Monthly Archives: Октябрь 2017

Как взыскивают долги с председателей ТСЖ. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 24, 2017 в 3:51 пп

Категории: Без рубрики

Голубь В. И. был председателем товарищества собственников жилья «Урицкий». Затем его обязанности стал исполнять Железнов А. А. по доверенности. Уборка снега и проведение ремонтов не прошли бесследно для обоих. В 2015 году их солидарно привлекли к субсидиарке почти на 2,5 млн руб. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Продуманное начало



Если верить непроверенным отзывам жителей г. Казани, Железнов А. А. использовал до боли обыденную схему заработка на ТСЖ. Суть ее сводилась к 4 последовательным шагам:

  1. получению в долг ресурсов у снабжающих организаций,
  2. последующему собиранию денег с жильцов за оказанные ком.услуги,
  3. выведению денег на «дружественных» подрядчиков и
  4. «прощению» долгов перед поставщиками через банкротство ТСЖ.

Схема была отработана, поэтому Председатель не тупил и не допускал очевидных ошибок: банкротство ТСЖ «Урицкий» было инициировано вовремя, самим должником, и на процедуру был назначен как бы независимый и почти беспристрастный арбитражный управляющий.


Жадность + некомпетентность

Но то ли заказчик не выделил адекватный бюджет на процедуру, то ли арбитражному управляющему не хватило компетенции просчитать последствия, но первые его действия на посту были направлены на выведение оставшихся денег с расчетных счетов должника-ТСЖ.С одной стороны, арбитражного управляющего понять можно: в условиях, когда подписываешься на работу с жадным клиентом, а кушать на что-то надо – вытворишь и не такое. С другой стороны – мозг-то должен быть, чтобы просчитать последствия?

Итог: «лояльного» арбитражного управляющего отстраняют от процедуры по жалобам «вражеских» кредиторов и попутно обязывают его вернуть аж 120 000 рублей, неправомерно выведенных со счетов Должника.


Вторая попытка

Такой вариант развития событий Железнов А. А. не предусмотрел, большинство в реестре требований кредиторов за своими «дружескими» поставщиками и подрядчиками не закрепил. Поэтому нового «лояльного» арбитражного управляющего он выбрать уже не мог, и шансов на победу не было. Но тут ему фартануло.В этот раз компетенций не хватило «вражеским» кредиторам. Они не успели представить суду кандидатуру своего арбитражного управляющего в установленный законом 10-тидневный срок. И суд запросил арбитражного управляющего в СРО, из которой был первоначальный (отстраненный) управляющий.

Прийти к согласию с СРО насчет кандидатуры арбитражного управляющего, с которым заранее достигнута определенная договоренность, никаких проблем не составляет. И вот на процедуру снова встал человек, разделяющий боль и чаяния экс-председателя ТСЖ.


Действия и противодействия

Но на любой ход всегда есть свой лом. Кредиторы большинством голосов перевели арбитражного управляющего на ежемесячную отчетность и стали заваливать заданиями и требованиями. А чем больше работы, тем больше времени надо тратить арбитражному управляющему на процедуру.Выходов из такой ситуации для команды Должника всего три:
  • либо увеличивать бюджет на работу пропорционально затрачиваемым усилиям,
  • либо начинать экономить свое время и допускать косяки,
  • либо третий вариант: он для тех, кто плохо работать не умеет, а хорошо не позволяет бюджет – просто сниматься с процедуры и бросать ее на самотек.

Наши герои пошли по второму пути.

И снова полетели жалобы в суд с требованиями отстранить уже нового управляющего. Косяков было выявлено вагон и маленькая тележка. Кроме того, всплыла связь (заинтересованность) нового арбитражного управляющего с предыдущим. В общем, отстранение было сделано на законном и обоснованном фундаменте.

Ученые опытом кредиторы в этот раз не опростоволосились и своего человека на пост конкурсного управляющего представили своевременно. Суд его утвердил, поставив точку в эпохальной борьбе начальников г*вна и пара.


Линия нападения

После реализации выявленного имущества непогашенная задолженность перед кредиторами составила 2,5 млн руб. Часть этого долга была создана в период предыдущего председателя Голубя В. И., но большая часть попала на «царствование» Железнова А. А. Арбитражный управляющий попросил суд привлечь обоих к субсидиарной ответственности и выстроил свою линию нападения достаточно технично и грамотно:
  • во-первых, он сослался на то, что плата жильцов за содержание и ремонт квартир, а также за коммунальные услуги носит целевой характер. Таким образом, полученные от жильцов деньги ТСЖ должно было тратить только на соответствующие статьи расходов, а не оплачивать иные услуги.

  • во-вторых, арбитражный управляющий сделал финансовый анализ, который выявил признаки преднамеренного банкротства в действиях руководства ТСЖ. Чтобы зацементировать эти выводы, кредиторы попросили суд о проведении судебной экспертизы в указанной ими экспертной организации. Результаты такой «независимой» экспертизы, как правило, известны заранее. Не подкачал эксперт и здесь.

  • в-третьих, управляющий сослался на неполучение договоров и актов выполненных работ Должника, что не позволяет установить правомерность расходования денег. При этом не было оснований полагать, что данные документы были утрачены предыдущими арбитражными управляющими.


