Мы входим в ведущие правовые рейтинги России
cубсидиарная ответственность директора

Субсидиарная ответственность директора

Рассказываем о всех существующих способах привлечь к субсидиарке. И что с этим делать.
41415
2
Как привлекают директоров к субсидиарной ответственности, что при этом используют, как держать оборону и чем все может закончиться. Рекомендовано к прочтению всем топ-менеджерам и бизнесменам.

Директора и субсидиарная ответственность


Хорошая новость для директоров: автоматически для них субсидиарная ответственность (пока) не наступает. Но риск есть всегда — как объективный (компания реально не может расплатиться по долгам), так и субъективный: например, контрагент может на вас обозлиться и попытаться отжать бизнес, инициировав банкротство вашей компании. В «Игумнов Групп» такое уже проходили — читайте статью «Как мы спасли собственника полиграфического комбината от субсидиарки».

Одновременно полным-полно и откровенно мусорных исков к директорам — такие обвинения могут рассыпаться в прах в первом же судебном заседании. Однако отбиваться от претензий кредиторов придется самому и всерьез.

За что директора могут привлечь к субсидиарке


Субсидиарная ответственность директора возникает в ситуации, в которой кредиторы никак не могут получить долги с компании и на абсолютно законных основаниях ставят на деньги ее руководителя. Эта штука работает с 2009 года (очередные изменения в законодательстве были в 2017 году).

Суммы ответственности могут быть какими угодно: вот здесь, например, фигурировали «всего-то» 14 млн рублей, а здесь — уже 1,6 млрд. Обязательное условие для привлечения — юрлицо должно либо банкротиться, либо являться недействующим (принудительно исключенным из ЕГРЮЛ).
Если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке, защите личных активов или по налоговым спорам, подпишитесь на нашу рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Как директоров привлекают к субсидиарной ответственности



  1. В банкротстве;
  2. Вне его рамок;
  3. После принудительной ликвидации компании.

Основания для привлечения директоров к субсидиарной ответственности


Что в банкротстве, что вне его рамок основания одни и те же. Доказать нужно минимум одно из трех:

  1. доведение директором компании до банкротства;
  2. неподача заявления о банкротстве организации в месячный срок с момента наступления признаков неплатежеспособности;
  3. непередача арбитражному управляющему бухгалтерских и иных документов либо искажение содержащихся в них данных.

В случае с принудительной ликвидацией директора привлекают в зависимости от того, какое основание найдется.

  1. Раньше судьи исходили из того, что должны быть доказаны действия, направленные на вывод из компании активов.
  2. Теперь тренд такой: директору вменяют субсидиарку просто за факт «бросания» компании с долгами.

Есть еще и 399 статья ГК РФ, которая так и называется: «Субсидиарная ответственность». Но в отношении директоров она де-факто не работает (ниже расскажем, почему пока не стоит ее опасаться).

А теперь подробнее по каждому пункту.

Доведение директором компании до банкротства

Под доведением компании до банкротства подразумеваются сделки, направленные на вывод активов из юрлица. Например:
  • Отчуждение автомобилей и недвижимости бизнеса по заниженной цене или вообще без оплаты.
  • Мена ценных бумаг условного Сбербанка на векселя юрлиц-«помоек».
  • Выдача существенных сумм денег под отчет или в заем лицам, с которых нечего взять.
  • Покупка товаров и услуг по сильно завышенным ценам.
  • Отчуждение ликвидной дебиторки по цессии по стоимости сильно ниже номинала.
  • Даже выплата дивидендов может быть признана сделкой, направленной на вывод денег из будущего банкрота.

Пример: нашему клиенту — директору крупного предприятия, которое поставляло оборудование и впоследствии обанкротилось — предъявили оплату задолженности не по своему договору, а по договору поручительства. Конкурсный управляющий возмущался: это как это, уже имея собственные огромные долги перед основным кредитором, директор гасит чужие?

Мы выяснили, что все участники этой схемы связаны друг с другом — и основной кредитор, и компания-банкрот, и поручитель. И погашение чужой задолженности компания-банкрот осуществила не просто так, а по указанию основного кредитора, который, по сути, и являлся контролирующим должника лицом. Все, директор свободен. Подробно об этом — в статье «Спасение бывшего руководителя от субсидарки».

