Monthly Archives: Май 2018

Как получить долг с бенефициара компании

Опубликовано: Май 24, 2018 в 10:48 пп

Категории: Без рубрики

Когда Должники задумываются, что их личному имуществу грозит потенциальное взыскание? Когда подано заявление на банкротство или, когда приставы возбудили исполнительное производство, а может быть, когда кредитор только начал просуживать задолженность? Если это про Вас, то Вы уже опоздали. В этой статье мы опишем реальную судебную практику оспаривания сделок Должника по выводу своих активов, совершенных за 1,5 года до начала банкротства и почти за полгода до получения требования о необходимости погасить задолженность по договору поручительства.

Предыстория

В ноябре 2013 года Общество «Промлизинг», чьим бенефициаром являлся Гражданин нашей страны Маев Андрей Евгеньевич, заключило с «Глобэксбанком» договор об открытии кредитной линии на сумму в 250 млн рублей. В обеспечение обязательств Общества Маев А. Е. подписал с Банком договор поручительства на всю сумму долга и процентов.

В июле 2014 года, когда «Промлизинг» активно и добросовестно исполняло свои обязательства по погашению займа, Маев Андрей Евгеньевич неожиданно решил срочно «избавиться» от всего имеющегося у него имущества. Для этой цели он нашел другого Гражданина нашей страны, Кулешова Андрея Федоровича, которому безвозмездно подарил долю в праве собственности на автостоянку и продал 4-комнатную квартиру стоимостью почти 19 миллионов рублей. Автостоянка дарилась в качестве «бонуса» к покупке квартиры, но почему-то на день раньше.

В те же даты Маев продал и раздарил и все остальное свое имущество: несколько квартир, дом, дачу. Оформил с женой Соглашение о разделе имущества, оставив ей акции и доли в Обществах. В общем, решил начать новую жизнь с чистого листа! 

Судебный процесс №1

Через месяц – в конце августа 2014 года – Общество «Промлизинг» допустило просрочку в исполнении своих обязательств, совершив очередной платеж по кредиту лишь в средине сентября, в связи с чем Банк направил требование Обществу и Поручителю о полном возврате кредита. В феврале 2015 года в отношении обоих должников было вынесено решение о взыскании. Спустя год в отношении Маева А. Е. была инициирована процедура банкротства, в которой Финансовый управляющий начал оспаривать сделки должника, совершенные за полтора года до этого.

Сначала суды первой и апелляционной инстанций были на стороне Должника:
  • сделки были совершены задолго до банкротства и за несколько месяцев до возникновения задолженности;
  • имелись доказательства встречного исполнения обязательств по договорам купли-продажи;
  • отсутствуют доказательства наличия у сторон сделки целей причинить вред кредиторам или злоупотребить своими правами;
  • отсутствуют доказательства несоответствия условий сделки рыночным.

Однако суд кассационной инстанции, порекомендовав тщательней исследовать обстоятельства и доводы заявителей, вернул дело на новое рассмотрение. 

Судебный процесс №2

При повторном рассмотрении суды всех трех инстанций единогласно оспорили сделки Должника по выводу активов. Что же послужило основанием для таких выводов?

1. У Общества «Промлизинг» признаки неплатежеспособности наступили в 4 квартале 2014 года. Поручитель являлся бенефициарным владельцем основного заемщика: владел 80% долей общества. Маев А. Е. осуществлял предпринимательскую деятельность и руководство коммерческими структурами с 2002 года, то есть обладал опытом и способностями к экономическому прогнозированию. Следовательно, Должник должен был заранее – как указывает суд, примерно во 2-3 квартале 2014 года – знать о потенциальной невозможности основного Заемщика исполнить обязательства перед кредиторами.

2. Маев Андрей Евгеньевич осуществил реализацию всего своего имущества в короткий срок, а именно в течение 2 недель. Учитывая пункт 1, суд пришел к выводу, что целью единовременной реализации активов являлось сокрытие имущества от будущих кредиторов.

3. На расчетный счет Маева А. Е. денежные средства за квартиру не поступали. Передача почти 19 млн рублей осуществлялась по расписке. Покупатель квартиры, Кулешов А. Ф., предоставил в суд доказательства наличия у него суммарного оборота денежных средств за 3-летний период в размере почти 140 млн рублей. Однако суды не приняли это в качестве достаточных доказательств, сославшись на то, что на счетах Покупателя деньги не копились, а в деле отсутствуют документы, свидетельствующие о расходовании названных денежных сумм в указанные периоды.

4. Должник также не смог предоставить доказательств, что полученные наличные денежные средства он смог куда-то потратить. Его доводы, что деньги «ушли на личные нужды» ничем не были подтверждены.

5. Суд также принял во внимание, что:
  • факт развода супругов не доказан, т.к. на дату вынесения решения развод так и не был оформлен, супруги ограничились подписанием Соглашения о разделе имущества;
  • остальное имущество Должника, в том числе несколько квартир и загородный дом, были отчуждены родственникам;
  • в результате совершенных сделок у Должника не осталось активов;
  • покупателями не представлено доказательств обоснованности приобретения столь дорогого имущества;
  • покупатели в спорной квартире не проживали (не были зарегистрированы);
  • Должник с супругой, наоборот, были зарегистрированы в квартире еще 6 месяцев с момента ее реализации;
  • Должник нового жилья не приобретал;
  • Покупатель имущество перепродал в июле 2015 года юридическому лицу за 19 млн рублей, однако доказательства того, как был найден новый покупатель и куда были израсходованы наличные денежные средства, полученные с продажи имущества, в дело не представлены.

