Мы входим в ведущие правовые рейтинги России
Как снизить размер субсидиарной ответственности

Как снизить размер субсидиарной ответственности?

Из чего складывается сумма долга перед кредиторами и как его сократить вплоть до нуля
2279
3
Избежать субсидиарки удается тем, кто почуял неладное за версту и провел полноценную предбанкротную подготовку. Если же на вас уже вешают пожизненный долг, вы можете попытаться снизить размер субсидиарной ответственности. И это вполне реально, если знать, с какой стороны подойти к проблеме.
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

7 проверенных способов снизить размер субсидиарной ответственности


Как только суд принял заявление о привлечении вас к субсидиарной ответственности, вы становитесь ответчиком и имеете законное право защищать свои интересы. В том числе влиять на потенциальный размер долга перед кредиторами.

Если пустить дело на самотек, вас с великой долей вероятности привлекут на всю сумму требований, включенных в РТК. Такой сценарий мало кого устраивает, поэтому самое время выбирать, какой вариант снижения долга вам подходит. Каждый из них мы проверили на практике.

В большинстве случаев в размер субсидиарной ответственности включаются все непогашенные требования реестровых и зареестровых кредиторов, а также текущие платежи, которые накапали с момента возбуждения дела о банкротстве компании.

Исключение: вас привлекают за несвоевременную подачу заявления о неплатежеспособности организации. В этом случае в размер субсидиарки включаются только те долги, которые возникли ПОСЛЕ того, как прошел месяц с момента наступления объективного банкротства. Например, когда стоимость чистых активов ушла в минус.

1. Находим требования аффилированных лиц в РТК


Среди кредиторов могут оказаться те, кто прямо или косвенно получал выгоду от убыточных сделок, участвовал в налоговых схематозах, был замешан в корпоративных конфликтах и теперь пытается через банкротство компании их решить в свою пользу. Требования любых аффилированных лиц не включаются в размер субсидиарной ответственности. Об этом закон говорит напрямую.

Дело за малым: доказать суду заинтересованность кредиторов. Тогда их требования уберут за реестр, а после вычтут из размера долга КДЛ.

Для этого:

  1. Если заявление о привлечении к субсидиарке подано и суд рассматривает требования кредиторов — заявляйте возражение со ссылкой на аффилированность конкретного лица (или группы лиц) и необходимость сокращения размера долга.
  2. Если кредитор уже включен в РТК — подавайте апелляционную жалобу с ходатайством о восстановлении срока на обжалование.

О том, как этот способ работает на практике, читайте в статье «Как мы размер субсидиарной ответственности снижали».

2. Доказываем, что кредитор не всегда прав


Компания-должник рассчиталась с контрагентом до того, как обанкротилась. Но кредитор сделал вид, что деньги не получил, и включился в РТК. Или размер долга перед кредитором оказался ниже заявленного в реестре. Если часть требований попала туда необоснованно, их можно и нужно обжаловать. Обращайтесь в суд с соответствующим заявлением. Чем убедительнее будут ваши доводы, тем выше шанс, что сомнительные требования из итогового размера субсидиарки исключат.

В этом кейсе мы использовали сразу несколько способов снижения размера субсидиарной ответственности. Один из них — оспаривание требований кредитора, который уже получил свои деньги от компании-должника.

3. Оспариваем действия арбитражного управляющего


Управляющий рулит всей процедурой банкротства. Он же чаще всего подает заявление о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, доказывает их причастность к наступлению неплатежеспособности компании, обозначает предварительную сумму долга, формирует конкурсную массу. И на каждом из этих этапов может ошибиться.

Поэтому внимательно следим за его действиями, досконально изучаем требования и ищем зацепки. Приятный момент: в случае успеха вы можете требовать… возмещения убытков с управляющего! За счет взысканных с него средств будет пополнена конкурсная масса. Из нее произведут расчет с кредиторами, а те обязательства, на которые конкурсной массы не хватит, «перейдут» в субсидиарку. Соответственно, чем больше конкурсная масса, тем ниже размер субсидиарной ответственности КДЛ. Комбо.

Косяки управляющих периодически облегчают нам работу. Благодаря одной такой оплошности мы смогли освободить нашего клиента от субсидиарки на 30 млн за 4 дня. Обожаем этот кейс.