Линия защиты

Несмотря на то, что Железнов привлек юриста, защита была выстроена довольно слабенько и была жестко бита аргументами оппонентов:
  • довод, что Железнов А. А. – ненадлежащий ответчик (де-юре, он не являлся председателем ТСЖ) был опровергнут тем, что он, де-факто, действовал по доверенности, совершал сделки, распоряжался деньгами. А к субсидиарной ответственности может быть привлечен неограниченный круг лиц, имевших возможность определять действия юридического лица.

  • довод Железнова о том, что он тратил деньги «туда, куда надо» не был подтвержден ничем, кроме оборотно-сальдовых ведомостей, подписанных в одностороннем порядке самим ответчиком.

  • путаные доводы Железнова о наличии и размере дебиторки не смогли противостоять официальным выводам «очень независимой» судебной экспертизы о наличии у должника сделок, ведущих к преднамеренному банкротству.

  • и последний, реально значимый довод – о пропуске срока давности для привлечения к субсидиарке – был отбит судом с объяснениями, что срок исковой давности должен исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества Должника и окончательного формирования конкурсной массы. Мнение интересное, но не бесспорное.


Результат

В итоге Железнов и Голубь были привлечены к субсидиарке солидарно. На них также повесили расходы по проведению судебной экспертизы. В общей сложности они остались должны коммунальным службам около 2,5 млн руб.Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как технично бросить компанию

Опубликовано: Октябрь 20, 2017 в 4:00 пп

Категории: Без рубрики

В данной статье я отвечу на следующие вопросы:
  • что может быть, если просто бросить компанию, которая стала для вас не актуальной, а ее содержание приносит только убытки?
  • какие риски ожидают руководителя и собственника брошенной компании?
  • как поступить с компанией, если хочется спать спокойно?


Принудительная ликвидация

Как быть с ненужной компанией? А стоит ли вообще что-то делать с организацией, которая давно уже не работает или не работала вовсе?

Самый простой, который может прийти на ум, и при этом еще и бесплатный способ избавиться от компании – это просто бросить данную фирму: перестать сдавать отчетность в налоговый орган и фонды, прекратить операции по расчетным счетам. И тогда по прошествии 12 месяцев такое юридическое лицо, согласно п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц (далее – ЮЛ)» может быть признано налоговым органом как фактически прекратившее свою деятельность, что дает право налоговой инспекции принять решение об исключении данной организации из реестра юридических лиц.

Чтобы не нарушать права возможных кредиторов или других заинтересованных лиц при исключении компании из реестра ЮЛ, предусмотрен следующий порядок принудительного закрытия недействующей компании налоговой инспекцией:

  1. Принимается решение о предстоящем исключении недействующей компании из реестра ЮЛ.
  2. В течение 3-х дней данное решение публикуется в печатном издании, в настоящее время это «Вестник государственной регистрации». Так же в этом сообщении должен быть указан адрес, по которому можно будет отправить возражения об исключении компании из реестра. На отправку такого заявления всем заинтересованным лицам законодатель выделяет трехмесячный срок с момента публикации сообщения в печатном издании.
  3. Если в течение 3-х месяцев найдутся внимательные и общительные кредиторы либо иные заинтересованные лица, которые пришлют свои возражения относительно исключения компании из реестра ЮЛ, то налоговый орган не имеет право исключить данную компанию из реестра ЮЛ. Соответственно данное юр. лицо может быть закрыто только в порядке ст. 61 «Ликвидация юридического лица» ГК РФ либо в рамках ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Хочу обратить ваше внимание на важный момент: несдача отчетности и отсутствие движений по расчетным счетам в течение 12 и более месяцев являются признаками, дающими налоговой инспекции право на исключение вашей компании из реестра, но не заблуждайтесь на тот счет, что это ее обязанность.

Конечно, со временем налоговой инспекции придется исключить недействующую компанию из реестра ЮЛ, но как показывает практика, это может занять не один год. 

Подводные камушки

На первый взгляд может показаться, что все хорошо: бросаем компанию, не сдаем отчетность, забываем про счета в банках и через год-другой компания исключается из реестра юридических лиц силами налоговой инспекции без каких-либо дополнительных затрат с нашей стороны. Но…

Давайте остановимся более подробно на тех «подводных камнях», о которые может «разбиться» наш спокойный сон. Начнем с самых маленьких «камушков»:

1. Когда налоговый орган принудительно исключает юридическое лицо из реестра ЮЛ как недействующее Общество, у которого, при этом, имеются долги перед бюджетом РФ, его бывший руководитель и/или (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ) собственник с долей в уставном капитале не менее 50 % на 3 года теряет право становиться директором/участником Общества (п. «ф», ч.1, ст. 23 ФЗ «О гос. регистрации ЮЛ»). На практике это означает, что 3 года вы не сможете зарегистрировать на себя новую фирму или стать генеральным директором в любой компании. Откуда могут появиться долги перед бюджетом, расскажу ниже.