Учитывая все вышеизложенные факты, суд пришел к выводу, что хоть Покупатель Кулешов А. Ф. и не является аффилированным лицом с Должником, но он, действуя разумно, не мог не осознавать незаконность действий Должника и безвозмездность совершаемых сделок. Скачать судебную практику по данному делу можно здесь: 


Выводы и рекомендации

Прежде чем заняться бизнесом, продайте или подарите все свое имущество. Потом подождите 3 года и можете стартовать! Уже в ближайшем будущем мы прибегнем именно к таким рекомендациям…

А если серьезно, то Верховный суд открыл секрет Полишинеля, который опытные юристы и так знают. Любой профессионал порекомендует совершать сделки в преддверии банкротства только по безналичному расчету, не распоряжаться имуществом после его отчуждения и если уж разводиться, то «по-настоящему».

Причины, почему предприниматели остаются без имущества, также хорошо известны:

  1. Уверенность в том, что «всегда проносило и в этот раз тоже проскочим».
  2. Слишком поздно начал суетиться.
  3. Зажал денег на специализированных юристов и связался со студентами / идиотами / широкопрофильными адвокатами.

Так что если вы уже в бизнесе или, не дай Бог, уже взяли на себя какие-то обязательстве, а то и ваша фирма получила первую претензию – бегите в «Игумнов Групп»! Еще не все потеряно! ))
Как мы проиграли суд по взысканию убытков на 210 млн рублей. Дело 2-6301/2017

Опубликовано: Май 24, 2018 в 5:01 пп

Категории: Без рубрики

Дела: №2-6301/2017 и №2-224/2017 в Мещанском районном суде г.Москвы
Размер проблемы: 210 млн рублей
Начало проекта: февраль 2015 г.
Внедрение: 3 года
Сложность: 4/5
Трудозатраты: 1270 н/час
Темп: агрессивный
Результат: проиграны оба суда
Стоимость решения: —

В данной статье я поделюсь своим опытом, который приобрел за несколько лет судебных тяжб по взысканию убытков со службы судебных приставов Российской Федерации. Хочу сразу заметить, что речь пойдет об одном из крупнейших исков к ФССП за последние годы.

Для начала я расскажу вам предысторию тех событий, в результате которых пришлось обращаться в наш самый «гуманный и справедливый» суд. Я не буду расписывать всех деталей истории, она довольно объемная, сделаю краткую выжимку из основных фактов случившегося. 

Знакомство с ФССП

Еще в 2012 году было возбуждено исполнительное производство в отношении моего клиента, назовем его Юрий М. В рамках данного исполнительного производства было арестовано личное имущество его законной супруги. Во время ареста было вывезено более 300 позиций дорогостоящего антикварного имущества из загородного дома Юрия и его супруги.

Сам процесс ареста происходил с многочисленными нарушениями ФЗ «Об исполнительном производстве». Перечислю лишь самые грубейшие:
  • Никто из присутствующих судебных приставов не разъяснил прав и обязанностей Юрия М. и его супруги в соответствии со ст.50 ФЗ «Об исполнительном производстве».
  • Судебные приставы игнорировали объяснения супруги Юрия М. о том, что арестованное имущество принадлежит ей на праве собственности. В подтверждение своих слов супруга Юрия М. предоставила брачный договор, который был полностью проигнорирован.
  • В акте описи не были указаны отличительные признаки вещей. В сотни и тысячи раз занижена реальная стоимость изъятых вещей.
  • В акте не указали наименование документов, подтверждающих наличие имущественного права должника на занесенные в него вещи.
  • Акт описи не позволяет идентифицировать арестованное имущество на предмет соответствия либо несоответствия имуществу, содержащемуся в брачном договоре.
  • Судебный пристав не внес в акт описи замечания Юрия М. и его супруги.
  • Акт описи был подписан неуполномоченным лицом. Сотрудник ФССП РФ, в чьем производстве находилось дело, во время составления акта находился в очередном отпуске. Что естественно исключало его присутствие при аресте имущества. Данное обстоятельство не смутило коллег, проводящих арест имущества. Они, видимо, так увлеклись своей работой, что даже акт описи решили подписать за отпускника.

В декабре 2012 года было получено решение суда об исключении арестованного имущества из акта описи, где судом были зафиксированы все вышеперечисленные нарушения. И установлен сам факт незаконного ареста личного имущества супруги Юрия. 

Главное – вовремя «затупить»

Далее логично было бы предположить, что все арестованное имущество должно быть возвращено законному владельцу. Глубоких извинений за причиненные неудобства никто уже и не ожидал.

Но не стоит забывать, какие у нас ответственные и грамотные сотрудники служат в ФССП РФ. Прошло более года, а арестованное имущество никто и не думал возвращать. Оторопев от такой наглости, жена Юрия подала повторное заявление в суд о признании незаконным бездействие ФССП. В судебном заседании представитель ФССП сделал следующее умозаключение: в решении суда, которым было исключено арестованное имущества из-под ареста, не содержится требования передать его законному владельцу.

Видимо сам факт незаконного изъятия имущества, установленный решением суда об исключении его из-под ареста, еще не говорит о том, что это самое имущество надо возвращать! Как же порой бывает трудно вернуть чужие вещи, к которым ты так привык за это время.

Только с данным обоснованием суд не согласился, признал бездействие ФССП незаконными и обязал вернуть все арестованное имущество супруге Юрия М.

Теперь, когда на руках есть аж два решения суда, жена Юрия обращается к ФССП с требованием вернуть арестованное имущество. Понимая, что больше такие «экзотические» обоснования удержания имущества не прокатят, сотрудник ФССП выносит Постановление о замене ответственного хранителя с ООО «Е» на Юрия М., не забыв при этом составить два акта приема-передачи, согласно которым он, якобы, принял у Общества имущество и тем же днем передал его Юрию М. на ответственное хранение.

