Monthly Archives: Июль 2020

Ответственность за преднамеренное банкротство Сразу оговоримся — мы не являемся специалистами в уголовном праве. Данная статья будет отражать наш субъективный опыт работы с обвинениями в преднамеренном банкротстве лишь как спецов в этом самом банкротстве. Но начнем с того, как это бывает на практике.
Разбор судебной практики

Если вы поищите судебную практику по ст.196 УК РФ, то удивитесь, как ее мало. Все верно: доказывание преднамеренного банкротства весьма проблематичная штука, требующая определенной квалификации как в праве в целом, так и в экономических моментах в частности. Поэтому правоохранительные органы чаще идут по более легкому пути — переквалифицируют подобные дела на резиновую статью «мошенничество». Но тем не менее нельзя сказать, что статья за преднамеренное банкротство совсем не работает.

Вот пример:

У Романа было свое ИП, которое занималось розничной торговлей. В сентябре 2010 года Роман заключил с Павлом два договора займа и получил 461 тыс. долларов.

Спустя месяц после получения денег Роман начал последовательно выводить свое имущество из под удара: подарил дочери земельный участок с домом, продал 4 автомобиля и развелся с супругой.

Так и не дождавшись выплат, кредитор решил действовать и обратился в суд. Задача: взыскать с Романа деньги по договору займа с учетом начисленных процентов. Летом 2011 суд удовлетворил иск, только денег Павел так и не увидел — Роман к этому моменту уже был бомжем.

Тогда осенью 2011 кредитор обратился с заявлением о признании Романа банкротом. Решение было верным, тем более, что у Павла имелась информация об отчуждении активов.

Дальше ситуация развивалась по стандартной схеме: суд заявление принял, на сцену вышел арбитражный управляющий, который и начал раскапывать махинации Романа. Тут-то и вскрылись все сделки с продажами и дарением. Напомним, что дарение — один из самых паршивых способов защиты активов, а уж тем более, когда он сделан в безалаберной форме.

Управляющий долго не думал и обратился с заявлением в ОВД, а те, в свою очередь, возбудили уголовное дело. Основанием для возбуждения стал вывод активов Романом, что квалифицировалось как намеренное доведение до банкротства.

Должник изворачивался как мог: и что он не первый раз брал у Павла деньги, и что готов был платить, да вот только с бизнесом не пошло. И вообще, договор займа от 2010 года — это пролонгация других обязательств, взятых еще в 2003 году. Что по поводу дарения — так это был подарок на свадьбу дочери, а она уж никак не могла знать о долгах отца.

И в целом, все могло бы пойти по стандартному сценарию: заявление — стол — опрос — отказ в возбуждении дела. Если бы не активность кредитора и арбитражного управляющего.

А еще — во многом исход дела решили опрошенные свидетели, которые озвучили следующее:

  1. При выдаче займа Роман с Павлом обсудили, что денежные средства выдаются на развитие бизнеса. В случае же, если дело не выгорит, недвижимость — участок с домом — достанется Павлу в счет долга;
  2. Земельный участок вместе с домом был подарен дочери, после чего она все перепродала своей дальней родственнице за 900 тысяч рублей. По прошествии же нескольких судебных разбирательств выяснилось, что половина земельного участка и дома уже принадлежит бывшей супруге Романа;
  3. Бесспорно, что сделки по продаже и дарению имущества совершались с целью избежать выплаты долга. Не мог же должник за месяц забыть о долгах на сумму почти полмиллиона долларов. При том, что совершая эти сделки, он уверял Павла, что все будет хорошо и он все выплатит.

Как итог, суд признал вину Романа и вынес приговор — 3 года лишения свободы.

Но полмиллиона долларов — сумма способная творить чудеса, поэтому история на этом не заканчивается.

Суд принял во внимание, что Роману дана положительная характеристика со стороны родственников, отсутствуют аналогичные нарушения, на его иждивении находится престарелая мать, и снизил степень наказания до 3 лет условно.

Но и это еще не все. Сославшись на п. 9 Постановления Госдумы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», суд постановил снять с Романа наказание, судимость и даже не назначил штраф.

Если интересно почитать все подробности этого кейса, оставьте свою почту ниже, и мы вышлем вам приговор по этому делу:

В целом, история для Романа закончилась более, чем удачно. Но не всем так везет.

У юристов есть золотое правило: проблему проще не допустить, чем решить. И это наглядно работает в уголовных процессах: 99,7% обвинительных заключений завершаются утвердительным приговором.

Поэтому единственно правильная цель при обвинениях в преднамеренном банкротстве — это не допустить возбуждения уголовного дела. Как мы в «Игумнов Групп» справляемся с этой задачей — покажу на примере ниже.
Наш кейс

Я вел дело о личном банкротстве директора и по совместительству учредителя ряда организаций. Назовем его Олег.

Олег был бенефициаром завода и еще нескольких десятков компаний помельче.

С одним из кредиторов — Кириллом — завод подписал договор о поставке продукции. Скажем, это были велосипеды. Продукция была поставлена, но завод не смог платить по обязательству. Поставщик обратился в суд.

Стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил на следующих условиях: завод возвращает половину велосипедов, обязательства по выплате остатка переходят на одну из компаний Олега, а Олег выступает поручителем.

Был составлен график платежей, по которому так и не прошло ни одной оплаты. Поскольку на новом должнике никогда не было никаких активов, пытаться взыскать с него долг было бесполезно — тут бы даже банкротство не помогло. А вот с Олега было что взять, поэтому в 2016 году Кирилл подал заявление о его личном банкротстве.

А кто инициирует процедуру, тот и музыку заказывает. В частности, Кирилл поставил на процедуру подконтрольного управляющего, который и начал копать под нашего клиента.
Дружественные кредиторы

В рамках процедуры реструктуризации управляющий сделал финансовый анализ и выявил сомнительные сделки должника. Эти сделки легли в основу заявления о совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК «Преднамеренное банкротство».

ФУ исходил из следующего: все личные долги Олега состояли из поручительств. Почти миллиард Олег был должен по банковским кредитам, которые брал завод. И еще столько же обязательств набрали остальные компании Олега. И там, и там он выступал поручителем.

Но! Перед кредитной организацией Олег поручился еще в 2012 году, а за свои компании в 2014-2015 — уже после того, как было очевидно, что завод не вернет долг банку. При этом компании, по обязательствам которых поручился Олег, были объективно пустыми. К примеру, одна не сдавала отчетность, а по другой в ЕГРЮЛ были внесены сведения о недостоверности юр. адреса и данных директора. О каком поручительстве на сотни миллионов может идти речь, если юрлица фактически мертвые?

Раз никакого экономического смысла эти сделки не имели, ФУ сделал вывод, что единственной их целью было искусственное наращивание кредиторской задолженности с целью размытия доли реальных взыскателей и последующим уменьшением выплат в их пользу. Как это бывает — мы подробно писали в статье «Дружественный кредитор в банкротстве».

Подозрения ФУ подкреплялись и цифрами сделок. Поручительства за дружественных кредиторов превышали требования вражеских кредиторов аккурат на… 100 тыс. рублей. Ситуация выглядела примерно так:

Вражеские кредиторы: 1 млрд. рублей = 49,0009%
Дружественные кредиторы: 1 млрд 100 тыс. рублей = 50,0001%

А как вы помните: под понятие «преднамеренное банкротство» попадают не только действия должника, направленные на прямой вывод активов, но и «действия косвенного характера, направленные на создание неплатежеспособности». Вот под последним как раз и понимается искусственное наращивание должником своей кредиторской задолженности.

При этом, все дружественные кредиторы Олега включились в реестр требований, а значит, имели большинство голосов на собрании кредиторов. И право на получение чуть более половины денежных средств из будущей конкурсной массы. Перевес голосов в 0,0001% давал возможность Олегу влиять на процедуру банкротства, даже при условии вражеского управляющего.

Для оппонентов такие раскопки — знатный куш. Воодушевленный и подгоняемый кредитором ФУ расписал свои умозаключения в финансовом анализе и направил заявление в ОВД.
Стратегия защиты

Учитывая, что дела о преднамеренном банкротстве обычно целиком и полностью строятся на данных финансового анализа, стратегия выбранной нами защиты была направлена на тотальное разрушение данного доказательства по делу. Для этого предстояло решить несколько последовательных задач:

Этап №1. Процедура реструктуризации
В данный момент на процедуре стоял вражеский АУ, поэтому направлений работы здесь было несколько:

  1. Находим нарушения в сделанном ФУ анализе и направляем жалобу в суд с просьбой о признании его несоответствующим методике расчета, установленной подзаконными актами.
  2. Пока суд рассматривает нашу жалобу, доносим дознавателю позицию о невозможности положить данный фин. анализ в основу уголовного дела в связи с последующим признанием его недостоверным. При этом с рассмотрением жалобы не торопимся, т. к. есть риск, что суд откажет в ее удовлетворении.
  3. Параллельно работаем над сохранением большинства в реестре требований с целью смены арбитражного управляющего на более лояльную кандидатуру на первом собрании кредиторов (при переходе из процедуры реструктуризации в процедуру реализации имущества).