2. Вы перестаете сдавать отчетность и забываете про компанию. Что следует за этим? За непредставление налоговой декларации за 1 налоговый период, согласно ст. 119 Налогового кодекса РФ, минимальный размер штрафа составляет 1000 руб. Согласно ст. 126 НК РФ, за непредставление налоговому органу запрашиваемой информации для осуществления налогового контроля предусмотрены штрафы от 200 до 100 000 рублей. Также не стоит забывать про пенсионный фонд, фонд социального страхования и органы статистики, за несдачу отчетности в которые также предусмотрены штрафы. В этой статье я не буду перечислять все те штрафы, которые Общество может накопить к тому моменту, когда налоговая инспекция решит его исключить из реестра ЮЛ.

Как вы уже понимаете, сумма штрафов может накопиться немаленькая. Кто-то возразит, что данные штрафы будут числиться на брошенной компании и к владельцу никакого отношения не имеют. Возможно, этот человек еще не знает о поправках, которые внес ФЗ от 28.12.2016 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно этому документу, если кредитор докажет, что обязательство не было исполнено Обществом по причине недобросовестных и/или неразумных действий его руководителя либо собственника (пункт 1-3, ст. 53.1 ГК РФ), то на последних может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого Общества. А это значит, что были долги юридического лица, а стали физического.

3. Как это обычно бывает с брошенной компанией: у нее перестают контролировать юридический адрес, на который приходит почтовая корреспонденция. Такое халатное отношение может привести к тому, что возможно ваша брошенная компания стоит в графике выездных налоговых проверок, либо все ограничится камеральной, но вы об этом скорее всего не узнаете. Если у вас была рабочая компания с оборотами по счетам, и вы на 100% уверены, что у вашей компании нет долгов перед фискалами, выездная либо камеральная налоговая проверка докажет совсем иное. Вы просто не сможете предоставить какие-либо пояснения, доказательства понесенных расходов, вашей добросовестности и порядочности. Оспорить Решение налоговой, о котором вы не знаете, я думаю, вряд ли получится, соответственно, оно вступит в силу. Далее возможен вариант развития событий, описанный ранее, с применением поправок ФЗ № 488 и субсидиарной ответственностью бывшего руководителя/собственника брошенной компании. И только уже на этом малоприятном этапе вы имеете все шансы узнать, что уже лично вас привлекают к ответственности за долги брошенной компании.

4. Ну и напоследок самое интересное из того, что нам принес ФЗ № 488: даже после принудительного закрытия компании налоговым органом на протяжении 3 лет кредитор/налоговая инспекция имеет право предъявлять требование непосредственно к ее бывшему руководителю/собственнику, минуя процедуру банкротства брошенной компании. Данное правило действует с 1 сентября 2017 года. 

Подведем итоги

Резюмируя: если почитать обзоры судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности, которые делает мой коллега Игумнов Дмитрий, например, здесьздесь или здесь, то станет понятно, что «бросание» компании с финансовой историей (а тем более – с долгами) это самый быстрый и удобный путь к субсидиарке. Если вы просто отделаетесь дисквалификацией сроком на 3 года – считайте себя везунчиком.

Честно признаюсь, мы в «Игумнов Групп» любим клиентов, имевших в прошлом привычку бросать свои компании: как правило, это приносит нам существенный объем работы по высоким тарифным ставкам в настоящем. Выбор, когда к нам обратиться – за вами. 
Как сделать контролируемое банкротство через выкуп долга

Опубликовано: Октябрь 16, 2017 в 4:06 пп

Категории: Без рубрики

Самый простой и законный способ получения контроля над процедурой банкротства – выкуп реальной кредиторской задолженности Должника.

Допустим, долги вашей компании составляют 20 миллионов рублей, из которых задолженность перед Займодавцем – 1 миллион, перед Банком – 8 миллионов и перед Поставщиком – 11 миллионов рублей.

Если Ваша задача – подать на банкротство своей компании и назначить лояльного арбитражного управляющего, то вы выкупаете долг у Займодавца на дружественную компанию (нового кредитора) и вперед, в суд.
Если вы хотите иметь полностью контролируемое банкротство, то есть принимать решения на собраниях кредиторов, то решение будет намного более затратным – придется выкупать долг у Поставщика. Цель: получить более 50% от общей суммы задолженностиБольше всего повезло тем Должникам, у которых уже есть долги перед дружественными компаниями. Обычно такая ситуация происходит внутри холдингов, где имеется основная торговая компания и ряд компаний-посредников. В таком случае выкуп долга не требуется и можно начинать процедуру.

Однако зачастую возникает необходимость переуступить и такой долг. Например, в силу неполного контроля над компанией-кредитором (например, номинальный директор), или если её готовят к ликвидации (например, из-за возможных налоговых претензий).

На какие грабли можно наступить при выкупе долга – история ниже.

У нас все схвачено!

В начале 2013 года у собственников крупного холдинга возникает необходимость списать долги одного из действующих предприятий: ООО «Телевизор».

Задавшись целью назначить «лояльного» арбитражного управляющего и контролировать процедуру банкротства, собственники «Телевизора» обнаруживают кредиторскую задолженность в размере свыше 350 млн рублей перед ООО «Видеопроект»: компанией, когда-то бывшей в составе холдинга, но уже пару лет как ликвидированной через реорганизацию. Задачка решается легко: задним числом оформляется цессия (переуступка долга) и быстро просуживается в «карманном» Третейском суде.