Юрий, радуясь тому, что спустя более 2-х лет удалось вернуть арестованное имущество, подписывает данные акты, сообщив сотруднику ФССП, что физически сейчас забрать имущество со склада не сможет, приедет за ним завтра.

«Золотой парашют»
сотрудников ФССП РФ

Когда Юрий М. приехал на склад вывести имущество супруги, его ждал новый сюрприз. На вопросы, куда делось арестованное имущество и где его можно забрать, сотрудники ФССП лишь разводили руками и ничего внятного ответить не могли.

После такого поворота событий последовало громадное количество жалоб в прокуратуру, заявлений в МВД, писем Президенту РФ с требованием разобраться в сложившейся ситуации.

В сухом остатке получилось следующее:
  • руководство ФССП РФ сообщило, что они не могут установить, где физически находится арестованное имущество. Но при этом подтверждают, что с их стороны имущество фактически Юрию М. не передавалось.
  • из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выяснилось, что у ФССП отсутствовал договор с ответственным хранителем (ООО «Е»). Данное обстоятельство порождает логичный вопрос: «какого … они вообще передавали на хранение Обществу дорогостоящее имущество, если у них даже договорных отношений с ним не было?!»
  • возбудить уголовное дело в отношении сотрудников ФССП не представляется возможным. Самая нелепая отказная мотивировка сводится к тому, что дознаватель не имеет возможности получить объяснения участвовавших в аресте имущества сотрудников в связи с их увольнением. Данные постановления ни один раз отменяла Генеральная Прокуратура как незаконные и необоснованные. ФССП РФ это не останавливает, и они продолжают сочинять все новые и новые основания в защиту своих бывших коллег.
  • ну и самое интересное: Юрий М. все же нашел изъятое у него с супругой имущество, только не на складе ФССП, а в сети Интернет, на таких досках объявлений как «Авито».

Довольно сложно представить эмоции человека, который видит фотографии из своего дома с предметами интерьера и антикварной мебелью, украденными людьми в погонах. С учетом того, что сотрудники ФССП РФ, которые изымали арестованное имущество, уже уволились со службы, им никто не мешал освоить новую профессию.

Ориентировочная рыночная стоимость украденного имущества составляет более 200 миллионов рублей. Мягко говоря, при успешной реализации этого имущества на пенсию ребятам должно хватить. 

Самый справедливый суд в мире

С учетом изложенной диспозиции любой юрист посоветует в данной ситуации «обращаться в суд за взысканием убытков со службы судебных приставов».

За долгие годы переписки и разговоров с представителями ФССП, МВД, Прокуратуры, Администрации Президента скопилась довольно хорошая доказательная база для взыскания убытков с ФССП РФ. Дело осталось за малым: получить судебное Решение в Мещанском районном суде г. Москвы.

Заявление было подано, дело рассматривала единолично судья Афанасьева И. И.

Коротко о нормативной базе, регулирующей порядок взыскания убытков со службы судебных приставов.

В судебной практике существует два подхода при взыскании убытков с ФССП РФ.

Первый подход заключается в том, что если исполнительное производство не окончено, то суды отказывают во взыскании убытков. По сути, судебная Коллегия Верховного суда говорит о том, что если в рамках исполнительного производства вы не исчерпали все возможности исполнения судебного акта, то нечего обращаться в суд за взысканием убытков (Определение Верховного Суда от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015). Скачать судебный акт можно здесь: 


Второй подход, на мой взгляд, более логичный и правильный: взыскать убытки возможно даже при возбужденном исполнительном производстве. Данный подход поддерживает коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (Определение от 24.01.2017 № 53-КГ16-90). В данном случае коллегия считает, если получить исполнение в рамках возбужденного ИП реально невозможно, то нет смысла и ждать, когда оно будет окончено. Скачать судебный акт можно здесь:


Согласно действующего законодательства, для взыскания убытков необходимо доказать в суде три элемента (п.82 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50):

  1. факт причинения вреда действием либо бездействием сотрудников службы судебных приставов;
  2. вину причинителя вреда;
  3. причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) сотрудника службы судебных приставов и причинением вреда.

Факт невозможности точно установить размер причиненных убытков не может для суда являться основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования (п.84 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50). 

Обосновываем заявленные требования

Сейчас давайте коротко спроецируем нашу диспозицию на те три обстоятельства, которые надо установить в Суде для взыскания убытков:

1. Факт причинения вреда действием либо бездействием сотрудника ФССП.
В нашем случае сотрудники ФССП незаконно арестовали и вывезли ценное имущество, на которое не имели право обращать взыскание. Далее они незаконно бездействовали и не возвращали имущество, исключенное из Акта. У нас налицо сразу и действие, и бездействие сотрудников, при этом все эти обстоятельства установлены решениями суда, вступившими в законную силу. Что в принципе доказывать в суде заново уже не надо, имеется судебная преюдиция (ст.61 ГПК РФ).

2. Вина причинителя вреда. 
Данное обстоятельство также установлено двумя судебными актами, ответами Управления ФССП, согласно которым УФССП РФ подтверждает, что они арестованное имущество физически Юрию М. не передавали. Сообщить, где находится изъятое имущество, также не могут. Сотрудники во время ареста действовали с громадным количеством нарушений действующего законодательства. Также было установлено, что отсутствует договор ответственного хранения с ООО «Е», которому было передано арестованное имущество.

3. Причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) сотрудников службы судебных приставов и причинением вреда.
Ну и самое интересное: причинно-следственная связь. Я думаю, здесь очевидно и ребенку, что незаконное изъятие имущества службой судебных приставов, в дальнейшем его утрата вследствие необеспечения его сохранности ПСС «проходит красной нитью» во всем судебном деле о взыскании убытков со службы судебных приставов. 

Отсутствие логики —
не основание для отмены

Когда я занимался подготовкой доказательной базы к заявлению о взыскании убытков, для меня основной трудностью было собрать документы в подтверждение размера понесенных убытков. Перечень изъятых вещей был достаточно велик. Изъятые предметы были довольно редкими, некоторые из них существовали в единичном экземпляре. Многие вещи относились к антиквариату и имели культурную ценность.

Для обоснования размера причиненного ущерба была проделана громадная работа: найдены квитанции, чеки, документы на заказы в частные мастерские, все это систематизировалось в таблицу для наглядности и удобства. На часть вещей документов, подтверждающих их стоимость, так и не удалось найти. В связи с этим обратились в экспертное учреждение для проведения оценки данного имущества. Была проведена судебная экспертиза, результаты приобщены в материалы дела.

Но к большому моему удивлению никто и не обратил внимания на документы, подтверждающие размер причиненных убытков. Судья Афанасьева И.И. просто не смогла увидеть причинно-следственную связь между действиями/бездействием ФССП и причиненным вредом супруге Юрия М.

Конечно, ее можно понять: когда предъявляется требование о взыскании за счет казны РФ более 200 миллионов рублей убытков, можно на многое «закрыть глаза» и не заметить очевидных вещей.

Мотивировка такого рода в судебном решении кроме грустной улыбки и негодования больше ничего не вызывает. С данной позицией районного суда соглашаться не хотелось, поэтому была подана апелляционная жалоба. После решения суда первой инстанции на апелляцию были возложены большие надежды. В поданной жалобе было повторно изложено (со ссылкой на приобщенные документы), в чем заключается причинно-следственная связь. Указаны ссылки на многочисленную судебную практику по аналогичным делам, где суды выносили справедливые решения и при более скромной доказательной базе. И как вы, наверное, уже поняли, Московский городской суд также не усмотрел причинно-следственную связь. Определение МГС в точности копирует решение районного суда. Чтобы получить судебные акты по данному делу оставьте свою почту здесь:


В разговоре за «кулисами» судебных заседаний с представителем ФССП РФ мне было сказано, что в вашем случае уж слишком большая сумма требований к бюджету. Вот суды и не желают ее удовлетворять.

Вывод здесь один: если вы решили добиться справедливости, то вам, как минимум, стоит:
  • запастись терпением на несколько лет вперед;
  • обязательно учесть специфику наших судов;
  • понимать, что порой очевидные для всех вещи приобретают совсем иной смысл и значение при изучении их через призму Российской судебной системы.

Хочется верить, что у нас еще есть беспристрастные суды, готовые брать на себя ответственность. А у нас впереди еще ряд судебных инстанций и надежда на объективное судебное разбирательство.
Что делать с криптовалютой в процедуре банкротства

Опубликовано: Май 17, 2018 в 10:56 пп

Категории: Без рубрики

В 2009 году появилась одна из самых популярных криптовалют: Биткойн. За 9 лет существования данной платежной системы в Российской Федерации так и не была разработана нормативная база по регулированию обращения данной валюты на территории РФ. Законодательство о банкротстве граждан заработало с октября 2015 года, со всеми имеющимися пробелами и недочетами. В данной статье я расскажу, как суд решает вопрос с активами должника в виде электронной валюты в рамках процедуры банкротства.

Кто уже сталкивался с криптовалютой, скорее всего, знает, что означают такие слова: ICO, майнинг, форжинг. Это один из способов выпуска цифровых денег. В России за выпуск денег (эмиссию) отвечает Центробанк. Только у него имеется монополия на осуществление данной функции. И если кто-то решает помочь в этом ЦБ, то для таких энтузиастов есть в уголовном кодексе целая статья 186 с реальным сроком лишения свободы до 15 лет. В отличие от эмиссии рубля любой желающий может участвовать в выпуске электронных денег без риска привлечения к уголовной ответственности. На текущую дату в Российской Федерации отсутствует нормативно-правовое регулирование выпуска и оборота криптовалюты. Наши законодатели только разработали проект Федерального закона «О цифровых финансовых активах». Данный законопроект находится в стадии доработки, ознакомиться с ним вы можете здесь:


Если коротко:
  • криптовалюта не будет являться законным средством платежа на территории РФ,
  • майнинг будет считаться предпринимательской деятельностью, следовательно, не забывайте платить налоги,
  • торговать криптовалютой можно будет только на зарегистрированных в РФ электронных биржах.
  • обменивать цифровые активы – только под контролем государства, если вы хотите сделать это официально.


Основной вопрос

Что будет с криптовалютой, если её обладатель признан банкротом? Что «светит» кредиторам? И какие шансы потерять свои «кровные» у должника?

На текущую дату мы нашли только одно судебное решение Арбитражного суда по вопросу включения криптовалюты в конкурсную массу должника. С самим Определением Арбитражного суда вы можете ознакомиться здесь:


Коротко о выводах Суда по вопросу реализации криптовалюты должника-банкрота:
  • Криптовалюта представляет собой некий набор символов и знаков, появляющийся в сети Интернет посредством ICO, майнинга, форжинга.
  • В связи с тем, что в действующем законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие данную валюту, к ней невозможно применить по аналогии нормы, регулирующие сходные отношения.
  • Поскольку в законодательстве отсутствует понятие криптовалюта, невозможно определить, к какой категории оно относится: «активы», «имущество», «информация», «суррогат».
  • Государство не осуществляет контроль за оборотом криптовалюты, и, соответственно, отсутствуют механизмы по принудительному взысканию данной валюты.