Привлекают также за нарушения, которые привели к появлению задолженности перед бюджетом. Например, вменяются доначисления по итогам выездных и камеральных налоговых проверок, таможенные штрафы и т. д. Если размер такого долга будет больше 50% всей задолженности бизнеса, то вина руководителя будет предполагаться и к нему перейдет обязанность доказывать обратное. Это так называемая презумпция вины.

В теории привлекают и за то, что фирма вовремя не внесла свои достоверные данные в ЕГРЮЛ или ЕФРСБ (или не исправила ошибочные данные в этих реестрах). Логика законодателя понятна: мол, недостоверные данные могли ввести в заблуждение контрагентов, но на практике с такими обвинениями мы в «Игумнов Групп» еще не сталкивались.

Неподача заявления о банкротстве в течение месяца

Директор обнаружил, что компания — банкрот, но вовремя не подал заявление о банкротстве в арбитражный суд, а должен. На раздумья — месяц с момента, как узнал о том, что фирма не может расплатиться с долгами. Момент «обнаружил» здесь неясный, и каждая сторона трактует его по-своему. О том, как понять, действительно ли компания стала неплатежеспособной, читайте здесь: «Признаки банкротства юридического лица».

Логика законодателя здесь следующая: если бизнес своевременно не признает себя банкротом, то он фактически занимается «кидаловом» — знает, что рассчитаться с долгами уже не сможет, но продолжает вводить в заблуждение новых контрагентов, увеличивая общий размер долгов.

Как директора отбили от субсидиарки за неподачу заявления

Гендиректора ООО «Арсенал» Ирину привлекают к субсидиарке на 26,5 млн рублей, одно из оснований — неподача заявления о банкротстве в месячный срок. После полугода безрезультатных судебных заседаний Ирина меняет юристов и обращается в «Игумнов Групп».

В первую очередь смотрим, когда Ирина вступила в должность. Это 21 апреля 2015 года. Во вторую — обращаем внимание на дату объективного банкротства в версии конкурсного управляющего. Это 21 мая 2015 года, ровно месяц со дня вступления Ирины в должность. Ок, пусть эта дата пока постоит в уголке, а мы оценим данные о финансовом положении компании.

Вот тут не очень. По-хорошему Ирина действительно должна была подать заявление не позднее озвученной конкурсным даты: у «Арсенала» накоплены задолженности перед контрагентами и, конечно же, перед налоговой. Последняя и стала инициатором банкротства.

Определяем моменты возникновения задолженностей. Выясняется, что все они появились до того, как Ирина была назначена генеральным директором. А субсидиарная ответственность руководителя наступает только по тем обязательствам должника, которые возникли после истечения крайнего срока для подачи заявления, то есть здесь — после 21 мая 2015 года.

Но после вступления Ирины в должность новых обязанностей по выплатам у компании не появилось. Обратного конкурсный управляющий не доказал. Итог: суд отказывает заявителю в иске. Ирина свободна от долга в 26,5 млн рублей.

Скачать документ суда.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Непередача документации арбитражному управляющему или ее искажение

В банкротстве директор не передал арбитражному управляющему бухгалтерские и/или учредительные документы компании или отдал документы с искаженной отчетностью. Значит, наверняка скрывает наворованные деньги и заметает следы, чтобы кредиторам меньше досталось.
Если доказать, что непередача документов не повлияла ни на формирование конкурсной массы, ни на выявление «годных» для оспаривания сделок, то от ответственности директор по этому основанию освобождается.

Пример 1: как директора к субсидиарной ответственности привлекли

В 2020 году АНО ДПО «Институт развития финансовых рынков» была признана банкротом. Конкурсный управляющий подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя института. Оснований было несколько, в том числе и непередача в определенный законом трехдневный срок конкурсному управляющему бухгалтерских документов и матценностей.

Руководитель настаивал, что он все отдал арбитражнику. Но уже было судебное определение, где суд обязывал директора передать управляющему первичные документы по миллионной дебиторке института, штампы, печати и машину. И ничем, кроме своих собственных слов, доказать факт передачи руководитель не мог. Даже попытка сослаться на то, что документы изъяла налоговая, провалилась.

«Ах, нет документации? — сказали в суде. — Значит, директор мешает конкурсному управляющему сформировать конкурсную массу, чтобы рассчитаться с долгами».

И привлек его к субсидиарной ответственности.