4. Уточняем дату наступления неплатежеспособности


Если вы руководили компанией-должником и не подали заявление о банкротстве в месячный срок после наступления объективных признаков неплатежеспособности, то размер вашего долга перед кредиторами тоже можно сократить. Вплоть до нуля. Для этого нужно:

  1. Определить дату наступления неплатежеспособности компании и сравнить ее с той, которую заявляет оппонент. Мы неоднократно сталкивались с тем, что арбитражные управляющие отодвигают эту дату в прошлое, чтобы искусственно увеличить размер субсидиарной ответственности.
  2. Доказать суду, что у вас была стратегия по преодолению кризисной ситуации. И именно поэтому, когда у компании появились объективные признаки неплатежеспособности, вы заявление в суд не понесли, а продолжали работать: заключали договоры с контрагентами, участвовали в конкурсах на получение грантов, вели переговоры с органами власти и так далее. Все это нужно будет подкрепить документами.

В первом случае есть шанс сократить размер субсидиарной ответственности. Во втором, при идеальном раскладе, — отбиться от субсидиарки полностью.

О том, как мы пресекли попытку привлечь руководителя к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве, рассказывали здесь.

5. Ищем настоящих КДЛ


Если вы были номинальным директором компании-банкрота, никаких решений не принимали, а только периодически подписывали бумажки (или в глаза документов не видели, просто значились руководителем и получали за это зарплату), вас все равно к субсидиарной ответственности привлекут. Про это у нас есть отдельная статья.

Однако номинальный директор может в разы уменьшить размер своего долга, если выполнит сразу два условия:

  1. докажет свою номинальность;
  2. укажет суду на реальных бенефициаров. А еще лучше, на их активы, за счет которых будет пополнена конкурсная масса и произведен расчет с кредиторами.

О том, как мы искали реального бенефициара и отбивали номинального директора от субсидиарки, можно почитать здесь.

6. Переводим субсидиарку в убытки


Если из двух зол выбирать меньшее, то им определенно будут убытки.

Во-первых, сумма вашего долга с высокой вероятностью будет в разы меньше, чем в случае с субсидиаркой. Убытки взыскивают за конкретную ошибку, а не в размере всего реестра требований.
Во-вторых, в случае успеха вам не нужно будет испытывать все прелести жизни субсидиарщика.

Превратить дело о субсидиарной ответственности в дело о взыскании убытков может суд. Для этого нужно доказать, что ущерб, который КДЛ нанес компании, был несущественным и не стал причиной ее банкротства.

Например, топ-менеджер банка совершил убыточную сделку на 4,5 млн рублей, а кредиторская задолженность его фирмы составила 5 млрд. Очевидно, одна неудачная сделка банк до банкротства не довела. В этом случае суд может переквалифицировать дело о субсидиарке в дело о взыскании убытков. И тогда топ-менеджер должен будет внести в конкурсную массу те самые 4,5 млн рублей, а не все 5 млрд долгов своей компании.

Однако этот способ нужно вовремя применить, а именно — при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Когда основания для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности будут установлены, момент упущен.

О том, как мы сначала защитили клиента от субсидиарки, а потом и от взыскания убытков, читайте здесь.

7. Вычисляем ошибки налоговой


Если вас привлекают к ответственности за совершение налоговых правонарушений, которые стали причиной банкротства компании, проверяйте расчеты ФНС. Ошибки могут крыться в актах выездных проверок. Или вам могут навязать долги, которые возникли не по вашей вине. Нужно произвести собственные расчеты, которые определят реальную сумму причиненного вами ущерба (или даже его отсутствие).

Этот способ мы использовали в одном из своих последних дел, о котором сейчас расскажем.
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики

Снижаем размер субсидиарной ответственности директора в 14 раз


Обычно мы не говорим о делах, в которых точка еще не поставлена. Однако ради этого кейса сделаем исключение. К данному моменту нам удалось с помощью пары приемов снизить размер субсидиарной ответственности нашего клиента со 102,5 млн до 7 млн рублей. Все карты раскрывать не будем, но некоторыми решениями поделимся.