Резюмируя вышесказанное, суд пришел к выводу, что на текущее время возможность урегулировать в рамках процедуры банкротства отношения, связанные с криптовалютой, отсутствует. Соответственно, она не может быть включена в конкурсную массу и принудительно реализована в рамках дела о банкротстве.

Такой вывод сделал судья Арбитражного суда города Москвы Л. А. Кравчук, но впереди еще не одно судебное заседание по изучению данного вопроса в судах других инстанций.

При этом все понимают, что криптовалюта является довольно ликвидным активом, и для её конвертации в денежные средства не требуется проведения торгов и других долгих и нудных мероприятий. А исключение ее из конкурсной массы в связи с правовым вакуумом в этой сфере является существенным нарушением прав кредиторов.

Выше приведенное решение Арбитражного суда города Москвы об исключении криптовалюты из конкурсной массы на текущую дату не выдержало проверки Девятого Арбитражного Апелляционного суда. 7 мая 2018 года постановлением «Девятки» было отменено определение суда первой инстанции и принят по делу новый судебный акт. Суд апелляционной инстанции обязал должника предоставить доступ финансовому управляющему к криптокошельку для пополнения конкурсной массы.

На текущее время опубликована только резолютивная часть постановления и сейчас можно только предположить, какими нормами руководствовалась «Тройка» судей при вынесении судебного акта. Возможно, они исходили из системного толкования ст. 213.25 ФЗ «О несостоятельности» и ст. 446 ГПК РФ где указывается перечень имущества, на которое невозможно обратить взыскание, как в рамках исполнительного производства, так и в процедуре банкротства. Правовой смысл выше приведенных норм заключается в том, что у должника должен остаться минимальный набор необходимых для жизни и профессиональной деятельности вещей. Естественно, в данный перечень криптовалюта не попадает.

Если ранее можно было смело цитировать Жоржа Милославского: «Граждане, храните деньги в криптовалюте, если, конечно, они у вас есть!», то сейчас, с учетом того что:
  • установить наличие у гражданина криптокошелька само по себе не всегда возможно;
  • даже при имеющихся данных о «кошельке», невозможно было обратить взыскание на его содержимое;
  • наличие правового регулирования криптовалюты в других развитых странах беспрепятственно позволяет ее конвертировать в любую иностранную валюту.

пункт второй становится не актуальным. Я считаю, что решение «Девятки» останется в силе и криптовалюта будет попадать в конкурсную массу. Тем более, что правовой вакуум в сфере регулирования данного вопроса, в ближайшее время будет устранен с принятием ФЗ «О цифровых финансовых активах».
4 верных способа «слить» суд

Опубликовано: Май 17, 2018 в 9:29 дп

Категории: Без рубрики

Идею рейтинга тупейших юридических ошибок нам подкинул новый клиент. Его подрядчики сумели проиграть суд по взысканию значимой суммы, проиграть который было невозможно. Они же назначили «крайним» за этот проигрыш ответчика, имеющего серьезное имя на российском банковском рынке и «наверняка оказавшего административное влияние на судей» и «100% занесшего «на лапу».

Заказчик на эти байки не повелся и пригласил нас сделать аудит оказанных юридических услуг, выявить ошибки и неиспользованные возможности. Работа неблагодарная. В условиях российского судопроизводства сколько «аудиторов» – столько и рекомендаций. Но не факт, что любой из «идеальных» вариантов привел бы к желаемому результату непосредственно в «полевых» условиях.

В общем, «разбор полетов» мы сделали. И подохренели. Пообсуждали. Поржали. И рассказали заказчику. Тот и предложил сделать список подобных очевидных ошибок, чтобы их поменьше в нашей сложной жизни случалось (если совсем коротко резюмировать его эмоциональную речь). Итак: 

Место № 4 в нашем славном хит-параде

Умение юриста заявить иные основания / предмет иска, чем это должно быть в имеющейся ситуации.

Самый наглядный пример: заимодавец переводит заемщику деньги по договору займа. Сам договор куда-то исчезает: либо сторона умышленно уклоняется от его подписания, либо документ теряется в процессе, либо уничтожается вследствие природных катаклизмов и т.д. Это не так важно. Важно то, что Заемщик возвращать деньги отказывается. Кредитор идет в суд с требованием взыскать выданный займ, ссылаясь на платежку, в которой фигурирует ссылка на наличие этих самых заемных отношений. Наивная мысль о том, что суду при столь железных доказательствах получения должником денег не потребуется сам договор в письменной форме, оборачивается полным фиаско.

Любители злоупотреблять: на этой ошибке в основном попадаются юристы без специализации: либо бывшие студенты, либо ни разу не имевшие аналогичных дел старожилы. Но на этом косяке хоронят только первого клиента, что делать со вторым уже понятно, рука более-менее набита.

Последствия: не очень страшные. Иск можно подать заново с указанием правильного основания (предмета). Ведь все, что не убивает, делает умнее. Если, конечно, за время мытарств не истекут сроки исковой давности: я видел примеры стоической твердости, когда драгоценное время тратилось на безуспешное оспаривание подобных решений в вышестоящих инстанциях. Но, как говорится, твердость – не тупость.

P.S. И да, в примере правильно было взыскивать неосновательное обогащение, а не займ. Но это так, на всякий случай. 

Место №3

Умение юриста не исполнить требования суда, указанные в судебном акте.