Этап 2. Процедура реализации
Если мероприятия первого этапа будут выполнены успешно, то в процедуру реализации имущества мы перейдем с более компетентным арбитражным управляющим. Он сделает повторный анализ финансового состояния должника, который наверняка не выявит никаких признаков преднамеренного банкротства.

Данная позиция будет донесена до органа дознания, который будет поставлен в весьма невыгодную позицию: в деле будут фигурировать два противоречащих другу другу фин. анализа, и, чтобы установить истину, надо делать третий (в независимой экспертной организации).

При отсутствии должной мотивации ни одному следователю не придет в голову тратить на это время, и дело перейдет в разряд заведомо отказных.

При этом у нас было два внушительных козыря:
  • в отличие субсидиарки, убытков и прочих прегрешений, копаться в преднамеренном банкротстве предстоит правоохранительным органам. А у этих ребят своей работы полно, и у них точно нет времени под микроскопом изучать каждую сделку должника.
  • возможность заменить управляющего по окончании реструктуризации при условии, что все кредиторы останутся в реестре.

Дальше мы приступили к действиям.
Жалоба на ФУ

Учитывая заинтересованность управляющего в провале моего доверителя, было ясно, что все события он оборачивает в свою пользу через призму своего заказчика. А значит — можно найти до чего докопаться и показать иной взгляд на рассматриваемые события.

Помимо мелочей, мне удалось зацепиться за следующие базовые моменты:

  1. Исследуемые сделки. В своем фин. анализе арбитражный управляющий проанализировал сделки по предоставлению поручительства только по выборочной части аффилированных лиц, а все остальные оставил без внимания. Согласитесь, странное дело: обязательств на 2 с лишним ярда, а проверяется только половина.
  2. Природа сделок. Все обязательства вытекали из поручительств Олега за подконтрольные компании. Но вот только само по себе поручительство не подлежит исследованию на рыночность/не рыночность, поскольку не предполагает встречного исполнения. Именно так я обыграл позицию в пользу своего доверителя: «Да, бенефициар поручился за большие суммы, но это ведь были подконтрольные ему компании, и у него был прямой интерес, чтобы эти организации получали поставляемый товар».

Все свои тезисы я оформил в жалобе, которую направил в суд. Причем жалобу мы подали максимально быстро, чтобы потом парировать этим перед достопочтенными органами: «Уважаемые, пока вы на заявление управляющего смотрите, у нас уже во всю идет спор в арбитраже по этому заключению».
Активное сопротивление

Логично, что наши оппоненты сделали основной упор на выбивание «дружественных» кредиторов из реестра. В этом случае они не только бы сохранили арбитражного управляющего при переходе в следующую банкротную процедуру, но и получили бы большинство голосов на собраниях.

Так, на включение одного из кредиторов была подана апелляционная жалоба с требованием отменить определение и отказать во включении в реестр. О том, как это делается на практике — мы писали в статье «Как исключить кредитора из реестра требований».

Чтобы вы понимали масштаб проблемы, поясню:
  • Из 1 ярда дружественных требований размер долга перед этим кредитором составлял более 900 миллионов. Если он выпадет из реестра, теряются как голоса на собрании кредиторов, так и возможность назначить другого АУ.

  • Суд апелляционной инстанции, рассматривая жалобу оппонентов, перешел к рассмотрению по правилам первой инстанции и отложил судебное заседание. Значит, риски ее удовлетворения были высоки.

Между тем, до собрания кредиторов оставалось совсем немного времени, и мы успевали сменить АУ, даже если потом кредитор вылетит из реестра.

На почве последнего обстоятельства, ФУ обратился в суд с просьбой принять обеспечительные меры в виде запрета на проведение первого собрания кредиторов до момента рассмотрения по существу поданной им апелляционной жалобы. Мотивировал он это тем, что определение первой инстанции о включении данного кредитора в реестр в любом случае будет отменено.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Действительно, в случае рассмотрения апелляционной жалобы по правилам первой инстанции, вынесенный ранее судебный акт отменят. Даже если апелляция придет к тем же выводам, что и первая инстанция, отмена произойдет по безусловным основаниям.

Позиция оппонентов была бы верной, если бы не одна деталь: отмена судебного акта о включении кредитора произойдет только по итогам рассмотрения жалобы. А значит, пока она не рассмотрена, определение первой инстанции действует.

Если бы суд удовлетворил обеспечительные меры — Олег бы и с банкротством по полной встрял, и на преднамеренное скорей всего залетел, но суд правильно разобрался в ситуации, применил верные нормы права и отказал в применении обеспечительных мер. Конечно, тут не обошлось без внушительных пояснений, поданных представителями заинтересованных в исходе лиц. Ну вы помните, кто пишет эту статью.

Как итог, собрание проведено успешно — кредиторы предложили кандидатуру нового управляющего и большинством голосов ее утвердили. Процедура банкротства перешла в ее финальную фазу — «реализация имущества».
Новый АУ

На этом этапе дело оставалось за малым. Новый управляющий сделал финансовый анализ и написал заключение, согласно которому признаков преднамеренного банкротства не выявлено. Это заключение ушло следователю, и доследственная проверка в отношении Олега была прекращена за отсутствием состава преступления.

Замечу только, что в итоге суд оставил кредитора в реестре, но отказал в удовлетворении жалобы на фин. анализ предыдущего арбитражного управляющего. Но если первое событие облегчило нам работу по процедуре, то второе — уже не играло какой-либо роли в дальнейших событиях.

Данная история произошла 2 года назад, и на сегодня кейс можно считать успешно завершенным.
Как избежать ответственности

Как видно из практики выше, схема по привлечению за преднамеренное банкротство работает в следующем формате: управляющий вступает в дело о банкротстве — анализирует финансовое положение должника и как оно менялось — готовит фин. анализ с выводами о наличии/отсутствии признаков преднамеренного банкротства. Подробнее о принципах подготовки и роли фин. анализа в судьбе бенефициаров бизнеса мы писали в статье «Финансовый анализ при банкротстве».

Если АУ находит сделки, которые привели к банкротству (а это может быть как вывод активов, так и искусственное наращивание кредиторки), он пишет заявление в ОВД, в котором описывает свои умозаключения и просит проверить должника на предмет преднамеренного банкротства. К заявлению прилагается тот самый фин.анализ.

Здесь у опытного читателя должен возникнуть вопрос: а как делать фин. анализ по физическому лицу, который не сдает отчетности, не ведет кассу и никак не учитывает дебиторку, основные средства и товарные запасы?

Отвечаю: действительно, стандартный фин. анализ юридического лица делается в 2 этапа. Сначала анализируются финансовые показатели, затем — хозяйственная деятельность, которая привела к их изменению. В случае же с физ. лицами мы просто пропускаем первую часть с пометкой об отсутствии необходимой информации, и сразу переходим к анализу сделок, повлекших за собой наступление неплатежеспособности. По итогу фин. анализ заканчивается выводами о наличии/отсутствии признаков преднамеренного банкротства.

Если сотрудник органов находит подтверждение изложенным фактам — возбуждается дело. В ситуации, когда ущерб кредиторам свыше 2 250 000 рублей — возбуждается уголовное дело, если меньше — административное.

На практике дела по преднамеренному банкротству инициируются в единичных случаях и при условии, что есть активный кредитор и управляющий, которые долбят сотрудников ОВД и обжалуют отказные постановления.

В зависимости от того, на каком вы этапе, решить проблему с обвинениями по ст. 196 УК РФ можно следующими способами.

До начала банкротства. За каждым должником, который ушел в банкротство, есть хотя бы одна сделка, которая может вызвать подозрения. Или ее могут трактовать не в его пользу.

Чтобы не гадать, до чего же может докопаться АУ в тандеме с агрессивными кредиторами, лучше обращаться к спецам за предбанкротной подготовкой. Задача: выявить проблемные зоны, которые можно решить еще до начала процедуры. Или хотя бы подготовиться к тому, как их можно будет обыгрывать в дальнейшем.

В процессе банкротства. Если вывод о наличии признаков преднамеренного банкротства уже сделан, ваша задача — дать иную трактовку спорным действиям. В этом поможет оспаривание фин. анализа, сделанного управляющим.

К слову, прямо сейчас мы как раз и занимаемся подобным делом в одном из текущих проектов. Ссылку на дело не дадим: сейчас только начало банкротного процесса, но, с точки зрения того, как оппоненты иногда выворачивают факты — история показательная.

Арбитражный управляющий, анализируя сделки нашего доверителя, выявил падение стоимости активов организации с 570 млн. рублей до 218 млн. Он посчитал, что с таким резким изменением в стоимости не может быть все чисто и заявил о наличии признаков преднамеренного банкротства.

Поскольку с таким выводом мы были не согласны, наши эксперты подготовили другое заключение, в котором эта ситуация показана с другой стороны.

Да, действительно в 2018 году стоимость основных средств организации снизилась более чем в 2 раза, но это было следствием не вывода активов, а простой переоценки имущества. Цель переоценки — отразить в бух. отчетности реальную рыночную стоимость актива. А это, к слову, не прихоть нашего доверителя, а требование закона о бухучете.