Хронология событий


Компания «ИВА-XXI» обанкротилась в мае 2019 года. Ее руководство привлекают к субсидиарной ответственности. Производство приостанавливают до окончания расчета с кредиторами. Затем конкурсный управляющий направляет ходатайство о возобновлении производства, в котором указан размер субсидиарного долга — 102,5 млн рублей. Эту сумму собираются взыскать с бывших руководителей компании. В их числе оказывается Виктор, экс-директор «ИВЫ-XXI», который занимал эту должность совсем недолго: с августа 2013 года по апрель 2014-го.

В игру вступает «Игумнов Групп»


Узнав об огромном долге, который собираются на него повесить, Виктор обращается за помощью к ведущим спецам Москвы по защите от субсидиарки. Задача простая: добиться максимального снижения размера субсидиарной ответственности.
Согласно материалам дела, руководство «ИВЫ-XXI» совершало налоговые правонарушения в период с 1 января 2012 года по 31 декабря 2014-го. Это стало причиной доначисления компании налогов по результатам выездной проверки, а затем довело ее до банкротства. Но мы-то с вами помним, что должность директора Виктор занимал не весь указанный срок, а только его часть: с августа 2013 года по апрель 2014-го. Вот и первая зацепка.

Считаем правильно


В период, когда Виктор не был генеральным директором, он не являлся контролирующим компанию-должника лицом. Соответственно, не заключал договоры, не подавал налоговые декларации и не мог причинить кредиторам компании какой-либо вред. Возложить на него ответственность за действия, которых он не совершал, не выйдет.

А теперь рассмотрим период, в который Виктор был стопроцентным КДЛом.

Когда речь идет о долгах перед налоговой, вспоминаем правило номер один: расчеты ФНС перепроверять и еще раз перепроверять. Что мы и сделали.

Чтобы определить размер субсидиарного долга нашего клиента, мы взяли решение налоговой, приобщенное к материалам дела, а также судебные акты, где были установлены периоды совершения компанией-должником налоговых правонарушений и их размер.

В своих расчетах мы учитывали не только сумму неуплаченных нашим клиентом в бюджет налогов, пеней и штрафов, но и деньги, перечисленные по сделкам, впоследствии причинившим вред кредиторам компании.

Размер таких сделок, совершенных в период, в который Виктор занимал должность гендиректора, составил целых… 0 рублей. При этом в материалах дела нет никаких доказательств, что Виктор подписывал какие-либо первичные документы по сделкам, за совершение которых «ИВА-XXI» была привлечена к налоговой ответственности.

Мы скрупулезно подсчитали все недоимки перед налоговой по всем денежным операциям за период, в который Виктор являлся контролирующим организацию-должника лицом. И получили 7 млн субсидиарного долга вместо указанных конкурсным управляющим 102,5 млн рублей. Чувствуете разницу?

Свои расчеты мы изложили в отзыве на ходатайство конкурсного управляющего о возобновлении производства по утверждению размера субсидиарной ответственности, снабдив его ссылками на тома и листы дела, чтобы суду было легче отследить нашу логику.

Уголовное дело, которого не было


Виктора пытались привлечь не только к субсидиарной, но и уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и подачу некорректных налоговых деклараций. В спорах с ФНС это практически классика. Однако в возбуждении уголовного дела следователь отказал, поскольку не обнаружил в действиях Виктора состава преступления. Постановление об этом было у нас на руках, и мы усилили им нашу позицию.

От первой инстанции до кассации


Конкурсный управляющий явно не ожидал, что Виктор будет так активно отбиваться от предъявленных ему требований. В первой инстанции было два заседания. Ни на одном из них управляющий не появился, свою изначальную позицию корректировать не стал. В итоге суд согласился с тем, что сумма субсидиарной ответственности Виктора составляет 6,2% от общего долга, то есть 7 млн рублей.

Конкурсного такой расклад не впечатлил, и он попытался отложить судебное заседание по рассмотрению вопроса об определении размера субсидиарной ответственности. Ведь, оказывается, не все мероприятия по формированию конкурсной массы были завершены: проводились торги. По неведомым нам причинам ходатайство с этим верным, но запоздалым аргументом управляющий подал в суд после проведения второго заседания. Естественно, его не рассмотрели.