Наглядный пример: в целях рассмотрения дела суд выносит определение о предоставлении оригиналов документов, на которые ссылается заявитель. А также просит обеспечить личную явку. Юрист же полагает, что суд может и подождать, и отложить судебное заседание до момента, пока на него (юриста) снизойдет возможность исполнить все требуемое. Или просто забывает о своем суде. Или просыпает. Или опаздывает. Или делает что-то еще такое, что мне сложно представить… Но в итоге на судебное заседание не является и закономерно получает решение не в свою пользу.

Любители злоупотреблять: вышеописанная ситуация звучала бы бредово, если бы мы сами не были свидетелями подобных сцен. И одно дело, когда юристы осознанно решили оказаться от иска, а другое дело, когда они потом бегают по всем инстанциям и пытаются обжаловать судебный акт, вынесенный в их отсутствие. Здесь, как говорится, «и на старуху бывает проруха»: с любым особо творческим талантом может такой казус случиться, главное чтобы «талант» не топтался по одним и тем же граблям постоянно.

Последствия: полное отсутствие возможности подать иск заново по тем же самым основаниям.

Место №2

Пропуск срока исковой давности.

Обожаю видеть этот косяк у своих оппонентов. Простой пример: подаем мы на оспаривание сделки, совершенной достаточно давно (в общем случае более 3 лет назад). Ответчик борется изо всех сил, жонглирует коробками документов и пачками экспертиз, но в итоге, ура, проигрывает. После чего понимает, что для выигрыша суда ему было достаточно заявить о пропуске срока исковой давности. Что он и делает в апелляционной инстанции. И снова фиаско, т.к. апелляционному суду не представлены доказательства того, что этот довод не было возможности заявить в первой инстанции. Шах и мат.

Любители злоупотреблять: в группе риска все от мала до велика, от студентов до пенсионеров. Некоторых высокопрофессиональных специалистов понимание того, что они сумели совершить столь глупую ошибку, настолько выбивает из жизненной колеи, что они начинают подавать заявление о пропуске сроков исковой давности всегда и везде. В каждом судебном процессе. Вне зависимости от ситуации. Так, на всякий случай. Что блестяще характеризует степень их одаренности.

Последствия: тема для ответчика становится закрытой окончательно и бесповоротно.

Место №1

Отсутствие документов, на которые заявитель ссылается, как на основание своих требований. Реальный гвоздь нашего хит-парада. И честно признаюсь, что такое мы видим не часто.

Пример нашего клиента: подан иск о взыскании убытков с банка, в связи с тем, что он не исполнил судебный акт о наложении обеспечительных мер. Пока банк третий месяц изучал предъявленный исполнительный лист, должник успел собрать свою дебиторку и вывести деньги со счетов в неизвестном направлении. После чего обманутый кредитор подал иск к банку о взыскании причиненных убытков.

Основополагающим доказательством в подобных делах является заявление с отметкой банка о получении исполнительного листа. Между тем, суд вынес отказ и в своем решении указал на то, что такое заявление в материалы дела представлено не было.

В результате нашего небольшого расследования было установлено, что это не суд с ума сошел, а юристы, готовившие иск, действительно забыли приложить к нему заявление о наложении обеспечительных мер, направленное в банк. В итоге получилось, что все 4 судебных заседания стороны о чем-то говорили и рассуждали, а самого главного доказательства в материалах дела не было. За что таких специалистов мы и ставим на вершину хит-парада.

Любители злоупотреблять: творческие личности не склонны к рутинной работе и тщательному структурированию информации. Даже не знаю, что еще можно добавить. Тут, определенно, должен быть талант.

Последствия: забудь и прости. Ни одна апелляция не отменит подобное решение, если не будет железобетонных доказательств отсутствия возможности представления документов в суде первой инстанции. 

В заключение

В рейтинг мы специально не стали включать ошибки, требующие высокой компетенции по умолчанию: понимания базовых основ доказывания тех или иных оснований, знания АПК и умения быстро ориентироваться в судебном процессе и т.д. Мы взяли только очевидное, только хардкор. Но ничто не мешает вам добавить свои примеры из жизни в комментариях ниже.

Ну и не забывайте: по всем вопросам, касающимся арбитражных войн, вы можете смело обращаться в «Игумнов Групп»
Моё первое банкротство

Опубликовано: Май 10, 2018 в 9:41 дп

Категории: Без рубрики

В данной статье я расскажу о реальной истории одного из моих клиентов, которая случилась с ним из-за отсутствия опыта работы в сфере банкротства и непреодолимого желания заполучить его самостоятельно.

История начиналась довольно банально: есть группа компаний, которая решает заняться новым для себя бизнесом. Регистрируют фирму под это дело, заводят на нее финансы с помощью низкопроцентных займов от аффилированных структур, запускают производство и ожидают высоких дивидендов. Проходит три года, и клиент понимает, что новое направление не совсем оправдывает возложенные на него ожидания. Вкладываться в нерентабельный бизнес решено было прекратить, следуя старой поговорке «лошадь сдохла – слезь», а что делать с «дохлой лошадью», решили на совете «старейшин».

Решение было принято следующее: компанию надо закрывать! Технически это будет выглядеть следующим образом: для начала вводим ликвидацию в компании, а потом подаем заявление в арбитражный суд на банкротство от ликвидатора, т.к. имеются долги за постоянную материальную поддержку и в немалом объеме. В принципе все логично: ликвидатор свой, кредиторы вроде тоже не против, а вопрос с арбитражным управляющим за нас решит суд. 

Завязка сюжета

Все запланированные события развивались строго по плану: была введена ликвидация компании, ликвидатор добросовестно исполнил свои обязанности, после обнаружения кредиторской задолженности практически в 200 миллионов рублей незамедлительно подал заявление в арбитражный суд, тем самым выполнил поставленные перед ним цели и обязанности согласно ст. 9 ФЗ «О несостоятельности».

