Monthly Archives: Июль 2018

Налоговая проверка при банкротстве. Быть или не быть?

Опубликовано: Июль 26, 2018 в 9:17 пп

Категории: Без рубрики

Многие наши клиенты спрашивают: если мы инициируем процедуру банкротства, не будет ли это сигналом для налогового органа провести выездную проверку нашей компании? И как повлияет налоговая проверка на проведение процедуры банкротства?

В этой статье я поделюсь своим опытом. И постараюсь ответить на следующие вопросы:
  • насколько реальны риски налоговой проверки при инициировании процедуры банкротства;
  • возможно ли закрыть компанию через процедуру банкротства при незавершенной налоговой проверке?
  • какова позиция Верховного Суда РФ по вопросу приостановки производства по делу, в связи с налоговой проверкой банкрота?


Зона риска

Самые популярные критерии в работе компании, которые могут спровоцировать налоговую проверку:
  • большой разрыв в платежах в бюджет по сравнению со средним показателем по отрасли;
  • сдача налоговой и бухгалтерской отчетности с убытками на протяжении нескольких налоговых периодов (налоговикам кажется подозрительным наличие в предпринимательской деятельности убытков). Минимум, данная отчетность будет поводом для камералки. Вследствие чего вам необходимо будет объяснить фискалам, в чем заключается ваша «хитрая» стратегия ведения бизнеса);
  • ваше желание отразить в отчетности кругленькую сумму к вычету по НДС. Возвращая НДС, вы должны быть кристально чисты, либо не только деньги не получите, но и еще должны останетесь;
  • и снова среднестатистические показатели, теперь уже по заработной плате. Если выплачиваемая среднемесячная з/п на одного работника меньше чем среднестатистическая по вашей отрасли по субъекту, это будет поводом для дополнительных вопросов;
  • игнорирование запросов и требований ФНС в предоставлении информации и документов тоже ни к чему хорошему не приведет, давайте хоть какие-нибудь ответы;
  • инициирование процедуры реорганизации либо ликвидации компании при ранее активной экономической деятельности, может стать также поводом для дополнительного внимания;
  • частая миграция компании из одной налоговой инспекции в другую. Такие переезды, не обусловленные разумными причинами, заставляют задуматься, от чего вы бежите;
  • наличие в работе большого количества контрагентов-посредников без разумных экономических выгод, как минимум, вызовет ряд вопросов. А наличие среди контрагентов «фирм-однодневок» явно не прибавит вам добросовестности.


Банкротство,
как повод для налоговой проверки?

Имея опыт работы в сфере банкротства более 10 лет, мы можем заранее сделать вывод, насколько реальны риски налоговой проверки для компаний, подавших заявление на банкротство или уже находящихся в процедуре.

Прогнозирование данных рисков с учетом особенностей фирмы будет носить вероятностный характер и не дает «железных» гарантий отсутствия налоговой проверки. Одно можно сказать уверенно — инициирование процедуры банкротства само по себе не является поводом для проведения внеплановой проверки. Если только оно не сочетается с выше приведенными критериями.

Например, одним из часто используемых способов закрытия компании является так называемая упрощенная процедура банкротства. Когда сначала подается заявление на ликвидацию компании в добровольном порядке, а далее – заявление на банкротство от «дружественного» кредитора. При этом Общество за отчетный период сдает балансы, из которых видно активную экономическую деятельность. Естественно, ликвидация экономически активной организации будет выглядеть подозрительно и может вызвать ряд вопросов.

А если использовать другой вариант: полную процедуру банкротства? Само по себе введение процедуры наблюдения уменьшает риски внеплановой проверки, но также не дает 100% гарантий её отсутствия. Всё зависит в частности от компании, которая планируется к закрытию. Наличие больших оборотов, занижение налоговой базы, отсутствие длительное время налоговых проверок и в дальнейшем инициирование процедуры банкротства, в любом случае, не останется без внимания налоговой инспекции. 

Банкротство,
как основание не проводить проверку

При этом надо учитывать: немаловажным фактом для принятия решения о выездной налоговой проверки является не только вероятность доначисления налогов и сборов на конкретное предприятие, но и дальнейшая перспектива их взыскания.

Налоговая инспекция, как любой государственный орган, отчитывается об эффективности своей работы. Одним из основных показателей успешной работы фискалов является объем денежных средств, собранных с налогоплательщиков и поступивших в казну. В случае, когда наблюдается большой разрыв между доначисленными налогами и взысканными в бюджет, данное обстоятельство будет говорить о плохой работе сотрудников, а в некоторых случаях и о личной заинтересованности представителей ФНС.

Как мы все знаем, процедура банкротства – это явный признак того, что перспектива полного удовлетворение всех требований кредиторов стремиться к нулю. Особенно это актуально, если на балансе должника нет ликвидных активов, имущества, дебиторки.

В связи с этим налоговая инспекция не бросается сломя голову с проверкой на каждое предприятие, решившее прекратить свою деятельность, а предварительно оценивает свои шансы на получение денежных средств после доначисления.

Принимая решение о закрытии компании через процедуру несостоятельности, минимум, необходимо не один час пообщаться с главным бухгалтером и специалистом в сфере банкротства для выработки совместной стратегии и анализа рисков. 