Еще один способ решить проблему — сместить АУ. Если очевидно, что арбитражный управляющий играет не на вашей стороне, а за спиной у него не менее голодные кредиторы, попробуйте его заменить. Помочь в этом может наша статья «Как выявить нарушения арбитражных управляющих».
Выводы

1. Проверка наличия признаков преднамеренного банкротства — обязательная часть любого банкротного процесса.
2. Преднамеренное банкротство выявляется на основании финансового анализа, проведенного управляющим. Из него же в последующем выйдут готовые основания для привлечения к субсидиарке или взысканию убытков.
3. Привлекают за преднамеренное банкротство редко. Это объективно. Но сам процесс привлечения, пусть даже с отрицательным исходом, может изрядно потрепать нервы и карман. С карманом помочь вряд ли сможем, но если дороги нервы — вам сюда.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Как мы отбились от взыскания убытков в 57 млн
Дело: А66-9473/2016
Размер проблемы: 57 миллионов
Начало проекта: ноябрь 2018
Длительность: полтора года
Сложность: 3/5
Трудозатраты: превысили запланированный объем
Темп: аккуратный
Результат: победа во всех инстанциях
Стоимость: шестизначная, в рублях

О «Верхневолжском кирпичном заводе» («ВВКЗ») мало кто слышал. Он расположен в Тверской области и в свое время входил в группу компаний «Мастер Групп», реальным бенефициаром которой считается печально известный банкир Бажанов Феликс Викторович и его банк «Мастер-Капитал».

Несмотря на скромное название, завод имел существенные масштабы деятельности. Одних только активов у предприятия числилось почти на 5 млрд рублей. Но постепенно сумма заемных средств приблизилась к 8 млрд и заводу пришлось уйти в банкротство.

Одним из кредиторов стал налоговой орган. В результате выездной проверки были обнаружены сделки, с помощью которых была занижена налоговая база и получены необоснованные вычеты. По итогу компании доначислили 44 млн, с которыми налоговая включилась в реестр требований кредиторов.

Первое, за что взялся конкурсный управляющий — вменение убытков генеральным директорам, в чей период совершались данные сделки. Фактура для этого имелась: решение налоговой по итогам выездной проверки уже вступило в законную силу и установленные в нем обстоятельства имеют преюдициальное значение.

Юристом, защищавшим одного из директоров, была яркая и активная женщина. Чтоб вы понимали — такому человеку дай серп после судебного заседания и он нажнет травы на всех парнокопытных Тверской области. Продолжая двигаться просто по инерции. Вот сколько у человека энергии!

И стратегия защиты ею была выбрана соответствующая. Сначала по ее ходатайству суд вызвал кучу народа в качестве свидетелей. А потом она решила размазать убытки тонким слоем и заявила топ-менеджеров в качестве солидарных ответчиков.

Что-что? Ответчик просит о привлечении соответчиков?!

Учитывая, что таким правом наделен только заявитель по иску, суд запросил мнение конкурсного управляющего. На что тот ответил: «На усмотрение суда». И вот, с молчаливого согласия КУ, вместо 2 человек убытки стали взыскивать с 6. Среди них был и Владимир. До 2016 года он занимал позицию финансового директора завода и еще вчера давал показания по этому делу в качестве свидетеля.

Владимир поискал юристов в Твери, в Москве и среди знакомых. А потом наткнулся на сайт «Игумнов Групп», увидел результаты наших дел, впечатлился, обратился. И это был самый правильный ход.

Интересно, что Владимир даже не стал приезжать к нам в офис, чтобы убедиться, что мы «реально настолько круты, как про себя пишем». Просто позадавал вопросы по телефону и принял решение запускать работу.

Плюсы

Начало проекта
Мы вступили в дело, как только суд привлек Владимира в качестве соответчика. С его стороны не было ни отзывов, ни пояснений. Значит, мы могли строить свою позицию с нуля.

Один стейкхолдер
Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

Отсутствие презумпций
С нашего клиента взыскивали убытки, и в сравнении с субсидиаркой здесь 2 приятных момента. Второстепенный: суммы требований меньше, оттого клиентам дышится чуть легче (но это неточно). Основной: нет такого количества презумпций, которые вменяются по умолчанию и которые устанешь опровергать.

Знакомая тема
Мы практикуем убытки/субсидиарку много лет и уже давно перешли от общего понимания норм закона к ювелирной шлифовке мелких деталей.

Минусы

Налоговая
Убытки вменялись за неуплату налогов. Если вы еще не поняли из наших статей, еще раз напомним: налоговая, АСВ и другие госструктуры — самые свирепые оппоненты.

Показания главного бухгалтера
Юрист гендира успела побеседовать с главным бухгалтером и вызвала ее в качестве свидетеля. Та под присягой дала показания против финдиректора. Так выглядела ситуация на первый взгляд, но нам еще предстояло с ней поработать.

Все против всех
Формат работы «все мочат всех» — не самый легкий путь к победе: вскрывается слишком много нюансов и приходится тратить время и нервы не только на прямых оппонентов, но и на успокоение соседей по скамейке. Хоть навыков работать в таких условиях нам и не занимать, проект это проще не делало.

Фактические обязанности
Оппоненты давили на то, что наш доверитель совмещал работу финансового директора с участием в совете директоров — а значит, «знал и одобрял». Кроме того, в длительные  периоды отсутствия гендира он исполнял его обязанности, таким образом, принимая на себя всю ответственность КДЛ.

Анализ дела

Позиция конкурсного управляющего по взысканию убытков в части Владимира опиралась на следующие тезисы:

  1. Сделками по уклонению от уплаты налогов был причинен ущерб кредиторам. Сделки с неблагонадежными контрагентами стали причиной недополученных бюджетом денежных средств. Эти обстоятельства были исследованы в рамках выездной проверки. Как итог, вынесенное решение вступило в законную силу и имело преюдициальное значение. Преюдициальное — значит, установленные обстоятельства не подлежат повторному исследованию и принимаются судом как доказанные.
  2. Финансовый директор входил в Совет директоров. Значит, мог принимать решения по заключению сделок, результатом которых стал причиненный кредиторам ущерб. Значит — ответственность за эти сделки можно перевесить на финдира.
  3. Замещение генерального директора. «Неправильные» сделки совершались в период с 01.01.2012 по 07.12.2015. В это время Владимир частенько исполнял обязанности гендиректора в связи с его длительным отсутствием и, по сути, являлся КДЛ. Поэтому оппоненты (в лице активного юриста с серпом) предлагали разделить ответственность гендиректора с Владимиром, а лучше — гендира вообще не трогать.
  4. Свидетельские показания. Вместе с участниками якобы существовавшего совета директоров в качестве свидетеля суд вызвал и главного бухгалтера Ирину. И по мнению наших оппонентов, она подтвердила, что:

  • У нее было два руководителя: генеральный директор и финансовый директор. Именно они говорили ей, что делать, что подписывать;
  • Существовал так называемый Совет директоров, который мог принимать решения по совершению тех или иных сделок. В частности, и тех, за которые были доначислены налоги.
    В чем суть?

Взыскание убытков/ущерба осуществляется в порядке ст. 15 ГК РФ. И в соответствии с этой статьей нужно доказать одновременно три условия:

  1. наличие убытков и их размер,
  2. противоправное поведение ответчика (вина ответчика, неисполнение им своих обязательств),
  3. причинно-следственную связь между понесенными убытками и неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательств.

Для конкурсного управляющего ситуация сильно упрощалась благодаря решению налоговой, вынесенному по результатам выездной проверки. Согласно этому документу, наличие убытков, их размер и факт причинения были установлены, а значит пункт №1 в списке выше «done».

Аналогично дело обстояло и с пунктом №3. Налоговая установила, что недоплата в бюджет возникла именно вследствие неправомерных действий юридического лица по заключению сделок с неблагонадежными контрагентами — причинно-следственная связь налицо. С этими доводами не поборешься.

Решение налоговой вступило в законную силу и обстоятельства в нем прописанные имеют преюдициальное значение.

Но само юридическое лицо не может заключить сделки — у него нет ручек. Свою волю по подписанию документов оно реализует через вполне конкретных физических лиц, занимающих определенные должности в организации. Как раз список этих лиц и степень их вины конкурсному управляющему подлежало установить в рамках рассматриваемого спора.

Соответственно, наша позиция была прямо противоположной.

Может, мы и не могли опровергнуть факт наличия убытков и причинно-следственной связи между сделками и наступлением негативных событий для государственной казны. Но мы могли опровергать наличие вины нашего доверителя в этих событиях.
Подготовка к суду

После того, как мы первоначально изучили дело, оно не показалось нам сложным. Я дала прогноз на выигрыш с вероятностью 90%, в срок за 4-6 судебных заседаний. После чего мы занялись основательной подготовкой к судебному процессу: детально расспросили Владимира о его обязанностях, запросили документы о трудоустройстве, прошерстили решение налоговой и аудиозаписи состоявшихся судебных заседаний.