Арбитражный суд, получив заявление о несостоятельности, как и полагается в данном случае (заявление поступило от должника), самостоятельно выбрал СРО арбитражных управляющих. Выбранная СРО не поленилась и прислала документы на самого перспективного арбитражного управляющего.

Клиент позаботился даже о том, чтобы назначенный арбитражный управляющий не бедствовал, и оставил на расчетном счету должника 1,5 миллиона рублей. Изучив все представленные материалы, суд принимает решение о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства (в связи с нахождением последнего в стадии ликвидации).

Сверив текущее положение дел с утвержденным графиком, клиент убедился, что все идет по плану. 

Главная ошибка в «идеальном плане»

После признания компании банкротом и утверждения независимого арбитражного управляющего, началось всё самое интересно! Как и полагается при банкротстве, АУ после своего назначения затребовал у бывшего генерального директора все документы и материальные ценности компании. Не заподозрив в этом ничего криминального, руководитель передает все запрошенные документы и даже немного больше.

Конкурсный управляющий, изучив представленные материалы, ознакомившись со структурой бизнеса, с форматом работы компании и исследовав ранее совершенные сделки, делает очень любопытные выводы:
  • все ранее выданные займы от аффилированных юридических лиц в своем заключении признает не гражданско-правовой сделкой, а внутрикорпоративными отношениями, совершенными с целью увеличения «дружественной» кредиторской задолженности и уменьшения налогооблагаемой базы. Подробней о внутрикорпоративных отношениях мы поговорим в отдельной статье.
  • раз есть факт уклонения от уплаты налогов, то арбитражный управляющий, поступая добросовестно, подает заявление в МВД для возбуждения уголовного дела.
  • не забыв запастись увеличительной лупой, при изучении сделок должника управляющий находит ряд сделок подозрительными, о чем сообщает в арбитражный суд в форме заявлений об оспаривании сделок в порядке главы III.1 ФЗ №127.

Такого поворота событий клиент никак не ожидал: заявление в полицию, оспаривание сделок и вырисовывающаяся перспектива привлечения к субсидиарной ответственностисильно его удивили. Были бы основания или хотя бы что-то приблизительно похожее на них?! Но налоги все вовремя оплачены, все кредиторы входят в одну группу компаний с должником, проще говоря, обиженных и недовольных закрытием этой фирмы просто не должно было быть.

Что бы совсем не потерять контроль над ситуацией, имеющийся кредитор заявляет требование о включении в реестр. Но и в этой ситуации управляющий занимает активную позицию и активно возражает. Рассмотрев заявление кредитора, суд учитывает отзыв конкурсного управляющего, который подробно расписал основания для отказа во включении его в реестр:
  • займы были заключены между аффилированными лицами (один участник);
  • сделка с процентной ставкой 3% годовых не является рыночной и при отсутствии аффилированной зависимости не могла быть заключена на свободном рынке;
  • большая сумма займа (около 200 миллионов) была выдана без какого-либо обеспечения;
  • отсутствовала экономическая выгода в выдаче такого рискованного займа: открыв депозит в любом крупном банке, доходность и надежность которого на порядок выше, займодавец получил бы куда большие выгоды;
  • на протяжении 1,5 лет проценты по займу не выплачивались, основной долг не погашался, а напротив – заключались дополнительные соглашения об отсрочки выплаты займа.

Суд проводит переквалификацию гражданско-правовой сделки во внутрикорпоративные отношения (выдача займа участником ЮЛ) и принимает решение об отказе аффилированному кредитору во включении его в реестр. Для тех, кто хочет ознакомиться с судебной практикой более подробно, можете скачать её здесь: 


Желая понять, откуда такая нездоровая активность в работе конкурсного управляющего, клиент согласовывает встречу с управляющим и руководителем его СРО. 

Цена ошибки

Встреча прошла в легкой и непринуждённой обстановке в кабинете председателя СРО. Клиенту объяснили все довольно просто: утвержденный арбитражный управляющий уж очень любит свою профессию. А человек, любящий свою работу, все делает с душой и огоньком. Но больше своей работы он любит деньги. Если у клиента есть желание умерить пыл управляющего и лишнее N-ое количество рублей, сторонам будет, о чем поговорить. Председатель СРО, хорошо знающий своего коллегу, пояснил, что этой суммы будет вполне достаточно, что бы АУ снял свои очки и перестал видеть в мухе слона.

Работая не первый год в бизнесе, клиент данное предложение воспринял, мягко говоря, не совсем уместным и правильным. Первоначальным его желанием было сдать всю «дружную» компанию за вымогательство. Но руководитель СРО от дальнейшего общения отказался, переадресовав все вопросы арбитражному управляющему. А сажать только АУ – это никак не решало проблему, т.к. следующий арбитражный управляющий ставится из того же СРО, что и предыдущий. В таких условиях на облегчение ситуации рассчитывать не приходится.

Поэтому, взяв небольшую паузу для обдумывания столь «заманчивого» предложения, клиент обратился в нашу компанию для получения профессиональной консультации по выходу из сложившейся ситуации.

Разработка нового плана

Одна из главных ошибок нашего клиента была в том, что он верил в независимость арбитражных управляющих и рассчитывал на беспристрастность в проведении процедуры банкротства его компании.

Для решения данной проблемы нашей командой был подготовлен план работы по отстранению столь резвого управляющего и проведению мероприятий по минимизации последствий работы АУ.