Документы на переуступку подготовлены, и ноябрем 2010 года (задним числом!) Генеральным директором ООО «Видеопроект» Васильевым Н. Н. (номинальным руководителем, которого никто никогда и не видел) заключен договор цессии с обществом «Музыка», в соответствии с которым права требования к «Телевизору» в размере 358 932 441 руб. уступлены.

В начале 2013 г. требования просужены, получен Исполнительный лист, на основании которого возбуждено дело о банкротстве в отношении ООО «Телевизор».


В то же время в суде…

Для полного понимания происходящего вернемся в 2010 год, когда к компании «Видеопроект» были предъявлены исковые требования поставщика, фирмы «Inter-Limited», в размере 21 млн рублей.

Задавшись целью не платить долги, руководство компании «Видеопроект» принимает решение избавиться от компании по классической схеме: поменять Генерального директора, а затем реорганизовать компанию. Генерального директора, он же один из действующих собственников холдинга, меняют на «номинала», гражданина РФ Васильева Н. Н. Общество успешно реорганизуется путем присоединения.

В 2012 г. поставщик «Inter-Limited» в судебном порядке успешно оспаривает реорганизацию. ООО «Видеопроект» снова становится действующим предприятием с последним на момент реорганизации Генеральным директором. А фирма «Inter-Limited» подает заявление на его банкротство.

До 2013 года бывшие руководители и бенефициары ООО «Видеопроект» за происходящими судебными спорами не следят, искренне полагая, что компания реорганизована и можно спать спокойно.


Непредвиденные обстоятельства



В конце 2013 года поставщик «Inter-Limited» и назначенный им конкурсный управляющий узнают о «выведенной» дебиторской задолженности – переуступленного по Договору цессии права требования к ООО «Телевизор» – ведь материалы судебного дела о выдаче исполнительного листа имеются в открытых источниках.
Естественно, исчезнувшая задолженность в размере 358 млн рублей не может не заинтересовать, и «Inter-Limited» начинает активную борьбу за возврат упущенного долга, за возможность контролировать процедуру банкротства «Телевизора», компании с активами, за шанс «прижать» собственников бизнеса.

Конкурсный управляющий «Видеопроекта» подает иск об оспаривании договора цессии с «Музыкой», который суд удовлетворяет. А как же иначе, если:

  1. договор цессии подписан не уполномоченным лицом: конкурсный управляющий «Видеопроекта» нашел номинального директора Васильева Н.Н. и тот дал нотариальный отказ от подписи, т.к. не оценил все достоинства возложения на себя лишней ответственности;
  2. договор цессии заключен по факту в 2013 году — сделана экспертиза срока давности;
  3. договор цессии не имеет встречного исполнения: на расчетные счета «Видеопроекта» денежные средства за переуступку долга не поступали.


Результат

Наша компания частично участвовала в процедуре «спасения» утопающих: ООО «Телевизор» было ликвидировано через банкротство без последствий для собственников. Решение суда о завершении конкурсного производства «Телевизора» было принято за один день до вынесения решения суда об оспаривании сделки. Повезло – успели!
А вот успешно повлиять на «стороннюю» процедуру не удалось.

Поставщик «Inter-Limited» и назначенный им конкурсный управляющий привлекли реального руководителя «Видеопроекта» – одного из собственников холдинга Кротова А. С. – к субсидиарной ответственности за все непогашенные долги компании, составившие почти 45 миллионов рублей.

В Определении суда о привлечении Кротова к субсидиарной ответственности установлено, что именно он принимал все решения и руководил компанией, даже когда в выписке из ЕГРЮЛ директором уже числился Васильев. Нотариальный отказ Васильева от всех подписей сыграл тут немаловажную роль. Судом установлен факт заключения договора цессии с «Музыкой» лишь с целью причинения вреда кредиторам. Вывод суда однозначен: неправомерные действия Кротова по выводу активов «Видеопроекта» и сокрытии сведений от Конкурного управляющего привели к причинению крупного ущерба кредиторам.

Дело завершилось в апреле 2016 года Отказом в передаче кассационной жалобы Кротова А. С. в Верховный суд Российской федерации.

Ошибки и рекомендации


Что же не так было сделано? Почему наступили столь негативные последствия?



Незаконные действия

Переуступка долга «задним числом», подделка подписи — такие действия в 99% случаев приводят к плачевному результату.

Наши рекомендации:

При выкупе долга настоятельно рекомендуем присутствовать при подписании договора со стороны прежнего кредитора. Если договор подписывается доверенным лицом, приложение оригинала доверенности с необходимыми полномочиями ОБЯЗАТЕЛЬНО.

Также необходимо проверить сделку на соответствие корпоративному праву: является ли она крупной для общества, требует ли одобрения участников.


Отсутствие встречного исполнения

Отсутствовали доказательства оплаты, поступившей в счет оплаты выкупленного долга.

Наши рекомендации:

Чтобы полностью застраховаться от риска оспаривания сделки по данному основанию, желательно осуществить переуступку с оплатой полной номинальной стоимости. Или же произвести оценку задолженности для последующего выкупа с дисконтом. Перечисление денежных средств по договору цессии ОБЯЗАТЕЛЬНО.