Включение
налоговых требований в реестр

Не так давно появилось Определение Верховного Суда РФ от 28 июня 2018 г. в котором ВС разъяснил нижестоящим судам, что делать, если налоговая инспекция инициировала выездную проверку и не успела ее завершить до рассмотрения требования о включении в реестр.

Краткая диспозиция дела: Определением арбитражного суда от 05.10.2015 в отношении ЗАО «Владимир-ОПТОН» введена процедура наблюдения.

Спустя 2 месяца налоговым органом принято решение о проведении в отношении должника выездной налоговой проверки по вопросам правильности исчисления налогов и сборов.

Еще спустя год ФНС России обратилась с требованием от 05.10.2016 о включении в реестр требований кредиторов ЗАО «Владимир-ОПТОН» задолженности в сумме 1 159 364 896 руб. 

Мнение
суда первой инстанции

На момент рассмотрения заявленного требования в суде первой инстанции налоговый орган еще не принял Решения по результатам выездной налоговой проверки. Из текста Заявления следует, что данное требование носит вероятностный характер. Налоговая инспекция прогнозирует доначисление по НДС на 1 159 364 896 руб. Далее уполномоченный орган сделал более скромные прогнозы и уточнил свое требование до 311 214 162 руб. (основной долг), 111 726 692 руб. (пени), 65 431 214 руб. (штраф).

Одновременно налоговая заявила Ходатайство о приостановлении производства по делу до вынесения Решения по результатам выездной проверки. Арбитражный суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, сославшись на то обстоятельство, что АПК РФ не предусматривает обязанности арбитражного суда приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до вынесения решения налогового органа.

Также представитель налоговой инспекции просил отложить судебное заседание, но и здесь Суд отказал, обосновав свой отказ тем, что ранее судебное заседание уже 3 раза откладывалось по заявлению инспекции.

Рассмотрев данное требование налоговой инспекции, Суд вынес решение об отказе во включении требования уполномоченного органа, мотивировав это тем, что ФНС не обосновало заявленные требования:
  • не было предоставлено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения по фактам выездной проверки;
  • инспекцией не были представлены в нарушении ст. 65 АПК РФ первичные документы, на основании которых уполномоченный орган считает, что образовалась задолженность по НДС.

Судебный акт можно скачать здесь: 


Апелляция

Не согласившись с данным судебным актом, ФНС обращается в апелляцию суд, который поддерживает позицию уполномоченного органа и возвращает заявление ФНС на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляция делает вывод, что, отказав ФНС в приостановке производства, суд ограничил ФНС доступ к правосудию. В условиях неоконченных мероприятий налогового контроля Арбитражный суд пришел к преждевременному и необоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявления ФНС. Судебный акт можно скачать здесь:


Кассационный суд иного мнения

Суд кассационной инстанции сделал противоположенные выводы и отменил Постановление апелляционного суда. Вывод суда кассационной инстанций сводится к тому, что при проведении налоговой проверки срок на подачу заявления о включении в реестр (2 мес. ст. 142 Закона о Банкротстве) не течет в период с начала проведения налоговой проверки на протяжении всего времени, пока не вступит в силу решение налогового органа по результатам этой проверки.

Реестр для ФНС остается открытым до тех пор, пока со стороны налогового органа не будут выполнены все мероприятия налогового контроля. В данном правиле есть одно исключение: если со стороны ФНС будут нарушения сроков проведения налогового контроля, то правило о приостановки сроков (пункт 1, ст. 142 Закона о Банкротстве) не действует. Судебный акт можно скачать здесь:


Жирная точка Верховного Суда

И решающее слово по данному спору высказал Верховный Суд РФ в своем Определении от 05.07.2018г. Разберем по порядку:
  • ФНС может заявиться в реестр кредиторов и без наличия решения по результатам налогового контроля. Предъявляя свои требования в реестр, налоговый орган тем самым реализует свои права на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований сторонних кредиторов. Соответственно, еще не находясь в реестре (но подав соответствующее требование в суд) ФНС уже может активно выражать свою позицию по заявлению других кредиторов. Тем самым, законодатель дал налоговой право сопротивляться размытию реестра и включению в него «рисованных» кредиторов
  • Между тем, суд не может включить в реестр доначисленные налоговые недоимки без вступившего в законную силу решения по результатам мероприятий налогового контроля (как это может сделать любой из кредиторов на основании первичных документов).
  • Исходя из этой позиции Верховный суд сделал вывод, что суд первой инстанции обязан приостановить дело по включению налоговой в реестр до момента вынесения ею решения о доначислениях, а не отказывать ей.
  • Кроме того, у налоговой остается право заявить свои требования на включение в реестр и по истечении двухмесячного срока, если мероприятия налогового контроля были завершены ею после окончания этого срока.
  • Последний, и наверное самый интересный вывод Верховного суда заключается в том, что он приравнял решение по результатам налоговой проверки к судебным актам, «так как налоговое решение, как и вступивший в законную силу судебный акт, подлежит принудительному исполнению». А это значит, что арбитражные суды обязаны приостанавливать производство по ходатайству налоговой до вступления решения налоговой проверки в законную силу. Соответственно требование ФНС не будет рассмотрено до вступления в законную силу решения, вынесенного налоговой.

Судебный акт можно скачать здесь:


В описанной ситуации ВС РФ не отменил решения нижестоящих судов только по той причине, что, налоговый орган вновь обратился с аналогичным требованием к должнику. Суд первой инстанции принял данное заявление и приостановил производство до вступления решения в законную силу. Таким образом, права ФНС восстановлены и решения нижестоящих судов отмене не подлежат. 