Учитывая, что работа по реализации нового плана еще не завершена, в данной статье я не буду его расписывать и детально разбирать. При согласии нашего клиента, в дальнейшем выйдет продолжение данной статьи с более подробными обстоятельствами дела. Но и сейчас возможно сделать для себя несколько довольно ценных выводов:
  • любой арбитражный управляющий в 99,9% действует в чьих-то интересах, кто-то же должен оплачивать его работу;
  • если начинаете заниматься чем-то новым для себя, не стоит игнорировать возможность привлечения профессионалов в этой сфере. Порой очевидный риск для вас (как неспециалиста в этой сфере) просто не виден. Как все мы прекрасно знаем, проще и дешевле предотвратить наступление негативных последствий, чем в дальнейшем их пытаться исправить. Своевременное обращение за грамотной консультацией к профессионалам сохранит ваш здоровый сон и тугой кошелек.

Схема «развода» кредитора на деньги

Опубликовано: Май 10, 2018 в 9:36 дп

Категории: Без рубрики

В одной из последних статей о взыскании долга с оплатой по факту мы затронули щепетильный аспект «развода на деньги» со стороны юридических компаний. Судя по реакции, тема оказалась актуальной. Тем, кто чувствует, что сыр не должен быть бесплатным, но в чем подвох понять не может: рассказываем. 

А: исходная ситуация

У вас есть дебиторская задолженность на пару-тройку миллионов, работа судебных приставов по которой не дала никаких результатов. Это с одной стороны. А с другой вам поступило «сладкое» предложение от юристов по взысканию этого долга за 30% от каждого полученного рубля с оплатой по факту. Так как вам терять уже нечего, вы с радостью на него соглашаетесь. Не забыв поторговаться для приличия, конечно.

Смутные сомнения на тему, зачем юристам браться за это дело, когда они даже не «пробили» должника, вашим умом легко отметаются: «вы же ничем не рискуете!!!» 

Б: результат

Прошло пару лет. Юристы говорят вам, что ничего сделать не получилось, хоть они и очень старались: ввели процедуру банкротства и тщательно искали имущество и оспаривали сделки. Но ничего-с не нашли и не оспорили! Поэтому проект сворачивается, а вам пришла пора оплатить 1 миллион рублей за оказанные услуги. Какой такой миллион?! Вам кажется, что вы ослышались. Но юристы подают в суд и, не нервничая, взыскивают их с вас в полном объеме.

По телу разливается жгучая смесь негодования и бессилия человека, кинутого дважды. Как такое возможно? Легко и непринужденно. Надо лишь хорошо знать наше законодательство, дарующее массу возможностей. 

Очевидные очевидности

Вернемся в начальную точку.

В случае, если исполнительное производство не дало результатов, то единственной возможностью для взыскания долга является банкротство должника. Цель: оспорить его сделки, вернуть выведенные активы и привлечь к субсидиарной ответственности бенефициаров и менеджеров компании. Это понятно.

По закону суд может ввести банкротство только в том случае, если обеспечено финансирование этой процедуры. Для этого суд может на выбор попросить внести деньги на депозит суда в размере не менее 200 000 рублей (180 000 рублей за первые 6 месяцев работы на зарплату арбитражного управляющего + 20 000 на прочие расходы) или предоставить письменную гарантию финансирования.

Ушлые юристы эти требования, конечно же, знают. И под благим предлогом предлагают клиенту заранее написать гарантийное письмо на финансирование банкротства, чтобы суд не просил вносить эти деньги на депозит. Сомнений эта просьба у будущей жертвы не вызывает. Звучит же логично и в ее интересах: проще написать гарантийное письмо, чем расстаться с «живыми» деньгами. Сказано – сделано.

Путь из точки А в точку Б

Дальше, я думаю, вы уже все поняли.

Проходит пару лет ленивого пинания балды на банкротной процедуре, и юристы предлагают вам оплатить расходы на ее проведение. Вы отказываетесь. Инициируется судебное дело.

Закон однозначно говорит о том, что если у должника не было выявлено никакого имущества, то расходы на ведение процедуры несет заявитель. При этом под заявителем понимается лицо, подавшее заявление на банкротство должника.

Поднимается злополучное гарантийное письмо за вашей подписью. Из его текста следует, что «вы прогарантировали финансирование процедуры банкротства в сумме не менее 200 000 рублей». В юриспруденции каждое слово имеет значение. И в данном конкретном случае фраза «не менее» означает, что вы взяли на себя безлимитные обязательства.

Дальше все просто: по закону зарплата арбитражного управляющего составляет 30 000 руб. в месяц. Умножаем на количество месяцев его сидения на процедуре. Сюда же плюсуются расходы, которые он понес на ведение процедуры. И, обычно, их достаточно: госпошлины, почтовые и нотариальные расходы, расходы на судебные экспертизы, привлечение третьих лиц и т.д. 

Плата за сыр

Вы в шоке! Начинаете что-то говорить о том, что арбитражный управляющий ничего не делал 2 года и вообще, за что ему платить, не понятно. На что суд логично замечает: «А почему все это время вы не жаловались в суд на его бездействие? А спохватились только сейчас, когда пришла пора раскошелиться? Зажать денег, наверно, хотите? И тем самым ущемить конституционные права бедняжки-управляющего на оплату своего труда? А?!»Нате, получите по полной.

И вот к сумме потерянных денег добавляются новые расходы. Да, такое выбивает из седла. Но, с другой стороны, кто в этом виноват? Вы же наверняка интуичили пятой точкой, что отсутствие со стороны исполнителя жестких требований к входным условиям проекта и четкого просчета своих шансов на получение денег изначально попахивало подозрительно. Значит, просто пришло ваше время извлечь уроки из известной пословицы.

Тем, кто еще не понял, что бесплатное хорошим не бывает, рекомендую обращаться напрямую к конкурентам «Игумнов Групп». Опыт – вещь жизненно необходимая! 
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.