Пример 2: как директора к субсидиарке не привлекли

В 2016 году ООО «Профинтер Спецстрой» признают банкротом, двух бывших гендиректоров привлекают более чем на 90 млн рублей. Первый гендиректор был руководителем компании в 2012–2016 годах. Конкурсный управляющий заявил, что в 2014 году «Профинтер Спецстрой» подписал с кредитором акт оказанных услуг, пообещал оплатить услуги в течение 5 дней, но не оплатил.

Сумма, которую «Профинтер» оказался должен, — только не смейтесь — 90 с лишним тысяч. Рублей.

Но конкурсный управляющий пытался доказать, что вот именно после этой неоплаты гендиректор обязан был в течение месяца заявить о банкротстве компании. Все просто: к предполагаемому крайнему сроку подачи заявления конкурсный привязал другие долги «Профинтера», которые начали плодиться только через год после неоплаты, и обозначил их как «возникшие с 12.01.2015», то есть выдуманной им же даты крайнего срока. И вот уже то, что между собой не связано, оказывается крепко скручено.

Мы, действовавшие со стороны ответчика, восхитились таким креативом конкурсного и представили доказательства, что еще год с лишним после злополучной неоплаты «Профинтер Спецстрой» не обладал ни признаками неплатежеспособности, ни недостаточности имущества, поэтому 90 тысяч не пляшут.

Результат ясен: в удовлетворении заявления конкурсного отказать.

Получить эти судебные акты с практикой «Игумнов Групп» себе на почту.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки

Банкротство не удалось: привлечение вне рамок


Случаев здесь только два. Банкротство:
а) завершилось конкурсным производством;
б) прекратилось из-за отсутствия финансирования. В последнем случае суд его прекращает, даже не начиная, потому что оплачивать этот цирк никто не хочет.

Из нашего опыта: с вероятностью 80% заявителя ждет проигрыш в суде  кредиторы предъявляют требования не так, как нужно, и ленятся собирать доказательства вины субсидиарщика.

«Доведение» до принудительного исключения компании из ЕГРЮЛ


ООО-должник принудительно ликвидировано — его исключили из ЕГРЮЛ. Все пропало, ведь тут и банкротить некого, и привлекать? Не тут-то было. Можно.

Статью о том, как мы отбили от субсидиарки на 14 млн рублей бывшего директора ООО, исключенного из ЕГРЮЛ, читайте здесь.

Но если общество значится в реестре как действующее, то тогда действительно шансов стрясти долг по закону об ООО нет (если только кредитор сначала не попытается обанкротить фирму сам).

Полет по этой траектории не удастся, если должник не ООО.

Привлечь директора по ГК РФ? Это другое


Вы сейчас скажете: а почему у вас ситуации закончились? Мы же видели в ГК РФ ст. 399, она так и называется: «Субсидиарная ответственность». Значит, вы тут что-то темните, и по ней тоже можно директора привлечь.

В теории да, статья есть, но в случаях с конкретно банкротством она де-факто не применяется. Ее значение там примерно такое же, как у священной коровы, которая существует, но ни молока, ни говядины от нее не дождешься. Грубо говоря, эта статья вводит определение субсидиарной ответственности (по аналогии с солидарной ответственностью).

То есть отдельно по ст. 399 ГК РФ директора коммерческой фирмы привлечь нельзя. Собственников компаний с бюджетным финансированием (это юрлица), по последним данным, уже можно. Но случаи с директорами-физлицами пока неизвестны. И да, пара положений из ст. 399 все же используется — как общее определение субсидиарки и в связке с законом об ООО.

Итак, субсидиарная ответственность по ст. 399 ГК РФ директоров не касается. Пока. Но может случиться все, следите за практикой.

Чем все может закончиться?


В случае успешной защиты — снятием с директора всех обвинений либо сокращением размеров субсидиарной ответственности до вменяемых пределов и даже до 0 (нуля) рублей.

Последнее часто встречается в случаях с обвинениями в неподаче заявления о банкротстве в месячный срок, потому что вменить руководителю можно только тот ущерб, который возник после крайней даты для подачи заявления. А кредиторы на всякий случай (а вдруг прокатит?) подвешивают на директора все, что можно.

В случае неуспеха директору могут присудить вечный долг, который нельзя снять личным банкротством как физлица и который (о, ужас!) перейдет по наследству (да, субсидиарная ответственность коварна).