Выводы

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:
  • Процедура банкротства не является самостоятельным поводом для проведения налоговой проверки в случае отсутствия дополнительных критериев для её инициирования. Скорее наоборот: если у компании нечего «брать», то банкротство сделает организацию «не интересной» для выставления претензий.
  • В случае начала выездной проверки налоговый орган имеет право заявиться в реестр и подать ходатайство о приостановке производства по делу (ч. 1 ст. 143 АПК РФ) до вступления Решения по результатам налогового контроля в законную силу. При этом ФНС может занимать активную позицию при рассмотрении требований иных кредиторов. Или второй вариант: налоговая может не заявляться в реестр до вступления налогового Решения в законную силу, а далее воспользоваться свои правом приостановки срока (ст. 142) и включиться в реестр.
  • Приостановка производства по рассмотрению требования ФНС либо сама налоговая проверка не препятствует проведению основных мероприятий, предусмотренных ФЗ «О несостоятельности». Порой бывает, что к моменту включения требования кредитора в реестр арбитражным управляющим уже выполнены все мероприятия, предусмотренные процедурой, и суду ничего не мешает вынести решение о завершении конкурсного производства с автоматическим списанием свежевключенных требований ФНС. Данный вариант возможен при наличии грамотной команды во главе с арбитражным управляющим и хорошей предварительной подготовкой должника. И первое, и второе вы можете найти в «Игумнов Групп».

Как мы признавали право собственности на недвижимость. Дело А40-245039/2016

Опубликовано: Июль 26, 2018 в 5:10 пп

Категории: Без рубрики

Дело: А40-245039/2016
Размер задачи: вернуть нежилое здание, площадью 139,9 кв.м.
Начало проекта: ноябрь 2016
Срок реализации: 1 год 4 месяца
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 180 н/час
Темп: комфортный
Результат: зарегистрировано право собственности на нежилое помещение
Стоимость решения: шестизначная цифра, в рублях


В конце 2016 года в «Игумнов Групп» обратились кредиторы ООО «Носфор» с нетривиальной задачей: помочь признать право собственности на 2 объекта недвижимости. Причем объект №1 – нежилое здание – должен был пойти на погашение долгов перед кредиторами, а объект №2 – трансформаторная подстанция – должен был перейти в собственность государства.

Кредиторами выступали жители коттеджного поселка, построенного в 2012 году Застройщиком, чьим законным правопреемником стал Носфор. Взыскав в судебном порядке с Застройщика стоимость недоделок, кредиторы ввели процедуру банкротства уже в отношении ООО «Носфор». Задачей банкротства было не только удовлетворить требования кредиторов, но и понудить местную администрацию взять на себя обязанность по обслуживанию трансформаторной подстанции, чтобы обеспечить поселок светом. Пока законного собственника у подстанции не было, она находилась в заброшенном состоянии, что приводило к постоянному отключению электроэнергии.

За прошедшие 2,5 года банкротства было предпринято несколько попыток провести регистрацию права на оба объекта. Однако все действия были безуспешными. Росреестр упорно отказывался признать недвижимость собственностью ООО «Носфор». Администрация Подольского района также не торопилась брать подстанцию в свою собственность и нести обязательства по обеспечению поселка светом. Процедура банкротства длилась годами без намека на завершение. Нам была поставлена задача: решить проблему с недвижимостью с максимальной выгодой для Кредиторов.

Плюсы проекта
Наличие опыта
Опыт решения подобных задач дает явную фору, позволяя быстро составить верный план действий.

Инициативные кредиторы
Кредиторы ООО «Носфор» занимали активную позицию: помогали получать документы, контролировали действия управляющего, что, несомненно, ускорило достижение результата.
Минусы проекта
Отсутствие документов на объекты
«Без бумажки ты… букашка». Непередача арбитражному управляющему документов от бывшего генерального директора сильно осложняло процедуру доказывания в суде.

Смена «владельца» земельного участка
С момента застройки объектов к моменту судебного спора федеральная земля перешла из ведомства Московской области в состав г. Москвы

Ликвидация Инвестора
Одна из сторон Инвестиционного контракта – Ответчик – на момент подачи иска находилась в стадии ликвидации.

История событий

При первоначальном анализе ситуации была выстроена следующая хронология событий:

  1. в 2005 году между Застройщиком и Администрацией (Инвестором) был заключен Инвестиционный Контракт на строительство комплекса зданий;
  2. в 2012 году сторонами Инвестиционного контракта был подписан Акт о результатах его реализации;
  3. на следующий день после подписания Акта были введены в эксплуатацию нежилое здание и трансформаторная подстанция;
  4. в мае 2013 года Застройщик реорганизуется путем присоединения к ООО «Носфор», в отношении которого в дальнейшем возбуждается дело о банкротстве;
  5. конкурсный управляющий ООО «Носфор» устанавливает наличие двух вновь возведённых объектов недвижимого имущества, на которые отсутствуют зарегистрированные права собственности;
  6. неоднократные попытки управляющего установить права собственности на объекты, в том числе и в судебном порядке, и затем осуществить передачу объекта социального характера в муниципальную собственность встречают отказ от органов государственной власти и регистрирующих организаций.