Конкурсный не собирался так легко сдаваться. Он подал апелляционную жалобу, в которой указал, что:

  1. Не присутствовал на заседании, на котором вынесли определение по размеру субсидиарной ответственности Виктора, поэтому у него не было возможности предоставить свой контррасчет.
  2. Наш расчет по субсидиарке он не получал (хотя Виктор его направил заранее, но письмо конкурсный управляющий не забрал).
  3. Виктора нужно привлечь к субсидиарной ответственности на все 102,5 млн вместе с остальными КДЛ. Ведь его причастность к доведению компании до банкротства установлена материалами дела.
  4. И вообще, конкурсная масса еще формируется, поэтому размер субсидиарной ответственности устанавливать рано.

На судебных заседаниях интересы управляющего яро отстаивали его представители. К доводам, указанным в жалобе, они добавили «полный справедливости» аргумент: всех ответчиков по делу изначально привлекли к субсидиарной ответственности солидарно. Соответственно, нельзя одному размер долга снизить, а другим — нет. Со всех нужно требовать одинаково!

В ответ на это мы снова напомнили нашим оппонентам: нельзя привлекать человека к субсидиарке за действия, которые он не совершал.

Апелляционный суд изучил материалы дела, в том числе и наш развернутый отзыв с вычислениями по каждой сделке и каждой налоговой декларации. И пришел к выводу: «Вас, уважаемый конкурсный управляющий, не устраивает расчет размера налогов, которые Виктор должен был уплатить, то есть установленный размер реального вреда, причиненного кредиторам. Однако ваш альтернативный расчет противоречит выводам, сделанным в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Вы опираетесь на решение налоговой, в котором не установлена вина конкретных лиц. Поэтому принимать во внимание ваш расчет мы не будем».

По поводу того, что управляющего не было на заседаниях в суде первой инстанции и что он не получил наш отзыв с расчетами субсидиарной ответственности, суд только руками развел. Как говорится, ты сам себе враг.

Довод о том, что конкурсная масса не была до конца сформирована, суды тоже не впечатлил. Ведь управляющий самостоятельно подал ходатайство о возобновлении производства по делу, тем самым подтвердив, что формирование конкурсной массы завершено.

Так Виктор с нашей помощью выиграл апелляцию, а за ней и кассацию. Но у конкурсного управляющего еще есть время подать кассационную жалобу в Верховный Суд до 22 августа. Ну а пока размер субсидиарной ответственности Виктора остается сниженным в 14 раз: со 102,5 млн до 7 млн рублей.

Выводы:


  1. Если налоговая проверка была проведена за период, выходящий за сроки вашего нахождения на посту КДЛ, размер ответственности нужно рассчитывать только за те правонарушения, которые были совершены при вас.
  2. Все документы в суд, а также лицам, участвующим в рассмотрении спора, нужно направлять заранее. Чтобы их успели изучить до судебного заседания и приобщить к материалам дела.
  3. Обращайте внимание на публикации в ЕФРСБ и КАДе о проведении любых мероприятий по пополнению конкурсной массы, будь то оспаривание сделок, взыскание дебиторской задолженности или привлечение контролирующих лиц к субсидиарке и взысканию убытков. Если они еще идут и это может снизить ваш долг перед кредиторами, заявляйте в суде, что определять размер субсидиарной ответственности рано.

Получить судебные акты по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Как мы сэкономили гендиректору 143,5 млн


Это дело мы выиграли относительно недавно, снизив размер субсидиарной ответственности нашего доверителя со 147 млн до 3,5 млн рублей. Результат был достигнут спустя три года и 23 судебных заседания с нашим участием.

Хронология событий


ООО «Четра-Дорожные машины» входило в холдинг под эгидой Концерна «Тракторные заводы» и занималось производством дорожной техники. В декабре 2016 года учредитель решает ликвидировать компанию. Ее генерального директора Игоря увольняют, а на следующий день полномочия руководителя переходят к ликвидатору. В апреле 2017 года ООО «Четра-Дорожные машины» было признано банкротом.

В марте 2018 года конкурсный управляющий начинает оспаривать сделки, и к октябрю 2019 года ему это в полной мере удается. Затем, с козырем в виде просуженных сделок на руках, управляющий подает заявление о привлечении бывшего гендиректора компании-должника к субсидиарной ответственности.

