Monthly Archives: Ноябрь 2018

Как избежать субсидиарной ответственности В прошлой статье мы поговорили о том, как должнику минимизировать риски утраты бизнес-активов при неправильном входе в процедуру банкротства. В этой статье решим следующую задачу: как снизить шансы залета на субсидиарную и уголовную ответственность. 

Зачем это надо?


Многие должники (да и юристы) до сих пор пребывают в искреннем заблуждении, что единственный гарантированный вариант избежать субсидиарной ответственности – это «свой» арбитражный управляющий в сочетании с контролируемым большинством в собрании кредиторов.

Да, сочетание этих факторов значительно повышает шансы бенефициаров и руководителей на выживание в ходе банкротства компании. И оно особенно хорошо работает, если кредиторы окажутся слишком глупыми, бедными или прижимистыми, чтобы нанять квалифицированных профессионалов.

В остальных случаях эта «двойка» уже давно не дает 100% результата. Причина проста: у любого кредитора сейчас существует самостоятельное право подачи заявления на привлечение к субсидиарной ответственности или на оспаривание любой сделки должника. Но от арбитражного управляющего и собрания кредиторов по-прежнему зависит то, какой объем фактуры и доказательств смогут получить кредиторы в свое распоряжение: или «с гулькин нос» или на божий свет будет вытащено все грязное белье.

В любом случае, своим клиентам мы рекомендуем всегда готовиться к самым пессимистичным сценариям развития событий. А значит проблемы личной ответственности по долгам компании надо купировать еще до входа в процедуру банкротства, когда есть шансы что-то исправить. Для этого мы делаем предбанкротный анализ состояния должника. И если на первом этапе работ мы выявляли риски оспаривания сделок должника с последующей утратой активов (о чем писали здесь), то на втором этапе мы вытаскиваем риски субсидиарной, а на третьем – уголовной ответственности. А затем добиваем это планом конкретных работ, направленных на минимизацию этих рисков. Но обо всем по порядку.

Немного о субсидиарной ответственности


Подробно о механизмах привлечения к субсидиарной ответственности мы писали здесь, поэтому для дальнейшего движения нам достаточно резюмировать, что глобально оснований для привлечения к субсидиарке всего три штуки:

Основание №1: действия / бездействия контролирующих должника лиц, которые привели к причинению ущерба кредиторам.

Основание №2: неподача заявления в месячный срок с момента возникновения признаков неплатежеспособности должника.

Основание №3: непередача / искажение бухгалтерской и корпоративной документации.

Чтобы увидеть на практике, как работает то или иное основание, оставьте свой e-mail, и мы пришлем вам разбор нескольких показательных кейсов в одном удобном письме.


А дальше поговорим о том, как эти основания мы выявляем в рамках стандартного предбанкротного анализа.

Основание №1:
действия / бездействия КДЛ


Неправомерные действия руководителей и бенефициаров всегда выражаются в каких-либо сделках по выводу активов и денег должника. Поэтому ситуация здесь обстоит достаточно просто: если на первом этапе работ мы выявили сделки, которые с высокой вероятностью могут быть оспорены в банкротстве, то автоматически мы нашли и основание №1 для привлечения к субсидиарной ответственности.

На практике это так и работает. Пример: арбитражный управляющий в ходе банкротства подает иск об оспаривании выплат последних денег должника в пользу только одного из кредиторов (подробнее о методах оспаривания подобных сделок можно почитать здесь).

Ответчик (он же получатель денег), понимая, что деньги освоены и не будут возвращены в любом случае, особо не нервничает и активно не сопротивляется. Бывшего гендиректора должника эта проблема волнует еще меньше. Поэтому суд легко удовлетворяет требования и признает сделку недействительной. Одновременно суд устанавливает (и отражает это в судебном акте), что стороны по оспоренной сделке были аффилированными (как один из вариантов), у бывшего директора имелась цель причинить ущерб остальным кредиторам и налицо действия, не соответствующие принципу добросовестности и разумности. Определение вступает в законную силу и описанные в нем обстоятельства получают преюдициальное значение, а значит считаются доказанными и не подлежащими повторному изучению.

Во втором акте Марлезонского балета от арбитражного управляющего поступает заявление о привлечении гендиректора/собственника бизнеса к субсидиарной ответственности. В его основу ложатся те самые обстоятельства, ранее установленные и описанные судом, с которыми теперь не поспоришь.