Выводы



  1. Привлечь руководителя к субсидиарной ответственности можно как в процессе банкротства, так и вне его. Но автоматически субсидиарная ответственность директора пока не наступает. Привлечь руководителя по ст. 399 ГК РФ нельзя — это вообще немножко про другое.
  2. Заявление о привлечении директоров к субсидиарке подают… всегда. Иногда руководителей разбавляют юридическими собственниками бизнеса, реальными бенефициарами и другими топ-менеджерами, но основная мишень — это директора. Причина: они по умолчанию контролирующие должника лица (КДЛ) и несут ответственность за все, что творится в компании.
  3. Если привлечение к субсидиарке близко, директору надо уделять особое внимание документальным доказательствам своего «хорошего поведения» в качестве руководителя. Копируйте важные документы, включая переписку с контрагентами, свидетельства экономической обоснованности сделок; обязательно передавайте все бухгалтерские, юридические документы следующему директору, и делайте это только по акту. Вносите все обязательные данные в ЕГРЮЛ вовремя. Обязательно посылайте представителя компании в суды, если ваши долги уже просуживают. О том, как надо готовиться к банкротству, чтобы избежать субсидиарки, читайте в части 1 и части 2 статьи «Как уйти в банкротство и остаться „живым“».
  4. Ну а в случае, если вас уже обвиняют в доведении компании до банкротства, доказывайте, что вашей вины в произошедшем нет, потому что вы сделали все возможное, чтобы выплатить долги компании (пытались договориться с кредиторами об отсрочке платежей, пробовали взять кредиты и т.д.). Выучите наизусть фразу о том, что вы проявляли «заботливость и осмотрительность при ведении хозяйственной деятельности». Заявляйте о фальсификации документов, если есть подозрение, что вашу подпись под договором кто-то изобразил. При малейшей возможности перекидывайте ответственность на собственников бизнеса и его бенефициаров (если вы лично в их число не входите, конечно). Ну а лучше — приходите в «Игумнов Групп», потому что если бы все так было просто, то суды не удовлетворяли бы 65% заявлений по субсидиарке.

Важно


Заявители по субсидиарной ответственности часто путают основания для привлечения директоров. Например, в одном из наших случаев кредитор просил привлечь директора по нормам закона о банкротстве, но на самом деле там был закон об ООО в чистом виде.

На практике то, по какому набору норм будут привлекать директора, зависит от конкретной ситуации и настроения суда. Последний может оставить иск вовсе без рассмотрения (заранее подавайте ходатайство об этом).

А может заявление и принять, а дальше просто применить в ходе разбирательства «правильные» нормы. Вот тогда придется переобуваться в воздухе, поэтому всегда имейте под рукой запасную стратегию. О том, как создать крутую стратегию выигрыша дела по субсидиарной ответственности, читайте в статье «Стратегия идеальной защиты от субсидиарки».

И напоследок…

Субсидиарная ответственность директора: отвечаем на популярные вопросы


Вопрос. У меня документов компании — пять КамАЗов, сейчас я увольняюсь, мне что, новому директору под опись каждый листочек передавать?

Ответ. Передача документов новому руководителю — это, как показывает практика, самое незначительное для директоров событие. Одновременно неполная передача этих документов (или вообще непередача) — едва ли не самое частое и значимое основание для привлечения директора к субсидиарной ответственности при банкротстве.

Ведь другие основания гораздо сложнее обосновать (при вменении директору несвоевременной подачи заявления о банкротстве, например, нужно найти и подтвердить момент объективного банкротства, а это порой граничит с высшей математикой). В то время как привлечь к субсидиарке по основанию непередачи документов можно одной левой: ничего высчитывать и подгонять не надо, просто скажи: «Не передал!» — и готово.

Как НЕ НАДО передавать документы. Бывший директор передавал новому документацию ящиками, на каждом из которых был наклеен листочек: «Договоры», «Приказы», «Бухгалтерия» и т.п. Соответственно, в акте приема-передачи числились именно коробки с наименованиями. А какие конкретно документы там лежали, можно было только гадать.

Еще случай: в акте приема-передачи указывались папки с их характеристикой по цвету: «Красная папка с договорами», «Синяя папка с работниками» и т.п.

Подобные фокусы чреваты высокой вероятностью привлечения директора к субсидиарке за невозможностью доказать передачу документов.

Как правильно директору передать документы. В акт приема-передачи должен быть занесен каждый документ с полным наименованием/реквизитами и с указанием «Оригинал» либо «Копия» (в наблюдении передаются копии, в конкурсном производстве — оригиналы) и количества листов.