В итоге позиция была выбрана простая и лаконичная: не было, не участвовал, не подписывал.

Совет директоров. В учредительных документах, в частности, в Уставе, было прописано, что компанией может быть организован Совет директоров. Но, со стороны оппонентов, это был единственный документ, в котором этот совет упоминался. Не было ни приказа со списком участников, ни протокола встреч. Более того, в самом уставе информация о наличии Совета появилась только в конце 2014. Таким образом, наш доверитель не участвовал в Совете директоров и никаких сделок не одобрял. Задача доказывать обратное лежит на арбитражном управляющем.

Обязанности фин. директора. Не зря мы штудировали должностные инструкции и внутренние акты компании. Во всех документах было прописано, что за исчисление и уплату налога несет ответственность бухгалтер. Это его полномочия: проверять, проводить, доначислять. При этом в задачи фин. директора не входит выбор контрагентов, их проверка на благонадежность и заключение договоров.

Что касается исполнения обязанностей генерального директора: согласно Трудовому кодексу, с Владимиром должна была подписываться должностная инструкция как с И. О. на время его замещения гендиректора, в которой был бы определен список его полномочий. Но как таковой данный документ отсутствовал.

Соответственно, мы исходили из того, что замещение гендиректора во время болезни было формальным: без наделения соответствующими полномочиями на совершение сделок и проведение оплат. Опять же, в рамках дел по убыткам доказывать обратное — задача заявителя по иску. О чем мы не преминули напомнить конкурсному управляющему («Хей, это не субсидиарка, детка!»). По нашей версии событий получалось, что Владимир вообще не у дел.

Показания бухгалтера. Доверяй, но проверяй — это же касается и того, что написано в судебных актах. Одно дело, когда это опечатка. К примеру, как это было у нас в одном процессе по субсидиарке. И совершенно другое — когда представленные доказательства выворачивают туда, куда хочется.

На пару с помощником мы прослушали аудиозапись судебного заседания, и каждый по отдельности его законспектировал. После — сверили. Учитывая, что два человека услышали одно и то же, это сложно назвать совпадением.

На записях главбух буквально сказала, что о существовании Совета Директоров знала только потому, что это было прописано в уставе компании. При этом о его функционировании она не слышала, распоряжений на основании проведенных собраний не получала.

В нашем случае: фактическое содержание первого допроса бухгалтера и то, как это отразили в своей позиции наши оппоненты — это небо и земля. Остается только донести это до суда.

Показания гендира. По результатам налоговой проверки, еще в 2016 году генерального директора вызывали для допроса. Нам удалось достать и проанализировать этот протокол. В разговоре с налоговым инспектором гендир озвучил, что решения по всем сомнительным сделкам принимались собственниками завода без участия в этом процессе иных топ-менеджеров. Дзынь, еще одно доказательство в нашу копилку.
А что со сроком исковой давности?

Кто с нами давно, уже знает, что умение жонглировать сроками исковой давности — наш любимый фокус. Подробнее об этом читайте в статье «Исковая давность по субсидиарной ответственности». Но в этом деле он у нас не прошел бы.

Объясняем: по убыткам срок исковой давности составляет 3 года и считается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о совершенном действии/бездействии. Этим моментом по общим правилам считается смена директора или проведение годового собрания участников общества. Подробнее об этом в статье «Взыскание убытков с генерального директора». Там еще есть важный момент о том, чем отличаются убытки от судсидиарки. Стоит глянуть хотя бы ради этого.

В нашем деле было три привлекаемых директора.

Андрей был в должности генерального директора в период с 15.04.2006 по 27.02.2012, Юрий — в период с 15.02.2012 по 10.06.2013, и последнее и основное привлекаемое лицо — Сергей (чьи интерес представлял юрист с серпом) — 10.06.2013 по 09.06.2016.

По логике законодателя, срок начинает течь с момента, когда один директор ушел с поста, а другой занял его место и получил документы по компании. Последнее особенно важно, ведь бывает, что новому директору приходится буквально вырывать когтями эти документы. Если же фактически никаких возражений по передаче документов у нового директора не возникло, то срок начнет исчисляться с момента вступления в должность.

Подробнее о непередаче документов мы писали в закрытом письме нашим подписчикам в рамках ежемесячной рубрики «Ответ на вопрос читателя». Если эта информация вам нужна, оставьте свой е-мейл, и мы продублируем письмо вам на почту:

В нашем деле вменялись правонарушения, возникшие в период 2012-2015. Но упомянутые Андрей и Юрий запросто отбились бы (и отбились) сроком исковой давности, а вот последнему директору Сергею и нашему клиенту Владимиру это не светило. Сами посудите.

Первый директор Андрей ушел 27.02.2012 + 3 года = второй директор Юрий мог обратиться с взысканием убытков до 17.02.2015.

По самому Юрию — у третьего директора Сергея было время до 10.06.2016, чтобы взыскать с него убытки.

А вот Сергей был последним директором перед тем, как появился временный управляющий. А значит, срок давности для предъявления иска по убыткам точно не истек.

Увы, но и нашему доверителю Владимиру этот способ защиты тоже не подходил — он работал на заводе в тот же период, что и последний директор Сергей. Конечно, можно было сделать придурковатый вид и ради кипиша заявить о пропуске срока исковой давности, но стрельба в молоко — это не тот вид спорта, который нам интересен.
Что было в суде

Работать по проекту мы начали в ноябре 2018 г. и планировали выиграть первую инстанцию к февралю — край, к марту 2019 г. Но здесь я совершила крайне досадный просчет: при расчете трудоемкости я не приняла во внимание буйную энергию «юриста с серпом» (которая пыталась размазать убытки по бывшим коллегам своего клиента) в совокупности с его низким уровнем квалификации.

Почти год мы катались в Тверь для того, чтобы смотреть, как человек пытается подогреть воду в океане вместо того, чтобы воспользоваться чайником: почти каждое судебное заседание начиналось под флагом: «Уважаемый суд, мы ходатайствуем…».

Причем одно дело, если ходатайства подаются по делу. Но если они заранее отказные… Лучше приведу пример: «Ходатайство о фальсификации договоров по оспариваемым сделкам». Юрист заявляет, что ее доверитель — последний директор Сергей — не подписывал документы по сделкам с неблагонадежными контрагентами. Не спорим, такую штуку можно и нужно применять. Если бы только не следующие обстоятельства:

  1. Факт подписания документов соответствующим лицом установлен в ходе выездной налоговой проверки. Более того, решение налоговой по итогам ВНП пытались оспорить, но оно устояло. А все свои экспертизы и возражения нужно было заявлять, когда шла проверка или в ходе оспаривания. Тем не менее, решение налоговой вступило в законную силу, имеет преюдициальное значение, и у суда нет оснований перепроверять порядок доначисления налогов. Все, ребята, поезд уехал.
  2. Сергей занимал должность ген. директора. А значит, неважно, чья подпись стояла на подписанных сделках, ведь он, как руководитель, не мог не знать о совершенных сделках.

Но одной экспертизой это не закончилось. Передаю диалог:
  • «Давайте отложимся на сентябрь», — говорит юрист с серпом.
  • «Почему?», — судья.
  • «Ну мы же заявили ходатайство об экспертизе», — юрист.
  • «Так оно же еще открыто, я же его еще не удовлетворила», — судья.
  • «Дело в том, что мой доверитель как раз сейчас находится в санатории. Он отдохнет, чтобы у него почерк восстановился и был таким же, как 5 лет назад. Как отойдет, сможет пройти экспертизу».

Думаете, это все? О нееет.

Ключевым героем, который мог развеять смуту, был упомянутый нами главный бухгалтер. Ранее она уже давала свидетельские показания под присягой, но т. к. на тот момент Владимир сам проходил по делу в качестве свидетеля, вопросов главбуху он, конечно, не задавал. Теперь же мы отмотали назад и попросили суд вызвать бухгалтера в качестве свидетеля для повторного допроса с нашим участием.

На что «юрист с серпом» заявил:

— «Ну тогда мы хотим пообщаться со свидетелем, прежде, чем его начнут допрашивать».

Все, кто был в зале суда, растерялись. Изумились. Переглянулись. И спрятали глаза, лишь бы сдержаться.

Попросить разрешения суда, чтобы подготовить свидетеля к даче показаний? Это что еще за ход такой?!

Подобная стратегия ведения дела применима, когда процесс заведомо проигрышный. Тогда ответчику надо затянуть момент вынесения судебного акта, чтобы истекли сроки на оспаривание сделок по отчуждению личных активов. Как это бывает, мы писали в статье «Способы защиты личного имущества должника». Но, все-таки, обычно это делается чуть красивее и без наивных предложений суду.

Собственно, в удовлетворении ходатайств суд постоянно отказывал. Но каждый раз делал это вдумчиво, неторопливо и с погружением в детали. По опыту мы знаем, что такая неторопливая специфика свойственна большинству региональных судов: судебных процессов меньше, времени поковыряться в деталях — больше. Да и зависимость от судейской зарплаты выше — это тебе не Москва, где уволенный судья всегда работу найдет. В общем, в ситуации, когда Московский арбитраж уже жестко отдрючил бы слабо подготовленного представителя, региональные суды возьмут время, чтобы перепроверить информацию.