Тут до клиента доходит, что пришло время немного понервничать, и он обращается в самую крутую юр.контору в Москве, специализирующуюся на субсидиарке: «Игумнов Групп». А мы, матюгаясь в ладошку, обозначаем клиенту вероятность выигрыша данного суда максимум в 10-15%. И то при условии выполнения такого огромного фронта работ, что некоторым горе-предпринимателям становится проще погасить всю суму долга, чем оплачивать наши услуги по его личной защите.

Основание №2:
неподача заявления о банкротстве


Здесь есть ключевой момент, о котором многие не знают или не все понимают, а именно: за неподачу заявления о банкротстве привлекают к субсидиарке только по НОВЫМ обязательствам должника, возникшим ПОСЛЕ истечения месячного срока, отсчитываемого с момента возникновения признаков неплатежеспособности. Поэтому здесь критично установить 2 фактора:

1) конкретную дату возникновения этих самых признаков неплатежеспособности и

2) объем обязательств (долгов), возникших после этой даты.

В судебной практике уже сформировалась устойчивая позиция: ОБЪЕКТИВНЫМ критерием несостоятельности считается отрицательная стоимость чистых активов, указанная в бухгалтерской отчетности компании. И в таких случаях «играть» с датой возникновения признаков неплатёжеспособности крайне сложно. Или, сказать точнее, практически невозможно. Именно по этой причине «Игумнов Групп» надо привлекать к проведению предбанкротного анализа ДО того момента, как вы сдали отчетность в налоговую, а не сразу ПОСЛЕ (как это делают некоторые «талантливые» бизнесмены). Или вы действительно думаете, что последующие корректировки бух.отчетности будут всерьез восприняты судом?

В тех случаях, когда стоимость чистых активов компании является положительной величиной, точную дату возникновения признаков неплатёжеспособности установить невозможно. И тогда их определяют по СУБЪЕКТИВНЫМ критериям, таким как:
  • основные финансовые показатели деятельности компании,
  • объем и дата возникновения обязательств,
  • наличие и объем судебных процессов (просуживаемой кредиторки) на момент возникновения новых долгов,
  • наличие арестов и инкассовых поручений на счетах организации,
  • и т.д.

И вот здесь существует простор для творчества и креатива.

В любом случае, мы изучаем бухгалтерскую отчетность должника, ОСВ-шки, движение денег по счетам, дебиторку и кредиторку, а также готовим полноценный финансовый анализ деятельности должника за последние 3 года. После чего определяем одну (или несколько) критичных точек, за которые могут зацепиться кредиторы, как за начальную дату отсчета месяца для подачи заявления о банкротстве, и затем делаем выводы о рисках привлечения к субсидиарке по данному конкретному основанию. 

Основание №3:
непередача / искажение документации


Еще год назад отсутствие акта приема-передачи первичных и бухгалтерских документов должника от бывших руководителей компании арбитражному управляющему означала, что «дело – труба» и залет на субсидиарку гарантирован. Но в декабре 2017г. Верховный суд призвал отойти от формальных принципов привлечения к субсидиарной ответственности и обязал суды выявлять причинно-следственную связь между непередачей документов и наступлением убытков у кредиторов.

Жизнь директоров стала чуть легче, и желания передавать документы в руки кредиторов не добавилось. Оно и понятно: у должника может всплыть такое количество скелетов в шкафу, что субсидиарка покажется плевой ерундой. Например:
  • миллионные суммы, выданные под отчет;
  • займы, «выданные навсегда», физическим лицам;
  • сделки по выводу движимых активов и
  • прочие мутные схемы, которые могут быть квалифицированы как уклонение от уплаты налогов или как инструмент получения выгодных контрактов и доступа к ограниченным ресурсам. Ну вы понимаете, о чем я.

По итогам второго этапа предбанкротного анализа становится понятно, откуда именно ожидать проблем, на какую сумму и какова вероятность наступления этих негативных последствий. Точность подобных прогнозов подкрепляется значительным опытом (и, как следствие, высокой экспертизой) «Игумнов Групп» в подобного рода судебных разбирательствах. Чтобы убедиться в этом, оставьте свой e-mail, и мы пришлем вам некоторые наши дела за 2018 год с подробным разбором стратегии и тактики, обеспечившие нам победу в защите от субсидиарной ответственности.