P.S. Все вышеописанные события реальны, наименования компаний и имена собственников изменены в соответствии с положением о конфиденциальности нашей компании. Судебную практику по этому делу тоже не пришлем, т.к. на это нет одобрения наших клиентов. Уж простите.
Как взыскивают долги с владельцев медицинских компаний. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 11, 2017 в 8:46 пп

Категории: Без рубрики

Игнатов Максим и Ульянов Дмитрий владели медицинской компанией «Профэнергомед». Функции генерального директора выполняла управляющая компания «Актор-Бета». В преддверии банкротства компания была продана Вавилову Владимиру. Но это только усугубило ситуацию, и в итоге у всех четверых образовалась солидарная задолженность в размере 22,1 млн руб. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Банкротство по инициативе кредитора

Компанию «Профэнергомед» Игнатов и Ульянов купили в 2009 г. у НПФ «Профессиональный». Ему же компания должна была денег, полученных по договорам займа в 2003-2004 гг. Наличие этих долгов учитывалось при определении стоимости бизнеса, а состояние активов позволяло новым собственникам надеяться на безболезненное погашение задолженности.

Но что-то пошло не так…. И спустя 4 года бывший владелец бизнеса обратился в суд с заявлением о признании «Профэнергомед» банкротом в связи с тем, что заемщик не рассчитался по имевшимся долгам.

Инициатива по назначению «своего» арбитражного управляющего была упущена, и Игнатов с Ульяновым разработали «альтернативный» план снятия своей ответственности за исчезновение всех активов компании.

Документы? У нас их нет!

План был дешевый, простой, и, по мнению дилетантов, эффективный.
Ульянов и Игнатов продали свои доли в бизнесе «Профэнергомед» новому собственнику Вавилову Владимиру. Его же назначили генеральным директором, а договор с управляющей компанией был расторгнут. Одновременно Вавилов принял по акту приема-передачи все первичные, бухгалтерские, кадровые и учредительные документы компании-должника.

После этого арбитражный управляющий со всеми своими запросами об активах, дебиторке и документах «Профэнергомед» смело переадресовывался к новому генеральному директору, который был прописан в другом городе, по адресу не проживал, на письма не отвечал и на постановления судебных приставов не реагировал. 

Суд первой инстанции

Погонявшись за призраком нового генерального директора, арбитражный управляющий сделал ответный ход и попросил суд привлечь к субсидиарной ответственности на 22,1 млн руб. всю нашу дружную компанию, включая действующего директора Вавилова, бывших собственников бизнеса Ульянова и Игнатова, а так же управляющую компанию «Актор-Бета».

Свою позицию он аргументировал показателями бухгалтерского баланса, полученного из налоговой, из которого видно, что еще в декабре 2012 г. года предприятие было вполне жизнеспособным, а спустя 9 месяцев фактически превратилось в банкрота. И в этом есть заслуга привлекаемых к ответственности лиц.

Кроме того, арбитражный управляющий просил суд принять во внимание нежелание бывшего руководства «делиться» документацией. А значит вывод о том, что ребятам есть что скрывать, напрашивается сам собой.

Так же отсутствие документации не позволило управляющему выявить имущество и дебиторскую задолженность должника, сформировать конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами.

В свой успех арбитражный управляющий, похоже, сам не очень верил и в судебном процессе лично участвовать не стал. Зато пришел представитель от ответчика «Актор-Бета», который оказался достаточно убедительным. В итоге суд в удовлетворении заявления арбитражного управляющего отказал.

Вторая попытка в апелляции

Труд обжаловать вынесенное решение взял на себя единственный кредитор – НПФ «Профессиональный» – как самое замотивированное лицо в этой истории. А эмоциональная вовлеченность в проект – большая сила! И кредитор смог донести до суда доводы, которые не услышала первая инстанция, а именно:
  • Общество обязано обеспечить хранение документов в течение 4 лет. В случае смены единоличного исполнительного органа все документы подлежат передаче.
  • Между тем, из представленного ответчиками акта невозможно установить объем и конкретный перечень переданных документов, т. к. описание носит обезличенный характер (указано «в папках» / «в коробках»).
  • Сам Вавилов относительно получения документов никаких пояснений не дал, в судебном процессе не участвовал, корреспонденцию по адресу не получает.
  • Установлено, что Вавилов работает промышленным альпинистом в строительной компании,
  • и одновременно является учредителем и ген. директором нескольких десятков юридических лиц в разных регионах России.
  • Согласно сведениям, полученным из ГУ МВД России, Вавилов был 5 раз судим и последний раз был освобожден за 3 месяца до заключения договора купли-продажи долей с Игнатовым и Ульяновым.
  • При этом у Вавилова отсутствовала экономическая целесообразность покупать компанию, в отношении которой было возбуждено дело о банкротстве. Доказательства обратного никто из ответчиков не представил.
  • Таким образом, истец считает, что у Вавилова отсутствовала реальное намерение и возможность руководить ООО «Профэнергомед», а согласованные действия Ульянова, Игнатова и УК «Актор-Бета» были недобросовестными и направленными на утрату документации должника.

В условиях того, что ответчики на юристах сэкономили и никого для оказания сопротивления в суд не направили, апелляция сочла данные доводы разумными, отменила решение суда первой инстанции и вынесла новое решение о взыскании с наших героев 22,1 млн руб. солидарно.

