественный кредитор не будет оплачивать управляющему эти расходы (по крайней мере на практике я с таким не сталкивался). В итоге это все становится личной головной болью конкурсного. И тут уже надо думать о себе, а не о выгоде от выплат, которые перепадут от кредитора, когда тот получит свои деньги по субсидиарной ответственности. А это произойдет не раньше, чем года через два.

В итоге, когда мы вернулись к оппонентам за стол переговоров с теми же самыми предложениями (наш доверитель выплачивает половину долга в рассрочку, но ежемесячно, и, конечно же, никакой субсидиарки), разговор резко принял другое направление.

Кредитор выбрал «синицу в руках» и согласился на наши условия. В январе 2023 года арбитражный суд утвердил мировое соглашение и прекратил производство по делу о банкротстве ООО «Альтаир».

Чтобы получить судебные акты по этому кейсу, оставьте свой e-mail в форме ниже:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

К выводам: предвосхищая ваши вопросы


Вы что, серьезно рекомендуете мировое соглашение как защиту от субсидиарки?


Я ни в коем случае не советую рассматривать мировое соглашение при банкротстве как единственный надежный способ снижения размера субсидиарной ответственности или, тем более, защиты от нее.

Но я рекомендую задуматься над тем, что даже когда все суды по субсидиарке проиграны, рано сдаваться. Надо настолько осложнить жизнь оппоненту, чтобы тот просто не выдержал заданные правила игры и согласился на ваши условия.

Мне разве нужен юрист, чтобы заключить мировое соглашение?


Не нужен. Вы с этой задачей справитесь самостоятельно. Мировое соглашение оформляется как обычный договор.

Юристов к таким делам привлекают не для подписания бумаг, а для математического расчета всех «за» и «против», ведения переговоров и выхода на условия, которые будут благоприятнее для вас, чем для второй стороны. А еще для поиска альтернатив, если оппонента на мировое соглашение уговорить не получается.

Реструктуризацию долгов действительно можно рассматривать как альтернативу мировому соглашению?


И весьма достойную. Да, план реструктуризации возможен только в банкротстве физических лиц, но это отличный шанс списать 50% долга, не дожидаясь согласия кредиторов. Более того, через реструктуризацию списываются даже требования по субсидиарной ответственности и другие задолженности, которые обычно банкротством не обнуляются (те же долги по оспоренным сделкам).

Главное, план реструктуризации должен отвечать указанным в законе условиям, чтобы суд его утвердил. Благо, они вполне выполнимы.

Стоит ли кредиторам идти на мировое соглашение с должником?


Тут все зависит от конкретной ситуации. Во-первых, нужно рассчитать, что вам выгоднее: получить энную сумму по мировому соглашению сразу или вложить деньги в процедуру банкротства, чтобы через пару-тройку лет вернуть себе свои кровные целиком.

Во-вторых, стоит учитывать ваш темперамент.

Если у вас большой запас нервных клеток и свободного времени, если вы готовы долго и нудно судиться с должником, мировое соглашение вам ни к чему.

Если же у вас каждая минута на счету и вы согласны получить хотя бы половину своих денег, но без лишних энергозатрат, от мирового соглашения отмахиваться не стоит.

Какой вариант выгоднее: мировое соглашение или реструктуризация долгов?


Без личной консультации с профильным юристом вы ответа на этот вопрос не узнаете. Каждое банкротство и дело о привлечении к субсидиарной ответственности уникально. А вариантов решения проблемы гораздо больше, чем два. Обращайтесь, подберем для вас подходящий.

P.S. Заключение мирового соглашения в этом кейсе было ничьей. Ведь наш клиент все равно остался должен своему кредитору ровно половину, то есть 6,6 млн рублей от изначальной суммы его требований. Но с точки зрения доверителя это была самая настоящая победа.