Риски уголовной ответственности


Это предпоследний этап нашего анализа. Но так как вариантов «посадить» предпринимателя в нашей стране существует множество, то анализировать все риски уголовного характера зачастую не имеет смысла: сколько не ищи, всегда что-нибудь да останется. Поэтому здесь мы берем лишь самые очевидные недочеты, по которым уголовные приговоры выносятся легко и однозначно.

Пример из практики: директор в течение последнего года жизни своего бизнеса с трудом, но все-таки полностью и почти без задержек, выплачивает заработную плату сотрудникам, опасаясь попасть под уголовную ответственность за ее невыплату. Но при этом не перечисляет НДФЛ в бюджет, мотивируя это «отсутствием лишних денег» и тем, что «налоговая может подождать, пока бизнес поднимется». После анализа директор с удивлением узнал, что не исполнял обязанность налогового агента, за что предусмотрена уголовная ответственность по ст.199.1 УК РФ. И о том, что подобные дела быстро и непринужденно доходят до суда, т.к. вина доказывается элементарно: путем сравнения цифры, выплаченной на зарплату, с цифрой, выплаченной по НДФЛ.

Или еще, как вариант: у компании есть кредит в банке, который она обслуживать не в состоянии. В процессе предбанкротного анализа выясняется, что с реальной отчетностью компании этот кредит получить было невозможно, поэтому менеджер банка «подсказал» директору, что и где надо подкорректировать. На юридическом языке это называется хищением денежных средств кредитной организации путем предоставления заведомо недостоверных данных и наказывается по статье 159.1 УК РФ. Доказывается опять же на раз-два.

Иногда клиенты просят проанализировать и наличие более сложных составов преступлений (например, уклонение от уплаты налогов по статье 199 УК РФ). Сделать это технически возможно, но, наш взгляд, не имеет особого смысла: преступления со сложным составом развиваются не так линейно и предсказуемо, поэтому никто не даст 100% гарантий, что «вот здесь однозначно будет уголовка», «а вот здесь – нет».

Что дальше?


Мы логично подошли к последнему разделу, стандартно завершающему наш анализ предбанкротного состояния должника: что со всем этим выявленным добром делать дальше?

Например: по итогам анализа клиент понимает, что:
  • сделки должника № 4, 7 и 9 могут быть оспорены,
  • затем руководителя и бенефициаров, одобривших эти сделки, привлекут к субсидиарке,
  • кроме того, заявление на банкротство надо было подать еще год назад,
  • и если передать все бухгалтерские и первичные документы, то оппоненты взыщут авансы и займы, которые клиент кидал на свою банковскую карточку. А не передать он их не может, т.к. опять же это повлечет за собой залет на субсидиарку (т.к. причинно-следственная связь в его случае налицо).

— Что делать, Холмс?
— Готовить план предбанкротных мероприятий, Ватсон!

Этот план и становится заключительным этапом работ. Он подкрепляется судебной практикой, нашим личным опытом и рекомендациями по внедрению. И, естественно, находится исключительно в рамках правого поля. Ну а как иначе?

Остается только претворить его в жизнь: подготовить документальную обвязку, провести и зарегистрировать нужные сделки, закрепить определенные моменты через просуживание и т.д. Все это можно сделать своими силами или, опять же, отдать на откуп профессионалов из «Игумнов Групп». Нужны примеры, как это выглядит? Ок, возможно, об этом мы тоже когда-нибудь напишем статью. Ну а пока приходите к нам на консультацию. Она будет платной потому, что ваша свобода и спокойный сон бесценны! Записаться на встречу можно здесь.

Информация в статье «КАК ИЗБЕЖАТЬ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ» актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как вкладчикам и кредиторам банка получить свои деньги

Опубликовано: Ноябрь 8, 2018 в 9:32 пп

Категории: Без рубрики

Тэги: ,,,

Когда у банка отзывают лицензию и вводится процедура банкротства, вкладчики – физические лица – бегут за страховым возмещением, которое в настоящее время составляет 1 400 000 рублей максимум.