Обоснование принятого решения было простое: в действиях контролирующих должника лиц был установлен умысел на утрату документации должника, что не позволило разыскать активы, выявить дебиторку и, как следствие, рассчитаться с кредиторами.

Особенно интересна мотивировка СГССМ («самого гуманного и справедливого суда в мире») о привлечении к субсидиарке Вавилова, которого СГССМ сам же и признал номинальным директором, не имеющим возможности и цели управлять компанией. Отвечая на вопрос «а его-то тогда за что???», суд сказал: «за то, что не доказывал, что он здесь ни при чем». То есть работает презумпция вины: если ты не смог доказать обратное, то ты виноват автоматически. Логично. Все понимают, что белка – это не ежик, но не дай бог белке оказаться в нашем СГССМ. Ну, вы поняли…. 

Кассация и Верховный суд

Ответчики с вынесенным постановлением не согласились и рванули в кассацию, а затем и в Верховный суд. Доводов своей правоты они приводили много и иногда по делу. Например, указывали на то, что в материалах дела нет доказательств того, что Вавилов является руководителем нескольких десятков организаций; нет закрепленных норм закона к форме и содержанию передаточного акта; приводили довод о том, что при совершении сделки купли-продажи подпись Вавилова заверена нотариусом, а следовательно он встречался с участниками общества и вполне мог принять всю документацию должника; и так далее….

Но как говорил Карл фон Клаузевиц, «стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами». Все последующие инстанции оставили постановление апелляции без изменения.

Результат

В итоге «проверенная схема» обошлась всем действующим лицам в крупную сумму пожизненного долга, от которого не удастся избавиться при помощи банкротства физического лица.

Если Вы, как и наши герои, больше доверяете старым добрым методам из 90-х, то «Игумнов Групп» вряд ли чем-то сможет Вам помочь.

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с владельцев промышленного бизнеса. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 6, 2017 в 8:52 пп

Категории: Без рубрики

Фирма ООО «Должник» занималась изготовлением и поставкой продукции для газоперекачивающей отрасли. Бизнес был семейным: учредителем компании выступал муж, а жена, Дворядкина Татьяна, вела всю операционную деятельность в качестве генерального директора. В итоге этой деятельности у Татьяны появился личный долг: почти 8 млн рублей перед налоговой и одним из своих клиентов. Итак, разбираем, как делать не надо. Поехали.

Обнал

Как и 98% российских компаний, фирма оптимизировала свои налоги путем обналичивания денежных средств, но делала это не совсем грамотно, и это стало первой ошибкой. Так в чем же заключалась эта ОШИБКА №1?

Должник заключал контракты на поставку материалов и аренду имущества с ООО «Партнер», у которого не было возможности реального осуществления операций по реализации материалов, так как данные материалы им никогда не закупались и не производились. Кроме того, Партнер никогда не владел имуществом, которое арендовал у него Должник, и поэтому не мог выступать его арендодателем.

Таким образом, в ходе выездной налоговой проверки было установлено, что заключение договоров между компаниями носило формальный характер: ООО «Должник» взаимодействовал с фирмой-однодневкой в лице ООО «Партнер» с целью уменьшения налоговой базы и получения преимущества по НДС и налогу на прибыль, а получаемые Партнером денежные средства просто выводились на счета физических лиц или обналичивались. То есть целью сторон являлось создание видимости хозяйственной деятельности для получения вычетов по НДС и завышения расходов.

Все это было зафиксировано в акте налоговой инспекции. И в соответствии с этим актом Должнику было доначислено налогов на общую сумму 4,3 млн руб. 

Налоговая проверка

И вот на этом этапе Дворядкина Т. совершила ОШИБКУ №2. Она не обжаловала акт налоговой инспекции в вышестоящей инстанции или в судебном порядке, согласившись тем самым с фактом установления своей вины в незаконной оптимизации налогообложения.

Как только данный акт вступил в законную силу, вина генерального директора была документально зафиксирована и акт налоговой инспекции уже имел преюдициальное значение для всех последующих судебных решений (преюдициальные факты — это факты, не требующие дополнительной проверки или доказывания, во всех последующих судах).

Кроме того, непогашенная задолженность должника перед бюджетом дала основание налоговой обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании общества банкротом, что и было сделано: 31 июля 2014 года в отношении Должника было открыто конкурсное производство.

Неконтролируемое банкротство

Если рассматривать сложившуюся ситуацию в целом, то может показаться, что на введение процедуры банкротства директор Должника повлиять могла бы менее всего, но именно здесь кроется ОШИБКА №3. Татьяна допустила инициирование процедуры банкротства со стороны кредитора, следовательно на банкротство был поставлен арбитражный управляющий, отстаивающий интересы налоговой инспекции.

За время процедуры банкротства, что вполне естественно, нашлись и другие кредиторы, такие как ООО «Заказчик», который пожелал вернуть задолженность в сумме 3,6 млн руб. по договору поставки.

Таким образом, общая сумма задолженности ООО «Должник» перед кредиторами возросла до 7,9 млн руб.

Снятие наличных со счета

За время процедуры дополнительных активов конкурсным управляющим найдено не было, имущества, которое можно было бы продать с торгов, не выявлено, можно завершать процедуру и списывать задолженность.