Так мы плавно перетекли к череде нудных заседаний. Учитывая, что определение о привлечении Владимира в качестве соответчика было вынесено в середине октября 2018, то финальное заседание первой инстанции прошло в конце сентября 2019. 11 месяцев на убытки по прозрачному иску!

Кстати, главбух оказалась женщиной со стержнем. На повторном опросе мы готовились к худшему развитию ситуации. Но главбух не отошла от истины и подтвердила нужную нам информацию об отсутствии реальной деятельности Совета директоров и обязанностях финансового директора Владимира.

Чтобы получить все судебные акты по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

В итоге, как и ожидалось, первые два директора — Андрей и Юрий — отбились при помощи срока исковой давности.

Что до нашего доверителя, суд сослался на следующее:
  • показания бухгалтера Ирины и Владимира совпадали друг с другом и подтверждали, что в компании не было такого органа управления, как Совет директоров;
  • за отсутствием Совета директоров, конкурсный управляющий не представил никаких иных доказательств, что Владимир принимал участие в одобрении решений и совершении сделок завода, в том числе с неблагонадежными контрагентами.

Убытки были взысканы только с последнего директора Сергея — того самого, чьи интересы отстаивал «юрист с серпом». С его указания вся эта каша заварилась, он же единственный крайним и остался.
Последующие инстанции

Если честно, после победы в первой инстанции мы понимали, что риск проиграть не велик.

Во-первых, предоставив объективную расшифровку опросов бухгалтера, которые проводили и с нашим участием, и без, у нас были показания, подтверждающие, что Владимир не входил в Совет директоров. Доказательства обратного в первой инстанции представлены оппонентами не были, а сделать это в апелляции мало реально, учитывая, что будет сопротивление в нашем лице.

Во-вторых, на допросе в ФНС последний директор Сергей признавал, что все сделки согласовывались собранием участников «ВВКЗ», на котором решающую роль играло руководство «Мастер-Групп».

Собственно, это позицию нам удалось донести и до апелляционной инстанции в Вологде, и до кассационного суда в Питере. От убытков нам удалось отбиться.

Но буквально неделю назад конкурсный подал новое заявление. В этот раз он пытается привлечь нашего клиента к субсидиарной ответственности, так что у истории будет продолжение.

Кстати, это хороший пример того, сколько по времени вас может не отпускать прошлое: Владимир уволился с завода в 2016 году, с 2018 по 2020 его привлекали к убыткам. И сейчас еще минимум на год растянется суд по субсидиарке.

Итого: 5 лет в постоянном напряге и расходах на юристов, чтобы не потерять все то, что заработано за время активного строительства карьеры.
Выводы

1. При попытке взыскать с вас убытки, привлечь к субсидиарке или просто получить долг по кредиту — всегда проверяйте срок исковой давности. Да, в нашем деле это не работало, зато спасло часть других ответчиков;

2. Убытки и субсидиарка — это хоть и схожие по сути, но все-таки разные инструменты для привлечения к ответственности. Важно их различать, чтобы повысить шансы на победу;

3. Перепроверяйте информацию и в случае, если вы участвовали в судебном заседании, и если оно прошло без вас. Кто-то может просто ошибиться, а другой — переврать даже объективные доказательства в свою пользу.

4. Словесное недержание и размахивание руками может впечатлить только дилетанта. Если вам нужны такие юристы, то не звоните в «Игумнов Групп». Мы предпочитаем снайперскую работу по ключевым точкам и не держим иных спецов.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Способы защиты личного имущества должника Предположим ситуацию, что очень скоро вы задолжаете круглую сумму денег. Например, ФНС привлечет вас к субсидиарке за долги бизнеса по налогам.

Морально вы не готовы к такой перспективе. И тем более вы, как наемный директор, не получивший ни копейки из обналиченных денежных средств (или, наоборот, бенефициар, чья компания была разворована менеджерами), не считаете справедливым расставаться со своим личным имуществом в счет уплаты долга за чьи-то косяки. Но справедливость и ваши желания мало волнуют кредитора. Он придет и заберет все, до чего сможет дотянуться по закону.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, подпишитесь на рассылку

Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.


Чтобы понять, что с этим делать, сначала нужно посмотреть на ситуацию со стороны ваших оппонентов и понять, какие шаги они будут предпринимать, чтобы лишить вас всего с трудом нажитого. И затем выработать план по своей защите. Этим и займемся по тексту ниже.

P.S. Нижеуказанная информация является анализом сложившейся судебной практики, носит ознакомительный характер и автор не призывает к ее применению. Наоборот, автор считает, что должник обязан действовать разумно, добросовестно и прилагать все возможные усилия к тому, чтобы погасить долги перед кредиторами, даже если для этого придется продать почку (если долг перед бюджетом — можно обе).
Действия кредитора

После того, как судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности (взыскании убытков / долга по займу или поручительству / неосновательного обогащения и т.д.) вступит в законную силу, возможны 2 варианта развития событий: либо кредитор пойдет к судебным приставам, либо подаст заявление о банкротстве должника как физического лица.

Кстати, очень часто слышу от должников мнение о том, что кредитор действует неправомерно сразу обращаясь с заявлением о банкротстве. Мол, «мне гораздо выгодней, чтобы кредитор забирал мое имущество через пристава, чем когда оно обесценится до копейки на банкротных торгах».

Желания должников мне близки и понятны, но кого эти желания волнуют? По закону у взыскателя есть никем не ограниченная возможность самостоятельно выбирать способ защиты своих прав. И если он предпочел вариант банкротства, то это его право. Запрета на подобные действия в законе нет. Поэтому попытка понудить кредитора выбрать иной путь — взыскание через судебного пристава — обречен на провал.

Но вернемся. Итак, к чему готовимся:

Вариант 1. Кредитор возбуждает исполнительное производство.

Исполнительный лист передается в службу судебных приставов. Пристав возбуждает производство и рассылает запросы о наличии имущества у должника. Все, что найдется ставится под арест: с этого момента вы ничего не можете сделать со своими долями в ООО, недвижимостью, банковскими счетами и т.д.

Если пристав попадется смышленый, он направит запрос в ЗАГС, чтобы найти вашу супругу: все деньги, лежащие на счетах жены, и оформленная на нее недвига и авто по умолчанию подразумеваются общим (совместно нажитыми), а значит в нем, как минимум, есть и ваши 50%.

Доказывать, что на самом деле это было личное имущество жены потому что получено по наследству / в подарок / по брачному договору — теперь головная боль супруги. Если она не сможет убедить приставов в своей правоте, то придется обращаться в суд. Чем заканчиваются подобные истории — мы видели своими глазами, почитать наш опыт можно в статье «Как мы проиграли суд по взысканию убытков на 210 млн рублей».

Ключевой момент деятельности приставов заключается в том, что они работают с активами, имеющимися на момент возбуждения исполнительного производства. Если к этой дате у должника нет ни личного имущества, ни официального брака, то максимум чего можно ожидать от пристава — попытку оспорить вывод активов по нормам Гражданского законодательства.

В теории сделать это возможно — анализируем судебную практику и находим иски, поданные судебными приставами по статье 10 ГК РФ «Злоупотребление правом». Пример подобного дела можно получить, оставив свой е-мейл здесь:

Но это единичные случаи. На практике все знакомые приставы как только возникает вопрос об оспаривании сделок по «десятке» закатывают глаза с немым вопросом «Зачем мне это надо?»

Кстати, и сам кредитор имеет право обжаловать действия должника по отчуждению активов со злоупотреблением правом. Параллельно с исполнительным производством. Но подать иск и выиграть его — две большие разницы. Пример судебной практики пришлем — оставьте емейл в форме выше.

Итого:
  • судебный пристав работает с тем, что есть в текущий момент у должника
  • если должник состоит в браке, то в зоне риска будет и имущество оформленное на его супругу/супруга
  • пристав может оспаривать сделки по выводу активов должника по нормам Гражданского законодательства, но не часто этим пользуется. А если и пользуется, то выигрывает только по самым очевидным делам.
  • В общем, судебный пристав не самый серьезный противник вследствие отсутствия должной законодательной поддержки, опыта и мотивации.

Вариант 2. Кредитор банкротит должника.

Кредитор подает заявление о банкротстве физлица в Арбитражный суд. Если сумма долга более 500 тыс.рублей, то вводится одна из процедур банкротства (реструктуризация задолженности или реализация имущества) и назначается арбитражный управляющий (в банкротстве физ.лица он называется финансовый управляющий, но от смены названия суть не меняется).

Финансовый управляющий имеет схожие с судебным приставом полномочия: он запрашивает информацию об имуществе должника и семейном положении, проверяет совершенные сделки и наличие банковских счетов и т.д

Аналогично он проявит интерес к имуществу официальной супруги, если таковая окажется на момент банкротства. А если жена будет в процессе развода с нашим должником, то от его имени примет участие в бракоразводном процессе и постарается выжать из него максимум в пользу своих заказчиков. Как это бывает можно почитать в статье «Раздел имущества супругов при банкротстве».