Вклады, превышающие указанную сумму, а также деньги юридических лиц не компенсируются. За эти деньги придется побороться. Банк-должник, а точнее его бенефициары, тоже не дремлют и предпринимают активные попытки получить от банкрота максимум возможного. А для этого нужны «свои» кредиторы, причем не простые, а те, чьи требования удовлетворяются в первую очередь. Именно о таком «поддельном» кредиторе, претендующем ни много ни мало аж на 38 миллионов рублей, пойдет речь в настоящей статье.

Откуда «рожки» растут


В далеком 2004 году Огородников Вячеслав Васильевич открыл счет в Банке Екатерининский, который исправно использовал вплоть до 2016 года, то есть вносил и снимал денежные средства.

Узнав из СМИ, что у Банка отозвана лицензия, Огородников подготовил требование о включении его в реестр 1 очереди на сумму 38 миллионов рублей и направил его временной администрации. Через 2 недели от Временной администрации банка пришел ответ: удовлетворить требование частично, включив в реестр сумму в размере 292 тысячи. При этом Администрация проинформировала вкладчика, что по остальной сумме у банка обязательств нет.

Обалдевший от такой наглости Огородников затребовал доказательства: выписки по своему счету. Из представленных сведений за период с 2011 по 2014 год Огородников действительно внес на свой счет более 45 млн рублей. Но…оказывается, он снял за этот период сумму аж в 83 миллиона.

Огородников В. В. направился в суд за справедливостью. А тем временем Банк был признан банкротом, введено конкурсное производство.

Суд первой инстанции всесторонне изучил представленные доказательства и удовлетворил просьбу Огородникова о судебной экспертизе отсутствия его подписей на платёжных документах. Экспертиза подтвердила заявление. Таким образом, суд установил, что Вячеслав Васильевич свою волю на перевод денег со счета не изъявлял. А значит долг является существующим. И суд первой инстанции включил Огородникова в реестр кредиторов на 38 млн рублей.

Конкурсный управляющий в лице «Агентства по страхованию вкладов» не согласился с решением суда первой инстанции и подал апелляционную, а следом и кассационную жалобы.

В апелляции ничего особо интересного не происходило. Довод «Агентства по страхованию вкладов» о пропуске срока на оспаривание платежей и снятия наличных от имени Огородникова суд рассмотрел и отказал в его удовлетворении. Никаких иных интересных фактов АСВ не обнародовало, хотя забегая вперед, скажу, что могло бы…

В марте 2018 года дело дошло до Суда Округа. Кассационная инстанция оставила требования Огородникова на всю в сумме в реестре 1 очереди, отказав в удовлетворении жалобы АСВ. Судя по косвенной фразе об «отклонении остальных доводов», АСВ к кассации подготовилось лучше, чем к предыдущим инстанциям. Однако новые доводы не заявлялись ранее и были направлены на переоценку доказательств дела. В общем Огородников вышел победителем. Оставалось только ждать завершения формирования конкурсной массы и получать причитающиеся деньги.

«Верховная» справедливость


Все могло бы на этом и закончится, если бы не… Думаю, если бы не понабравшиеся опыта и рвущиеся в бой представители «Агентства по страхованию вкладов» Драгунов и Иванова. Их не остановило мнение гуру судебной сферы: Арбитражного суда Московского округа. Коллеги решили биться до конца и подготовили кассационную жалобу в Верховный суд.

Три месяца назад Верховный суд рассмотрел жалобу, вынеся на поверхность интересные подробности. И сильным пинком направил дело назад в первую инстанцию.

Что же забыл выяснить Конкурсный управляющий и не учли 3 инстанции:

1. Оказывается, Огородников В. В. с 2014 года являлся… акционером банка с количеством акций более 19%. Согласитесь, данный довод явно должен был быть известен представителю конкурсного управляющего еще на стадии первой инстанции, однако был заявлен позже и учтен лишь Верховным судом;

2. Вячеслав Васильевич был лично хорошо знаком с председателем правления банка, что он сам и подтвердил. Кто-то, как минимум, сумел задать ему правильный вопрос!