Но вместо того, чтобы завершить процедуру, конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ООО «Должник» и взыскания с нее (лично) в пользу кредиторов 7,9 млн руб.

Свои требования он основывал на акте налоговой инспекции, который должником не был оспорен. Кроме того, он выяснил, что авансы, полученные Должником от второго кредитора, снимались с расчетного счета наличными, а имущество, которое могло быть куплено на эти деньги, у должника отсутствовало.

Мы все работаем в российском бизнесе, и мы то с вами прекрасно понимаем, что очень даже возможно, что эти авансы снимались Дворядкиной на реальное ведение деятельности компании, а не были положены в собственный карман. Вариантов, куда их можно было потратить, масса: например, на «откат» тому же клиенту, либо на изготовление заказанной продукции, которую ООО «Заказчик» по каким-то причинам отказался принять, или на выплату «серой» заработной платы своим же сотрудникам и так далее и тому подобное. Тем не менее, тот факт, что генеральный директор сняла указанные авансы наличными, не имея при этом никаких документов, подтверждающих их расходование на хозяйственную деятельность предприятия, стал в данной ситуации ОШИБКОЙ №4.

Неявка в суд

Следующей фатальной ошибкой, ОШИБКОЙ №5, допущенной руководителем ООО «Должник», было то, что на суд по привлечению к субсидиарной ответственности в первой инстанции она не явилась. И более того, для отстаивания своих интересов даже не наняла профессионального юриста, а лишь направила в суд письменный отзыв в надежде на то, что его будет кто-то читать. Аха-ха-ха, бывалый судебник здесь громко рассмеется!

Тем же, кто в суде бывает не часто, рекомендую просто поверить мне на слово: ваше сочинение на 100500 листах никому не интересно. Реалии нашей судебной системы таковы, что вероятность рассмотрения спора в вашу пользу сильно увеличивается только при личном присутствии профессионального юриста. И никак иначе.

Презумпция вины

Следующей ОШИБКОЙ №6 стала необоснованная надежда Татьяны на то, что доказывать ее вину обязан арбитражный управляющий/налоговая/кредитор. В целом это, конечно, правильная мысль, но банкротство так не работает.

При привлечении к субсидиарной ответственности законодатель установил, что доказывание отсутствия своей вины прямо возлагается на привлекаемое лицо. Таким образом, в банкротстве действует презумпция вины: предприниматель, имеющий долг, заведомо виновен в его создании, если не докажет обратного. Дворядкина Т., естественно, доказательства отсутствия своей вины в создании долга в судебное дело не представила.

Суд первой инстанции, принимая во внимание совокупность всех вышеуказанных обстоятельств, абсолютно в соответствии с буквой закона счел, что в действиях руководителя Должника присутствовал умысел, направленный на причинение вреда своим кредиторам и, как результат, сумма была взыскана в полном объеме лично с директора.

Результат

Для участия в апелляции директор, уже наученная горьким опытом, привлекла юриста, который снизил сумму долга в два раза, однако, кассационная инстанция отменила это постановление и оставила в силе решение суда первой инстанции о взыскании с гендира 7 974 798 руб. Истории конец.

Я не хочу быть «капитаном очевидность» и поэтому не буду напоминать о том, что важным и ответственным делом в ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕМЕ должны заниматься профессионалы, а не поставщики газовых агрегатов. Где искать контакты «Игумнов Групп», вы знаете.

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Как взыскивают долги с фермеров и животноводов. Разбор залетов на субсидиарку.

Опубликовано: Октябрь 3, 2017 в 9:01 пп

Категории: Без рубрики

ООО «Партизан» занималось бизнесом в сфере сельского хозяйства. Контролировал бизнес Жакипжанов Темиргали. Его же и заставили гасить долги компании всем своим личным имуществом. Разбираем, как залетают на субсидиарку владельцы фермерских и животноводческих хозяйств. Поехали.

Вывод денег и активов

Не имея возможности рассчитаться по долгам компании, Темиргали начал готовиться к банкротству заранее и целенаправленно:
  • Попросил основного дебитора вернуть деньги третьему лицу, якобы в счет погашения аналогичного долга «Партизана».
  • Распродал часть крупного рогатого скота, а молодняк не стал отражать в бухгалтерском учете и просто перевел его в личное хозяйство. Туда же переместились комбикорма и другие запасы организации.
  • Не стал проводить по кассе наличные деньги, полученные по ряду сделок.
  • Погасил требования лизинговой компании и зарегистрировал права собственности на сельскохозяйственную технику. Затем эту технику перебрал, лишая ее идентификационных признаков путем замены запчастей на бывшие в употреблении.
  • Поставил точку в вопросе с сельхозтехникой, передав ее бывшей супруге как личные активы по соглашению о разделе имущества, оформленному в процессе развода.
  • И, наконец, уволился с поста генерального директора ООО «Партизан» с последующим официальным трудоустройством.


Отказ от контроля над ситуацией 

Затем, как и положено будущему субсидиарщику, Темиргали бросил компанию на произвол судьбы. Отказ от контроля над ситуацией стал началом конца. Инициатива перешла к налоговой, которая и запустила «Партизан» на банкротство. А как известно, кто процедуру банкротства инициирует, тот и «мясо жарит».