Игорь понимает, что запахло жареным, и обращается в «Игумнов Групп» за помощью.

Подготовка к битве


Времени на разгон у нас не было. Игорь обратился к нам за неделю (!) до следующего судебного заседания.

Жесткими дедлайнами нас не напугать. Мы успели ознакомиться с материалами дела и подготовить отзыв с доводами против требований конкурсного управляющего.

Конкурсный собирался привлечь Игоря к субсидиарной ответственности по трем основаниям:

  1. совершение убыточных сделок, которые нанесли существенный вред кредиторам;
  2. усугубление финансового положения компании-должника после появления у нее объективных признаков неплатежеспособности;
  3. неподача заявления о признании должника банкротом.

Всего конкурсный обнаружил 19 убыточных сделок.

Линию защиты по снижению размера субсидиарной ответственности мы выстраивали по двум направлениям:

  1. определить объективную дату наступления неплатежеспособности компании;
  2. доказать, что убыточные сделки не стали причиной банкротства.

Принимаем правила игры


В подобных делах мы привыкли состязаться с конкурсными управляющими. Однако в этот раз вызовы нам бросал судья — молодой и въедливый товарищ, который пытался разобраться в деле, обращал внимание на мелкие детали, заваливал нас вопросами.Мы готовили позицию по делу, прилетали в Чебоксары, где проходили судебные заседания, а судья подкидывал нам очередной материал для изучения и просил дополнительно проработать отзыв. Так повторялось снова и снова. Мы поняли, что на быструю и легкую победу можем не рассчитывать. И приняли правила игры.

В итоге пытливость судьи сыграла нам на руку. Путем скрупулезной работы с законодательством и фактами мы смогли направить его мысли в правильное русло: сделки нашего доверителя не могли довести компанию до банкротства, а значит, их нельзя рассматривать как основание для привлечения к субсидиарке.

Собираем доказательства


Конкурсный управляющий настаивал на том, что признаки неплатежеспособности у «Четра-Дорожные машины» появились аж в конце 2013 года. Игорь в то время занимал пост генерального директора и должен был подать заявление о банкротстве в месячный срок, но не сделал этого.

Чтобы проверить дату наступления неплатежеспособности, а заодно оценить ущерб от совершенных Игорем сделок, мы запросили у ИФНС документы по формированию уставного капитала компании-банкрота, полную выписку и сведения о лицах, контролировавших организацию в разные годы.

Проанализировав полученную информацию, мы пришли к многообещающим выводам:
  • помимо Игоря, у компании было еще четыре контролирующих её лица, которых к делу как соответчиков не привлекли;
  • конкурсный управляющий не доказал, что оспариваемые сделки стали причиной банкротства компании;
  • часть задолженностей «Четры» образовалась уже при ликвидаторе, соответственно, к этим долгам наш доверитель отношения не имеет;
  • и самое интересное: у компании не было объективных признаков неплатежеспособности вплоть до момента её ликвидации, то есть до декабря 2016 года. Общество расплачивалось по обязательствам, у него был положительный баланс, оно вело активную хозяйственную деятельность. Игорь, выполняя обязанности гендиректора, предпринимал меры для экономического развития компании. В период его работы банкротством даже не пахло.

Палки в колеса


Против наших доводов вдруг начал возражать один из кредиторов — ООО «Факторинг-М». Его представители указали: вопреки доводам Игоря, затруднения компании-должника не носили кратковременный характер, а были неустранимыми. Задолженность образовалась при Игоре, а не при ликвидаторе. И вообще, должник не исполнял свои обязательства перед кредиторами, а в материалах дела нет доказательств, что у компании были на это средства и активы.Свои доводы они подтверждали внушительным списком таких обязательств на разные суммы перед разными ООО. Игорь про долги знал, но заявление о банкротстве не подал. Наоборот, продолжил заключать сделки, которые усугубили финансовое положение компании.

Все это выглядело страшно. Только в отличие от кредитора мы знали, как правильно определять дату неплатежеспособности, поэтому не испугались громких заявлений. Но на ответную позицию требовалось время.