Казалось бы, всего два неучтенных факта, а какие шикарные выводы из них сделала коллегия Верховного суда:

1. Крайне сомнителен тот факт, что, имея на счету свыше 40 миллионов рублей, Огородников В. В. мог почти 5 лет не интересоваться состоянием своего счета. Ведь со слов последнего получается, что о «краже» 38 миллионов он узнал только сейчас;

2. Абсолютно не разумен довод о получении устной информации от кассира об остатках на счете при каждом вложении денежных средств. Мы ведь давно живем в мире, где верить на слово не стоит, особенно когда речь идет о 38 миллионах;

3. И наоборот, весьма вероятен факт, что Огородников устно, без подписания документов, давал распоряжения о совершении операций по расходованию денежных средств со своего счета. На это как раз указывает факт аффилированности кредитора и банка.

С учетом этих моментов Судебная коллегия ВС РФ предложила первой инстанции пересмотреть дело и сделать новые, верные, выводы. Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:



Выводы и рекомендации


В настоящее время история еще не окончена. Суд первой инстанции назначил дату повторного рассмотрения дела. А Огородников тем временем подал надзорную жалобу в Президиум Верховного суда.

Однако выводы из данной истории стоит сделать уже сейчас:

1. Руководство должника тоже хочет денег, и если в процедуре банкротства есть активы, имущество и дебиторка, то в реестр будут включаться кредиторы «первых» очередей. На таких кредиторов обязательно надо обращать внимание! Их целью не является контроль реестра и дача указаний арбитражному управляющему. Их цель — просто получить деньги раньше других претендентов. При банкротстве Банка это кредиторы первой очереди: физические лица, вкладчики. Обратите внимание, что ни один действующий кредитор Банка не принимал участие в исключении данного вкладчика из реестра. Лишь конкурсный управляющий боролся за права кредиторов. Возможно, при активной позиции других вкладчиков суды обратили бы внимание на несправедливость много раньше.

2. Никогда не бойтесь идти до конца. Как видите, даже решение трех судебных инстанций можно оспорить. А для ускорения и надежности процесса лучше обратиться в «Игумнов Групп». Думаю, узнай первая инстанция вовремя о наличии аффилированности, она бы по-другому подошла к решению вопроса о включении Огородникова в реестр.

3. При разрешении таких споров копать нужно очень глубоко: собирайте досье на потенциального кредитора, вытаскивайте все документы, задавайте правильные вопросы сторонам, анализируйте полученные данные, доносите информацию. Все это в совокупности даст возможность суду сделать правильные выводы. А вам получить максимальный возврат долга!

Все это умеют делать юристы «Игумнов Групп». Приглашаю Вас к нам на почти бесплатную консультацию

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Управляемое банкротство должника через договор купли-продажи Схемы создания «дружественной» кредиторской задолженности часто применяют компании и физические лица при своем банкротстве. Цель: получение контроля над собранием кредиторов и последующий максимальный вывод денег из конкурсной массы.

Ранее мы уже вели речь о таких схемах как:

Чтобы получить все эти статьи в одном удобном письме, оставьте свой е-мейл здесь:


Сегодня речь пойдёт о том, как «рисуют» кредиторскую задолженность через договор купли-продажи. Разберём сильные и слабые стороны схемы на примере действующей судебной практики.

Как все начиналось


Общество «Стройковъ-Инвест» обратилось в суд с требованием о включении в реестр своего контрагента-банкрота задолженности в размере 13,5 млн рублей.

Долг возник из заключенных между кредитором и должником договоров поставки строительных материалов, по которым поставка прошла, а оплата была произведена лишь частично. Документы по поставкам «Стройковъ-Инвест» в суд предоставил, позицию обосновал. Суд первой инстанции посчитал задолженность обоснованной и включил 13,5 млн в реестр.

На этом вся история могла бы счастливо закончиться, если бы не также включенный в реестр другой кредитор: физическое лицо Кудрявцева Л. С. с размером задолженности всего лишь 270 тысяч рублей. Этому кредитору судебный акт о включении «Стройковъ-Инвест» в реестр не понравился и, восстановив сроки подачи жалобы, Кудрявцева обратилась с кассационной жалобой в суд округа.

Цена ошибки


Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отменил определение суда первой инстанции и отправил дело на новое рассмотрение в связи со следующим:

  1. не проверена потенциальная аффилированность должника и кредитора: единственный учредитель и ген.директор кредитора был указан в журнале регистрации собрания работников должника под 88 номером, а значит как работник мог находиться под влиянием будущего банкрота;
  2. не изучены представленные документы. Так накладные содержат неточности: указаны разные даты поставок, не указаны даты получения грузов, в ряде накладных перепутаны местами поставщик и грузополучатель;
  3. не представлены доказательства реального перемещения товара со склада поставщика в Москве на склад должника в Цимлянске.