Непередача бухгалтерской документации

Документы по всем своим сделкам Темиргали передавать арбитражному управляющему не стал. Расчет фермера был понятен и разумен: проведенные операции с наличными деньгами и животными, которые имеют свойство заболевать и умирать, весьма тяжело отследить, если не отражать их в бухгалтерской отчетности и не показывать соответствующие документы.

Выявление сделок и имущества

И здесь-то Жакипжанова ждала встреча с реальностью: оказывается, мотивированный арбитражный управляющий разбирается в юриспруденции и финансах намного лучше, чем фермер. Он не только отлично видит любой креативный схематоз, но и по закону наделен многими правами, в том числе может истребовать документы и информацию из любой организации.

Итог закономерен:
  • Проведенные сделки отменены в судебном порядке и, как следствие, судебными актами закреплено недобросовестное поведение Темиргали и непредоставление арбитражному управляющему соответствующей документации.
  • Выявлено отсутствие проводок движения наличных денег по кассе, а также информации о наличии имущества и товарных запасов, т. е. установлен факт искажения бухгалтерской отчетности.
  • Выявлен факт присвоения Жакипжановым поголовья скота и сельхозтехники, которые затем обнаружены в личном хозяйстве Темиргали и частично изъяты с привлечением правоохранительных органов.


Суд первой инстанции

Все необходимые доказательства были собраны, и дальнейшее развитие ситуации уже было делом техники. Вынося решение, суд первой инстанции исходил из того, что в законе четко прописана субсидиарная ответственность руководителя организации за установленный факт искажения/непредоставления бухгалтерской отчетности. При этом не имеет значения, привели ли его действия или указания к банкротству или нет.

Результат: Жакипжанов Т. привлечен к субсидиарной ответственности и будет погашать всю сумму задолженности ООО «Партизан» своим личным имуществом. 

Апелляция

Не согласившись с таким исходом дела, Темиргали привлек юристов, которые обжаловали определение суда в апелляции и выиграли. Апелляция сочла разумным довод, что на момент принятия нормы закона о субсидиарной ответственности в 2009 году, Жакипжанов Т. уже не являлся ген. директором компании-должника, работал по трудовому договору в другой организации и поэтому не может быть привлечен к субсидиарной ответственности. Апелляция отменила решение первой инстанции о взыскании с него суммы долга.

Кассация

Кассация, в свою очередь, не согласилась с апелляцией и вернула решение суда первой инстанции. В обоснование кассация сослалась на то, что к ответственности могут привлекаться ЛЮБЫЕ контролирующие должника лица, даже если они официально трудоустроены в другом месте. А так как в материалах судебного дела есть доказательства того, что Жакипжанов продолжал представлять интересы должника и после своего официального увольнения (продолжал сдавать нулевую бух. отчетность за своей подписью, присутствовал в суде, подписывал документы, оформлял сделки и т. д.), то суд первой инстанции привлек его к ответственности абсолютно обоснованно. Высший арбитражный суд в мае 2014 года постановление кассации оставил без изменения.

Результат

Я не знаю, чем закончилась история с правоохранительными органами по поводу хищения сельхозтехники, но факт остается фактом: Жакипжанов Т. будет погашать долги компании перед налоговой и контрагентами всем своим личным имуществом.

Кроме того, у кредиторов остается право подать на его личное банкротство и оспорить сделки, которые он совершал уже по выведению своего собственного имущества (в том числе и на супругу при разводе).

А если таких сделок не окажется (или оспорить их не получиться), то для кредиторов приятным моментом будет тот факт, что при завершении банкротства физического лица их долги никуда не денутся, т. к. долги, связанные с ущербом и субсидиаркой, не списываются. С такими долгами человека можно банкротить хоть каждые 5 лет.

P.S. Почти бесплатная некомпетентность

Ну и в заключение необходимо отметить основные предпосылки такого печального исхода.

Судите сами: Жакипжанов полноценно участвовал в деле о банкротстве и не мог не знать о том, что его привлекают к ответственности. Тем не менее, при привлечении к субсидиарке он не только не явился в суд первой инстанции, но и не направил юристов. За что и был наказан: отсутствие возражений воспринимается судом как согласие с доводами оппонентов.

В апелляции он уже потратил деньги на привлечение профессионалов и во многом благодаря этому и получил отмену решения суда первой инстанции.
А на кассации он опять сэкономил: юристов от него не было, и он опять проиграл.

В итоге экономия на компетентности обошлась Жакипжанову Т. существенно дороже, чем он планировал.

Если вы тоже считаете, что профессионализм и опыт – это слишком дорого, не обращайтесь в «Игумнов Групп».

Для тех, кто любит копать глубже и во всем разбираться сам – оставьте свою почту и мы пришлем вам судебные акты по этому делу:


P.S. Мы никогда не раскрываем предоставленную нам информацию и не афишируем своих клиентов без их желания. Данная статья основана исключительно на публичных сведениях, размещенных в открытых источниках. Она является описанием конкретного судебного дела из общедоступной картотеки Арбитражных дел и не может расцениваться как сложившаяся судебная практика в целом, так и рекомендация к действию в частности. Автор не несет ответственности за результаты ваших смелых экспериментов.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите во Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.