Анализ ситуации

Углубленный анализ имеющихся документов, отказов Росреестра и судебных актов позволил выявить следующее:
  • указанные объекты подлежат регистрации как вновь возведенные здания;
  • собственник зданий может быть определен на основании условий Инвестиционного контракта, в рамках которого объекты возводились;
  • распределение зданий возможно лишь между двумя сторонами Инвестконтракта – Инвестором (Администрацией Подольского района Московской области) и Застройщиком – путем подписания Акта о результатах реализации;
  • Инвестиционный контракт уже имеет подписанный Акт о результатах его реализации, в связи с чем Администрация отказывается подписывать иные документы.

Также мы проанализировали ошибки ранее сделанных действий арбитражного управляющего, которые не привели к установлению прав собственности на объекты. Так управляющий подавал 2 исковых заявления. Первых иск – об установлении права собственности – что в данном случае является ненадлежащей защитой права. Второй иск в просительной части имел относительно верное содержание: обязать заключить Акт о реализации нераспределенных объектов. Однако к заявлению не был приложен проект Акта, что привело к возвращению иска. 

Подготовка плана действий

По результатам собранной информации и проведенного анализа мы подготовили следующий план действий:

  1. составить Дополнительный акт о результатах реализации Инвестиционного контракта и отправить в Администрацию на подпись. В Дополнительном акте изложить, что нежилое здание должно перейти в собственность ООО «Носфор», а трансформаторная подстанция – в собственность Администрации;
  2. получить отказ от Администрации;
  3. обратиться с иском в суд о понуждении к подписанию Дополнительного акта;
  4. после получения решения суда зарегистрировать право собственности на нежилое здание диспетчерской.

Реакция ответчика

Как мы и предполагали, Администрация отказалась подписывать Дополнительный акт, и мы обратились в суд.

Исковое заявление максимально четко отражало нашу позицию, было подкреплено ссылками на законы и постановления. Дополнительно иск содержал обоснование смены подсудности: с Арбитражного суда Московской области на Арбитражный суд г. Москвы в связи с изменением территориальной принадлежности земельного участка, на котором были построены спорные объекты. А также пояснял факт иного Ответчика, нежели указанного в контракте Инвестора: в связи с ликвидацией Администрации Подольского района Московской области и передачей ее прав и обязанностей Администрации городского округа Подольск.

Просительная часть иска состояла из нескольких пунктов:
  • понудить Ответчика подписать Дополнительный Акт о результатах реализации Инвестиционного контракта в нашей редакции;
  • указать в судебном акте результат распределения объектов между сторонами.

Работа в суде

С момента подачи искового заявления к Администрации городского округа Подольск до момента вынесения последнего судебного акта по делу прошло более 1 года. Причем суд первой инстанции рассмотрел дело максимально быстро и принял решение в нашу пользу.

Однако Апелляционный суд счел необходимым начать рассмотрение дела заново и отменил судебный акт первой инстанции. Причиной последнего стало непривлечение судом первой инстанции третьих лиц: Департамента городского имущества г. Москвы и Правительства Москвы. 

Позиция Администрации

В рамках данного дела более всего поражала позиция основного ответчика. Администрация наотрез отказывалась подписывать Дополнительный Акт, мотивируя свою позицию тем, что Акт о результатах реализации уже подписан и Инвестиционным контрактом подписание Дополнительных актов не предусматривается. Также Администрация не считала себя надлежащим ответчиком: якобы правопреемство от Инвестора не полное, а лишь в части, правда в какой именно части объяснить ей так и не удалось.

Складывалось ощущение, что Администрация просто не хочет принимать на себя обязательства по получению права собственности и передаче Трансформаторной подстанции на баланс города Москвы. Верно: зачем лишние сложности. И совсем ничего, что жители поселка с 2012 года получают электроэнергию незаконно, а часто и вовсе лишены ее.

Администрация просила суд отказать в удовлетворении наших требований в полном объеме. И такая позиция лишь играла нам на руку. Если бы Ответчик решил побороться за право собственности на оба объекта, представил суду свой вариант Дополнительного Акта, заказал судебную экспертизу – нам бы пришлось приложить гораздо больше усилий, чтобы достигнуть поставленной цели. 

Позиция Правительства Москвы

После проигрыша суда в первой инстанции, позиция Ответчика немного изменилась. В апелляции Администрация стала настаивать на том, что в подписанный еще в 2012 году Акт о результатах распределения инвестиционного контракта вошли оба объекта, и совсем не важно, что они были введены в эксплуатацию на день позже. При этом Ответчик считал, что спорные объекты являются сооружениями для обслуживания поселка, а значит уже являются собственностью Администрации. На вопрос, почему же до сих пор объекты бесхозны, апеллянт ответ дать не смог.

Позиция же Правительства Москвы была невнятна: юристы пытались доказать, что два спорных здания вообще не попадают под действие Инвестиционного контракта, так как в материалы дела не представлена проектная документация.

Апелляционный суд рассмотрел дело грамотно, четко и в нашу пользу. Судебный акт содержал все необходимые доводы и результаты. Это позволило Постановлению устоять в кассации.

Чтобы получить судебные акты по данному делу, оставьте свой e-mail здесь: 


Результат

Несмотря на сопротивление государственных органов в лице Администрации городского округа Подольск и Правительства Москвы, нам удалось решить поставленную задачу.