Желательно с парафированием (ставьте подписи передающей и принимающей документы сторон на каждой странице акта). Если новый директор или учредители компании по каким-то причинам не хотят принимать документы, сдавайте их (также под опись) в муниципальный архив по месту регистрации организации.

Вопрос. Я был директором компании 2 года назад. Меня тоже могут привлечь к субсидиарной ответственности при банкротстве компании?

Ответ. Да, могут, если банкротство произошло благодаря вашим действиям или бездействию (или даже если заявителю так показалось). К субсидиарной ответственности здесь привлекается не последний по счету директор, а тот, который виновен в несостоятельности компании. Если фактически банкротство наступило именно два года назад, а вы как руководитель соответствующее заявление тогда не подали, вас почти наверняка укажут в заявлении как ответчика.

Вопрос. Да я вообще ничего не понимал в бизнесе компании и мало в этом разбирался. Мне предложили «посидеть» на должности директора, зарплату обещали платить за это исправно, я и согласился. Я номинал, меня нельзя привлекать к субсидиарной ответственности, это абсурд!

Ответ. Номинальный директор/руководитель от субсидиарки не освобождается, потому что несет ответственность за свои решения. Но, если вас это утешит, есть вероятность, что субсидиарную ответственность вы будете нести не один, а солидарно: вместе с фактическим руководителем (если его, конечно, установят). Пример подробного дела здесь.

Вопрос. Можно или нужно ли перекладывать руководство на номинального директора?

Ответ. Можно, конечно, но нести субсидиарную ответственность вы все равно будете вместе — солидарно (см. ответ выше). Так что нужно ли?

Вопрос. Я как директор занимался тем, что только документы подписывал, никакие деньги и вознаграждения со сделок не получал, ни копейки! Только зарплату. Неужели меня можно привлечь к субсидиарной ответственности?

Ответ. По аналогии с номинальным директором: да, этого хватит, чтобы вменить вам (и впоследствии доказать) вину в банкротстве. Подписывая документацию компании, директор берет на себя персональную ответственность за свои действия и их последствия. Резюме: директор должен действовать осмотрительно.

Вопрос. Я не директор, а меня привлекают, хотя официально не числюсь в компании! Меня же нельзя привлекать к субсидиарке — пусть за того, кто записан директором, возьмутся! И за бухгалтера заодно — она мне никогда не нравилась!

Ответ. К субсидиарной ответственности привлекают не конкретно директора и бухгалтера, а контролирующее должника лицо (КДЛ). КДЛ — это человек, который фактически влиял на компанию и определял ее действия в определенный период, — будь то хоть теща директора, хоть формально совсем не связанный с фирмой человек.

Вопрос. Я в компании директор, но в ее жизни вообще не участвовал, потому что дал доверенность. Если я покажу в суде эту доверенность, меня освободят от субсидиарки?

Ответ. Нет, вы все равно номинальный директор. Номиналы — это и те директора, которые выдают доверенность и вообще никаких решений не принимают, и те, кто принимает ключевые решения по указке фактического руководителя.

Они тоже КДЛ и могут быть привлечены к субсидиарной ответственности. Правда, в теории, ее размер может быть судом уменьшен, но только если номинал расскажет, кто на самом деле был руководителем компании, либо выдаст все ему известное об имуществе организации, которое пытаются скрыть.

В общем, номиналам предлагается сдавать фактического руководителя со всеми потрохами — и только тогда это им зачтется. Но, по факту, это не сильно помогает номиналам.

Вопрос. Что будет директору, если не списать с баланса имущество, которого в действительности у организации нет?

Ответ. Вам стопроцентно вменят искажение данных в документах компании и, скорее всего, попробуют установить, в какой момент баланс стал искаженным — активов у компании на самом деле было меньше, чем «нарисовано» в балансе. Это может повлиять на определение даты неплатежеспособности компании (разумеется, в неблагоприятную для вас сторону).

Вопрос. Можно ли купить дебиторку для улучшения раздела «активы» в балансе, чтобы доказать отсутствие признаков объективного банкротства?

Ответ. Да, особенно если она будет ликвидной, и ее можно будет просудить и взыскать. Эту дебиторку учтут при составлении финанализа, а все вырученные средства будут внесены в конкурсную массу. Такая покупка даже может исключить или снизить размер вашей будущей субсидиарной ответственности. Но вы же не ликвидную дебиторку собрались покупать, верно?!

Вопрос. В какой момент нужно начинать действия по защите личных активов?