Экватор


В феврале 2021 года в деле наступает переломный момент. Мы готовим подробнейшую позицию по заявлению управляющего о привлечении Игоря к субсидиарной ответственности и указываем в ней на важное обстоятельство: решения о заключении всех сделок принимались советом директоров, а не Игорем единолично. Размер суммы оспариваемых сделок составил 0,52% от баланса должника, то есть никаким образом не мог стать причиной банкротства!

Судья начинает склоняться к тому, что подписанные Игорем сделки действительно не нанесли компании существенный ущерб.

Финал


Суд учел наши доводы о положительных показателях бухгалтерского баланса и наличия у компании значительных финансовых оборотов в период, когда Игорь ею руководил. Отдельно судья отметил участие нашего доверителя в деятельности холдинга: мы указали, что им был подписан инвестиционный проект и разработан план развития «Четры» вплоть до 2016 года.

Также нам удалось оспорить требования конкурсного управляющего по 17 сомнительным сделкам из 19. Несмотря на то, что все они были просужены (!), мы доказали: убытков компания из-за них не понесла.

В итоге судья пришел к выводу, что общество «Четра-Дорожные машины» обанкротилось не по вине бывшего директора, а из-за внешних факторов.

Суд оценил ущерб, который причинил Игорь кредиторам, в 3,5 млн рублей и переквалифицировал дело о субсидиарной ответственности во взыскание убытков.

Выводы:

  1. Если судья вас грузит вопросами — это не всегда плохо. Мы приняли вызов и получили достойный результат: удовлетворено всего 2,37% от заявленных требований конкурсного управляющего. Наш доверитель сэкономил 143,5 млн рублей.
  2. Бывший генеральный директор обратился к нам вовремя, еще до определения судом оснований для привлечения к субсидиарке. Поэтому мы смогли разработать стратегию, использовать все доступные инструменты и не тратить время на исправление чужих ошибок. Если вас привлекают к субсидиарной ответственности, тянуть с обращением к профессионалам — значит день за днем увеличивать свой шанс попасть на всю сумму долга перед кредиторами.

Получить судебные акты по этому делу:
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Подводим черту


Снизить размер субсидиарной ответственности реально, если вовремя обратиться к юристам, которые разбираются в подобных делах. Чем раньше вы начнете действовать: оспаривать требования кредиторов, действия управляющего, расчеты налоговой, доказывать свою непричастность к банкротству компании, тем выше шанс скинуть с себя до 100% долгов.

А если ни один из перечисленных способов снижения субсидиарки вам не подходит? Это не значит, что дело — труба. Есть и другие пути решения проблемы, которые можно найти, проанализировав вашу ситуацию. Обращайтесь!

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Статья написана в соавторстве с юристом-судебником «Игумнов Групп»
Лапшиным Алексеем.
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Белая Анастасия
Руководитель проектов по банкротству и исполнительному производству
Специализация: Арбитражные споры в делах о банкротстве и судебные споры с ФССП

Область особого интереса: сопровождение процедур банкротства юридических и физических лиц, взыскание дебиторской задолженности, оспаривание требований кредиторов, контроль действий арбитражного управляющего, защита сделок должника, суды по взысканию убытков и субсидиарной ответственности, побуждение пристава к действиям, обжалование постановлений и незаконных действий судебных приставов, взыскание убытков с ФССП.
5 3 голоса
Article Rating
guest
3 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Андрей
Андрей
6 месяцев назад

Такой внимательный судья — редкость. Да и вы проделали большую работу. 23 судебных заседания! Колоссально. Терпения не всем на такое хватит

Вероника
Вероника
6 месяцев назад

У меня вопрос по вашему делу с компанией Ива. Могли бы вы подробнее рассказать про ваши расчёты долга? И будет ли продолжение истории? Как все закончилось для клиента?

Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. Или просто оставьте свой номер телефона, и мы скоро сами вам перезвоним.
Телефоны
Адреса
  • Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, W-Plaza 2
  • Санкт-Петербург, Аптекарская наб., 18, AVENUE PAGE
  • Екатеринбург, ул. Декабристов 69, оф. 303
  • Краснодар, ул. Григория Булгакова 12, оф. 5
  • Симферополь, ул. Гагарина 20А, оф. 312
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
3
0
Поделиться своими мыслямиx