Суд понудил Ответчика подписать Дополнительный Акт о результатах реализации Инвестиционного контракта в нашей редакции. Должник получил в собственность нежилое помещение, а Трансформаторная подстанция была передана в государственную собственность.

По итогу реализации оформленного в собственность имущества было погашено более 70% всех требований кредиторов. 

В чем смысл?

Накопленный опыт + специализация = крутая смесь, позволяющая оперативно найти выход даже их запущенных ситуаций. 
Как ликвидировать юр.лицо без прохождения налоговых проверок

Опубликовано: Июль 19, 2018 в 9:40 пп

Категории: Без рубрики

Пару недель назад нам позвонил представитель юридической компании из славного города Казани. Предлагалось сотрудничество по вопросу официальной ликвидации организаций. Причем ликвидировать можно с любыми оборотами и со 100% гарантией отсутствия проверок со стороны налоговой.

И если суть разговора не была оригинальной (мы сами имеем партнерские программы как для инхаус-юристов, главных бухгалтеров и финансовых директоров , так и для налоговых консультантов, адвокатов по уголовным делам и аудиторов), то предложенная схема звучала ну просто как сказка, «голубая» мечта любого предпринимателя средней руки, эдакий Die blau Blutne. 

Суть схемы

Судите сами:

1. Владельцы потенциально проблемной «ООО-шки №1» продают свои доли юридическому лицу №2: только что зарегистрированной, свеженькой компании.

2. Затем Покупатель (юр.лицо №2) подает заявление на СВОЮ добровольную ликвидацию. И проводит ее без проблем, т.к. никогда не имел оборотов по расчетному счету. Или, тоже рабочий вариант, нового владельца можно забанкротить.

3. После официальной ликвидации единственного участника интересующая нас проблемная компания №1 повисает в воздухе, оставшись без учредителей. И, согласно утверждению наших потенциальных партнеров, её противоестественное состояние не может не остаться без внимания налоговой, которая оперативно внесет запись о ликвидации Общества без проведения каких-либо проверок.

Ну ведь логично же: компания не может существовать без участников (учредителей), а значит должна быть ликвидирована по инициативе налоговой. Причем формальные основания для проведения проверок отсутствуют, т.к. компания не подавала заявление на свою ликвидацию.

Все звучало настолько эффектно, просто и красиво, что мы даже удивились своей тупости: не смогли додуматься до такой схемы самостоятельно. Но верить на слово – не юридический подход. Поэтому мы запросили реквизиты ликвидированных по этой схеме юр.лиц, дабы убедиться в ее работоспособности. И после того, как наши потенциальные партнеры пропали, поняли, что нам придется во всем разобраться самим. 

Разбор схематоза

Через два часа анализа этой ошеломляющей схемы мы пришли к выводу, что чуть было не повелись на какой-то лохотрон. Для таких выводов нам достаточно было почитать статьи 21 и 58 закона об обществах с ограниченной ответственностью и судебную практику. Скачать ее можно здесь: 


Во-первых, доли в бизнесе имеют самостоятельную ценность и поэтому их по аналогии можно отнести фактически к имуществу. А значит ликвидация компании №2 не может прекратить наличие долей и прав на них.

Во-вторых, если доли сами по себе исчезнуть не могут, то возникает вопрос: куда же они деваются? И судебная практика содержит ответ: они должны быть распределены в пользу участников ликвидируемого общества.

Таким образом, если будет ликвидирован единственный участник компании №1, то ее новыми владельцами станут бывшие учредители ликвидированной прослойки №2. И проблемная компания №1 продолжит спокойно существовать (спокойно до той поры, пока к ней не появятся вопросы со стороны фискальных органов). 

Рабочие моменты

Конечно, ИФНС «автоматически» не произведёт регистрацию изменений в составе участников. Компания №2 будет фигурировать в выписке из ЕГРЮЛ в качестве участника ООО №1 до тех пор, пока бывшие владельцы прослойки №2 не обратятся в ИФНС с заявлениями о регистрации изменений в составе участников.

Законодательство не регламентирует, как поступать кредиторам, если участники ликвидированного юридического лица не осуществляют действий, направленных на регистрацию перехода к ним права на долю. Судебную практику по этому поводу мы найти не смогли. Но, рассуждая логично, можно смело предположить, что с подобным судебным иском может обратиться любое заинтересованное лицо. Например, налоговая или кредитор. И почему-то у нас есть уверенность, что суд их требования удовлетворит.

Эх, как хотелось поверить в легкую возможность ликвидации юр.лица и как все оказалось банально! Но чтобы вы не теряли тонус, попробуйте отгадать загадку: изменится ли результат схемы, если ликвидируемого российского Покупателя (компанию №2) заменить на юр.лицо, зарегистрированное в офшоре? Ответы принимаем в комментариях. 
Как мы отбились от субсидиарки в 890 млн. Дело А41-88448/15

Опубликовано: Июль 12, 2018 в 3:50 пп

Категории: Без рубрики

Дело: А41-88448/15
Размер проблемы: 890 млн рублей
Начало проекта: март 2018
Внедрение: 2 месяца
Сложность: 3/5
Трудозатраты: 95 н/час
Темп: комфортный
Результат: выигран суд
Стоимость решения: семизначная, в рублях

Компания «458 ЦИЛ» родилась в 2011 году в результате проведенной Сердюковым А.Э. реформы по переводу системы обеспечения и обслуживания Вооружённых Сил России на аутсорсинг.