Но есть и существенные различия между банкротством и исполнительным производством: арбитражный управляющий может (и должен) работать не только по гражданскому законодательству, но и по банкротному. А в ФЗ «О банкротстве» есть глава III.1 — оспаривание сделок должника, совершенных в преддверии банкротства. И вот по этим нормам, сделки по выводу активов слетают намного чаще, чем по пресловутой «десятке». Оно и логично — главу III.1 как раз и придумывали под такие случаи.

Кстати, в банкротстве у должника присутствует отличный шанс лишиться и единственного жилья. Но не будем повторяться, эту тему мы уже размусолили в статье «Как защитить единственное жилье должника».

Итого:
  • в банкротстве финансовый управляющий может применять все те же самые инструменты, которые есть у судебного пристава, и еще кучу новых механизмов из банкротного законодательства,
  • арбитражный управляющий будет искать отчужденное должником имущество потому что
  • сделки по выводу активов должника оспариваются куда легче по банкротным основаниям, чем по ГК,
  • финансовый управляющий —профессионал, мотивированный на результат. Он знает куда копать и где что искать. Его не нужно пинать, чтобы он делал свою работу. Как минимум, потому что у АУ и выше ответственность: если он пропустит какие-то сделки, на него же могут повесить убытки.

Кстати, если должник умер, долги сами по себе не прекращаются и никуда не списываются. По ним тоже можно вести работу — как именно мы писали в статье «Что делать, если должник умер».

В общем, главное, что нужно понять —  банкротство физ.лица куда опаснее для должника (с точки зрения расставания со своим личным имуществом), чем возбуждение испол.производства. И грамотный кредитор пойдет именно этим путем. А значит, к данному сценарию развития событий и надо готовиться.
Срок оспаривания сделок

Грамотная подготовка к личному банкротству, в первую очередь заключается в проверке должником своих сделок на предмет оспоримости. Для этого ему нужно понимать за какой период и как оспариваются те или иные сделки. Итак:

1) Оспаривание сделки должника по нормам ГК РФ.

Оснований для оспаривания сделок по гражданскому законодательству много, но самое популярное из них — злоупотребление правом (ст.10 ГК РФ).

При оспаривании сделки по этой статье надо доказать, что должник отчуждал имущество с целью уклонения от уплаты долга, а не с целью извлечения финансового (хозяйственного) результата. Как это работает на практике, мы разбирали здесь и еще подробно поговорим об этом ниже. Сейчас же остановимся на сроках исковой давности, чтобы вы понимали период в течение которого эта проблема может прилететь:





Здесь два ключевых момента:
  • Во-первых, сроки исковой давности по гражданскому законодательству считаются ВПЕРЕД с момента совершения сделки.
  • Во-вторых, стороны по сделке могут ее оспорить только в течение 3 лет с момента совершения. Но так как кредиторы и финансовый управляющий никоим боком стороной по сделке не являются и не могут знать об ее условиях (а иногда и о ее существовании), для этих ребят три года начинают течь с момента когда они получили информацию о сделке. Но чтобы этот процесс не становился бесконечным по времени, законодатель ввел ограничение — не более 10 лет с момента совершения сделки.

Итого: можно считать, что в течение 10 лет с момента совершения любой сделки кредиторы могут попробовать ее оспорить по нормам ГК РФ. Причем под сделкой понимается как договор купли-продажи или дарения, так и внесение имущества в уставный капитал, оформление ипотеки (залога), брачного договора или алиментного соглашения. Это все относится к сделкам.

2) Оспаривание сделки по банкротным нормам (по ФЗоБ).

Здесь тоже есть несколько оснований, но чаще всего идут через оспаривание сделки, совершенной с целью причинения вреда кредиторам. По этому основанию надо доказать, что сделка совершалась:
  • в период когда физлицо уже отвечало признакам неплатежеспособности;
  • сделка причинила ущерб (совершена на нерыночных условиях);
  • сторона по сделки знала о ситуации должника (была аффилирована или заинтересована в результате).

Как это работает на практике мы подробно разбирали в статье «Все об оспаривании сделок должника в процедуре банкротства», а сейчас лишь остановимся на сроках исковой давности с пониманием которых у должников обычно большие проблемы:




Здесь следующие нюансы:
  • Во-первых, в законе четко прописан период, в течение которого должна быть совершена сделка, подлежащая оспариванию — это максимум 3 года ДО принятия заявления о банкротстве (или после его принятия). То есть датой отсчета является момент принятия Арбитражным судом заявления кредитора о банкротстве должника — вот с этого момента отсчитываем НАЗАД три года и всё, что попало в этот период помечаем красным: сделки в зоне риска. Но если сделка выпадет за трехлетний период хотя бы на один день — к ней уже нельзя применять банкротные нормы (но можно идти через ГК).

  • Во-вторых, есть отдельный срок на подачу заявления о признании сделки недействительной. Он составляет 1 год и, в общем случае, отчитывается ВПЕРЕД с момента введения конкурсного производства (реализации имущества). Если арбитражный управляющий подаст иск хоть на 1 день позже, у должника есть хороший шанс выиграть суд по пропуску срока.

Отсюда несколько очевидных выводов:

  1. Кредитору интереснее подать заявление о банкротстве как можно раньше.
  2. Если это сделано, то должник может затягивать процесс введения банкротства хоть до бесконечности — это ему уже не сильно поможет (по крайней мере по банкротным основаниям).
  3. Когда дело дойдет до защиты своих сделок в судебном процессе, должнику надо проверять обе даты, чтобы потом не было очень больно за тупо проигранный суд.

Как оспаривают

Для подготовки и совершения надежных сделок надо знать не только срок их оспоримости, но и общие правила и принципы по которым суд признает их недействительными.

Мы в «Игумнов Групп» никогда не тяготели к пережевыванию теории, поэтому о методах разрушения и защиты сделок мы поговорим ниже непосредственно на конкретных примерах. Я думаю, это будет нагляднее, чем цитировать здесь законы и пленумы, которые вы вряд ли сможете применить в реальной ситуации (а иначе что вы здесь забыли?).

Далее переходим непосредственно к стратегии и тактике защиты личных активов.
Стратегия защиты

Вся защита личного имущества сводится к двум последовательным задачам:

Первое. Найти хранителя активов.

Это может быть любое юридическое или физическое лицо, которому вы либо доверяете как себе, либо можете его контролировать. Основное требование к Хранителю активов — чтобы он сам не был в зоне риска. А сюда относятся все, кто активно ведет бизнес.

Поиск хранителя активов всегда лежит на клиенте, этим мы не занимаемся. Исключение — если речь идет о создании офшорных / трастовых структур и клиент готов ежегодно отдавать по несколько десятков тысяч долларов за их содержание.

Второе. Переоформить свое имущество на Хранителя.

Вариантов по переоформлению имущества — миллион. И все их можно разложить на линии, где в точке 1 — будет самая надежная и безупречная сделка, соответствующая самым высоким требованиям кредиторов, а в точке 2 — сделка-пустышка, которая лопнет от легкого нажатия.





От чего зависит надежность сделки?

Глядя на график не сложно угадать ответ — от наличия ресурсов на ее совершение. Под ресурсами здесь и далее я буду подразумевать совокупность 3 факторов:

  1. Наличие денежных средств или возможность их получить на необходимый период.
  2. Запас времени до момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании с физлица-должника.
  3. Готовность тратить нервы и/или отходить от привычного порядка вещей.

Время/деньги — это две ключевые проблемы. Либо доверители обращаются, когда уже нет времени, чтобы применить надежный инструмент. Либо когда уже нет денег на то, чтобы его внедрить. Учитывая, что сделки могут оспариваться как за 10 лет, так и за 3 года до банкротства — в зависимости от основания — становится ясным, что время очень дефицитный ресурс. Покажу на примере как это работает:

Точка №1 на графике — это сделка купли-продажи имущества. Эта сделка 100% неоспорима, если соблюдено одновременно 3 условия:

  1. Имущество отчуждается не аффилированному лицу, которого вы видите в первый и последний раз.
  2. Сделка осуществляется по рыночной цене (не по кадастровой, не по остаточной, ни по какой-то еще — а именно по рыночной!)
  3. Деньги по сделке поступили в полном объеме путем перечисления по безналу.

Вот ресурсы, которые потребуются вам для совершения подобной сделки:

  1. Время: имущество не должно быть под арестом или обеспечительным мерами, т.е. сделка делается заранее. И очень желательно чтобы у должника не было просроченных обязательств и судебных процессов по их взысканию.
  2. Деньги: на прогон / уплату налогов / аренду нового жилья и т.д.
  3. Нервы/личный комфорт: надо где-то жить, куда-то выписываться, куда-то прописывать детей и решать кучу иных организационных вопросов и т.д.

Если клиент готов к таким затратам, то сделка получится идеальной. Если ресурсов идти на подвиг — нет, придется двигаться по кривой вниз: будут разработаны компенсирующие механизмы, которые снизят уровень затрат. Отрицательным следствием станет переход к чуть более рискованной политике. Пример того, как это  работает можно найти в статье «Можно ли оспорить договор купли-продажи?»