Вы бы слышали его ликование, когда мы сообщили ему о том, что кредитор согласен на наши условия. Ведь еще совсем недавно на фоне одного проигранного судебного заседания за другим экс-директору «Альтаира» казалось, что он в шаге от полного разорения своим же другом и деловым партнером.

На секунду и мы в это поверили, но привычка отслеживать действия оппонента, умение просчитывать все возможные варианты развития событий и знание, как на каждый из них реагировать, позволили нам защитить от субсидиарной ответственности нашего доверителя и выполнить его главный запрос.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте к нам в гости.
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Мурадян Артур
Руководитель проектов по банкротству физических и юридических лиц
Специализация: индивидуальное сопровождение банкротных процедур и электронные торги.
Область особого интереса: разработка стратегии и дорожной карты банкротства как юридических лиц, так и граждан, и последующее ведение банкротных процедур «под ключ»: работа с требованиями кредиторов, оспаривание действий арбитражного управляющего и контроль его работы, организация или оспаривание торгов, обжалование решений собрания кредиторов, судебные процессы по взысканию убытков, отмене сделок и субсидиарной ответственности, разработка мировых соглашений для выхода из банкротства.
5 3 голоса
Article Rating
guest
16 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ростислав
Ростислав
5 месяцев назад

Отличный кейс!!! Классная идея насчет реструктуризации долга через банкротство физлица. На самом деле, пока сам не пройдешь такие «моменты» жизни- не оценишь до конца значения профессии юриста-защитника! Напоминает мне наш кейс, тоже, казалось бы, совсем безнадежный, но таки мы «вытащили». Даже помогли некоторые рекомендации ИГ.

Александр
Александр
5 месяцев назад

Любой писатель детективов, позавидует вам, читать одно удовольствие, спасибо за очень познавательную информацию, как всегда вы впереди всех !!!

Татьяна
Татьяна
5 месяцев назад

очень познавательная статья, впрочем, как всегда! Спасибо. Но есть вопрос. Вы пишете:»через реструктуризацию списываются даже требования по субсидиарной ответственности». Это практика? или есть норма?

Татьяна
Татьяна
Ответить на  admin
5 месяцев назад

спасибо за пояснения. Очень здОрово. (в последнем абз. опечатка в номере ст.).

Елена
Елена
3 месяцев назад

Добрый день! действительно великолепная статья,скольким несчастным она поможет.
В случае реструктуризации долга на 3 г. утвержденного судом плана. план надо составить на 3 года на допустим 53% оплата долга,или общую сумму на три года?
И кто в плане должен указать что оставшаяся часть долга списывается согла.ст.415 ГК

admin
Администратор
Ответить на  Елена
3 месяцев назад

Благодарим вас за проявленный интерес! Отвечаем на вопрос. По общему правилу срок реализации плана реструктуризации долгов гражданина не может превышать пять лет (п. 2 ст. 213.14 Закона о банкротстве). Между тем в случае, если план реструктуризации долгов гражданина утвержден арбитражным судом в порядке, установленном п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве (то есть судом без согласия кредиторов), срок реализации этого плана должен составлять не более чем три года. Не более. То есть срок не обязательно должен быть именно три года, может быть и меньше.

Как мы отметили в самой статье, план реструктуризации можно утвердить без согласия кредиторов. И при этом списать через него 50% долгов: данное право должника-физлица закреплено в п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве.

В случае реструктуризации долгов на, скажем, три года реструктуризируется сумма уже с учетом списанных 50%, то есть не общая изначальная сумма всех долгов.

В плане реструктуризации условие списания (прощения) 50% долгов указывает лицо, подготовившее данный план в данной редакции. Вправе это сделать сам гражданин-должник, который направляет план в адрес финансового управляющего в порядке п. 1 ст. 213.12 Закона о банкротстве, а финансовый управляющий данный план выносит на рассмотрение первого собрания кредиторов.

Если кредиторы отказываются утверждать план реструктуризации, то гражданин-должник вправе обратиться в суд в порядке п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве с просьбой утвердить план (разумеется, при условии соблюдения требований п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве).