После отставки министра обороны к группе компаний, в которую входил и наш будущий клиент, было предъявлено требований на сумму более 35 млрд рублей, из которых почти 1 млрд арбитражный управляющий просил взыскать лично с генерального директора «458 ЦИЛ» в порядке субсидиарной ответственности.

Ответчик обратился в «Игумнов Групп» сразу же после получения иска. Выбор нашей компании был обусловлен рекомендациями общих знакомых и наличием успешного портфолио по подобным проектам. Задача была поставлена по-военному четкая: выиграть суд «под ключ», с формированием правовой позиции, подготовкой доказательной базы и участием в судебных заседаниях.

Плюсы проекта
Военные
Работать с военными легко и приятно. Они знают, что такое зоны ответственности, субординация, дисциплина и дедлайны. Они умеют работать четко и быстро.

Проект с «нуля»
Рассмотрение дела было на начальном этапе, и мы имели возможность выстроить правильную концепцию со старта.

Один ответственный за результат
В деле не успели «поковыряться» широкопрофильные юристы и адвокаты, поэтому нам не требовалось исправлять чужих ошибок.

Один стейкхолдер
Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

Знакомая тема
Участвовать в судебных делах по субсидиарке было для нас привычным делом.
Минусы проекта
Размер претензий
Требования такого размера могли быть запросто поддержаны административным влиянием на судебный процесс.

КДЛ
Заказчик являлся генеральным директором компании-банкрота с момента создания компании и до момента введения процедуры банкротства. А значит, признавался контролирующим должника лицом по умолчанию.

Презумпция вины
Согласно закону о банкротстве, клиент изначально считался виновным в причинении ущерба кредиторам. Доказывать обратное — наша задача.

Анализ ситуации

Как обычно работу по проекту мы начали с ознакомления с материалами дела. Чтобы видеть картинку целиком, были отфотографированы все тома дела, включая основное банкротное, все требования кредиторов по включению в реестр и, конечно же, непосредственно материалы обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности. Весь этот процесс занял около 3 недель, т.к тома дела выдавали частями, раз в неделю и когда судье позволял график судебных заседаний и наличие свободных окон в расписании. Такова специфика Арбитражного суда Московской области, в суде г.Москвы этот процесс проходит обычно в 3 раза быстрее.

Нашего клиента привлекали за несвоевременную подачу заявления о банкротстве. Поэтому дальнейшее исследование ситуации сводилось к изучению всех требований кредиторов, основанию и срокам их возникновения. Кроме того, был сделан глубокий анализ финансовой и хозяйственной деятельности компании-банкрота с целью установления даты появления признаков неплатежеспособности и причин ее возникновения. 

Подготовка позиции


По результатам собранной информации мы подготовили правовую позицию. Ее смысл сводился к доказыванию двух моментов:
  • во-первых, мы обосновали, что на дату возникновения всех включенных в реестр требований компания «458 ЦИЛ» была полностью платежеспособна, а значит, эта задолженность относится к обычным коммерческим рискам.
  • во-вторых, мы ссылались на то, что когда у компании все-таки появились признаки неплатежеспособности, она не набирала новых обязательств, которые могли бы быть вменены в личную вину руководителя, а следовательно, и нет оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.

В обоснование нашей позиции легли данные из банковских выписок о движении денежных средств, бухгалтерской отчетности, информация о совершенных сделках и активах должника и т.д. Вся эта информация имелась в материалах банкротного дела и была доступна как нам, так и суду, и нашим оппонентам. Также мы направили запросы о предоставлении недостающей информации в адрес конкурсного управляющего.


Работа в суде

Позиция вышла стройная, аргументированная и красивая, но в первом судебном заседании все пошло не так, как задумывалось. Суд отказал нам в переходе в основное судебное заседание и рассмотрении дела по существу. После чего, проигнорировав наличие законных представителей, устроил прямой допрос нашему клиенту, который принимал личное участие в судебном процессе.

Смысл вопросов сводился к попытке «влить» его в группу бенефициаров, также привлекаемых к ответственности по другим юридическим лицам, входящим в холдинг. Наш доверитель был заранее ознакомлен с правовой позицией и надлежащим образом подготовлен к судебному заседанию, но все-таки подобные повороты судебного процесса не входили в наш план блицкрига. Поэтому мы настоятельно рекомендовали ему не являться на следующее судебное заседание, дабы исключить случайные оговорки или неточности.

Второе судебное заседание прошло примерно в таком же ключе: судья энергично взяла инициативу в свои руки и стала копать в те области, в которые даже не заглядывал заявитель по иску. Фактически судом инициативно делалось уточнение требований с целью обосновать более раннюю дату возникновения признаков неплатежеспособности. К такому развитию событий мы были готовы. Был задействован план «Б» и в материалы дела легли дополнительные доказательства и письменные объяснения.

Побившись с полчасика, суд пришел к пониманию, что наш клиент не является виновным в причинении ущерба кредиторам на сумму 890 млн рублей, и отказал в удовлетворении иска в полном объеме. Победа осталась за нами.