Точка 2 — это вариант самой хрупкой сделки. На практике это сделка дарения: делается когда нет никаких ресурсов: ни времени (вот, вот и наложат арест), ни денег, и потому легко оспаривается в течение, минимум, 3 лет:

  1. Дарение по умолчанию делается в пользу аффилированного лица (или вы серьезно рассчитываете, что суд поверит в то, что вы могли подарить имущество незнакомому дяде с улицы?)
  2. По своей сути это безвозмездная сделка, значит совершена на нерыночных условиях, значит заведомо причиняет ущерб кредиторам.
  3. По закону требуется, конечно, доказать еще третье обстоятельство — что сделка совершалась при наличии у физлица признаков неплатежеспособности. По факту суды закрывают на это глаза или берут формальные признаки из разряда: «долга еще не было, но должник обладая должной квалификацией и компетенцией мог предвидеть его появление».

Все остальные варианты — как бы вам не хотелось — будут находится на кривой между точками 1 и 2.

Те, которые будут энергозатратнее — будут надежнее, иные —будут рискованнее. Но на самом деле и те, и другие имеют право на жизнь. Например в нашей практике был случай, когда удалось отстоять сделки дарения квартир детям. Хвалиться там особо не чем, поскольку все суды были выиграны только благодаря кредитору — он не стал нанимать профессиональных юристов по банкротству и предпочел наработать личный опыт во взыскании долгов. В итоге слил все суды и расстался с последними шансами дотянуться до имущества должника.  А если бы сделок дарения не было, то квартиры давно бы ушли с торгов. Подробнее о сделках дарения, как об инструменте защиты личных активов, можно почитать в статье «Как оспаривают договор дарения».
Тактика защиты

Ну и напоследок разберем конкретные сделки по отчуждению активов на предмет их оспоримости, плюсов и минусов.

Нижеуказанный перечень сделок не является конечным, но содержит наиболее часто используемые способы защиты имущества в рамках российского законодательства. По мере сил и желания мы будем добавлять новые варианты, но самый лучший способ узнать их раньше своих оппонентов — заказать разработку плана по структурированию личных активов.

В рамках этой работы мы анализируем текущую ситуацию, возможные риски, имеющиеся ресурсы и прописываем пошаговый план действий. Будете вы двигаться по нему самостоятельно или отдадите нам на подряд — это второй вопрос. Главное, чтобы он у вас был.

А сейчас приглашаем Васю в студию и разбираемся на его примере:
Договор дарения

Сложность: 1/5

Стоимость: 
  • При нотариальном оформлении — 0,5% от суммы договора или кадастровой стоимости, но не более 20 000 рублей
  • 2000 рублей — госпошлина в Росреестре

С кем заключается: договор дарение — тот случай, когда родственные связи как раз играют на пользу. По крайней мере, потребность подарить недвижимость можно объяснить желанием обеспечить жильем детей, родителей, внуков или других членов семьи. В чистоту намерений подарить ценное имущество незнакому Пете суду будет поверить сложней.

Как делается: Договор дарения оформляется в письменном виде. Если дарится доля в недвижимости, то потребуется нотариальное заверение. Оплачивается госпошлина за регистрацию сделки в Росреестре. Готово.

Итак, подарок подарен, сделка оформлена, Росреестр в курсе. А еще — в курсе кредиторы, которые совсем не в восторге от такой щедрости. Особенно, на фоне того, что особняк был подарен в период наличия неоплаченных долгов.

Мнение: На мой взгляд это один из самых паршивых способов для защиты активов. Сделка дарения — безвозмездная сделка. Такую невиданную щедрость оценит одаряемый, но не кредиторы дарящего.

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

Более того, неудачная сделка дарения может обернуться боком, если Вася подарит свое единственное жилье. Так, недвижка лишится исполнительского иммунитета. Как итог, Вася потеряет и имущество, и крышу над головой.

Шанс на выживание есть только в случае, если сделка была совершена за пределами 3 лет на ее оспаривание и при условии, что на момент заключения у Васи не было абсолютно никаких финансовых проблем и долгов.

Подробнее о сделке дарения читайте здесь.
Алиментное соглашение

Сложность: 3/5

Стоимость: госпошлина за нотариальное заверение — 1000 рублей

С кем заключается: с родителем или попечителем ребенка, или членами семьи, которым по закону полагаются выплаты. Но чаще все же используется вариант с детьми.

Как делается: у Васи есть дети, которым положены алименты. Это могут быть дети от первого брака или в текущем.

Вася вспомнил, что никогда особо не заморачивался с алиментами, и вот решил исполнить свой родительский долг. Так, алименты могут выплачиваться ежемесячно на специальный счет или же можно сделать лучше  — рассчитать алименты, которые полагаются детям из расчета до 18 лет и выплатить эту все сумму разом. Или отдать в счет оплаты алиментов детям имущество, соразмерное выплатам. К примеру, все тот же особняк. Там и сумма кругленькая, и дети обеспечены жильем — все будут довольны.

Если же детей нет, можно вспомнить о родственниках, которым полагаются выплаты. Но тут сложнее, потому что родственники должны подпадать под определенные законом критерии. Также для них не определен срок выплат, что тоже может вызвать вопросы. В общем, тот случай, когда нужно эксплуатировать детей или своих родителей-пенсионеров, тем более закон разрешает.

Мнение: С точки зрения защиты активов между близкими людьми, это один из самых надежных способов при условии его грамотного обоснования и оформления, конечно. Судите сами:
  • заключать нужно именно с членами семьи, т.е. не нужно идти в чужой огород и искать непонятных людей;
  • алиментами могут выступить как денежные средства, так и имущество;
  • если алименты еще не назначены, с требованием об уплате можно вступить в реестр кредиторов. Или и вовсе подать на банкротство должника. При этом, вы будете в первой лиге очереди кредиторов.

Но не спешите отписывать все детям, есть и обратная сторона. Несмотря на вселенскую любовь к близким, отдать им все имущество не получится. У судов есть практика по снижению размера алиментов, исходя из соотношения уровня дохода к размеру выплат, а также среднему прожиточному минимуму на ребенка в указанном регионе или по стране.

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы вышлем вам судебную практику:

Также, если у Васи официально доход 20 000 рублей, а он назначил алименты в размере 200 000 рублей или и вовсе отписал особняк, напрашивается вопрос: а откуда деньги-то?

Подробнее об алиментном соглашении здесь.
Брачный договор

Сложность: 3/5

Стоимость: нотариальное заверение брачного договора — 500 рублей

С кем заключается: с супругой/ом

Как делается: Вася берет за руку любимую Катю и подписывает с ней брачный договор (БД), согласно которому все имущество, нажитое в браке, отойдет Катюше. А потом подает на свое банкротство. И это провал.

Даже Семейным кодексом учтено, что между супругами должен быть равноценный раздел имущества. 50 на 50 — отлично, работает как в случае наличия БД, так и без. Но тогда и смысла от БД нет.

60% супруге, 40% должнику — уже не найс.

70% на 30% и выше — брачный договор точно будет оспорен.

Мнение: Чтобы БД начал фактически работать, нужно его заключить и развестись.

Дело в том, что срок исковой давности на оспаривание БД начинает исчисляться только с момента официального расторжения брака — ведь именно в этот момент происходит фактический раздел имущества и один из супругов может понять, что его права были ущемлены.

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

При этом хорошо бы заключить БД не за один день до подачи заявления о разводе. Тогда в нем можно учесть как активы, имеющееся по факту, так и то, которое появится в будущем. А когда это имущество появится, благополучно развестись.

Если раздел имущества организовать еще и с шоу в виде судебного разбирательства — вообще красота. Когда Вася окажется в банкротстве, будет +1 довод в пользу того, что раздел имущества происходил по закону и это удостоверил суд. Но это уже серьезный пилотаж, который требует временных ресурсов.

Подробнее о брачном договоре читайте здесь.
Соглашение о разделе имущества

Сложность: 3 из 5

Стоимость: 
  • госпошлина за нотариальное заверение —  0,5% от суммы сделки, но не менее 300 рублей и не более 20 000 рублей;
  • регистрация соглашения в Росреестре — 2000 рублей.

С кем заключается: с супругой/ом

Как делается:  Вася нежно любит Катю и наотрез отказывается с ней разводиться. А особняк-то спасти надо. Вася переписывает особняк на Катю, после регистрирует сделку в Росреестре. Но вот беда, никакого другого ликвидного имущества у него нет. Вообще.

А как мы помним, соглашение о разделе попадает под раздачу ровно по тем же основаниям, что и брачный договор. Но только в отличие от БД, у него есть особенность — соглашение вступает в силу с момента его регистрации в Росреестре. А это можно сделать и в браке, при этом дальше продолжить жить своим привычным бытом.

Чтобы получить пример, оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

Одно НО — если в БД можно включить и имеющееся имущество, и то, которое появится в будущем, то в соглашении указывается только имущество, имеющееся по факту на день его заключения.