Ответ. Чем раньше, тем лучше. Почему — показывали на примере здесь. Но защиту нужно строить грамотно. Обращайтесь к нам, разработаем план.

Вопрос. Что выгоднее директору: спор о субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве или вне рамок дела о банкротстве?

Ответ. Зависит от ситуации. В рамках банкротства вас могут привлечь на всю сумму реестра требования кредиторов. Но, как правило, после установления оснований для привлечения к субсидиарке суды приостанавливают дело, а окончательный размер ответственности определяется только после расчетов с кредиторами. Вы получаете отсрочку от взыскания.

А субсидиарка вне рамок банкротства ограничивается только размером требований того кредитора, который подал иск. Однако после вступления судебного акта в законную силу такой кредитор сможет получить исполнительный лист и сразу предъявить его к исполнению в ФССП или в банк.

Вопрос. После того как меня привлекли субсидиарке, можно ли будет выкупить ее на торгах?

Ответ. Если это не банковская субсидиарка, то да, такое возможно. Но делать это за вас придется кому-то другому. Например, вашему дружественному кредитору. Разработаны целые схемы, конечная цель которых — выкуп субсидиарки с торгов за бесценок, но здесь нужна серьезная подготовка по уменьшению ее ликвидности.

Также учтите, что: а) не все ваши кредиторы могут дать согласие на продажу субсидиарки с торгов; б) на торги может заявиться посторонний покупатель, который одним легким движением руки испортит всю малину.

Подробнее об этом писали здесь.

Информация в статье актуальна на дату публикации.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Чегодаев Вадим
Руководитель проектов по банкротным спорам и семейному праву, адвокат
Специализация: практик по судебным спорам, вытекающим из банкротного и семейного законодательства

Область особого интереса: споры по взысканию убытков и субсидиарной ответственности, защита/обжалование сделок с корпоративными и личными активами, сопровождение банкротных процедур юридических и физических лиц, бракоразводные, алиментные и наследственные дела
5 1 голос
Article Rating
guest
2 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анатолий
Анатолий
1 год назад

Хорошая статья, как и все, что вы публикуете. Не соглашусь только с выводом автора что, по принудительно ликвидированным ЮЛ директору вменяют субсидиарку просто за факт «бросания» компании с долгами. Суды не признают в качестве основания для привлечения к субсидиарке, только лишь тот факт, что директор бросил компанию не расплатившись по долгам, а требуют, чтобы кредитор представил доказательства, обосновывающие с разумной степенью достоверности наличие у него убытков, недобросовестный или неразумный характер поведения контролирующего лица, а также то, что соответствующее поведение контролирующего лица стало необходимой и достаточной причиной невозможности погашения требований кредиторов.

Есть вопросы? Ответим!
Связаться с нами можно легко и непринужденно. Все наши контакты здесь. Или просто оставьте свой номер телефона, и мы скоро сами вам перезвоним.
Телефоны
Адреса
  • Москва, Варшавское ш., 1, с. 6, W-Plaza 2
  • Санкт-Петербург, Аптекарская наб., 18, AVENUE PAGE
  • Екатеринбург, ул. Декабристов 69, оф. 303
  • Краснодар, ул. Григория Булгакова 12, оф. 5
  • Симферополь, ул. Гагарина 20А, оф. 312
Соцсети
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, ведя бизнес в России» и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравятся легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Подписаться на рассылку
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам в течение
2 рабочих часов.
Обратный звонок
Оставьте свои контакты, и мы перезвоним вам.
Какой-то текст ошибки
Какой-то текст ошибки
Скидка для новых клиентов на устную консультацию
Вернем спокойный сон всего за 20 000 руб. 9 999 руб.
  • Обсудим вашу ситуацию
  • Ответим на вопросы
  • Дадим рекомендации
Работаем по всей России через Zoom и Telegram. В Москве готовы встретиться лично.
Оставьте свой телефон, и мы позвоним вам, чтобы договориться о дате и времени
Заказать письменное заключение
Решим вашу задачу за 3-4 рабочих дня и 80 000 руб. 39 999 руб. для новых клиентов
  • Проанализируем ваши документы
  • Подготовим инструкцию по дальнейшим шагам
  • Ответим на вопросы
  • Все обоснуем хорошим количеством судебной практики
Ознакомьтесь с примерами заключений по ссылке.
2
0
Поделиться своими мыслямиx