Чтобы получить определение суда по этому делу, оставьте свою почту здесь: 


Результат

Мы закрыли вопрос о привлечении к ответственности за неподачу заявления в установленный законом месячный срок. Но теоретически, у оппонентов осталась возможность подать иск о привлечении к субсидиарке по другим основаниям. Например, за непередачу/искажение корпоративной и бухгалтерской документации или за действия/бездействия, которые привели к состоянию неплатежеспособности и причинению ущерба кредиторам. Но в случае нашего клиента выиграть суд по этим основаниям уже малореально: эти аспекты мы проверили при анализе финансовой и хозяйственной деятельности должника. Так что мы считаем вопрос субсидиарной ответственности успешно закрытым навсегда. И клиент с нами согласен.

В чем смысл?

На мой взгляд, дилетант от профессионала отличается именно тем, что второй предвидит все возможные сценарии развития события. И нудно и тщательно готовится к каждому из них, действуя на опережение и не оставляя оппонентам шансов на внезапную атаку. В то время как дилетанту остается только думать, что выигрыш серьезного судебного процесса за 2 судебных заседания — это просто везение.
Две схемы: как оставить залоговых кредиторов с носом

Опубликовано: Июль 5, 2018 в 10:23 пп

Категории: Без рубрики

В прошлой статье мы поговорили о должнике, которому повезло вытащить из-под ипотеки квартиру стоимостью 40 млн рублей. Но банкротство не единственный инструмент спасения залогового имущества. Мы краем уха слышали, как минимум, еще о двух схемах оставления кредитора с «пустыми руками».

Первая схема примитивная, вторая требует наличия небольшого интеллекта и предварительной подготовки. Но сначала сделаем несколько важных оговорок. 

Ограничения

Во-первых, каждая из указанных схем не является панацеей и применяется только тогда, когда это актуально. Поэтому любителям советов из разряда «отключил мозг, сделал раз-два-три и получил результат» стоит сразу расслабиться и найти себе более занимательное чтиво.

Во-вторых, все нижеописанное работало лишь в тех исходных условиях, которые мы в «Игумнов Групп» видели своими глазами. Но у нас в стране не прецедентное право. В вашей конкретной ситуации и с учетом регулярно меняющихся законов все может быть совсем по-другому. Поэтому мы не несем ответственность за результаты ваших смелых экспериментов.

Ну и в-третьих, и самое главное: настоящее письмо носит развлекательно-фантастический характер. Все упомянутые лица являются выдуманными и не имеют реального прототипа. Любое совпадение с реально живущими или жившими людьми, организациями, событиями случайно. Нижеприведенная информация является описанием лишь условных (гипотетических) ситуаций и предназначена для свободного ознакомления читателя с вопросами, которые могут представлять для него интерес, и не может считаться рекомендацией к действию. При этом мы напоминаем, что использование полученной информации в противоправных целях карается по закону. 

Схема №1: примитивная

Достаточно хорошо известна компаниям, кредитующимся под обеспечение товара в обороте. Называется «утрата предмета залога». Да, все так просто. Товар, переданный в залог, тупо распродается в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Плюсы: уголовной ответственности за такие действия не предусмотрено. Правда, есть некая вероятность «Х» последующего привлечения к субсидиарной ответственности. Величина этого самого Икса зависит от того, кому и на каких условиях были реализованы залоговые товары, а также от методов осваивания денег, поступивших от их продажи. Но это уже не тема этой статьи: сейчас мы говорим только об общих принципах вывода активов из-под залога.

Минусы: понятно, что основная область применения – это движимое имущество. Но не всегда. В некоторых случаях схема отлично работает и с недвижкой. Как пример, случай из нашей практики: в 2011 году к нам обратился клиент с извечным вопросом «Что делать?».

Его компания занималась строительством гаражного комплекса в Южном Бутово. В обеспечение будущей оплаты Заказчик передал ему в залог имущественные права на комплекс автомойки на первом этаже здания. Здесь надо обратить внимание, что договор залога заключался на стадии «котлована» и самой мойки еще не было. Было лишь ПРАВО на ее оформление в свою собственность после введения здания в эксплуатацию. Вот эти права и были переданы в качестве обеспечения. Но суть дела это не меняет, т.к. наш клиент был ген.подрядчиком на объекте и, конечно же, постарался, чтобы его потенциальное имущество было отстроено как на парад: в полном соответствии с проектом и всеми ГОСТами и СНИПами.

Дальше все традиционно: Заказчик строительства оплачивать работы передумал и выгнал нашего Подрядчика с объекта. Тот своими силами удачно просудился и обратил взыскание на предмет залога: имущественные права на мойку. Но когда пришел забирать автокомплекс, столкнулся с суровой реальностью: выяснилось, что тот уже демонтирован под «ноль», помещение переведено в разряд «коммерческих» и сдано в аренду магазину «Билла», а само здание перепродано, так называемому добросовестному приобретателю.

С этого момента мы включились в эту игру, которая в итоге продлилась 5 лет. Да, мы взыскали с акционеров Заказчика восьмизначную сумму денег в Нагатинском районном суде и завели на них уголовные дела по факту мошенничества в УВД по ЮЗАО, но, я вас уверяю, все это было сделано совершенно по другим основаниям. А демонтаж мойки так и остался «случайной случайностью» с точки зрения нашего законодательства.

Некоторые судебные акты к размышлению по схеме №1 вы можете получить здесь:


Схема №2: поумнее

Если предыдущую схему Должники применяют только когда становится «жарко», то эта программа готовится заранее (в идеальном случае).