Мнение: Способ хорош, если в нем соблюден принцип равноценности при разделе: по аналогии с алиментами и БД — суду будет сложно поверить, что от наплыва чувств Вася отдал все имущество супруге, пусть даже и любимой.

Подробнее о соглашении читайте здесь.
Производственный кооператив

Сложность: 5/5

Стоимость: 
  • госпошлина за регистрацию юр. лица — 4000 рублей
  • юридические услуги по оформлению документов — от 0 до бесконечности.
  • ежегодные расходы на содержание организации

Что потребуется: Вася и еще минимум 4 человека. Могут быть родные, друзья или незнакомые лица. Но лучше все же со знакомыми — так спокойнее.

Как делается: Вася находит круг единомышленников, минимум ещё 4 человека. Эта пятерка формирует производственный кооператив, в который каждый должен внести свой вклад — кто-то имуществом, кто-то трудом — так называемые паи.

При этом ядро этой затеи — неделимый фонд, в который можно внести личное имущество. Сила этого фонда в том, что на него не может быть обращено взыскание по личным долгам участника, будь то кредитные долги или субсидиарка. При этом, если у самого ПК возникнут собственные долги, то с имуществом из неделимого фонда придется распрощаться.

Мнение: Да, на неделимый фонд не может быть обращено взыскание по долгам нашего Василия, но не забываем, что кредиторами может быть оспорена сама сделка по переводу имущества физического лица в этот самый фонд. Поэтому ключевым ресурсом для его грамотной реализации — является запас времени и качественная проработка мелких деталей.

Кроме того, производственному кооперативу желательно вести хоть какую-то деятельность. В противном случае, к нему могут возникнуть вопросы.

Ну и вишенка — внеся имущество в неделимый фонд, его нельзя оттуда забрать когда заблагорассудится. Только в случае ликвидации ПК.

Подробнее о производственном кооперативе читайте здесь.
Договор купли-продажи

Сложность: 4/5

Стоимость подготовки: 
  • сборы за нотариальное заверение ДКП — 0,5% от стоимости продаваемого имущества по договору, но не менее 300 руб. и не более 20 000 рублей
  • госпошлина Росреестра за регистрацию сделки с недвижимостью — 2000 руб

С кем заключается: с кем угодно, но в идеале нужен не аффилированный покупатель

Как делается: Вася решает продать свой особняк. Под «продать» понимается заключить ДКП, оформить особняк на покупателя и устроить круговорот денег в природе. Сделка заключается с братом. Особняк по рыночной стоимости оценивается в 30 миллионов, а продается за 10. Деньги передаются наличными.

Это ТОП ошибок при заключении ДКП. Более того, помимо аффилированности лиц, роль сыграет, что брат Васи работает слесарем на заводе с зарплатой 40 тысяч в месяц. Откуда у него взялись 10 лямов на особняк, притом, что он все еще живет и прописан у мамы?

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

Мнение: Это один из самых популярных способов защиты активов. А ещё — затратных, потому что предстоит прогнать реальные деньги. При этом ДКП может оспариваться по ряду оснований, и каждое из них нужно рассмотреть под лупой. Если коротко, важно запомнить следующие правила:
  • если сделка с аффилированным лицом, важно доказать платежеспособность покупателя и наличие реальной передачи денег;
  • если имущество было продано по заниженной стоимости, важно будет предоставить доказательства обоснованности такой цены. К примеру, в особняке протекала крыша, полностью отсутствовала сантехника и еще не провели газопровод;
  • если не было реального прогона денег…ох, лучше так не делать, но если все же, нужно заморочиться, чтобы он был на бумаге с дальнейшим объяснением откуда деньги взялись и покупателя и куда они разошлись у продавца. К примеру, деньги пришли налом, и вот столько пошло на детей, столько на жизнь, а вот столько хороший Вася заплатил кредиторам.

Подробнее о сделке-купли продажи здесь.
Договор залога

Сложность: 3/5

Стоимость подготовки:
  • куча разных гос. пошлин и ставок в зависимости от вида имущества, сделки и с кем договор заключается. Смотрите таблицу в статье по теме.

Что потребуется: Вася, предмет залога и кредитор

Как делается: Вася предлагает другу Пете дать ему денег под залог особняка. Учитывая, что речь идет о недвижке, потребуется визит в Росреестр для регистрации сделки. Итак, Петя дает деньги, Вася дает особняк. Ожидаемо Вася перестает платить и к Пете отходит залог. Но если все было так просто, одними залогами бы и жили.

Если Вася уйдет в банкротство, его кредитору нужно будет включиться в реестр, чтобы сохранить за собой преимущественное право на залог. Если не включится, с залогом придется распрощаться в пользу других кредиторов.

При этом, если сумма займа и проценты будут ниже стоимости предмета залога, то реализовав имущество, деньги пойдут сначала на дружественного кредитора, а затем разойдутся на других нуждающихся. Так себе защита выйдет

Мнение: С помощью залога можно не только защитить имущество, но и напрямую участвовать в банкротстве. Но есть и обратная сторона.

Криво-косо слепленный залог с неправильным кредитором, имуществом и сомнительной суммой сделки — хороший шанс на признание договора залога недействительным с последующим вылетом из реестра кредиторов и потерей предмета залога.

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

Подробнее о сделках залога читайте здесь.
Банкротство физ. лица

Сложность: 4/5

Стоимость: 
  • судебные расходы на процедуру банкротства — от 0 до бесконечности
  • расходы на «дружественного» кредитора — в зависимости от выбранного инструмента
  • расходы на сделку по защите актива — см. пункт выше

С кем заключается: процедура банкротства инициируется самим должником или через дружественных кредиторов

Как делается: Вася понимает, что кредиторы уже на пороге и спасать особняк залогом, а уж тем более производственным кооперативом — нет времени. Остается одно — личное банкротство. Но и с ним могут быть загвоздки. Подай он на банкротство в период, когда субсидиарка еще только светит, задача будет  — как можно быстрее прогнать процедуру. Если же долг уже повис, вопрос будет только в объеме потерь.

Во всех этих случаях проблему решит наличие дружественного кредитора. Если он есть с ним можно и свое банкротство организовать, и имущество защитить.

Мнение: личное банкротство — последняя возможность спасти имущество, или хотя бы его часть. Но не забываем, что требования «дружественных» кредиторов точно так же могут быть оспорены и не включены в реестр требований.

Если нужен пример — оставьте свой емейл и мы в течение часа скинем судебную практику:

Таким образом при активном сопротивлении кредиторов процедура расстянется на пару лет, минимум, и потребует квалифицированных специалистов-судебников. Поэтому если кто-то вам говорит, что организует вам банкротство с фиксированной платой 15 000 рублей в месяц и все будет тип-топ — обязательно вписывайтесь, главное не забудьте произнести мантру: «лох не мамонт, лох не вымрет».

Подробнее об этом инструменте здесь.
Вместо выводов

У каждого инструмента защиты есть свои достоинства и недостатки. Его важно выбирать именно по своей ситуации с учетом имеющихся ресурсов и дальнейших шагов кредиторов по его оспариванию.

Также не забываем, что судебная практика совершенствуется с каждым месяцем и то, что работает сегодня, не факт, что сможет устоять завтра. Для этого неплохо бы понимать тренды и логику судов.

Например, сейчас хорошо видно, что суды никак не могут определиться какой закон главнее: семейный кодекс или закон о банкротстве, что вносит свой элемент неопределенности в возможные сценарии развития событий. Но рано или поздно и эта проблема устаканится и появятся другие. Это нормально, главное, чтобы ваш юрист понимал ситуацию и держал ее в голове, давая советы и рекомендации. Если такого гения у вас еще нет — вам сюда.

Информация в статье актуальна на дату публикации. 
Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
Есть вопросы? Ответим
Связаться с нами можно легко и непринужденно — звоните по телефону, пишите Вконтакте, в Фейсбуке или в Инстаграм или просто оставьте свой номер телефона и мы сами перезвоним.
Телефон
Адрес
г.Москва, Варшавское шоссе, д.1, стр.6, бизнес-центр W-Plaza 2
Карта
Подпишитесь на рассылку
Раз в неделю мы разбираем кейсы «как можно остаться без штанов, делая бизнес в России», и пишем обзоры про то, как этого не допустить. Нашим читателям нравится легкий стиль изложения, отсутствие спама и возможность отказаться от рассылки в любой момент. Присоединяйтесь! Нас уже 14 000.
Подписаться на рассылку
Записаться
на консультацию
Оставьте свои контакты и мы перезвоним вам в течение 2 рабочих часов. А если опоздаем, то с нас Glenfiddich Excellence в подарок.
Игумнов Дмитрий
генеральный директор "Игумнов Групп",
эксперт по субсидиарке и защите личных активов,
арбитражный управляющий

Поговорить с нашим главным? Реально!*

Оставьте свой номер и секретарь запишет вас на встречу.

Стоимость первой консультации - 15000 рублей.

Для вашего удобства готовы провести консультацию по WhatsApp, Zoom, Skype и просто по телефону

*Предложение не действует для владельцев авто Nissan Juke.