Кредиторы «недожали»


При новом рассмотрении суд первой инстанции истребовал дополнительные документы и пояснения от Общества «Стройковъ-Инвест» и конкурсного управляющего.

По не рассмотренным ранее доводам были сделаны следующие выводы:

  1. потенциальная аффилированность кредитора и должника проверена и не установлена. Конкурсный управляющий должника пояснил, что в журнале регистрации работников была допущена техническая ошибка, что фактически работника с аналогичными учредителю кредитора данными у Общества никогда не было. Такие же сведения представила и налоговая инспекция в ответ на запрос суда;
  2. неточности в накладных по пояснениям кредитора носят технический характер: ошибка в дате – просто опечатка, а противоречие в виде перемены местами поставщика и покупателя были устранены дополнительным соглашением к договору, представленным в материалы дела;
  3. с целью доказательства реальности поставки товара заявитель предоставил дополнительные документы: книги покупок и продаж, договор с поставщиком, накладные, счет-фактуры, а также пояснил, что товар не вывозился со склада поставщика кредитором с целью дальнейшей поставки должнику, а должник самостоятельно забирал товар со склада поставщика.

В общем, суд не нашел оснований для отказа во включении в реестр и повторно включил кредитора на 13,5 млн рублей. Чтобы получить судебные акты по данному делу оставьте свой e-mail здесь: 



Как надо было поступить


В приводимом примере дело действительно закончилось хорошо для заявителя. Иные кредиторы не принимали особо активного участия в деле, например:

  1. так и не заявили ходатайство о фальсификации доп. соглашения к договору поставки, в котором устранялись противоречия по замене сторон товарно-транспортных накладных. Хотя цель такого ходатайства обычно прозрачна и ясна: провести экспертизу срока давности документа для исключения его из материалов дела. Однако подобные действия требуют профессиональной подготовки, финансирования и отсутствия страха перед ст. 306 УК РФ («Заведомо ложный донос»);
  2. не вызвали в качестве свидетелей остальных работников должника, коих насчитывалось не менее 87 человек. Ведь согласитесь, ошибочное включение генерального директора кредитора в реестр работников должника выглядит неправдоподобно;
  3. не обязали должника предоставить доказательства самовывоза товара со склада поставщика. Для такой операции также должны были требоваться машины, грузчики, транспортно-экспедиционные документы.

В данном деле, к сожалению остальных добросовестных кредиторов, безусловным победителем стали «Стройковъ-Инвест» и должник. Чтобы получить судебные акты по данному делу оставьте свой e-mail здесь:



Выводы


Договор купли-продажи – отличный способ включения в реестр требований «дружественного» кредитора. Такой договор не легко оспорить, если, конечно, заявитель верно и качественно подготовит документацию.

Рекомендуем обратить внимание на следующие моменты:
  • наличие/отсутствие аффилированности между кредитором и должником;
  • наличие/отсутствие всех необходимых документов, а также верность их заполнения в соответствии с логикой и ГК РФ: договор, доп. соглашения к нему, спецификации, товарно-транспортные накладные, счет-фактуры, счета на оплату, акты сверок, акты взаимозачетов и т.д. и т.п.;
  • наличие/отсутствие доказательств реальности поставки, которые точно отвечают на вопрос: кто, куда, кому, а главное, как доставлял товар. Например, отвечают ли представленные документы на такие вопросы как: «действительно ли 10000 кг пуха могли влезть в подобную газель» или «каким образом это 10-метровое оборудование внесли в цех с 2-метровыми дверями» (вопросы взяты из действующей судебной практики );
  • ну и конечно, подписаны ли документы нужной датой и действующим на тот момент руководителем с соответствующими полномочиями.

Ну а если, в любых не понятных вопросах, вам потребуется помощь профессионалов, то «Игумнов Групп» – это то, что доктор прописал. Звоните и записывайтесь на встречу по будням с 9:00 до 18:00.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.

Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.

Подписаться на рассылку

Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.

Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.