ирина
ирина
Ответить на  admin
2 месяцев назад

а возможно ли приостановить рассмотрения дела о банкротстве,если один из солидарных должников находится в стадии реструктуризации долга

admin
Администратор
Ответить на  ирина
2 месяцев назад

Добрый день, из Вашего комментария не ясно, о приостановлении дела о банкротстве в отношении какого лица идет речь. Основания для приостановления производства по делу о банкротстве перечислены в ст. 58 Закона о банкротстве. Последствия утверждения плана реструктуризации долгов гражданина изложены в ст. 213.19 Закона о банкротстве.

Отмечу, что под «стадией реструктуризации долга» следует понимать отдельную процедуру в деле о банкротстве гражданина, т. е. реструктуризацию долгов гражданина. Реструктуризация долгов гражданина — самостоятельная процедура банкротства, ввиду чего не может рассматриваться как основание приостановления производства по делу о банкротстве гражданина.

Для более предметного ответа на Ваш вопрос необходимо уточнить вводные данные. Это можно сделать в рамках консультации, будем рады помочь.

Ирина
Ирина
Ответить на  admin
2 месяцев назад

кредитор подал на банкротство двух должников по субсидиарке.
один из должников сейчас в стадии реструктуризации долга.по другому должнику банкроту дело принято к рассмотрению. возможно ли приостановить рассмотрения дела о банкротстве,если один из солидарных должников находится в стадии реструктуризации долга/

admin
Администратор
Ответить на  Ирина
2 месяцев назад

Ответ на этот вопрос требует изучения дела и тянет на полноценную консультацию. Если вам нужна наша помощь, обращайтесь!

Олег
Олег
2 месяцев назад

Этот кейс хороший помощник. но непонятно, многие суды ссылаются на ст.213.28 п.6 и отказывают в списании долга

admin
Администратор
Ответить на  Олег
2 месяцев назад

Добрый день, отвечая на Ваш вопрос, стоит внести ясность в терминологию.

Списание долгов (говоря языком законодателя — освобождение гражданина от обязательств) по смыслу ст. 213.28 Закона о банкротстве есть ничто иное, как освобождение гражданина-должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Но есть «но».

Существуют особые виды задолженностей, которые по общему правилу (!) не списываются. Именно об этом и пункты 5 и 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

В нашей же статье мы, говоря о списании, имеем ввиду списание не по общим правилам Закона о банкротстве по итогам завершения процедуры, а о фактическом (!).

Под фактическим списанием подразумевается утверждение в судебном порядке плана реструктуризации долгов гражданина в порядке п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве, что можно де-факто приравнять к принудительному мировому соглашению с кредиторами со списанием (в смысле прощения долга в порядке ст. 415 ГК РФ) половины задолженностей.

А в рамках мирового соглашения стороны вправе простить (списать) любую задолженность, даже ту, которая по общим правилам Закона о банкротстве не списывается.

Это свободная воля кредитора — простить долг (просто в рамках аналогичного мировому соглашению плана реструктуризации суд в принудительно-добровольном порядке принуждает кредитора простить половину долга и взамен гарантированно получить другую половину). Так сказать, особый механизм сдержек и противовесов.

Поэтому, говоря о списании несписываемой задолженности, важно понимать все составляющие и исходные данные, чтобы воспользоваться преференцией п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве. Без данного условия просить суд в общем порядке списать несписываемую задолженность — невозможно и неправомерно.

Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. Или просто оставьте свой номер телефона, и мы скоро сами вам перезвоним.
Телефоны
Адреса
  • Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, W-Plaza 2
  • Санкт-Петербург, Аптекарская наб., 18, AVENUE PAGE
  • Екатеринбург, ул. Декабристов 69, оф. 303
  • Краснодар, ул. Григория Булгакова 12, оф. 5
  • Симферополь, ул. Гагарина 20А, оф. 312
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.
16
0
Поделиться своими мыслямиx