Пропустим теорию и сразу разберем на конкретном примере. Чтобы было проще и понятней, далее всех кредиторов будем называть Банк, а любые недвижимые активы – Квартирой. При этом опустим некоторые «подводные камни»: юристы их и так знают, а остальным это только усложнит процесс восприятия.

Надеюсь, не надо объяснять, что нижеприведенная схема является лишь базовой и должна адаптироваться под конкретную ситуацию. Итак:

1) Вам нужны деньги. Вы оцениваете и выставляете на продажу свою Квартиру.

2) Появляется покупатель. По случайному стечению обстоятельств ваш хороший друг детства, с которым вы и подписываете договор. При этом сумма оплаты проходит в «белую» и поступает вам на банковский счет.

3) После того, как деньги пришли, вы договариваетесь с другом о дате подачи документов в Росреестр для переоформления права собственности, но по разным причинам ваша встреча постоянно откладывается.

4) И тут вам в голову приходит светлая мысль: зачем навсегда терять Квартиру, если можно на время взять кредит!? Вы подаете заявку в Банк.

5) Банк дает согласие, но хочет получить обеспечение: ту самую Квартиру, которую вы обещали другу. «Не беда – верну Васе деньги», решаете вы. «Друг поймет, на то он и друг».

6) Вы оформляете кредит и передаете Квартиру в залог. После регистрации закладной, Банк выдает вам монеты. Все вроде бы хорошо: и средства получены, и недвижимость осталась. Но вот беда: Вася бунтует, отказывается забирать деньжищи и считает вас подонком, уклоняющимся от регистрации сделки (и он недалек от истины). Вам немного стыдно из-за этой ситуации и по ночам вы плачете в подушку.

7) Ситуация накаляется: после того, как вы успели выплатить банку пару платежей, ваш друг подает в суд иск об установлении права собственности и обязывании Росреестр внести изменения в ЕГРП о новом собственнике. Суд принимает заявление и в качестве третьего лица, чьи интересы будут затронуты вынесенным судебным актом, приглашает Банк. Так кредитор узнает, что он лишь претендент №2 на залоговую Квартиру. Теперь вы плачете в подушку вместе (хоть и на разных кроватях).

8) В условиях, когда договор с покупателем подписан, и главное – оплачен, суд выносит решение обязать Росреестр передать квартиру в собственность покупателя и погасить запись о залоге, т.к. на период начала действия договора купли-продажи регистрация залога не имела места (покупатель брал квартиру без обременения и достоверно знал об его отсутствии).

9) Вся эта ситуация вам уже по фигу, т.к. деньги все равно все потрачены.

10) Банк остается без предмета залога.
Вариантов у него не много: потребовать досрочно возвратить займ в полном объеме и после первой просрочки подать на ваше банкротство. Либо заявить в правоохранительные органы и посадить заемщика по ст.159 или ст.165 УК РФ, что тоже не слишком конструктивно для перспективы получения своих денег.

11) Банкротство.
После тщательного анализа первого варианта – банкротство заемщика – Банк понимает, что это ничего не даст кроме списания задолженности. Ведь сделку, совершенную по рыночной цене с неаффилированным лицом, оспорить вряд ли получится, а вот имеющиеся долги спишутся на ура.

12) Уголовное дело.
Остается подать на мошенничество или причинение имущественного ущерба (в зависимости от настроения юриста Банка), что и делается вопреки здравой логике. Но проведенная доследственная проверка выясняет, что должник продолжает платить ежемесячные платежи в адрес Банка, а значит у него отсутствует умысел на причинение ущерба. Кроме того, у самого Банка нет факта причинения убытков, т.к. он продолжает получать платежи согласно графика. При этом между Вами и Покупателем недвижимости факт сговора не установлен. От участкового прилетает отказ в возбуждении уголовного дела. 

Патовая ситуация

Банк остается без залога, друг – с квартирой, а должник продолжает выплачивать полученный кредит. Продолжает, пока может и хочет продолжать (ключевое слово здесь – «пока»). При этом есть подозрение, что должник еще и живет в квартире, проданной Васе.

Плюсы: очевидны. Позволяет заемщику подстраховаться на тот случай, если в России таки введут крепостное право (поговаривают, что это случится к окончанию Чемпионата Мира по футболу). Ведь в этом случае холоп вряд ли сможет вытянуть денежные платежи и всю оставшуюся жизнь будет работать за еду, оставшуюся после выплаты оброка. В случае такого форс-мажора (или любого иного) вдвойне важно сохранить свою недвижимость.

Минусы: схема требует подготовки и проходит по грани закона. Чуть влево или вправо и можно уехать на отдых с казенной кормежкой (впрочем, такие шансы существуют при реализации любого другого варианта, в котором вы кидаете людей на деньги). Хотя… Быстрее у нас докрутят законы или судебную практику в пользу залоговых кредиторов, и схема умрет сама по себе.

А где доказательства?

Нашу судебную практику по схеме №2 не пришлем, так как люди, которые проворачивали подобное, а мы совершенно случайно об этом услышали, нам такое согласие не дали.

Тем не менее, мы нашли в открытом доступе парочку судебных актов по аналогичным кейсам. Нашли специально для вас.

Чтобы их получить и удостовериться в нашей адекватности, оставьте свой e-mail здесь: 


На этом «Игумнов Групп» с вами прощается! Вы держитесь там, всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья! 
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.